Научная статья на тему 'О Петре Аркадьевиче столыпине без глянца'

О Петре Аркадьевиче столыпине без глянца Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
791
101
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТОЛЫПИН / РОССИЯ / РЕФОРМА / КРЕСТЬЯНЕ / ВЛАСТЬ / РЕВОЛЮЦИЯ / ДЕЯТЕЛЬ / ГУБЕРНИЯ / STOLYPIN / RUSSIA / REFORM / PEASANTS / POWER / REVOLUTION / OFFICIAL / PROVINCE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Воротников Алексей Александрович

Статья посвящена жизни и деятельности одного из видных государственных деятелей России Петра Столыпина, которому в 2012 году исполнилось 150 лет со дня рождения. Он оставил заметный след в истории нашей страны. Будучи в начале XX в. премьер-министром, Столыпин пытался реформировать аграрный сектор, вызволить из общины наиболее работящих крестьян, дать им землю, а также помочь желающим освоить новые территории в других регионах и таким образом создать солидную социальную опору самодержавию, успокоить Россию, вступившую на революционный путь. Воплотил ли реформатор свои планы в жизнь? Автор статьи пытается без ненужного нагнетания, учитывая все плюсы и минусы, разобраться в событиях того периода. Перед читателями встает образ Столыпина как незаурядной, талантливой личности, человека деятельного и одновременно трагического. Петр Аркадьевич много сделал для России, но это не дает основания для его мифологизации, как нередко это бывает в современной историографии. Ученый, а тем более историк, обязан стоять на позициях объективности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PETER STOLYPIN WITHOUT LUSTRE

The article is devoted to life and activity of one of the outstanding officials of Russia Peter Stolypin, whose 150-year anniversary was marked last year. He left a remarkable trace in Russian history. Being a prime-minister at the beginning of XX century, Stolypin tried to reform the agrarian sector, to give freedom to the most laborious peasants and offer land to them, to help those who was eager to cultivate new territories in the other regions. Thus he dreamed to create a solid support of the autocracy, calm down Russia, that entered a way of revolution. Did the reformer fulfill his plans in life? The author tries to be objective in assessing all pluses and minuses, to understand the events of that period. The readers are introduced with the image of the outstanding gifted personality, an energetic and tragic man. Peter Stolypin contributed a lot for Russia, but he must not be overestimated and treated without exaggeration as it often happens in a modern historiography. A scientist, moreover a historian must base on objective positions.

Текст научной работы на тему «О Петре Аркадьевиче столыпине без глянца»

альныи раздел которого посвящен региональному аспекту устойчивого развития. В этом разделе указано, что решаемые в регионах проблемы должны соответствовать федеральным задачам, причем необходим учет местных особенностей, а именно специфики регионального хозяйственного механизма, сложившейся производственной специализации, накопленного опыта природопользования и землепользования. Но при этом главным критерием в оценке достигнутого являются показатели, характеризующие качество жизни местного населения, экономическое благополучие каждого отдельно взятого человека [4].

Правильные сами по себе декларации необходимо было воплотить в жизнь, что оказалось значительно труднее. Вернемся к той же Самарской области. Вслед за федеральным центром здесь также была разработана региональная концепция аграрного развития. В ней отмечалось, что рынок не самоцель, а условие повышения эффективности производства, инструмент, с помощью которого можно повысить количественные и качественные показатели. Указывалось, что перестройка аграрного сектора вступила в решающую фазу, местные хозяйства прошли перерегистрацию, в результате доля государственного сектора в отрасли сократилась до 10%. В то же время 40% сельских хозяйств без материальнофинансовой поддержки не в состоянии вести расширенное воспроизводство, а значит, в течение короткого времени они могут свернуться [5, с. 195].

В этой связи особо значимым становился вопрос инвестирования. В 1995 г. на развитие сельского хозяйства было направлено 134,9 млрд руб., в 1997 г. -132 млрд руб., в 2000 г. - 438,5 млн руб. [7, с. 254]. Суммы незначительные, их не хватало для решения многих проблем, что не могло не сказаться на состоянии отрасли. Так, за период с 1991 по 2000 гг. производство мяса в убойном весе упало с 208,6 тыс. т до 90,8 тыс. т, молока - с 1009,5 тыс. т до 604 тыс. т. За этот же период существенно выросла доля убыточных сельских хозяйств

- с 4,8% до 50% [6, с. 178, 192]. Иными словами, потенциал местного агропромышленного комплекса снизился почти вдвое.

Такая картина являлась типичной для того периода. После разрушения колхозно-совхозной системы сельскохозяйственные показатели повсеместно поползли вниз. Обещанное продовольственное изобилие не наступило, напротив, потребление продуктов питания

среднестатистическим россиянином сократилось до критического порога. Из-за непродуманной ценовой политики поволжское село разорялось. Так, в первой половине 1990-х гг. цены на посреднические услуги в регионе увеличились в 6,8 раза, на промышленную продукцию - в 7,2 раза, а на сельскохозяйственную продукцию - лишь в 4,6 раза [1. Л. 49]. По сути, осталась неразрешенной доставшаяся в наследство проблема значительного диспаритета цен на продукцию двух ведущих отраслей экономики России.

Таким образом, региональная аграрная политика за прошедшие два десятилетия не состоялась в своем окончательном виде. Несмотря на то что регионы получили широкие полномочия, в том числе законодательные, это до конца не решило вопроса. Не отработан окончательно механизм компетенций регионов, поэтому не всегда региональная политика имеет четкие границы. Еще не наработан опыт сочетания регионализации и интеграции, не всегда соблюдается баланс интересов: бывает, что региональные интересы ставятся выше федеральных, или наоборот.

В качестве вывода следует отметить, что региональная политика по ряду направлений страдает унифицированностью. Это особенно видно при изучении программных документов (целевых программ). Между тем даже в пределах Поволжья регионы разные по своим социально-экономическим проблемам, а значит, в каждом должны быть свои подходы и решения.

1. Архив Института аграрных проблем РАН. Сектор НИИ. Д. 2321. Проблемы развития и прогнозы технической и экономической политики в региональном АПК.

2. Географические исследования в Саратовском университете: межвуз. сб. науч. тр. / под ред. Е.А. Полянской. Саратов, 2002.

3. Никольский С.А. Аграрный курс России: мировоззрение реформаторов и практика аграрных реформ в социально-историческом, экономическом и философском контекстах. М., 2003.

4. Российская газета. 1996. 9 апр.

5. Самарская область в 1996 году: официальный справочник. Самара, 1997.

6. Самарский статистический ежегодник: официальное издание. 2001. Самара, 2002.

7. Самарский статистический ежегодник: официальное издание. 2004. Самара, 2005.

8. Собрание законодательства Самарской области. 2004. № 19. Самара, 2004.

удк 94(47)"1917/1991" Алексей Александрович Воротников,

доктор исторических наук,

aniuta_a85@mail.ru профессор,

СГСЭУ

О ПЕТРЕ АРКАДЬЕВИЧЕ СТОЛЫПИНЕ БЕЗ ГЛЯНЦА

Статья посвящена жизни и деятельности одного из видных государственных деятелей России Петра Столыпина, которому в 2012 году исполнилось 150 лет со дня рождения. Он оставил заметный след в истории нашей страны. Будучи в начале XX в. премьер-министром, Столыпин пытался реформировать аграрный сектор, вызволить из общины наиболее работящих крестьян, дать им землю, а также помочь желающим освоить новые территории в других регионах и таким образом создать солидную социальную опору самодержавию, успокоить Россию, вступившую на революционный путь.

Воплотил ли реформатор свои планы в жизнь? Автор статьи пытается без ненужного нагнетания, учитывая все плюсы и минусы, разобраться в событиях того периода. Перед читателями встает образ Столыпина как незауряд-

ной, талантливой личности, человека деятельного и одновременно трагического. Петр Аркадьевич много сделал для России, но это не дает основания для его мифологизации, как нередко это бывает в современной историографии. Ученый, а тем более историк, обязан стоять на позициях объективности.

Ключевые слова: Столыпин, Россия, реформа, крестьяне, власть, революция, деятель, губерния.

A.A. Vorotnikov

PETER STOLYPIN WITHOUT LUSTRE

The article is devoted to life and activity of one of the outstanding officials of Russia - Peter Stolypin, whose 150-year anniversary was marked last year. He left a remarkable trace in Russian history. Being a prime-minister at the beginning of XX century, Stolypin tried to reform the agrarian sector, to give freedom to the most laborious peasants and offer land to them, to help those who was eager to cultivate new territories in the other regions. Thus he dreamed to create a solid support of the autocracy, calm down Russia, that entered a way of revolution.

Did the reformer fulfill his plans in life? The author tries to be objective in assessing all pluses and minuses, to understand the events of that period. The readers are introduced with the image of the outstanding gifted personality, an energetic and tragic man. Peter Stolypin contributed a lot for Russia, but he must not be overestimated and treated without exaggeration as it often happens in a modern historiography. A scientist, moreover a historian must base on objective positions.

Keywords: Stolypin, Russia, reform, peasants, power, revolution, official, province.

Его называют не иначе, как «великим реформатором». О нем пишут многочисленные статьи, книги и монографии. Деятельность этого человека исследуется в кандидатских и докторских диссертациях, в документальных кинофильмах. Ему ставят памятники, его именем называют улицы и площади. О нем, как правило, говорят только с позитивной стороны, только хорошее. Отсюда - рождение многочисленных мифов, не всегда правдоподобных историй. Речь идет о Петре Аркадьевиче Столыпине, которому в 2012 г. исполнилось 150 лет со дня рождения. Личность действительно незаурядная и в то же время трагичная. Человек несомненно талантливый, знавший себе цену, зорко охранявший самодержавный престол, пытавшийся сбить накал революционных событий, жестокой рукой подавлявший недовольство не только в Саратовской губернии, где был несколько лет губернатором, но и во всей стране, введя в мирное время военно-полевые суды. И в то же время он пытался провести реформы, прежде всего в аграрном секторе, чтобы разбить общину, выделить из нее трудолюбивых крестьян, наделив их землей, переселить часть сельских жителей за Урал, в Сибирь для освоения новых территорий и тем самым успокоить, усмирить взбудораженную, вздыбленную Россию, направить ее на мирный, созидательный труд.

Удалось ли это Петру Аркадьевичу? Откровенно говоря, нет. В чем же дело? Попытаемся спокойно, без ненужных нагнетаний и перегибов, объективно разобраться.

Начнем с земельной реформы. В современной историографии чаще всего главенство в ее разработке отводят Столыпину. Однако на самом деле пальма первенства принадлежит министру внутренних дел В.К. Плеве, большую роль в реформировании сыграл также С.Ю. Витте, деятельное участие принимали В.И. Гурко, А.В. Кривоше-ин и др. Нельзя также сбрасывать со счетов поправки, дополнения, серьезные замечания губернских комитетов и комиссий, повлиявшие на будущую аграрную реформу. А вот воплощение реформы в жизнь взял на себя и встретил в этом вопросе «полную поддержку государя» [4, с. 408] именно Петр Аркадьевич.

И каков же оказался результат, итог внедрения этой реформы? Для начала несколько общих цифр. «За 1907

- 1912 гг. из мирского землепользования вышло около 2,5 млн домохозяйств, или 26% всех общинников... Правом выхода из общины воспользовались, в основном, две категории крестьян: бедняки и зажиточные, причем удельный вес бедняков в этом процессе был преобладающим. Они, как правило, продавали свой надел и уходили в город или переселялись на новые земли. В целом ими было продано свыше 3,4 млн десятин земли. Их наделы покупали не только кулаки, но и средняки, а также сама община» [3, с. 26].

«Успешная реализация программы преобразования российской экономики и государственности зависела от многих факторов, - совершенно справедливо отмечает современный талантливый исследователь жизни и деятельности Столыпина П.С. Кабытов. - Первостепенное значение имела поддержка со стороны императора Николая II. Не случайно при выборе кандидатов на должность монарх остановился на П.А. Столыпине. Несомненно, в тот критический момент среди столичных государственных деятелей не оказалось претендента достойней. Столичная чиновная элита исчерпала свои “пассионарные” возможности, и в этом также проявился кризис российской государственности» [2, с. 146].

Идея Столыпина состояла в том, чтобы вытеснить, выдавить из общины наиболее трудолюбивых крестьян и переселить их на хутора. Тем самым люди, привязанные к собственным отрезкам земли, не будут бунтовать, им не до баррикад. Однако эта затея не принесла желаемого результата. Вместо крепких хозяйств стали появляться слабые, не жизнестойкие, которые вскоре начали разваливаться.

«Всего за годы реформы в европейской части России было создано около 200 тыс. хуторов и 1,3 млн отрубов на надельных землях. На хутора и отруба перешло приблизительно 10% крестьянских хозяйств.

Действия землеустроителей нередко наталкивались на сопротивление крестьян. Иногда дело принимало трагический оборот. В мае 1910 г. полицейские стражники расстреляли сход в селе Волотове Лебедянского района Тамбовской губернии. Конфликт произошел из-за слишком явного покровительства отрубщикам со стороны властей в ущерб остальным крестьянам» [1, с. 98].

Крестьяне не торопились идти на хутора и отруба, потому что они не видели там для себя особых перспектив. Дело в том, что земледелие в России всегда зависело от капризов природы: то засуха, то град, то дождливое лето могли полностью уничтожить урожай на одном каком-то отрубе. Поэтому участки должны были бы выделяться в разных местах, тогда можно будет получить средний сбор зерновых или технических культур. Но этого не делалось. К тому же возникали проблемы и с обучением крестьянских детей. На хуторах школ и учителей не было. Возить ребятишек каждый день в деревенскую школу не только было накладно, но и нереально. Поэтому мужики и сопротивлялись всем этим новшествам, которые настойчиво вводил новый премьер-министр.

«Вообще во всей этой затее с хуторами и отрубами было много надуманного, доктринерского. Сами по себе хутора и отруба не обеспечивали подъема крестьянской агрокультуры. Необходимость повсеместного их введения, строго говоря, никем не доказана. Между тем Столыпин и его сподвижники утвердились в мысли, что хутора и отруба - единственное универсальное средство, способное поднять уровень крестьянского хозяйства на всем пространстве необъятной России» [1, с. 98]. «В конечном итоге властям не удалось ни разрушить общину, ни создать достаточно массовый и устойчивый слой крестьян-фермеров. Так что можно говорить об общей неудаче столыпинской аграрной реформы» [1, с. 98].

Не совсем была удачной и переселенческая политика. За 1906 - 1916 гг. за Урал, в Сибирь из европейской части России уехало свыше 3 млн человек. Однако из-за неустроенности быта, воровства выделенных государственных средств, бездушного отношения чиновников к переселенцам более полумиллиона так называемых «новоселов» вернулись в родные места, где у них уже не было ни надела, ни избы. Их ждало горькое разочарование.

«Ну а те, кто все-таки прижился в Сибири, неужели действительно совершили какую-то “ революцию” в сельском хозяйстве России? - задается справедливым вопросом доктор экономических наук Олег Черковец. - Посмотрим, какие данные представляет нам официальная статистика Российской империи за 1913 год - тот самый “благополучный” предвоенный год, показатели которого можно с полным основанием считать лучшими в истории царской России. Так вот, средняя по стране урожайность десятины пахотной земли в пересчете на пуды - основную меру веса тогдашнего времени - составляла по ржи: в России - 56 пудов, в Австро-Венгрии - 92 пуда, в Германии - 127 пудов, в Бельгии - 147 пудов. Аналогичная урожайность по пшенице составляла: в России - 55 пудов, в Австро-Венгрии - 89 пудов, в Германии - 157 пудов, в Бельгии - 167 пудов с десятины. Выходит, не таким уж и весомым оказался “сибирский” вклад в дело подъема урожайности в царской России» [6].

Не лучше обстояли дела и в животноводстве, «ха-растеризующие продуктивность (в пересчете на российские рубли) дойной коровы в том же 1913 году. Итак, в России она составляла 28 рублей с головы, в то время как в США - 94 рубля (то есть в 3,36 раза выше, чем в России), а в Швейцарии - так вообще 150 рублей с коровьей головы (то есть в 5,46 раза выше, чем в России).

Так о каком же "превосходстве" сельского хозяйства России при Столыпине (или благодаря Столыпину) можно говорить?! Так сколько того же масла можно было произвести по сравнению с передовыми государствами при такой продуктивности?» [6].

В современной историографии как-то умалчивается другая сторона деятельности Петра Аркадьевича Столыпина - его «успокоение» России, его репрессивные меры, начиная с указа 19 августа 1906 г. о введении военно-полевых судов для гражданского населения. Судопроизводство над бунтовщиками - террористами и участниками крестьянских волнений - свершалось в течение 48 часов, а приговор исполнялся в 24 часа по распоряжению командующего округом. Это был очень жестокий указ. Много людей стало его жертвами.

Летом того же 1906 г. великий ученый и мыслитель В.И. Вернадский в статье «Смертная казнь» писал: «Сотни казней, сотни легально и безнаказанных убитых людей в течение нескольких месяцев, в XX веке, в цивилизованной стране, в образованном обществе!.. Когда в некоторых кругах русского общества перед наступлением революции носился страх ее кровавых дел, этот страх обращался в сторону революционеров. Революция пришла, и оказалось, что правительственная власть стоит далеко впереди их, что на ее совести несравненно больше крови и больше убийств. И занесенная кровавая рука власти не останавливается. Правительственный террор становится все более кровавым» [5]. А уже через два года, 14 января 1908 г., он с горечью отмечал, давая оценку всему происходящему в России, что «страна залита кровью» и «все держится одной грубой силой» [5]. После таких высказываний власть исключила принципиального, честного ученого из Госсовета. Такие люди ей были не нужны.

Так Столыпин снискал себе недобрую славу «вещателя» со стороны революционных и либеральных кругов. Зато для господствующего класса помещиков и капиталистов он стал почти национальным героем. Кстати, консервативной части общества, в том числе и царю, нужен был прежде всего Столыпин-успокоитель и в меньшей степени Столыпин-реформатор. Его жестокие меры по усмирению населения не прошли даром: на премьер-министра было совершено 11 покушений.

Если подводить итоги реформаторской деятельности Столыпина, то надо признать, что он почти не затронул помещичье землевладение. Да он и не мог этого сделать, потому что самым главным землевладельцем в тот период был царь Николай II, да и сам Столыпин был крупным помещиком, имея владения в шести губерниях. Неуспех, неудача реформ в России в тот период носила и объективный характер. Реформы, как и прежде, проводились сверху господствующей элитой и почти не учитывали интересы низов - огромной массы крестьянства, его чаяний, забот, перспектив.

В последнее десятилетие в Саратове, как на дрожжах, растет культ Столыпина. Его именем названо высшее учебное заведение, которое готовит чиновников для государственной службы, площадь в центре города, ему поставлен памятник на этой площади. То есть местная власть с помощью федеральной делает все возможное, чтобы в умах обычных обывателей надолго отпечаталось, что был в начале XX в. в стране такой великий государственный деятель, который многое сделал для

российского монарха. Даже в памятниках не видно согласия.

1. История России. XX век / А.Н. Боханов, М.М. Горинов, В.П. Дмитренко и др. М., 1996.

2. Кабытов П.С. П.А. Столыпин: последний реформатор Российской империи. М., 2007.

3. Новейшая история России с начала XX века до наших дней: учеб. пособие / под ред. В.А. Динеса, А.А. Воротникова. Саратов: Изд. центр СГСЭУ, 2006.

4. Ольденбург С.С. Царствование Николая II. М., 2003.

5. Советская Россия. Отечественные записки. 2012. 12 апр. (№ 8).

6. Черковец О. Экономический пузырь «реформатора»-вешателя // Правда. 2012. 13 - 16 апр.

удк 281.2 Виктор Ильич Катин,

кандидат культурологии,

vkatinl405@mail.ru доцент кафедры общих гуманитарных дисциплин,

Балаковский институт экономики и бизнеса

(филиал) СГСЭУ

ПОЛИТИКА АВТОНОМНОСТИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ПО ОТНОШЕНИЮ К СОВРЕМЕННОМУ РОССИЙСКОМУ ГОСУДАРСТВУ

Активизация деятельности Русской православной церкви (РПЦ) в современной России, ее проникновение во многие сферы общества расценивается автором статьи как феномен политической жизни страны на данном этапе ее развития. Предпринята попытка исследовать его с позиций политической науки. Одной из постановочных целей работы является изучение проблемы сохранения автономности РПЦ по отношению к российскому светскому государству в рамках правового поля. Исследуются теологические и политические обоснования политики автономности церкви, перспективы ее дальнейшей эволюции. Материал статьи может быть использован при изучении политических институтов и процессов в учебном курсе политологии. Основной вывод статьи состоит в том, что автономность РПЦ не является абсолютной и в то же время носит долгосрочный характер.

Ключевые слова: Русская православная церковь, автономность, религия, конфессия, партнерство, сора-ботничество, церковно-государственные отношения, государство, власть, политика, концепция.

V.I. Katin

AUTONOMY POLICY OF RUSSIAN ORTHODOX CHURCH IN RELATION TO MODERN RUSSIAN STATE

The activity of Russian orthodox church in modern Russia, its penetration to many spheres of society is regarded as phenomenon of the political life of the country at the modern stage of its development. The author tries to investigate it from the positions of political science. One of the set tasks of the research is the study of the question of preserving of autonomy of Russian orthodox church in relation to Russian society in the frames of legal area. Theological and political reasons of the policy of the autonomous church, the prospects of its further evolution are considered in the article. The material may be used for studying political institutions and processes in a studying course of political science. The main conclusion of the article is that autonomy of Russian orthodox church is not absolute, but has a long-term character.

Keywords: Russian orthodox church, autonomy, religion, confession, partnership, cooperation, church-state relations, state, power, politics, concept.

процветания России. Это так и не совсем так. Деятель был. Великим его назвать вряд ли можно. От великого деятеля, как правило, в истории остаются великие дела. Главное детище Столыпина - аграрная реформа - окончилась, как видим, неудачей. И тому, как мы знаем, много причин.

И еще один любопытный факт. На той же площади Столыпина в Саратове через дорогу, по диагонали от памятника реформатору перед художественным музеем намного раньше был установлен бюст Александра Николаевича Радищева. Интересно, что революционер-демократ, обличитель самодержавия и крепостничества смотрит в противоположную сторону от Петра Аркадьевича, ярого защитника самодержавия и последнего

На рубеже 80-х - начала 90-х гг. ХХ в. сначала в ние «второго крещения Руси» [3, с. 27]. Некоторые ис-

«перестроечном» СССР, а затем в постсоветской России следователи называют его еще «православным ренес-

начался период, впоследствии получивший наименова- сансом» [11, с. 103].

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.