Научная статья на тему 'О парадигме институционального проектирования модели инновационного развития российской текстильной индустрии'

О парадигме институционального проектирования модели инновационного развития российской текстильной индустрии Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
400
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИННОВАЦИИ / INNOVATION / ТЕКСТИЛЬНАЯ И ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / TEXTILE AND LIGHT INDUSTRY / ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ / INNOVATIVE DEVELOPMENT / ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПЛАТФОРМЫ / TECHNOLOGY PLATFORMS / ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СРЕДА / INSTITUTIONAL ENVIRONMENT / ТЕКСТИЛЬНАЯ НАНОПРОДУКЦИЯ / TEXTILE NANOPRODUCTION

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Абдуллин И.Ш., Зинурова Р.И., Мисбахова Ч.А., Шинкевич А.И.

Представлены основные тенденции развития мировой текстильной промышленности, а также специфика отечественной легкой промышленности. Приведены соотношения потребностей и возможностей производить в РФ для 7 групп продуктов: медицинский текстиль, технический текстиль, защитный текстиль, домашний текстиль, модный текстиль, нановолокна, электронный (сенсорный) текстиль.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Абдуллин И.Ш., Зинурова Р.И., Мисбахова Ч.А., Шинкевич А.И.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О парадигме институционального проектирования модели инновационного развития российской текстильной индустрии»

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ВЫСШЕГО ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

УДК 334

И. Ш. Абдуллин, Р. И. Зинурова, Ч. А. Мисбахова, А. И. Шинкевич

О ПАРАДИГМЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ МОДЕЛИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ТЕКСТИЛЬНОЙ ИНДУСТРИИ

Ключевые слова: инновации, текстильная и легкая промышленность, инновационное развитие, технологические платформы,

институциональная среда, текстильная нанопродукция.

Представлены основные тенденции развития мировой текстильной промышленности, а также специфика отечественной легкой промышленности. Приведены соотношения потребностей и возможностей производить в РФ для 7 групп продуктов: медицинский текстиль, технический текстиль, защитный текстиль, домашний текстиль, модный текстиль, нановолокна, электронный (сенсорный) текстиль.

Keywords: innovation, textile and light industry, innovative development, technology platforms, institutional environment, textile

nanoproduction.

The main development trends of the global textile industry, as well as the specifics of the domestic light industry are presented. The ratio of the needs and opportunities to produce in Russia for 7 product groups are given: medical textiles, technical textiles , protective textiles, home textiles, fashion textiles, nanofibers, electronic (touch) textiles.

Модернизационные процессы в российской экономике развиваются в условиях низкой конкурентоспособности отечественных отраслей в целом, отдельных предприятий и продукции. Причины сложившейся ситуации коренятся в утрате целостных макротехнологических цепочек для большинства отраслей и видов экономической деятельности. Это актуализирует запуск ряда процессов и проектных решений, связанных с повышением инновационного спроса реального сектора экономики на пучок инноваций (комплексные технологии) и импор-тозамещение не этой основе, потенциал которого огромен, например, в случае с таким сектором национальной экономики как легкая промышленность. В условиях сохраняющейся зависимости от импорта продукции высоких стадий передела и экспорта сырьевых товаров и намечающемся кризисе рынка кредитных ресурсов отечественная экономика отчаянно нуждается в проектах с высоким эффектом мультипликации, потенциалом занятости и импор-тозамещения, быстрым сроком окупаемости [1]. Эти проекты необходимы наряду с развитием индустрии прорывных технологий, и, по сути, станут продолжением исходных макротехнологий. Например, успех развития отечественного текстильного кластера неразрывно связан с коммерциализацией разработок, относящихся к наноиндустрии.

Вместе с тем, поиск и развитие подобных точек роста сопряжено с необходимостью институциональных решений, направленных на создание институтов в понимании неоинституциональной теории, направленных на снижение трансакционных издержек как в сфере НИОКТР, так и для операционной деятельности в области импортозамещения, инфраструктурного развития и освоения новых рынков. В России моделью институционализации инновационного развития принята модернизацион-

ная модель в формате модели технологических платформ, отмечаются активные попытки институционального застраивания "долины смерти" в цепочке инноваций через развитие центров отраслевой конкурентоспособности и превосходства на базе института Национальных исследовательских университетов, а также отраслевых инжиниринговых компаний, финансируемых государством в надежде на развитие механизмов государственно-частного партнерства. Параллельно происходит развитие институциональной среды освоения отечественных разработок в виде многолетних кластерных инициатив в разных сферах как экономики знаний так и места их освоения [2]. Развиваются ассоциации различного уровня (например, Ассоциация инновационных регионов России, созданная в 2010 году). Также одно время была популярна модель промышленных округов, особых экономических зон и прочих институциональных форматов. Однако в целом можно констатировать, что такие решения отчасти фрагментарны и не учитывают специфики потребностей развития разных по уровню технологичности отраслей экономики. Как полагаем, ближе всего к успеху находится формат технологической платформы, зарекомендовавший себя в Европе. Вместе с тем, следует выбрать для институционализации адекватную парадигму инновационного развития, отражающую специфику жизненного цикла отрасли. От этого зависит институциональное проектирование макротехнологической цепочки и успех (эффективность) вложений в данный сектор экономики.

Для справки: технологические платформы -это инструменты в рамках «7-й рамочной программы Европейского Союза» для формирования приоритетов международного научно - технического сотрудничества стран Евросоюза. Технологические платформы - термин, предложенный Еврокомиссией

для обозначения тематических направлений, в рамках которых сформулированы или будут сформулированы приоритеты Европейского Союза (ЕС). В рамках технологических платформ выделяется значительное финансирование для проведения различных научно-исследовательских работ, связанных непосредственно с их практической реализацией предприятиями малого и среднего бизнеса, промышленностью. Формирование технологических платформ - результат потребностей производства, заказ на проведение научно-технологических работ для достижения целей и стратегии устойчивого развития современного общества [3].

В дальнейшем исследовании будем выделять три парадигмы в инновационном развитии макротехнологии, специфику которых еще предстоит исследовать: функциональной, ресурсной и инновационной парадигм. Отметим, что созидательная роль технологических платформ наиболее востребована для ресурсной парадигмы, в то время как современный уровень развития легкой промышленности требует развития в рамках функциональной парадигмы, связанной с выходом на конкурентоспособный уровень отечественной индустрии.

В европейской практике отмечен ряд параллельно реализуемых направлений модернизации макротехнологий (4 подпрограммы «7-й рамочной программы»):

- сотрудничество (связано с формированием международных проектов, сетей и координацией национальных исследовательских программ - что адекватно ресурсной парадигме развития). Направлено на решение одной из 9 глобальных проблем, стоящих перед обществом;

- идеи (направлено на развитие экономики знаний в целом);

- люди (связано с развитием мобильности кадров, инновационного лифта);

- возможности (актуализирует вопросы развития инфраструктуры научных исследований).

Обратимся к специфике легкой промышленности, развитие которой в российских условиях реализуется в рамках технологической платформы "Текстильная и легкая промышленность". За рубежом существует аналогичная платформа: Euratex (European Apparel and Textile Confederation), название которой отражает несколько иные классификационные характеристики для отраслей. В данной статье отразим основные тенденции развития мировой текстильной промышленности, нашедшие свое отражение в рамках программы развития Ивановской области - традиционного лидера отечественной легкой промышленности [4].

Сейчас текстильная промышленность за рубежом переходит к комплексной механизации и автоматизации. Быстро растет ее капиталоемкость. В этих условиях меняется ресурсная база отрасли: место квалифицированной рабочей силы занимает высокопроизводительное текстильное оборудование. Структурная перестройка текстильной отрасли в западных странах в последние годы проходила в нескольких направлениях: утратила свое значение специализация по перерабатываемому сырью; пре-

имущественное развитие получили отрасли, связанные с более высокими технологиями - трикотажное и ковровое производство, использование в качестве сырья нетканых материалов (пленочных материалов, стекла, металлических волокон, бумаги и др.); быстро росло производство на основе химических волокон. Последняя тенденция особенно актуальна с учетом мультиплицирующих кооперационных связей в рамках макротехнологии.

В настоящее время в мировой бизнес -практике одновременно развертываются два разнонаправленных процесса. С одной стороны - вертикальная интеграция с ростом доли крупных и средних предприятий и быстрым вымыванием мелких. С другой стороны - формирование сети небольших узкоспециализированных предприятий, оснащенных современным оборудованием и быстро реагирующих на изменения рыночной среды. Для таких предприятий характерны одновременно и более быстрая капиталоотдача, и экономия труда [5].

Вхождение России в международную торговую организацию требует учета общемировых тенденций развития рынка текстильной и швейной продукции.

К настоящему времени в сфере производства текстильной и швейной продукции сложилась двухуровневая система партнерства развитых стран и стран, выпускающих массовую продукцию. На верхнем уровне - "инновационном" - работают, в основном, развитые страны. Они создают новые виды тканей и изделий, оборудования и производственных технологий, формируют направления мировой моды и стиля. Удержание лидерства в области инновационных технологий является стратегической целью развитых стран. В сфере производства они делают упор на выпуск не массовой, а эксклюзивной продукции для состоятельного потребителя.

Нижний уровень - "уровень массового производства". Развитые страны доводят новые технологии до состояния, позволяющего использовать их в массовом производстве, разрабатывают необходимую документацию, после чего передают эти технологии странам "нижнего уровня" - для массового производства текстильной и швейной продукции.

Россия пока не вписалась в эту систему. Ее текстильную и легкую промышленность нельзя отнести ни к одному из упомянутых уровней. Так что на сегодня можно говорить лишь о длительном пребывании России в секторе производства текстильной и швейной продукции, ориентированной на массовый спрос на внутреннем рынке.

В этих условиях при выработке мероприятий по выходу из кризиса и перспективному развитию российской текстильной и швейной промышленности необходимо, прежде всего, определить стратегическое место России в мировой двухуровневой системе. И уже на этой основе строить стратегию развития производственных предприятий отрасли и обслуживающих их структур.

Что касается рынка текстиля и швейных изделий, на котором выделяются три сегмента продукции: дешевая, но низкокачественная зарубежная продукция, привозимая из стран Азии; российская

продукция среднего качества; высококачественная, но дорогая продукция из стран Запада. Появление на российском рынке большого объема импортной продукции подтолкнуло отечественные предприятия легкой промышленности к жесткой конкурентной борьбе. Причем борьба эта развернулась, в основном, между самими российскими предприятиями, т. к. иностранные конкуренты имели неоспоримые либо ценовые, либо качественные преимущества. В сочетании с низкой покупательной способностью населения (что означает на практике ориентацию потребителей не на качество, а на цены) это привело к преобладанию ценовой конкуренции между отечественными производителями текстильной продукции. Другой важной характеристикой ситуации стала пассивность российских предприятий: отсутствие планов долгосрочного развития, неспособность повлиять на направления и перспективы развития отрасли на внутреннем и мировом рынках.

В результате многие российские предприятия пошли по пути снижения себестоимости в ущерб качеству - за счет сокращения затрат в отделочном производстве, уменьшения плотности тканей (выпуска "облегченных" тканей, "разреженных структур") и т.п. Некоторые отечественные предприятия стали снижать цены без оглядки на платежеспособность. Это, в порядке обратной связи, подорвало позиции тех предприятий, которые пытались удержать цены: они теряли свою нишу на рынке; снижение загрузки вело к росту себестоимости. В результате ухудшалось финансовое положение как предприятий, необоснованно снизивших цены, так и предприятий, которые пытались их удержать с учетом реального уровня себестоимости.

Кризис августа 1998 г. вызвал эффект им-портозамещения текстильной и швейной продукции. Однако, этот эффект коснулся, в основном, товаров третьей категории (высококачественный дорогой импорт) и в гораздо меньшей степени - товаров первой категории (дешевый низкокачественный импорт). Это связано с тем, что товары третьей категории поставляются в Россию, в основном, через таможню, а товары первой категории - преимущественно, по линии "челночного" бизнеса.

Анализируя ретроспективу и текущее состояние отрасли, следует избегать некоторых распространенных заблуждений. К ним относятся следующие:

1. Причиной проблем российского текстиля является зависимость от импорта сырья.

Практика и история развития текстильной промышленности свидетельствуют о ложности такого представления. До революции ивановская хлопчатобумажная промышленность работала не только на импортном хлопке, но и в значительной степени на импортной пряже и суровье, и при этом была весьма эффективна. То же самое относится к британской текстильной промышленности в период промышленной революции. В наше время импорт сырья не препятствует эффективной работе предприятий. Общая закономерность в данном случае состоит в том, что текстильная промышленность в

большей степени тяготеет к потребителю своей продукции, а не к источникам сырья.

"Хлопковая проблема" российского текстиля связана не с самим фактом импорта, а с особыми отношениями Российской Федерации со среднеазиатскими странами СНГ.

2. Толлинговые (давальческие) схемы работы в современных условиях выгодны предприятиям в связи с эгоистическими интересами трейдеров.

В реальности, как показывает мировой опыт, толлинг является естественной схемой промышленной организации в текстильном комплексе, позволяющей разделить конъюнктурные риски, связанные с изменением вкусов потребителей, а также производственные риски между торговыми фирмами ("конверторами") и промышленными компаниями. При этом цена услуг по обработке на свободном рынке складывается достаточно высокой, чтобы сделать производство эффективным бизнесом.

Проблемы заниженных цен на российском рынке услуг по обработке текстильного сырья и полуфабрикатов связаны с деятельностью предприятий, руководство которых занимается "сливом активов" (asset stripping), что, в свою очередь, объясняется неэффективной структурой собственности на предприятиях легкой промышленности.

В перспективе развитие технологического уклада, связанного с текстильной промышленностью связано со следующей дорожной картой, теснейшим образом интегрированной с развитием на-ноиндустрии. Рассмотрим экономику нанотехноло-гий и нанопродукции целиком и ее сегмент, соответствующий использованию нанотехнологий в производстве волокон, текстиля и одежды в соответствии с тем, что лидирующие страны переходят из 5-ого технологического уклада в 6-ой технологический уклад. Перейдем от экономики нанотехноло-гий в мире к экономике текстильной и легкой промышленности, начав с общей конъюнктуры производства продукции этих отраслей, включая и производство волокон, без которых текстиль и многое другое не могут быть произведены.

Производство природных и химических волокон, текстиля всех видов и изделий из него традиционного и технического назначения является одним из основных секторов мировой экономики, занимая постоянно место не ниже 5-ого в пуле самых необходимых для человека и для техники (она тоже для человека) по валовому обороту, опережая мировой автопром, фармацевтику, туризм и вооружение. Структура (география, ассортимент), сегменты производства и потребления волокон, текстиля и изделий из него существенно изменились:

- производство традиционного массового текстиля, волокон, одежды переместился в развивающиеся страны с дешевой рабочей силой и мягкими требованиями к экологии и условиям труда. Мировым лидером (мировым сапожником и портным) стал Китай;

- производство инновационной продукции с высокой добавленной стоимостью осталось в развитых странах;

- существенно возросло производство волокон, используемых для производства домашнего, технического, медицинского и спортивного текстиля и соответственно эти секторы экономики текстиля заняли важное место в общем ассортименте;

- значительная часть химических волокон, текстиля и одежды производится с использованием нано-, био- и информационных технологий, особенно в случае «умного», интерактивного, многофункционального текстиля, прежде всего, для защитной одежды в широком смысле слова;

- наиболее динамически развивающимся видом текстиля стали нетканые материалы, производимые по разным (механическим, химическим) технологиям.

Наиболее развитые сегменты текстиля и структура ассортимента на 2008 год - Европа (ЕС): одежда 37%, домашний текстиль 33%, технический текстиль 30%. Технический текстиль в мире прибавляет в год ~ 10-15%, а нетканые материалы растут на 30%. В Германии технический текстиль в общем производстве текстиля составляет 45%, во Франции 30%, в Англии 12%. ЕС остается одним из мировых лидеров по производству и экспорту текстиля, в 2008 году в ЕС произведено текстиля на 203 млрд. Б8, в этом секторе экономики работает 2,3 млн.человек в 145 тысяч компаний (средняя численность на предприятии ~16 человек) и было произведено текстильной продукции на 211 млрд. Б8 при инвестиции в 5 млрд. Б8. Продолжается тенденция увеличения доли химических волокон и уменьшение доли природных: 2007 г. - химических волокон 65%, 2006 г. - 62%. Производство химических волокон перемещается из США и Европы в развивающиеся страны. В 1990 г. Западная Европа и США производили 40% всех химических волокон, а в 2007 г. только 12%. Напротив Китай в 1990 г. производил химических волокон только 8,7%, а в 2007 г. 55,8% от мирового производства, т.е. стал мировым лидером. В целом мировое производство текстиля растет: в 2007 г. было произведено текстиля на 4000 млрд. Б8, а в 2012 г. - на 5000 млрд. Б8.

При составлении дорожной карты дальнейшего развития данной отрасли в России были учтены следующие важные этапы производства в рамках макротехнологии [6]: - многофункциональные текстильные материалы нового поколения производятся по классической схеме: производство волокон (природных, химических) - прядение (пряжа) - ткачество (вязание, плетение, производство нетканых материалов) - химическая технология (беление, крашение, печатание, заключительная отделка). Отметим, что это часть (этап), общей макротехнологии, без учета экономики знаний. К этой необходимой долгой технологической цепочке для получения волокон, текстиля, одежды, технических изделий с новыми свойствами на разных стадиях добавляются в сочетании (часто) нано-, био- и информационные технологии. Наиболее интересные новые свойства и эффекты достигаются именно при сочетании этих трех высоких технологий, синергически влияющих друг на друга и на мультифункциональность материала.

Из этого положения следует очень важное замечание. Классическая текстильная технологическая цепочка и ее индустриальная реализация (текстильные фабрики) являются обязательной производительной платформой, на которую монтируются и нано- и био- и информационные технологии. Рекомендации для производства нанопродукции (волокна, текстиль, одежда) должны учитывать состояние и возможности отечественных отраслей текстильной и легкой промышленности, состояние науки в этой области, наличие специалистов, а не только потребность в этих продуктах.

Как и в других отраслях всю нанопродук-цию, появляющуюся на рынке можно разделить на две неравные группы:

- получена по «рафинированной» нанотех-нологии («снизу-вверх», «сверху-вниз»), соответствующей определению нанотехнологии, как «манипуляции наночастицами с формированием строгой упорядоченной структуры, с принципиально новыми свойствами, обусловленными именно нанораз-мерами и наноструктурой макрообъекта».

- «нанопродукты», полученные с использованием наночастиц и нанообъектов, произведенных по «чистой» нанотехнологии (углеродные нанот-рубки, окислы металлов, алюмосиликаты, нано-эмульсии, нанодисперсии, нанопены и др.).

Таких продуктов отнесенных к нановолок-нам, нанотекстилю, наноодежде множество. Их можно назвать изделиями с применением элементов нанотехнологий. При том они приобретают полезные новые и улучшенные свойства.

Ниже, на рисунках представлены 4 наиболее значимые группы продуктов по их назначению и их потребность для экономики РФ и возможности их производства в РФ. Анализ многочисленных источников показывает, что наиболее значимым для России являются следующие группы текстильной нанопродукции (значимость убывает в ряду): медицинский текстиль, защитный текстиль, технический текстиль, домашний текстиль, спортивный текстиль, модный текстиль. По возможностям производства этой продукции в РФ они располагаются в следующий ряд по убыванию: технический текстиль, защитный текстиль, медицинский текстиль, домашний текстиль, спортивный текстиль, модный текстиль. Конечно, приведенные оценки являются усредненными в каждой группе, где внутри разные продукты могут существенно отличаться по значимости и возможностям производства. Разница между ними (значимостью и возможностью производства) должна будет компенсироваться импортом, что уже происходит в настоящее время, когда эта разница огромная.

На рисунках 1-4 по четырем группам для каждой графически расположены продукты в координатах «потребность/возможность», что позволяет принять решение о рекомендации конкретных продуктов по трем направлениям:

- производить;

- закупить технологию и по ней производить;

- закупать продукты.

Рис. 1 - Соотношение потребностей и возможности производить в РФ для группы «Медицинский текстиль»

Рис. 2 - Соотношение потребностей и возможности производить в РФ для группы «Защитный текстиль»

¿ÏÏSS, (стратегия)

£ g 0 ID ■ Ш\

/ 1

CL, s ** с Щ/

** *** Возможность

Рис. 4 - Соотношение потребностей и возможности производить в РФ для группы «Технический текстиль»

Данные положения являются исходными для выстраивания институциональной модели инновационного развития химической макротехнологии с апробацией в рамках текстильной и легкой промышленности.

Литература

1. А.И. Шинкевич, Т.В. Малышева, И.А. Зарайченко, Вестник Казан. технол. ун-та, 22, 299-305 (2011).

2. А.И. Шинкевич, Е.И. Пискун, Вестник Казан. технол. ун-та, 3, 202-208 (2011).

3. Опыт ЕС: технологические платформы (организационная структура, финансирование). Источник: Сайт Инновации в России. http://innovation.gov.ru/node/6226

4. Распоряжение главы администрации Ивановской области от 8 августа 2002 г. N 982-р "О стратегии развития ивановской области до 2010 года".

5. А.И. Шинкевич, Ф.Ф. Галимуллина, Вестник Казан. технол. ун-та, 9, 311-313 (2012).

6. Г.Е. Кричевский, Технологические уклады (ТУ), экономика нанотехнологий и технологические дорожные карты нанопродукции (волокна, текстиль, одежда) до 2015 г. и далее. http://www.nanonewsnet.ru/node/14150/backlinks

Рис. 3 - Соотношение потребностей и возможности производить в РФ для группы «Нановолокна»

© И. Ш. Абдуллин - д-р тех. наук, профессор, проректор по научной работе КНИТУ, abdullin_i@kstu.ru; Р. И. Зинурова - др. социол. наук, директор института управления инновациями КНИТУ, rushazi@rambler.ru; Ч. А. Мисбахова - канд. социол. наук, доцент каф. государственного, муниципального управления и социологии КНИТУ, 330-a@mail.ru, А. И. Шинкевич -д-р тех. наук, профессор, зав. каф. логистики и управления КНИТУ, ashinkevich@mail.ru.

© I. Sh Abdullin. - Head of Department, ful professor of Department plasma technology and nanotechnology high molecule weight material KNRTU, abdullin_i@kstu.ru; R.I. Zinurova - Dr. of Sociology, prof., Director of the Institute for Innovation Management KNRTU, The Head of the Department of Management and Entrepreneurship, rushazi@rambler.ru; Ch. A. Misbakhova - Associate Professor at the Department of Public administration and Sociology, KNRTU, 330-a@mail.ru, A. I. Shinkevich- Chair of the Department Logistics and Management, KNRTU, ashinkevich@mail.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.