Научная статья на тему 'О нравственных основаниях правосознания и правовой культуры личности'

О нравственных основаниях правосознания и правовой культуры личности Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
822
115
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НРАВСТВЕННОСТЬ / МОРАЛЬНЫЕ ОСНОВАНИЯ / ПРАВОСОЗНАНИЕ / ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА / ЛИЧНОСТЬ / MORALITY / MORAL GROUNDS / LEGAL CONSCIOUSNESS / LEGAL CULTURE / PERSONALITY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Назаров Сергей Юрьевич

Анализируются проблемы взаимосвязи морали и права, правосознания и нравственного сознания личности, а также детерминации правопослушного поведения личности в современном российском обществе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MORAL GROUNDS OF LEGAL CONSCIOUSNESS AND LEGAL CULTURE OF PERSONALITY

This article focuses on the interpretation between morality and law, legal consciousness and moral consciousness of a personality. The author also analyses the determination of law-obedient behavior in the present-day Russian society.

Текст научной работы на тему «О нравственных основаниях правосознания и правовой культуры личности»

Философия. Культурология

122 Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки, 2011, № 4 (24), с. 122-125

УДК 177; 340.11

О НРАВСТВЕННЫХ ОСНОВАНИЯХ ПРАВОСОЗНАНИЯ И ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ ЛИЧНОСТИ

© 2011 г. С.Ю. Назаров

Шуйский государственный педагогический университет

уита/агоу@ша11. ги

Поступила в редакцию 24.09.2011

Анализируются проблемы взаимосвязи морали и права, правосознания и нравственного сознания личности, а также детерминации правопослушного поведения личности в современном российском обществе.

Ключевые слова: нравственность, моральные основания, правосознание, правовая культура, личность.

Проблема взаимосвязи правосознания и нравственности личности издавна волновала философов и правоведов, социологов и психологов, представителей других наук о человеке и обществе; она не утратила своей актуальности и по сей день. Сто лет назад один из видных правоведов России Б.А. Кистяковский в статье, помещенной в сборнике «Вехи» (1909 г.), отмечал: «Притупленность правосознания русской интеллигенции и отсутствие интереса к правовым идеям является результатом нашего застарелого зла - отсутствия какого бы то ни было правового порядка в повседневной жизни русского народа» [1, с. 113]. Сколь бы ни было преувеличенным и резким суждение дореволюционного профессора об отсутствии правопорядка в тогдашней России, мы не станем его оспаривать. Тем более что современная Россия дает не меньше оснований для еще более резких высказываний о степени насилия и уровне преступности в нашем обществе, о «правовом произволе», «правовом беспределе» и т.п. [2, с. 101-102, 139-140].

Рост преступности в современной России, детерминированный прежде всего коренными изменениями в общественно-экономической сфере, связан также и с кризисом правосознания и нравственности различных социальных субъектов (индивидов, групп, общества в целом). Существенную роль в расширении и углублении отрицательных явлений в жизни общества играют те социальные перемены, которые произошли в России за последние два десятилетия. Смена ценностных ориентаций в различных слоях общества, очевидное бюрократическое пренебрежение коренными интересами народных масс, ориентация политико-

правовой элиты на «новые» либеральные ценности без учета духовно-идеологических традиций российского народа, грубая ломка хозяйственных и социально-политических традиций привели к существенной деформации правосознания общества, что в значительной степени способствовало росту правонарушений, резкому увеличению доли организованной преступности. Можно, как показывает исторический опыт, достаточно быстро изменить социальнополитический строй, перераспределить собственность, но в исторически короткий срок изменить социально-правовые и нравственные представления больших масс людей очень трудно: в их основе лежат нравственно-мировоззренческие установки, которые формировались на протяжении десятилетий советской жизни и которые сегодня продолжают сохраняться в сознании людей разных возрастных и социально-экономических групп.

Социальная философия и психология рассматривают «правовое» как одну из сторон сознания, отражающую различные элементы общественного правопорядка и регулирующую индивидуальное и групповое поведение в его отношении к государству и праву. Рассматривая правовое сознание в ряду других форм общественного сознания, некоторые исследователи склонны трактовать «правосознание» не как общенаучное понятие, но только лишь как право-ведческий термин. «Перед нами, - пишут авторы учебника по теории государства и права, - те формы, в которых люди познают, осваивают окружающий их мир, объективную реальность, собственное бытие. У каждой формы свой предмет (область) отражения. У правосознания - это право, правовая действительность. Следователь-

но, правосознание - юридическая категория, подлежащая изучению юридической наукой» [3, с. 240]. Разумеется, «правосознание» является категорией юридической науки. Однако вместе с тем - это и общенаучная (социология, социальная психология, социальная антропология, этнология и т.д.) и философская (социальнофилософская) категория [4, с. 210-213].

Поскольку многие исследователи принимают известное положение о том, что в правосознании отражается право, постольку нам следует вспомнить, как трактуется право в философии и правоведении. Философы рассматривают всеобщие свойства права, трактуя его как справедливость (Платон, Аристотель, Фома Аквинский, Гуго Гроций и др.), как «абстрактную свободу» (Г. Гегель) [5, с. 367], как «возведенную в закон волю» экономически господствующего класса (К. Маркс и Ф. Энгельс) [6, с. 443], как «общую волю всех членов» народа (Г.Ф. Пухта) [7, с. 312], выводят право из эгоистической природы человека и его «воли к жизни», порождающей несправедливость (А. Шопенгауэр), из необходимости «объективного порядка» (Г. Зиммель) и т.д.

Правовые начала человеческого поведения, так же как и нравственные, коренятся в душе человека, а именно - в чувствах долга, обязанности, справедливости. Переживание должного как свободное самоопределение личности ведет ее к социально одобряемому (нравственному) поведению, но если то, что индивид переживает как должное, вместе с тем мыслится и как нечто присущее другому человеку, то возникает правовое отношение, сторонами которого выступают управомоченный и обязанный субъекты.

Присущее каждому человеку правовое сознание функционирует на различных уровнях своего развития и по-разному проявляется в зависимости от мировоззренческих установок и жизненных ситуаций. При этом оно всегда остается внутренним опытом индивида, присущим только ему самому и имеющему только для него одного жизненно важное значение и социально-практическую ценность. На уровне обыденного (чувственного) отражения действительности правосознание предстает перед исследователем как совокупность психического. Правовая психика выражает эмоциональное отношение к праву, правовым институтам и включает в себя следующие элементы:

- индивидуальные и групповые чувства, эмоции, настроения, связанные с правом (юридическими законами) и правопорядком;

- психический склад субъекта правосознания, т.е. убеждения и предубеждения, свой-

ственные как индивидам, так социальным группам;

- представления о праве, выработанные в социальных группах под влиянием в условиях конкретно-исторической правовой реальности;

- способы формирования представлений (настроений, чувств, эмоций) - влияние, взаимовлияние, подражание, внушение.

Другим элементом правосознания является правовая идеология, которая выражает отношение различных социальных групп к действующему праву в форме субъективно-групповых оценок его как справедливого или несправедливого, в виде пожеланий совершенствования права, принятия правовых норм, отвечающих потребностям определенных социальных групп, а также оценку с позиции той или иной социальной группы действий людей и учреждений в сфере права и правопорядка как правомерных или неправомерных.

Третьим элементом правосознания является правовая наука - правоведение. Она создается индивидами-теоретиками как представителями тех или иных социальных групп, обладающих различными экономическими и политическими интересами, но вместе с тем осознающими необходимость создания такой системы действующего права и правопорядка, которая способствует сохранению общества в целом и позволяет индивидам и группам решать собственные житейские и профессиональные задачи, не подвергая общество существенным деформациям и деструкциям.

Правовым элементам целостного сознания личности присущи специфические функции. Функция сознания как целого состоит в том, что оно удостоверяет личность в подлинности ее присутствия в системе природного и социального бытия. Функция правосознания состоит в том, что оно определяет нравственно-практическое отношение личности к законности и правопорядку. Правосознание, писал выдающийся русский философ И. А. Ильин, «есть тот орган, без которого нельзя жить правом, вступать в правоотношения с другими людьми, поддерживать правопорядок...» [8, с. 128].

Правосознание индивида является неотъемлемой составной частью его культуры. В общенаучном и философском ее понимании культура есть все то, что создается человеком в процессе его жизни и деятельности. Индивидуальная правовая культура предполагает определенную правовую осведомленность, знание тех или иных правовых предписаний. Она включает в себя не только духовно-положительное (омни-стическое), но и духовно-отрицательное (ниги-

листическое) к ним отношение, а также повседневную практику правопослушного и противоправного поведения.

Индивидуальная правовая культура - это общее представление человека о действующем в обществе праве (совокупности юридических законов), а также все содержание правомерной и неправомерной деятельности личности. Незнание законов, пренебрежительное к ним отношение свидетельствуют не об отсутствии правовой культуры, как полагают некоторые исследователи, трактующие культуру не в онтологическом (бытийном), но преимущественно в аксиологическом (оценочном) ее аспекте [9, с. 12; 10, с. 510], а о наличии у индивида или группы правовой культуры особого рода, особого качества. Примером такого рода является субкультура правового нигилизма, включающая в себя как субъективно-идеологическое отрицание необходимости существования юридических законов, так и объективно-поведенческое пренебрежение действующими в обществе законами.

Однако сам по себе факт знания правовых требований еще не может свидетельствовать о наличии потребного обществу уровня правовой культуры личности. Показателем такого уровня может быть только активное правомерное поведение личности, что предопределяется уровнем ее правосознания. Ожидаемая обществом и государством правовая культура включает в себя прежде всего ту часть правосознания, которая выражает положительное отношение к праву, определенную степень понимания действующих в обществе законов, что и порождает в сознании людей положительные поведенческие установки. Если же индивид мало осведомлен в правовых требованиях, неверно оценивает с точки зрения действующего права различные жизненные ситуации, совершает противоправные действия, то такие его представления о праве вовсе не находятся за пределами индивидуальной правовой культуры, но свидетельствуют всего лишь об определенном качестве индивидуальной правовой культуры, на которую законодатель (государство) и воспитатель (семья, школа, церковь) должны обратить внимание с целью изменения этого качества в интересах должного функционирования и развития общества в целом.

Из общенаучного (теоретического) понимания культуры как совокупной человеческой деятельности следует, что правовая культура индивида - это реализованное им в процессе собственной деятельности индивидуальное правосознание. Ведь нельзя говорить о полном отсут-

ствии правосознания у человека, который имеет неверное, искаженное представление о праве или даже относится к правовым требованиям враждебно, совершает правонарушения и т.д. Такой индивид обладает низким с точки зрения науки уровнем правосознания. Но в этом случае следует вести речь не об отсутствии у такого индивида правосознания, а об отсутствии у него желательной для общества правовой культуры, поскольку искаженное (несовершенное в аспекте рациональной социальности) индивидуальное правосознание реализуется в противоправном поведении.

Правовую культуру можно признать вполне достаточной у индивида, хотя и мало образованного в правовом отношении, но в целом положительно оценивающего необходимость установления и поддержания правопорядка. В том же случае, когда у индивида сложились в сознании устойчивые противоправные установки, находящие выражение в его повседневном поведении и социально значимой деятельности, следует говорить не об отсутствии у него правовой культуры как таковой, но о наличии правовой культуры нигилистического типа и об отсутствии правовой культуры того типа, который рассматривается законодателем и воспитателем как необходимый для функционирования того общества, членом которого и является нигилистически настроенный индивид.

В заключение отметим, что правосознание социальных субъектов современного российского общества неоднородно, противоречиво, во многих отношениях деформировано. В умах людей (в том числе в правосознании служителей закона) процветают правовой нигилизм и правовой произвол. Главной причиной этого является кризисное состояние общества, низкая политическая, правовая и нравственная культура граждан, малоэффективная работа правоохранительных органов. Чтобы изменить положение дел в лучшую сторону, наше общество и государство, школа и церковь должны объединить свои силы в сфере воспитания, в особенности - воспитания нравственного и правового.

Список литературы

1. Кистяковский Б.А. В защиту права (интеллигенция и правосознание) // Вехи; Интеллигенция в России: Сб. ст. 1909-1910. М., 1991.

2. Кошелев М.И. Социальный экстремум: Философско-социологический анализ. М., 2000.

3. Матузов Н.И., Малько А.В. Теория государства и права. М., 2004.

4. Крапивенский С.Э. Социальная философия. Волгоград, 1996.

5. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1990.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Манифест Коммунистической партии // Соч. 2-е изд. Т. 4.

7. Цит. по: История философии права. СПб., 1998.

8. Ильин И.А. Путь к очевидности. М., 1993.

9. Матузов Н. И. Правовой нигилизм и правовой идеализм как две стороны «одной медали» // Правоведение, 1994. № 2.

10. Сальников В. П. Правовая культура // Общая теория права. Н. Новгород, 1993.

MORAL GROUNDS OF LEGAL CONSCIOUSNESS AND LEGAL CULTURE OF PERSONALITY

S. Yu. Nazarov

This article focuses on the interpretation between morality and law, legal consciousness and moral consciousness of a personality. The author also analyses the determination of law-obedient behavior in the present-day Russian society.

Keywords: morality, moral grounds, legal consciousness, legal culture, personality.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.