Научная статья на тему 'О некоторых параллелях между удмуртскими и эстонскими топонимами'

О некоторых параллелях между удмуртскими и эстонскими топонимами Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
104
17
Поделиться
Ключевые слова
УДМУРТСКИЕ И ЭСТОНСКИЕ ТОПОНИМЫ / ПРОСТЫЕ И СЛОЖНЫЕ ТОПОНИМЫ / ПОСЛЕЛОЖНЫЕ КОМПОНЕНТЫ В ТОПОНИМАХ / СЛОВАРЬ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ ЭСТОНИИ / UDMURT AND ESTONIAN TOPONYMS / SIMPLE AND DIFFICULT TOPONYMS / POSTPOSITIONAL COMPONENTS IN TOPONYMS / DICTIONARY OF GEOGRAPHIC NAMES OF ESTONIA

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Пяль Пеэтер

В статье представлены варианты сопоставления удмуртских и эстонских топонимов на структурном и семантическом уровнях, что позволило выявить этимологию некоторых эстонских топонимов, входящих в словарь географических названий Эстонии, над составлением которого работают сотрудники Института эстонского языка.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Пяль Пеэтер

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

About some parallels between Udmurt and Estonian toponyms

Comparison variants of Udmurt and Estonian toponyms on the structural and semantic levels are given in the article. It allowed to discover the etymology of some Estonian toponyms which are in the dictionary of geographic names of Estonia made by the workers of the institute of the Estonian language.

Текст научной работы на тему «О некоторых параллелях между удмуртскими и эстонскими топонимами»

УДК 811.511.1 П. Пялль

О НЕКОТОРЫХ ПАРАЛЛЕЛЯХ МЕЖДУ УДМУРТСКИМИ И ЭСТОНСКИМИ ТОПОНИМАМИ

В статье представлены варианты сопоставления удмуртских и эстонских топонимов на структурном и семантическом уровнях, что позволило выявить этимологию некоторых эстонских топонимов, входящих в словарь географических названий Эстонии, над составлением которого работают сотрудники Института эстонского языка.

Ключевые слова: удмуртские и эстонские топонимы, простые и сложные топонимы, по-слеложные компоненты в топонимах, словарь географических названий Эстонии.

Когда в 1983 г. я студентом побывал в экспедиции в северной Удмуртии вместе со студентами удмуртской филологии, мы попали в д. Васильево Гла-зовского района, удмуртское название которой - Кионбыж. В эстонском переводе это - Hundisaba, что вполне может иметь место где-то в Эстонии. Тогда я впервые задумался над тем, что, может быть, между удмуртскими и эстонскими топонимами есть больше сходств, чем это принято думать.

Теперь есть повод над этим поразмышлять. Больше того, так как сейчас мы в Эстонии приступили к составлению словаря эстонских топонимов, можно этот вопрос поставить так: поможет ли знакомство с удмуртскими топонимами объяснить какую-нибудь этимологию эстонского топонима?

Во-первых, разрешите коротко познакомить с проектом словаря. Планируется издание однотомного словаря географических названий Эстонии, который предназначен для широкого круга потребителей. Прежде всего, словарь намечается как свод состояния исследований по топонимике. Надо сказать, что пока таких обобщающих работ у нас почти нет. Номинально есть исследование Лаури Кеттунена (Kettunen 1955), которое охватывает всю Эстонию. Кроме того, есть региональные труды, которые были созданы в качестве предварительной работы для составления общего Словаря. Особенно первый из них - монография Валдека Палля о топонимах северной части Тартумаа (Pall 1969, 1977) - приводит много параллелей с другими частями Эстонии и в этом смысле частично заполняет пробел. Дополнительно есть исследования Марьи Калласмаа об острове Сааремаа (Kallasmaa 1996, 2000) и толь-62

О некоторых параллелях между удмуртскими и эстонскими топонимами

ко что вышедшая монография о топонимах острова Хийумаа (Kallasmaa 2010). Но многие части Эстонии мало изучены, а некоторые совсем не изучены. Чтобы выявить состояние изученности и дать всем интересующимся происхождением топонимов Эстонии хотя бы самые элементарные сведения, был и придуман настоящий словарь. В качестве примера нам служил словарь топонимов Финляндии, изданный в 2007 г. Такие же словари изданы в Швеции (2003) и в других северных странах. В наших соседних балтийских странах издаются многотомные академические словари.

В составлении словаря сотрудничают Институт эстонского языка, имеющий давний опыт исследований по ономастике, и Институт Выру, при котором уже в течение нескольких лет продолжается региональное изучение топонимов Вырумаа, то есть юго-восточной части Эстонии. В круг рабочей группы входят ономасты из университетов, а также историки и географы. Нам содействуют и Эстонский литературный музей, и Национальный архив.

Словарь продуман как универсальный. Кроме этимологий, он будет содержать и практическую информацию, например данные о произношении названий (обозначается просодическая долгота и палатализация) и об употреблении местных падежей. Дается местное произношение названия, если оно отличается от литературного, и другие варианты названия, в том числе и исторические формы на других языках (немецком, русском, шведском). Указывается нынешняя административная принадлежность места, а также учитывается исторический подход, традиционно используемый в лингвистических и этнографических исследованиях Эстонии. При так называемых «неофициальных» населенных пунктах указывается, к каким населенным пунктам они присоединены. Словарь предусматривает иллюстративный материал; в сотрудничестве с литературным музеем к отдельным статьям даются и народные предания о местностях, часто содержащие народные этимологии названий.

Словарь охватывает все официальные населенные пункты Эстонии, ограниченное число других населенных мест, наиболее важные объекты природы (реки, озера, горы, острова, болота и др.), с общей численностью около 6000 названий. Проект, начатый в 2009 г., планируется завершить к 2013 г.

Разумеется, при составлении этимологий учитываются аналогичные названия в других прибалтийско-финских языках, особенно в финском, который в этом плане хорошо изучен. Что касается других родственных языков, то до сих пор самые далекие параллели приводились из мордовских языков. Напр., этимологию названий, оканчивающихся на -vere, объясняют апеллятивом, который существует в мордовских языках: вир ’лес’. Название Pandivere объясняется морд. апеллятивом пандо ’гора’. Самый опытный ономаст Валдек Палль также обратил внимание на структурные параллели между эстонскими (пр.-финскими) и мордовскими названиями, прежде всего - изобилие сложных названий в обоих (Pall 1997: 74-75).

Возвращаемся к сопоставлению эстонских и удмуртских топонимов. Данные по удмуртским топонимам почерпнуты из работ М.Г. Атаманова (1988, 1997), Л.Е. Кирилловой (2002), «Удмуртско-русского словаря» (1983), а также из других источников.

Сопоставить топонимы разных языков можно в двух планах: в структурном и семантическом. Прежде всего, в структурном плане можно отметить, что эстонские топонимы подразделяются на две группы: простые (в том числе

____________________П. Пялль

эллиптические названия, производные названия и названия-термины) и сложные (в том числе первичные, вторичные и собственно-сложные). В названиях населенных мест много эллиптических названий, в которых родовой термин (linn ’город’, kula ’деревня’, alevik ’поселок’ и др.) обычно отсутствует, например Hageri, Rapla, Viljan-di, Voru. Как правило, корень названия в этом случае всегда в форме родительного падежа, то есть оканчивается на гласный звук. Среди эстонских топонимов также много производных названий, которые содержат суффиксы, например -la (Kodila, Polula, Vigala), -vere (Kostivere, Rakvere, Toravere), -ste (Hammaste, Sangaste, Urvas-te). Названия-термины обычно обозначают мелкие природные объекты, например Roogastik (сенокос), Seekem (лес). Большинство эстонских топонимов являются сложными словами, среди которых первичные названия такие, где первый компонент является атрибутивом, второй - детерминантом или родовым термином (Emajogi / jogi - река/, Mustjarv /jarv - озеро/, Munamagi /magi - гора/). Вторичными сложными топонимами считаются те, в которых второй компонент - это «бывший» (утративший свое изначальное значение) детерминант, новый детерминант добавляется факультативно третьим компонентом, например Alajoe (деревня), Kakumetsa (деревня), Kiigemae (хутор), Ussinomme (хутор). Собственно-сложными являются названия, в которых оба компонента - апеллятивы, например Puhtaleiva (деревня).

Удмуртские топонимы тоже разделяются на две большие группы: простые и сложные (Атаманов 1988: 73). Большую часть простых топонимов составляют нарицательные или собственные имена существительные, реже - прилагательные и др. части речи, например д. Варсэм (’чащоба, чаща’), г. Можга (Можга -воршудно-родовое имя), р. Лъдм (’черемуховый’), д. Тыло (’подлесок, роща’). Сложные топонимы состоят из основного компонента - детерминанта и его атрибута, напр., д. Чебершур (’красивая река’), лог Кдснюк (’сухой лог’), р. Изошур (’каменистая река’), д. Вылынгурт (’верхняя деревня’).

Как отмечает М. Атаманов (1988: 74), словосложение является характерным для финно-угорских языков явлением. Поэтому и эстонские, и удмуртские топонимы имеют много параллелей именно в изобилии сложных названий, которые зачастую можно перевести: Вылъгурт - Uuskula, Изгурт - Kivikula, Изошур -Kivijogi, Бадзымгурт - Suurkula.

Среди удмуртских топонимов иногда выделяются и составные названия, состоящие из нескольких компонентов, например Варзи-Шудья, Яган-Докья, Сям-Можга. В эстонской классификации такие топонимы причисляются к сложным топонимам.

Что касается производных топонимов, здесь кажется, в удмуртском языке таких относительно мало. Л. Кириллова (2002: 399, 400) выделяет микротопонимы, образованные суффиксами -ни и -тй, напр. Куясъконтй, Валпылатонтй, Пдсътонни, Педорчуштасъконни. М. Атаманов (1988: 73-81) отмечает суффикс -о, например гора Беризё, река Пужмо, родник Кумизо; кроме того выделяет то-поформанты -зи (Варзи, Сюрзи, Парзи) ~ -чи (Чупчи, Итчи) ~ -си (Сюмси, Пумси), -ма или -мо (Медъма, Пажма, Тушмо), -ман (Пажман), -мак (Колтымак), -иж ~ -ыж (Иж, Варыж) и пр.

Тем не менее, кажется, что использование суффиксов в топонимах намного больше распространено в приб.-финских языках, чем в удмуртском.

О некоторых параллелях между удмуртскими и эстонскими топонимами

Зато схожим является использование послелогов и послеложных слов, которые имеют явные параллели, ср. Карйыл - Linnapaa, Вукосъдр - Veskitaga, Ягул - Mannialuse, Вукобер - Veskipara. Компоненты выл и paal ~ peal ~ pealse, ул и ala ~ aluse, съдр и taga ~ taguse широко используются соответственно в удмуртских и эстонских топонимах.

Что касается семантических параллелей, то здесь выводы пока делать рано: многое зависит от этимологической изученности топонимов. Среди основных групп удмуртских топонимов выделяются отантропонимические названия; названия, образованные от воршудно-родовых имен, и отапеллятивные названия, главным образом - от объектов природы. Среди эстонских топонимов также есть отантропонимические названия, их образование происходит по той же модели, что и на удмуртском языке: ср. Петыркирос - Peeterristi, Ивангурт - Jaanikula, Иваннюк - Jaaniorg. То есть личное имя всегда является первым компонентом.

В эстонском нет явных параллелей удмуртским воршудно-родовым названиям, но в последнее время некоторые исследователи (Saar 1999) заметили существование среди южных эстонцев древних родовых названий, которые впоследствии стали названиями хуторов и - в видоизмененной форме - фамилиями. Например, в приходе Ряпина уезда Вырумаа от рода Haide возникли германизированные или русифицированные фамилии Heidorf, Haidberg, Haidkind, Haidov.

Среди отапеллятивных названий можно выделить следующие группы, имеющие параллели в обоих языках:

а) названия птиц: Атасгурт - Kukekula, Кочогурт - Haraka(kula), Куакагурт -Varese(kula), Куреггурт - Kanakula, Пислэг - Tihase, Чджгурт - Pardikula;

б) названия животных: Гондыргурт - Karukula, Кечгурт - Kitsekula, Кионгурт - Hundikula, Кионбыж - Hundisaba, Комакгурт - Rotikula, Кочышгурт -Kassikula, Пуныгурт - Koerakula, Такашур - Lambajoe;

в) названия растений: Беризъгурт - Parnakula, Кызошур - Kuusejogi;

г) названия сооружений: Вукогурт - Veskikula, Мунчогурт - Saunakula;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

д) названия природных объектов: Извыл - Kivipealse, Изгурт - Kivikula, Каргурезъ -Linnamae, Мучошур - Mattajoe, Съдд Ошмес - Mustaallika, Турынгурт - Rohukula;

е) прилагательные, характеризующие объект: Бадзымгурт - Suurkula, Вужгурт - Vanakula, Гордошур - Punajogi, Кдсшур - Kuivjogi / Kuivajoe, Шоргурт - Keskkula;

ж) другие: Вдёгурт - Voikula.

Наиболее интересны из них первые две группы: названия птиц и животных. Прибалтийско-финские ономасты склонны видеть в таких названиях реликты древней антропонимической системы. Может также быть, что эти названия являются своего рода тотемными названиями.

Резюмируя изложенное, можно сказать, что в структурном плане характерным для удмуртских и эстонских топонимов является изобилие сложных названий, а также употребление некоторых послеложных компонентов. В семантическом плане обращают на себя внимание топонимы, образованные от названий птиц и животных. Возможно, выявленные параллели не являются эксклюзивными для финно-угорских языков, но их осознание (и других) позволяет лучше анализировать типы топонимов и оценить их относительный возраст.

<5^__________________________________________________ ______________________П. Пялль

Отсутствие параллелей может указывать на относительно позднее возникновение таких топонимов. Например, одним из самых распространенных ойконимов в Эстонии являетсяMetsakula ’лесная деревня’. В Удмуртии есть лишь один - Тэлё-гурт. Возможно, здесь влияют и природные обстоятельства, вряд ли в Удмуртии деревни различаются по той причине, что они находятся в лесу. Таким образом, сопоставление эстонских и удмуртских топонимов имеет определенный смысл.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Атаманов, М.Г. Удмуртская ономастика. - Ижевск: Удмуртия, 1988.

2. Атаманов, М.Г. История Удмуртии в географических названиях. - Ижевск: Удмуртия, 1997.

3. Кириллова, Л.Е. Микротопонимия бассейна Кильмези. - Ижевск, 2002.

4. Удмурт-зуч словарь / Удмуртско-русский словарь. - Москва 1983.

5. Kallasmaa, Marja. Saaremaa kohanimed I. Eesti Keele Instituut, Tallinn, 1996.

6. Kallasmaa, Marja. Saaremaa kohanimed II. Eesti Keele Instituut, Tallinn, 2000.

7. Kallasmaa, Marja. Hiiumaa kohanimed. Eesti Keele Sihtasutus, Tallinn, 2010.

8. Kettunen, Lauri. Etymologische Untersuchung uber estnische Ortsnamen. Suomalaisen Tiedeakademian Toimituksia. Sarja B, nide 90, 1. Helsinki, 1955.

9. Pall, Valdek. Pohja-Tartumaa kohanimed. I. Toimetanud M. Norvik. Valgus, Tallinn,

1969.

10. Pall, Valdek. Pohja-Tartumaa kohanimed. II. Toimetanud Madis Norvik. Valgus, Tallinn, 1977.

11. Pall, Valdek. L’em’t’n’e. Eesti Keele Sihtasutus, Tallinn, 1997.

12. Saar, Evar. Inemisenimmi ja kotussonimmi labikasumisest Rapina kihlkunnan. -Odagumeresoomo veeremaaq / Laanemeresoome perifeeriad. Voro Instituudi toimotiseq 6. Voro, 1999, 80-92.

13. Suomalainen paikannimikirja. Karttakeskus, Kotimaisten kielten tutkimuskeskus, Helsinki, 2007.

Поступила в редакцию 16.09.2010

P. Pyall

About some parallels between Udmurt and Estonian toponyms

Comparison variants of Udmurt and Estonian toponyms on the structural and semantic levels are given in the article. It allowed to discover the etymology of some Estonian toponyms which are in the dictionary of geographic names of Estonia made by the workers of the institute of the Estonian language.

Key words: Udmurt and Estonian toponyms, simple and difficult toponyms, postpositional components in toponyms, dictionary of geographic names of Estonia.

Пяль Пеэтер (Pall Peeter),

доктор философских наук, заведующий отделом культуры речи, Институт эстонского языка; доцент Тартуского университета;

Эстония, г. Тарту E-mail: peeter.pall@eki.ee.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.