Научная статья на тему 'О некоторых особенностях верхового диалекта в говорах чувашской диаспоры Ульяновской области'

О некоторых особенностях верхового диалекта в говорах чувашской диаспоры Ульяновской области Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
409
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАТЕРИНСКИЕ ГОВОРЫ / MOTHERESE DIALECTS / ГОВОРЫ ДИАСПОРЫ / DIALECTS OF DIASPORA / ДИАЛЕКТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ / DIALECT FEATURES / ФОНЕТИЧЕСКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ / PHONETIC CHANGES / ДВУЧЛЕННЫЕ И МНОГОЧЛЕННЫЕ СООТВЕТСТВИЯ / ГУБНОЙ СИНГАРМОНИЗМ / LABIAL VOWEL HARMONY / ГЕМИНАТА / МЕТАТЕЗА / METATHESIS / BINOMINAL AND POLYNOMINAL MATCHES / GEMINATE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Сергеев Леонид Павлович, Николаева Светлана Валерьевна

Говоры чувашской диаспоры Ульяновской области это результат взаимодействия материнских говоров эпохи XVII-XVIII веков, а позднее говоров новых переселенцев Среднего Поволжья. Наши наблюдения убедительно свидетельствуют о влиянии на чувашские говоры на данной территории русского языка, начиная со второй половины XIX века. Кроме того, на востоке области прослеживается влияние татарского языка. Статья представляет собой результат картографического изучения говоров чувашской диаспоры Ульяновской области, ценный подбор диалектологического материала по фонетике, лексике и грамматике исследуемых говоров.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ON THE DIALECT OF THE CHUVASH DIASPORA OF ULYANOVSK REGION

The dialects of the Chuvash diaspora of the Ulyanovsk Region are the result of the interaction of motherese dialects of the 17-18 centuries and later of the interaction of the dialects of new migrants of the Middle Volga Region. Our observations prove the influence of the Russian language on the Chuvash dialects since the second half of the 20 th century. In the East there was the influence of the Tatar language. The article is the result of a mapping study of the dialects of the Chuvash diaspora of the Ulyanovsk Region, of a valuable selection of dialect material in phonetics, lexis and grammar of the studied dialects.

Текст научной работы на тему «О некоторых особенностях верхового диалекта в говорах чувашской диаспоры Ульяновской области»



ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

УДК 811.512.11 i'282.3(470.42)

О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ВЕРХОВОГО ДИАЛЕКТА

В ГОВОРАХ ЧУВАШСКОЙ ДИАСПОРЫ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ*

ON THE DIALECT OF THE CHUVASH DIASPORA OF ULYANOVSK REGION

Л. П. Сергеев, С. В. Николаева L. P. Sergeev, S. V. Nikolaeva

ФГБОУВПО «Чувашский государственный педагогический университет им. И. Я. Яковлева», г. Чебоксары

Аннотация. Говоры чувашской диаспоры Ульяновской области - это результат взаимодействия материнских говоров эпохи XVII-XVIII веков, а позднее - говоров новых переселенцев Среднего Поволжья. Наши наблюдения убедительно свидетельствуют о влиянии на чувашские говоры на данной территории русского языка, начиная со второй половины XIX века. Кроме того, на востоке области прослеживается влияние татарского языка.

Статья представляет собой результат картографического изучения говоров чувашской диаспоры Ульяновской области, ценный подбор диалектологического материала по фонетике, лексике и грамматике исследуемых говоров.

Abstract. The dialects of the Chuvash diaspora of the Ulyanovsk Region are the result of the interaction of motherese dialects of the 17-18 centuries and later - of the interaction of the dialects of new migrants of the Middle Volga Region. Our observations prove the influence of the Russian language on the Chuvash dialects since the second half of the 20th century. In the East there was the influence of the Tatar language.

The article is the result of a mapping study of the dialects of the Chuvash diaspora of the Ulyanovsk Region, of a valuable selection of dialect material in phonetics, lexis and grammar of the studied dialects.

Ключевые слова: материнские говоры, говоры диаспоры, диалектные особенности, фонетические изменения, двучленные и многочленные соответствия, губной сингармонизм, гемина-та, метатеза.

Keywords: motherese dialects, dialects of diaspora, dialect features, phonetic changes, binominal and polynominal matches, labial vowel harmony, geminate, metathesis.

* Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 13-34-01006

Актуальность исследуемой проблемы. В диалектах бытуют слова, представляющие собой реликты глубокой старины, весьма ценные для суждения о древнейшей судьбе чувашского народа. Однако в современных условиях наблюдается быстрая утрата говорами их специфических фонетических и грамматических черт, что приводит к нивелировке самого диалекта. В этих условиях представляется важным описание реально сложившейся в настоящее время диалектной картины чувашского языка.

Материал и методика исследований. Нами были использованы методы лингвистического исследования: анкетирование, сравнение, сопоставление, анализ, комментирование, объяснительное описание. Материал целиком и полностью опирается на готовящийся к изданию большой лингвогеографический труд профессора Л. П. Сергеева «Диалектологический атлас чувашского языка. Говоры чувашской диаспоры Ульяновской области».

Результаты исследований и их обсуждение. Лингвистический материал, собранный на территории чувашеязычного ареала Ульяновской области, свидетельствует о том, что чувашские говоры данного региона характеризуются наличием признаков всех диалектов (верхового, низового и среднего) чувашского языка. При этом следует отметить, что они представлены во всех уровнях языковой сферы - в фонетике, лексике и грамматике - по-разному.

Нашими полевыми исследованиями достоверно установлено, что в говорах исследуемого региона встречаются особенности верхового диалекта чувашского языка в виде отдельного ареала островного типа. Они реализованы наиболее прозрачно в фонетической и лексической системах говоров отдельных населенных пунктов (Живайкино, Кармалейка, Эзекеево, Чув. Сайман, М. Хомутерь, Чув. Решетка, Алинкино), т. е. юга Ульяновской области.

Давно известно, что главной особенностью фонетической системы верхового диалекта чувашского языка является так называемое оканье, т. е. соответствие низовому (равно и литературному) гласному у первого слога в слове гласного о [3]. Это явление (*о > верх. о > низ. у) реализовано компактно, плотно в говорах всех вышеуказанных населенных пунктов Ульяновской области. Разумеется, оканье встречается и в говорах других населенных пунктов области, но здесь оно реализовано как фонетическое соответствие о ~ у только в отдельных словах [6].

В говорах вышеназванных селений соответствие о ~ у охватывает подавляющее большинство лексических единиц, относящихся к фонетическому процессу *а > о ~ у. Вот примеры, записанные в говорах этих населенных пунктов: олма «яблоко», пордан «шелк», йора «песня», хола «город», корка «ковш», молкача «заяц», тосан «пыль», хоран «береза», коккаль «пирог», коккар «кривой», хоташ «смешанный», соккар «слепой», хора «черный», шорат «белить», лотарка «мять», йорла «петь», вола «читать», холлен «тихо» и т. д. (с. Живайкино); вотчоль «кремень», вочах «очаг», вота «дрова», кокамай «бабушка (со стороны матери)», кокад «дедушка (со стороны матери)», коккаль «пирог», коршанка «репейник», молкачё «заяц», омла «яблоко», ора «нога», ора «трезвый», вонна «десять», коккар «кривой» (но тутла «вкусный»), вёт домар «мелкий дождик», олакатка «дятел» (Чув. Решетка). А эти примеры записаны в селе Мал. Хомутерь: чол «камень», хор «гусь», йол «остаться», хом «волна», томтир «одежда», дол «возраст», йомах «сказка», хор «класть», хоша «шалаш» и т. д.

В говорах вышеуказанных населенных пунктов примеров оканья предостаточно. Вместе с тем следует отметить и то, что здесь вместо ожидаемой окающей формы встречаются единичные примеры на «у»: урам «улица» (Живайкино), кукадей «дедушка (со стороны матери)» (Живайкино, но кокадей (Алинкино)), урапа «телега» (Чув. Решетка) и т. д. Такие факты свидетельствуют о том, что примеры на у возникли в этом же ареале под влиянием укающих форм, а также норм литературного языка.

Исследуемый окающий говор чувашской диаспоры Ульяновской области богат и другими особенностями, характерными для диалектной структуры чувашского языка.

Здесь прежде всего следует отметить разные фонетические изменения в звуковом составе слов. Они реализованы многочисленными соответствиями как гласных, так и согласных звуков. Несмотря на небольшой ареал, в говоре утвердились разные фонетические изменения как в вокализме, так и в консонантизме. Нашими наблюдениями установлено, что соответствия встречаются как двучленные, так и многочленные. Соответствия гласных:

о ~ у: основной критерий выделения явления оканья-уканья (см. об этом выше); у ~ ы: пыйта ~ пут 'й «вошь»;

а ~ ы: ыйха ~ айха «сон», дытар ~ датар «подушка», хылчак ~ халчак «ость»; ы ~ а: майрака ~ мыряка «рог», хатлан ~ хытлан «делать что-либо, заниматься, быть занятым»;

и ~ ы: дын ~ дин «человек», йывад ~ йивад «дерево», дыр ~ дир «писать», йывар ~ ивар «тяжелый, тяжело», дывах ~ дивах «близко»;

ы ~ и: пидиххи ~ пыдаххи «пояс», иш ~ ыш «плавать»;

и ~ ё: йёкел ~ икел «желудь», йётем ~ итем «ток, гумно», сенёк ~ сенник «вилы», ийё ~ ёйё «долото»;

а ~ а: тата ~ тата «еще», «и», кунча ~ кунча «голенище»; у ~ у: путек ~ путек «ягненок», упален ~упелен «ползать»; е ~ ё: йёлме ~ йелме «ильм», ёнёк ~ ёнек «угар»; ё ~ у: кукёрт ~ кёкёрт «сера»; а ~ и: ийё ~ аййа «долото»; а ~ у: пукане ~ тканя «кукла». Соответствия согласных: л ~ в: твапа ~ ктапа «пупок;

ч ~ 9: инде ~ инче ^<далеко», пучах ~ пудах «колос», дулда ~ дулчё «лист»; с ~ 9: (а)дта ~ ста «где», тадта ~ таста «где-то», нидта ~ ниста «нигде»; т ~ к: ханкала ~ хантта «клоп», к ~ т: тилхепе, тилкепе ~ килкепе «вожжи»;

ч ~ т: тас ~ час «протягивать», тёпек ~ чёпек «хохолок, гребень», тушек ~ чушек «перина»;

9 ~ ш: шурампуд ~ ^орампу? «заря».

в ~ н: чанка ~ чавка «галка» (в говорах отдельных селений произошло выпадение согласного - чана «галка»);

н ~ м: дамка ~ данка «лоб». Шор данкалла тиха (Живайкино); к ~ с: йётес ~ йётек «дружка». Йётек хо?ма кил (Живайкино); 9 ~ ч: чамар ~ дамра «кулак», кёпчек ~ кёпдек «ступица»; с ~ ш: шаршан ~ саршан «сажень».

В исследуемом окающем ареале действуют два вида губного сингармонизма: основной, родиной которого являются верховой и средний диалекты чувашского языка, и особый вид губной гармонии, имеющий узко локальный характер распространения [1], [2].

Основной вид губной гармонии гласных в рассматриваемых говорах Ульяновской области не отличается от говоров верхового и среднего диалектов, т. е. губным гласным а°, ё° в литературном языке и говорах низового диалекта соответствуют делабиализованные а, ё.

Губные гласные а°, ё° встречаются:

а) в односложных словах: пй°р «лед», тй°м «заморозки», дй°м «шерсть», чй°м ^«утонуть», кё°л «зола», тё°к «шерсть», дё°р «сто», тё°к «толкать» (Живайкино, Алинкино, М. Хомутерь, Чув. Сайман);

б) в двусложных словах: пй°рй°д «перец», вй°рй°м «длинный», кё°мё°л «серебро», дй°лтй°р «звезда», пй°тй° «каша», дй°ккй°р «хлеб», вй°кй°р «бык», вй°рй° «вор», тй°лй°х «сирота», кё°рё°к «шуба», тё°лё°к «сон», ё°мё°р «век» (Живайкино), тё°ттё°м «темно», й°шй° «теплый», тй°ххй°р «девять» (Чув. Решетка, Живайкино, Эзекеево, Кармалейка).

Замечено, что основной вид губной гармонии в исследуемом ареале, как и в диалектах (верховом и среднем) чувашского языка, реализован не везде последовательно: одинаковые примеры, и даже одни и те же слова в говорах разных населенных пунктов имеют разную огласовку: й°шй° «тепло», пй°тй «каша», кё°мёл «серебро» и др. Встретились также примеры такого типа (в них губная аттракция исчезла): пйтй «каша», вйрйм «длинный», тйххйр «девять», дёмёрт «черемуха» (Чув. Сайман).

Подобные факты, по мнению исследователей, свидетельствуют о разрушении сингармонизма в тюркских языках [5], [7], [10].

В исследуемых говорах наличествует также особый вид губного сингармонизма, который в чувашском языкознании называется губным сингармонизмом урмарского вида. Его специфическая особенность заключается в том, что огубленный гласный а° начального слога оказывает влияние на гласный а второго и последующих слогов, превращая их в широкий губной о или же в лабиализованный а°: кйтра > кй°тра° > кй°тро «кудрявый», вй°рман > вй°рма°н > вй°рмон «лес», тй°рна > тй°рна° > тй°рно «журавль», пйрда > пй°рда° > пй°рдо «горох» и т. д. [4].

Указанный вид губной гармонии во всех ареалах своего распространения существует только в велярной разновидности, палатальная разновидность данного сингармонизма отсутствует.

Примеры этой разновидности губного сингармонизма в исследуемом ареале неоднородны в отношении четкости перехода а > о. Реальные примеры на это явление имеют вид: вй°рма°н ~ вй°рмон «лес», кй°ма°ка° ~ кй°моко «печка» т. е. здесь гласный второго и последующих слогов постепенно превращается в о.

В рассматриваемом говоре наблюдается выпадение гласных а, ё, которое, как обычно, происходит в безударной позиции, и это фонетическое явление не имеет широкого распространения. К подобным примерам можно отнести: ста < йста ~ йдта «где», варла < варала «пачкать», мулкач < мулкачй «заяц», кантра < кантйра «веревка», квакардин < кйвакарчйн «голубь».

В говорах чувашского языка имеются случаи вставки неэтимологических согласных в структуру слов. Таких слов в исследуемом говоре чувашской диаспоры Ульяновской области немного, к ним, например, относятся икел «желудь» - ср. йёкел, итем «гумно, ток» -ср. йётем, икёреш «близнецы» - ср. йёкёреш.

В данных примерах при вставке й переход и > йё произошел перед смычными согласными к, т, других примеров на это явление в говорах не обнаружено.

Весьма любопытную вставку плавного сонорного р имеем в слове шаршан «поленница швырковых дров» (< из русск. сажень: саржан (Живайкино) и сыржан (Хомутерь)). Указанное слово в чувашских глоссариях XVIII века отразилось в двоякой огласовке: шаржан [8] и шажан [9]; эти варианты говорят о том, что вставка неэтимологического согласного р в структуре слова произошла до XVIII века.

Вставка р в соответствии шаши ~ шарши «мышь» утвердилась лишь в говорах некоторых населенных пунктов (М. Хомутерь, Живайкино). Здесь шаши от глагола шаш < сыч, чыч «испражняться».

В исследуемых говорах встречается выпадение согласных звуков, оно отмечено во всех положениях слова: и в анлауте, и в ауслауте. Диалектные примеры свидетельствуют о том, что данный фонетический процесс наиболее часто встречается в середине слов. Наиболее чуткими к выпадению согласными, как и в других тюркских языках, являются в, й, л, р. Примеры: алшалли ~ ашали «полотенце», кайрё > кар'ё «ушел, пошел», ыйт > ыть «спрашивать», ытакла > ытала «обнимать», йысна > исна «зять - муж старшей сестры», сывмар > сымар «больной».

В исследуемом ареале к случаям выпадения согласных относятся:

1) й: а) в начале слов: йёкел ~ икел «желудь», йётем ~ итем «ток, гумно» (здесь образуется соответствие гласных и ~ й);

б) в середине слов: пыйта ~ пут'а «вошь», кайрам ~ карам «пошел», ыйт ~ ыт' «спрашивать»;

2) х: чухне ~ чуне «когда»;

3) л: танлаштар ~ танаштар «сравнивать, сопоставлять», илсе кил ~ исе кил «принести»;

4) в: тив ~ ти «трогать», вёдерт ~ ёдерт «отвязать»;

5) тё: ун патёнче ~ун панче (у него).

В области согласных в исследуемом говоре отмечено такое фонетическое явление, наблюдаемое в верховом чувашеязычном диалектном ареале, как наличие геминатов в структуре слова: тоттар «платок», хоттар «моток», коккаль «пирог», д^кк^р «хлеб», к^кк^р «грудь», саххар «сахар», виттёр «сквозь», черкке «рюмка», соктр «слепой», уссёр «пьяный», шаппар «метла», ылттан «золото», нуммай «много».

Для изучаемого говора характерно также явление метатезы, т. е. перестановка звуков или слогов в структуре слова. В качестве примеров подобного рода можно привести: айар ~ айра «жеребец», авар ~ авра «ручка, рукоятка», дивёт ~ дивтё «коса», ывад ~ ывда «горсть», тотра ~ тотар «платок», ыйха ~ айха «сон», усёр ~ усрё «пьяный», декёл ~ деклё «крюк», тилхепе, тилкепе ~ тилпеке ~ килпеке «вожжи», витёр ~ витрё «сквозь», какар ~ ткра «грудь», дакар ~ дакра «хлеб», кукаль ~ куклё «пирог», кутр ~ кукра «кривой», мшар ~ майра «орех».

К фонетическому явлению метатезы относятся языковые примеры, связанные с сонорными согласными. Разумеется, участвуют в нем не только сонанты, но и другие согласные. Из приведенных примеров видно, что метатеза в большинстве случаев проявляется в двусложных основах, например: декёл > деклё, какар > ткра, кукаль > куклё; в таких примерах обычно разрушается слоговая структура: ш-кар > тк-ра, ту-тар > тут-ра, ша-тр > шап-ра и т. д.

Резюме. В свете изложенного можно сделать вывод о том, что говоры чувашской диаспоры Ульяновской области претерпевали в своем развитии разные фонетические и лексические изменения в звуковом составе слов. Эти изменения реализованы многочисленными соответствиями, вставками и выпадениями как гласных, так и согласных звуков, а также явлением метатезы.

Исследование подтвердило предположение о том, что в говорах исследуемого региона встречаются особенности верхового диалекта чувашского языка в виде отдельного ареала островного типа.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев, А. А. Особенности сенгилеевского говора чувашского языка / А. А. Алексеев // Материалы по чувашской диалектологии : сб. статей. Вып. 4. - Чебоксары : ЧНИИ, 1971. - С. 5-28.

2. Алексеев, А. А. Особенности языка чувашей села Живайкино Барышского района Ульяновской области / А. А. Алексеев // Диалекты и топонимия Поволжья : сб. ст. - Чебоксары : ЧТУ, 1979. - С. 75-85.

3. Ахвандерова, А. Д. Современное состояние чувашских диалектов / А. Д. Ахвандерова // Вестник Чувашского государственного педагогического университета им. И. Я. Яковлева. - 2014. - № 3(83). - С. 74-78.

4. Егоров, В. Г. Закон гармонии гласных в чувашском языке / В. Г. Егоров. - Казань : Б. и., 1928. - 63 с.

5. Дмитриев, Н. К. Грамматика башкирского языка / Н. К. Дмитриев. - М. ; Л. : АН СССР, 1948. - 275 с.

6. Долгова, А. П. Сибирско-саратовские чуваши / А. П. Долгова, Г. Н. Иванов, М. Г. Кондратьев, Г. Б. Матвеев, П. П. Фокин ; под общ. ред. проф. М. Г. Кондратьева. - Чебоксары : ЧГИГН, 2004. - 274 с.

7. Сергеев, Л. П. Диалектная система чувашского языка / Л. П. Сергеев. - Чебоксары : Чуваш. гос. пед. ун-т, 2007. - 83 с.

8. Рукопись Словаря языка чувашского / ОР ГПБ им. М. В. Салтыкова-Щедрина. - Ф. 885. - Ед. хр. 222.

9. Рукопись Словаря языков разных народов в Нижегородской Епархии обитающих: именно россиян, татар, чувашей, мордвы и черемис... / ОР ГПБ им. М. В. Салтыкова-Щедрина. - Ф. 885. - 223 об. - 477 л.

10. Черкасский, М. А. Тюркский вокализм и сингармонизм. Опыт историко-типологического исследования / М. А. Черкасский. - М. : Наука, 1965. - 142 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.