Научная статья на тему 'О квалификации незаконного «Обналичивания» денежных средств'

О квалификации незаконного «Обналичивания» денежных средств Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
499
157
Поделиться

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Мамаев Михаил Игоревич,

Текст научной работы на тему «О квалификации незаконного «Обналичивания» денежных средств»

О квалификации незаконного «обналичивания» денежных средств

М. И. Мамаев

В специальной литературе и в обиходе термин «обналичивание» встречается довольно часто. В большинстве случаев он является сопутствующим при характеристике каких-либо незаконных действий участников экономических отношений. Смысл, вкладываемый в данный термин, как правило, сводится к переводу безналичных денежных средств, находящихся на расчетном счете в кредитной организации, в наличную форму. Иногда это касается операций с ценными бумагами. Термин «обналичивание» используется в том же смысле в подзаконных нормативно-правовых актах1 и означает действие, не нарушающее законодательство.

В чем же разница между правомерным распоряжением денежными средствами, находящимися на расчетном счете, путем перевода их в наличную форму и дальнейшим использованием уполномоченным лицом, и неправомерным?

Для начала обозначим различия в правовой природе расчетов наличными и безналичными деньгами. Основная функция и тех и других — служить средством платежа. Наличные деньги способны погасить любой денежный долг, в то же время законодательство жестко ограничивает их обращение. Так, в Российской Федерации предельный размер расчетов наличными деньгами между

Мамаев Михаил Игоревич — заместитель начальника кафедры уголовного права и криминологии Академии экономической безопасности МВД России, кандидат юридических наук.

1 См., например: Письмо Департамента налоговой политики Минфина РФ от 12 ноября 1999 г. № 04-03-11 «О налоге на добавленную стоимость»; письмо Минфина РФ от 24 февраля 1998 г. № 23-02-02/73.

юридическими лицами по одной сделке не должен превышать 60 тыс. руб.2 (фактически же контролировать их обращение невозможно). Наличные деньги не могут быть истребованы от их добросовестного приобретателя, согласно п. 3 ст. 302 ГК РФ, в том числе и при условии их индивидуализации.

Большинство расчетов в имущественном обороте осуществляется в безналичном порядке с использованием денежных средств, числящихся на банковских счетах и во вкладах (депозитах). Однако по своей юридической (гражданско-правовой) природе безналичные деньги являются не вещами, а правами требования (для их обозначения гражданское законодательство обычно использует термин «денежные средства»). Денежные средства не могут считаться законным (то есть общеобязательным) платежным средством3. Законодательство РФ в ряде случаев ограничивает возможность перевода безналичных денежных средств в наличную форму, кроме того, их использование допускается с соблюдением установленной законом (а не владельцем) очередности платежей4 .

Нестабильность банковской системы России, сопровождающая про-

2 См.: Указание ЦБ РФ от 14 ноября 2001 г. № 1050-У «Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке».

3 См.: Гражданское право: Учебник. Т. I / Под ред. Е. А. Суханова. М.: Волтерс Клу-вер, 2004. С. 172.

4 Так, статья 855 ГК РФ устанавливает очередность списания денежных средств со счета для удовлетворения всех предъявленных к нему требований при недостаточности денежных средств на счете.

цессы экономических преобразований в стране, последний раз наглядно проявилась летом 2004 г. Были отозваны лицензии у ряда банков, что привело к их неплатежеспособности при отсутствии эффективной системы страхования вкладов. Описанные факты также девальвируют ценность безналичных денежных средств по сравнению с наличными.

Жесткая нормативная регламентация операций с безналичными денежными средствами на банковских счетах делает эффективным текущий и последующий контроль за соблюдением действующего законодательства как со стороны органов исполнительной власти, так и банковских учреждений.

Таким образом, цена наличных денег оказывается выше безналичных в первую очередь по причине обременения последних правовым режимом и доступностью всех видов контроля. Предваряя правовую характеристику «обналичивания», отметим, что возможность бесконтрольного распоряжения денежными средствами сама по себе может являться целью операций по «обналичиванию» уже в силу сложившейся предпринимательской субкультуры. Поэтому, как правило, неучтенные денежные средства, находящиеся в распоряжении хозяйствующего субъекта, превышают потенциально возможные официально не учитываемые (теневые) расходы.

Основным признаком действий по незаконному «обналичиванию» денежных средств является оформление фиктивных бухгалтерских и иных документов. Незаконность такого оформления очевидна, и в общественном сознании «подделка документов» — куда более тяжкое правонарушение, чем, например, неуплата в полном объеме налогов в бюджет. Соответственно, для заинтересованного лица цели этих действий по значению должны превосходить негативные последствия такого рода нарушения закона.

Рассмотрим факторы, определяющие указанную проблему:

1. Конкуренция на рынке труда вынуждает повышать зарплату востребованным специалистам, что приводит к увеличению налоговых платежей. Как следствие, заработная плата выплачивается в «конвертах», для чего требуются неучтенные наличные деньги. При этом бюджет и внебюджетные фонды недополучают значительные средства в виде налоговых отчислений, учитывая массовость указанного явления в настоящее время.

2. Уклонение от уплаты налоговых платежей, по результатам финансово-хозяйственной деятельности, при этом используется «обналичивание» посредством:

— совершения сделок, которые не отражаются в бухгалтерской отчетности, при этом используются наличные деньги, что позволяет избегать текущего и последующего контроля за операциями по счету в банке;

— неполной уплаты налогов с проводимых финансово-хозяйственных операций. Например, типичный способ уклонения от уплаты НДС в сфере строительства: фирма-подрядчик оформляет договор субподряда на выполнение работ и договор поставки стройматериалов с юридическим лицом, реквизиты которого используются для «обналичивания» денежных средств. На расчетный счет этого юридического лица перечисляются денежные средства, которые затем снимаются по фиктивным документам. Полученные неучтенные наличные деньги используются для приобретения стройматериалов, а работы, указанные в договоре субподряда, выполняются фирмой-подрядчиком. При этом уплачивается только часть НДС как разница между суммой поступившего и уплаченного за якобы выполненные работы и поставленные стройматериалы.

3. Возможность неограниченного распоряжения денежными сред-

ствами, в том числе и при их недостатке для удовлетворения всех требований кредиторов (в нарушение очередности, предусмотренной ст. 855 ГК РФ).

4. Формирование и восполнение суррогатных (нелегальных) условий осуществления предпринимательской деятельности: отчисления коррумпированным сотрудникам правоохранительных органов, взятки курирующим данную сферу бизнеса чиновникам, в отдельных случаях взносы в воровской «общак» и т. д.

5. Использование неучтенных денежных средств для личного потребления при сокрытии истинных размеров получаемых доходов. Например, с целью уклонения от уплаты подоходного налога с физических лиц.

6. Создание материального фундамента и пополнение оборотных средств «рафинированной» криминальной экономики, включающей перепродажу наркотиков, органов человека для трансплантации, оружия и т. д.

Масштабы этих явлений в Российской Федерации трудно переоценить. Сейчас уже можно говорить о незаконном «обналичивании» денежных средств как об институте отклоняющегося экономического поведения и одной из составляющих теневой экономики. Данный институт характеризуется однородностью составляющих его элементов и проявляется как в последствиях своего функционирования, так и в совокупности приемов и способов совершения деяний, присущих только ему.

Указанные общественно опасные цели определяют негативные последствия незаконного «обналичивания» как сложившегося социального института. К ним стоит отнести:

— непоступление денежных средств в виде налогов и обязательных отчислений в бюджет РФ и внебюджетные фонды (Пенсионный фонд, Фонд социального страхова-

ния, Фонд обязательного медицинского страхования);

— дестабилизацию денежной системы Российской Федерации. В соответствии с ч. 2 ст. 75 Конституции РФ защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка РФ. Указанием ЦБ РФ от 14 ноября 2001 г. № 1050-У «Об установлении предельного размера расчетов наличными деньгами в Российской Федерации между юридическими лицами по одной сделке» установлено правило (норма) о том, что предельный размер расчетов наличными деньгами между юридическими лицами по одной сделке не должен превышать 60 тыс. рублей;

— ущемление прав привилегированных кредиторов при недостаточности средств на счете. В данном случае умаляются установленные принципы гражданско-правовых отношений в Российской Федерации;

— формирование теневого (неучтенного) рынка наличных денег, производными которого являются противоправные деяния, в том числе общеуголовной направленности.

Общественная опасность незаконного «обналичивания» денежных средств очевидна. Распространенность и типичность определяется институциональными признаками. Какова же реакция на это негативное социальное явление государства, воздействующего, в частности, уголовно-правовыми средствами, и адекватна ли она степени общественной опасности? Ответ скорее отрицательный.

Субъектами противоправных деяний, характеризующих данный институт, являются как лица, стремящиеся к достижению указанных общественно опасных целей, используя характерные приемы и способы; так и лица, для которых эта незаконная деятельность является содержанием основной деятельности (по форме законной). Как общественно опасное явление не-

законное «обналичивание» не сложилось бы без системного противоправного участия банковских учреждений через своих представителей. Часть доходов ряда банков, а также их учредителей и руководителей составляют отчисления от участия в подобной деятельности.

Таким образом, можно говорить о трех группах субъектов правонарушения, составляющих сущность незаконного «обналичивания»:

1. Лица (заказчики), осуществляющие легальную финансово-хозяйственную деятельность (не только предпринимательскую), достигающие посредством незаконного «обналичивания» денежных средств цели, противные основам правопорядка.

2. Лица (исполнители), использующие незаконное «обналичивание» как вид незаконной деятельности с целью извлечения прибыли.

3. Представители банковских учреждений, использующие служебное положение для непосредственного участия или оказания содействия за вознаграждение деятельности по незаконному «обналичиванию» денежных средств.

«Обналичивание» как вид незаконной экономической деятельности и как социальное явление сложилось в конце 80-х гг. на территории бывшего СССР. После отмены тотального запрета предпринимательской деятельности, в частности, вступления в силу Закона СССР от 26 мая 1988 г. № 8998-Х1 «О кооперации в СССР»5, комсомольские и партийные функционеры стали создавать на базе дворцов детского творчества, центров научно-технического творчества молодежи при райкомах комсомола хозрасчетные производственные организации. Госбанк СССР перечислял денежные средства на развитие научного творчества, и за них отчитывались по

5 См.: Ведомости ВС СССР. 1998. № 22. Ст. 355.

документам проведенными научно-тематическими мероприятиями. Фактически же на эти денежные средства приобретались, например, первые видеомагнитофоны и организовывались коммерческие просмотры в видеозалах. Справедливости ради следует отметить, что теневая экономика в СССР существовала и ранее, имея значительный оборот наличных денег. Так, по данным американских исследователей, теневой сектор в 1973 г. охватывал 3—4% всей советской экономики (ВВП)6.

До 1995 г. деятельность лиц, относящихся ко второй группе (исполнители), даже не маскировалась под легальную деятельность. Регистрировались юридические лица, открыто рекламировались услуги по «обналичиванию» денежных средств в нарушение установленных правил. Вследствие политики шоковой терапии, вызвавшей гиперинфляцию, наблюдалась нехватка наличных денег. Деятельность ряда отраслей была практически парализована. Более 60% расчетов происходило по бартеру. Именно в этот период услугами обналичивающих фирм открыто стали пользоваться даже руководители государственных предприятий и учреждений. В России формируется либеральное отношение общества к «обналичи- ' ванию». Предложение на рынке не- ; законного «обналичивания» денеж- ' ных средств стало превышать спрос. Несмотря на то, что с 1995 г. данные действия стали рассматриваться как способ совершения правона- • рушений, в первую очередь налоговых, в этой сфере незаконных услуг появилась даже конкуренция. Комиссионные за услуги обналичи- ; вающих фирм упали с 15—18% в

6 См.: Ofer G., Vinokur A The Soviet Household Under the Old Regime: Economie Conditions and Behavior in the 1970's. Cambridge University Press, 1992. Р. 84. Судить о достоверности данных сложно, так как они основывались на опросах эмигрантов, выехавших в Израиль.

1995 г. до 5—7% в 1999 г., а с 2001 г. колебались от 1 до 2,5%. В третьем квартале 2005 г. произошел резкий рост — до 4% от суммы операции. Это связано с проведением МВД России совместно с федеральной службой по финансовому мониторингу (ФЦФМ) мероприятий по выявлению и пресечению схем легализации преступно добытого имущества, которые основаны на «обналичивании».

Основным способом незаконного «обналичивания» денежных средств является совершение мнимой сдел-ки7 , предметом которой служит обязанность исполнителя выполнить работы, оказать услуги или осуществить поставку товарно-материальных ценностей заказчику, которая фактически не исполняется. При этом изготавливаются фиктивные первичные бухгалтерские документы (акты выполненных работ, счета-фактуры и т. д.), подтверждающие исполнение основного договора (контракта). На основании этих документов в данные налоговой отчетности заказчика вносятся заведомо ложные сведения. Денежные средства перечисляются заказчиком на расчетный счет исполнителя, который, опять-таки по фиктивным документам, например, для закупки сельхозпродукции у населения, обращает их в наличную форму. Затем наличные деньги передаются заказчику, за исключением суммы вознаграждения, составляющей определенный процент.

В ряде случаев исполнитель и заказчик совпадают в одном лице, когда для достижения указанных выше противоправных целей создается юридическое лицо по ненадлежащим документам (утерянным паспортам, недееспособных лиц и т. д.). Это не выходит за рамки рас-

7 В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимой признается сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

сматриваемого системного явления, а влияет на юридическую квалификацию такого рода деятельности. Например, при уклонении от уплаты налогов с использованием незаконного «обналичивания» денежных средств возможны признаки идеальной совокупности преступлений, предусмотренных ст. 173 «Лжепредпринимательство» и «налоговых» статей Уголовного кодекса РФ.

Мнимая сделка в соответствии с гражданским законодательством ничтожна. Она не порождает никаких правовых последствий. Стороны не намерены исполнять эту сделку, но они все же совершают некоторые фактические действия, создающие видимость ее исполнения, скажем, составляют необходимые документы и проч. К таким действиям применяются правила ст. 167 ГК РФ о последствиях недействительности сделки. Хотелось бы подчеркнуть, что признаки притворной сделки у такого рода действий отсутствуют, так как по смыслу п. 2 ст. 170 ГК РФ при совершении притворной сделки стороны желают создать правовые последствия.

С другой стороны, говоря о гражданско-правовой квалификации, необходимо указать, что незаконное «обналичивание» денежных средств по своей природе противоречит основам правопорядка и нравственности и ничтожно также в силу ст. 169 ГК РФ.

Таким образом, перечисленные действия охватываются нормами ст. 169 ГК РФ в системной связи с п. 1 ст. 170 Кодекса. Эта квалификация следует из мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 г. № 226-О' «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Уфимский нефтеперерабатывающий завод» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации и абзацем третьим пункта 11 статьи

7 Закона Российской Федерации «О налоговых органах Российской Федерации»8. В Определении такая правовая оценка была дана сделкам, совершенным с целью неуплаты налогов, которая является одной из целей незаконного «обналичивания» денежных средств и имеет один порядок степени общественной опасности по отношению к достижению других целей этого деяния.

К другим, менее распространенным способам относятся различные варианты недобросовестного9 использования гражданско-правовых средств, в частности, приобретение у физических лиц неликвидных векселей (фактическая цена которых равна цене бланка установленной формы) по номинальной стоимости, оформленных специально для незаконного «обналичивания» денежных средств. При этом используются либо вымышленные данные физических лиц, либо утерянные паспорта и т. д. Однако указанные частные случаи не влияют на общую характеристику и правовую квалификацию рассматриваемых действий.

Необходимо рассмотреть и обратную незаконному «обналичиванию» операцию, при которой происходит обмен неучтенных наличных денег на безналичные деньги на расчетном счете в банке. Элементы этих деяний тождественны: совершение мнимых сделок, состав-

8 Документ опубликован не был.

9 Понятие недобросовестности в отноше-

нии действий налогоплательщиков, злоупотребляющих правом, довольно часто встречается в решениях Конституционного Суда РФ (Определение от 25 июля 2001 г. № 138-О, Определение от 14 мая 2002 г. № 108-О). Но законодательно закрепленного определения этому понятию нет. В гражданско-правовом значении недобросовестность означает такое осуществление субъ-

ективных прав лица, при котором причиняется вред или создается угроза причинения вреда другим лицам.

ление фиктивных бухгалтерских документов, субъекты (те же исполнители). Наличие значительного объема денежных средств, участвующих в неучитываемых (теневых) экономических отношениях, привело к процессу перераспределения их части в легальный сектор. Помимо неучитываемых наличных денег, имеющих незаконное, но не криминальное происхождение, это является одним из способов совершения преступления, предусмотренного ст. 174 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» и 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения преступления» УК РФ. Это квалифицирует общественную опасность незаконного обналичивания денежных средств и его производных.

Степень общественной опасности деятельности, связанной с незаконным «обналичиванием» денежных средств, несомненно, свидетельствует о необходимости уголовно-правовой защиты нарушаемых общественных отношений. Составляющие ее действия содержат признаки целого ряда преступлений, в том числе предусмотренных в УК РФ нормами ст. 173 «Лжепредпри-; нимательство», 159 «Мошенниче-' ство», 327 «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков», устанавливающих ответственность за «налоговые» преступления УК РФ. Конструкция последних и особенности объективной стороны не позволяют говорить о точном соответствии криминооб-разующих признаков указанных преступлений признакам рассматриваемых деяний. Кроме того, действия, направленные на незаконное «обналичивание» денежных средств, подчас выступают способом совершения этих преступлений, например при уклонении от уплаты на-

логов. Более того, непосредственный объект посягательств имеет иную правовую природу.

Формулируя состав преступления, уголовный закон выполняет задачу охраны общественных отношений, урегулированных другими правовыми отраслями. При этом нормы, действующие в другом праве, уголовный закон принимает за данное, не вмешиваясь в их суть и не определяя ее. Уголовно-правовая охрана не может быть всеобъемлющей; защита нормы других отраслей права от любого нарушения в задачу уголовного права не входит и входить не может. Состав преступления должен быть очерчен очень точно10. В то же время можно говорить о возможности и необходимости уголовно-правовой охраны наиболее важных для общества принципов права, конкретизируемых в нормах определенных отраслей права. Так, уголовно-правовой запрет, содержащийся в норме ст. 179 Уголовного кодекса РФ «Принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения», обеспечивает свободу выражения воли лиц, совершающих сделки, закрепленную в п. 1 и 2 ст. 154, п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 421 ГК РФ11.

Изучение правоприменительной практики показывает, что органам следствия, как правило, сложно дать надлежащую уголовно-правовую оценку действиям по незаконному «обналичиванию» денежных средств. Признаки этих действий с наименьшей степенью обобщения соответствуют признакам состава преступления, предусмотренного

10 См.: Лопашенко Н. А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 182.

11 См.: Шишко И. В. Экономические правонарушения: Вопросы юридической оценки и ответственности. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 172.

ст. 173 «Лжепредпринимательство» УК РФ. По своей сути операции с финансовыми активами при незаконном «обналичивании» не являются экономическими, то есть не составляют деятельность в сфере единства производства, распределения, обмена и потребления, что в экономической литературе отождествляется с экономической дея-тельностью12. Предпринимательская же деятельность является разновидностью экономической согласно ст. 34 Конституции РФ, закрепляющей право каждого на свободное использование своих способностей и имущества не только для предпринимательской, но и иной экономической деятельности.

В большинстве своем незаконное обналичивание денежных средств используется для уклонения от уплаты налогов. Типичным является следующее уголовное дело, как по характеру совершенного деяния, так и правовой оценке правоприме-нителя13.

Генеральный директор ООО «Мечта» Федоров зарегистрировал и поставил на налоговый учет несколько хозяйственных обществ, в том числе: ООО «Профиль», ООО «Ри-тейл трейд» и ООО «Стройдеталь»,< расчетные счета которых использовал для обналичивания денежных средств путем составления фиктивных бухгалтерских и иных документов. Действия Федорова следователем были квалифицированы по ст. 173 УК РФ как лжепредприни-" мательство. Ответственность, предусмотренная данной уголовно-правовой нормой, наступает за создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпри-

12 См.: Курс экономической теории. Общие основы экономической теории, микроэкономика, макроэкономика, переходная экономика: Учебное пособие / Под ред. А. С. Сидо-рович. М., 1997. С. 44.

13 Наименования юридических лиц и фамилия лица вымышлены.

нимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству. Сумма ущерба определена в примечании к ст. 169 УК РФ и превышает 250 тыс. руб.

Данный состав является материальным, поэтому при квалификации признаков объективной стороны было установлено причинение крупного ущерба государству в виде сумм не поступивших налоговых платежей в бюджет организаций-контрагентов ООО «Профиль», ООО «Ритейл трейд» и ООО «Стройде-таль», для которых незаконное «обналичивание» денежных средств было способом уклонения от уплаты налогов. Размер причиненного ущерба был установлен на основании заключения эксперта, проводившего финансово-экономическую экспертизу бухгалтерских документов, относящихся к деятельности этих обществ.

В то же время такие общественно опасные последствия, явившиеся следствием действий Федорова, согласно п. 1 ст. 82, ст. 101 НК РФ, должны быть установлены в рамках проведения налогового контроля должностными лицами налоговых органов. Причем в этом случае к налоговой ответственности должны быть привлечены организации-контрагенты ООО «Профиль», ООО «Ритейл трейд» и ООО «Стройде-таль» на основании решения руководителя (заместителя руководителя) налогового органа в соответствии с п. 2 ст. 101 НК РФ. Как указано в постановлении Конституционного Суда РФ от 14 июля 2005 г. № 9-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 113 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Г. А. Поляковой и запросом

Федерального арбитражного суда Московского округа», применение мер ответственности за совершение налогового правонарушения основано на выявлении в строгой процессуальной форме размера причиненного государству финансового ущерба (п. 4 ст. 101 НК РФ).

Момент окончания преступления, предусмотренного ст. 173 УК РФ, при квалификации деяния Федорова по данной уголовно-правовой норме совпадает со временем непоступления налоговых платежей в бюджет от организаций-контрагентов ООО «Профиль», ООО «Ри-тейл трейд» и ООО «Стройдеталь» по окончании налогового периода в срок, установленный для уплаты налога. Для налога на прибыль, например, налоговый период составляет один год.

На данном примере наглядно проявляется несовершенство действующей редакции ст. 173 УК РФ. Само по себе создание коммерческой организации не может причинить крупный ущерб, а смысл, вкладываемый законодателем в норму, состоял, вероятнее всего, в реализации дееспособности созданного юридического лица для достижения соответствующих целей. В таком случае это существенная законотворческая ошибка.

На недостатки конструкции состава «Лжепредпринимательства» неоднократно указывалось рядом ведущих ученых, в сферу научных интересов которых входят проблемы квалификации экономических преступлений14. Но изменения, вносимые законодателем достаточно часто за последнее время в гл. 22 УК РФ, не затрагивают ст. 173. Не- ' эффективность данной уголовно-правовой нормы наглядно иллюстрируют результаты изучения уголовных дел о преступлениях, пре-

14 См., например: Клепицкий И. А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005. С. 515.

дусмотренных ст. 173 УК РФ, и решений судов по ним. Статистика в целом по России следующая15:

Необходимо нормативно определить понятие действий, направленных на незаконное «обналичивание» денежных средств, так как используемый общепринятый термин «обналичивание» в своем семантическом смысле неудачен. Он широко используется в гражданском обороте для обозначения легальных действий, в частности при операциях с ценными бумагами, а также, как уже отмечалось, в нормативно-правовых актах. Рассматриваемые действия имеют признаки финансовых операций и определяются как действия физических и юридических лиц с денежными средствами или иным имуществом независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей16.

В то же время мнимые сделки, составляющие содержание незаконного «обналичивания» денежных средств, совершаются лишь для вида, без намерения создать соответствующие гражданско-право-

15 Источник: Ф.010КН.01-СБ.Р0ССИЯ ГИАЦ МВД РФ.

16 См.: Статья 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

вые последствия. Поэтому их возможно определить как «псевдофи-

17

нансовые» операции.

Уголовно-правовая норма, предусматривающая ответственность за рассматриваемые деяния, может быть представлена дополняющей УК РФ ст. 173.1, изложенной в следующей редакции:

«Статья 173.1. Псевдофинансовые операции (обналичивание)

1. Обмен, в нарушение установленного порядка, находящихся в легальном обороте безналичных денежных средств на расчетном счете в банке на неучтенные наличные деньги, путем сопряженного с обманом оформления предпринимательской и иной экономической деятельности, совершенный руководителем организации, либо иным лицом, выполняющим управленческие функции в этой организации, или индивидуальным предпринимателем, а также лицом, совершающим такие действия в их интересах за вознаграждение в любой форме, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается штрафом в разме- § ре от двухсот тысяч до пятисот ^ тысяч рублей, либо лишением сво- ^ боды на срок до шести лет». я

2. То же деяние, совершенное £ лицом с использованием своего слу- го п жебного положения в кредитной ско организации, — ий

наказывается лишением свободы ^ на срок до десяти лет». ^

Вознаграждение в виде комисси- рна онных от суммы обмененных на £ наличные деньги денежных средств следует рассматривать как доход от преступной деятельности.

17 Псевдо... (от греч. РБеи<1о8 — ложь).

годы выявлено осуждено лиц

преступлений лиц

2002 232 61 16

2003 110 29 13

2004 208 28 9

—-■*!»■-