Научная статья на тему 'О «Клятвенном договоре» князя Игоря Старого с Византией'

О «Клятвенном договоре» князя Игоря Старого с Византией Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2213
312
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУССКО-ВИЗАНТИЙСКИЕ ДОГОВОРЫ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ X В. / КНЯЗЬ ИГОРЬ СТАРЫЙ / ЛЕТОПИСИ / «КЕМБРИДЖСКИЙ ДОКУМЕНТ» / "CAMBRIDGE DOCUMENT" / RUSSIAN-BYZANTINE TREATIES OF THE FI RST HALF OF X CENTURY / PRINCE IGOR THE OLD / THE CHRONICLE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Минакова Э. А.

В статье исследуются русско-византийские договоры первой половины X в., имевшем важное значение для политического становления Руси как государства. В контексте данного исследования выдвигается и обосновывается предположение о существовании, кроме договоров 907-го, 911-го и 944-го гг., еще одного русско-византийского договора, заключенного князем Игорем Старым до 941 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ON THE «SWORN TREATY» BY PRINCE IGOR OLD WITH BYZANTIUM

The Russian-Byzantine treaties of the fi rst half of X century, which had a great signifi cance for the political evolution of Russia as a state are investigate in article. The assumption about the existence, except for treaties 907-th, 911-th and 944-th years, another the Russian-Byzantine treaty, signed by Prince Igor Old to 941 are justify in this article.

Текст научной работы на тему «О «Клятвенном договоре» князя Игоря Старого с Византией»

--------==ЧГ/'\ ИСТОРИЯ \Ъг*===--------------------------------------------

Э.А. МИНАКОВА

кандидат исторических наук, доцент, профессор кафедры истории России Орловского государственного университета E-mail: minakovst@mail.ru Тел. 43 46 46; 8 910 748 58 90

О «КЛЯТВЕННОМ ДОГОВОРЕ» КНЯЗЯ ИГОРЯ СТАРОГО С ВИЗАНТИЕЙ

В статье исследуются русско-византийские договоры первой половины X в., имевшем важное значение для политического становления Руси как государства. В контексте данного исследования выдвигается и обосновывается предположение о существовании, кроме договоров 907-го, 911-го и 944-го гг., еще одного русско-византийского договора, заключенного князем Игорем Старым до 941 г.

Ключевые слова: Русско-византийские договоры первой половины X в., князь Игорь Старый, летописи, «Кембриджский документ».

Русско-византийские договоры X в., тексты которых, с большей или меньшей степенью сохранности дошедшие до нас в составе Повести временных лет, представляют собой уникальные и единственные древнейшие отечественные исторические источники по истории Руси дохристианского периода. Традиционно считается, что всех таких договоров было четыре: 907, 911, 944 и 972 гг. Следует, однако, заметить, что византийский историк конца X в. Лев Диакон свидетельствует о существовании «клятвенного договора» между Византией и князем Игорем Старым1 [1, с. 32] до его похода на Константинополь в 941 г., т.е. о договоре до 941 г.: вспоминая о поражении флота отца Святослава, князя «Ингора», византийский император Иоанн Цимисхий упрекает последнего в том, что тот «презрел клятвенный договор» [2, с. 57] с императором и напал на Константинополь. Именно этот аспект внешнеполитической деятельности Игоря Старого и будет рассмотрен в настоящей статье в контексте анализа содержания договоров 907-го, 911-го и 944-го гг.

Большинство исследователей считают, что текст мирного договора 907 г., завершающий описание Олегова похода на Греков в Повести временных лет, представляет собой лишь краткое летописное изложение основных положений договора 911 г. [3, с. 84-180] Другие полагают, что в 907 г. был подписан самостоятельный или прелиминарный мирный договор [3, с. 84-180; 4, с. 65-66]. Сопоставим статьи трех договоров Руси с Византией, которые приводятся в Повести временных лет - 907-го, 911го и 944-го гг.

Договор 907 г.: «Да приходячи Русь слюбное емлют, елико хотячи, а иже придут гости да ем-лют месячину на 6 месяць, хлеб, вино, мясо и рыбы

1 Прозвание князя «Старый» условно. Такой эпитет князю

Игорю присваивает митрополит Илларион в своем «Слове «О законе и благодати».

© Э.А. Минакова

и овощь. И да творят им мовь, елико хотят. Придучи же домовь, в Русь, да емлют у царя вашего на путь брашно, и якори, и ужища, и парусы, и елико им на-добе [5, с. 17].

В договоре 911 г. это положение отсутствует.

Договор 944 г.: «...Возмут месячное свое, съли слебное, а гостье месячное.. И отходящеи Руси отсюда взимають от нас, еже надобе, брашно на путь, и еже надобе лодьям, яко же уставлено пре-же...» [5, с. 24]. Как видим, в своей принципиальной основе это положение вновь появляется, хотя и с отсутствием некоторых деталей. Поскольку в договоре 911 г. это положение отсутствует, то возникает естественный вопрос: когда это «прежде» было установлено, в каком договоре? Надо полагать, что речь идет о договоре Руси с Византией, предшествовавшем договору 944 г. Но это был какой-то договор, заключенный между 911-м и 944-м гг.

Далее, в договоре 907 г. записано: «Аще прии-дуть Русь бес купли, да не взимают месячины: да запретить князь словом своим приходящим Руси зде, да не творят пакости в селах в стране нашей» [5, с. 17].

В договоре 911 г.: это положение отсутствует.

В договоре 944 г. записано: «Аще придуть Русь бес купли, да не взимають месячна. Да запретить князь слом своим и приходящим Руси сде, да не творять бещинья в селах, ни в стране нашей» [5, с. 24]. Иными словами, наблюдается текстуальное совпадение этих положений в договорах 907-го и 944-го гг.

В договоре 907 г. прописано: «Приходяще Русь да витают у святаго Мамы, и послеть царство наше, и да испишут имена их, и тогда возмуть месячное свое, - первое от города Киева, и паки ис Чернигова, и ис Переаславля, и прочии гради» [5, с. 17].

В договоре 911 г.: это положение отсутствует.

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

В договоре 944 г. указывается: «И приходящим им, да витають у святаго Мамы, да послеть царство наше, да испишеть имяна ваша, тогда возмут месячное свое, сълы слебное, а гостье месячное, первое от города Киева, паки ис Чернигова и ис Переяславля и ис прочих городов» [5, с. 24]. Вновь наблюдается практически текстуальное совпадение одинаковых положений договоров 907-го и 944-го гг.

В тексте договора 907 г. предписывается: «И да входят в град одними вороты со царевым мужем, без оружьа, мужь 50, и да творят куплю, яко же им надобе, не платяче мыта ни в чем же» [5, с. 17].

В договоре 911 г.: это положение отсутствует.

В договоре 944 г. сказано: «Да входят в город однеми вороты со царевым мужем без оружья, муж 50, и да творят куплю, яко же им надобе, и паки да исходять» [5, с. 24]. И данные положения договоров 907-го и 944-го гг. практически текстуально повторяются.

Как это видно из сопоставления статей договоров 907, 911 и 944 гг., то, что летописец представляет как договор, заключенный Олегом Вещим в результате победоносного похода на Константинополь в 907 г., включенный в рассказ об этом походе, на самом деле является, в основном, почти текстуальным пересказом отдельных статей договора 944 г.

В то же время ни одна из статей «договора 907 г.» не находит отражения в договоре 911 г., хотя имеются некоторые различия в аналогичных положениях договоров «907 г.» и 944 г. В частности, последняя из цитированных для сравнения статей «договора 907 г.» завершается существенным положением, исчезающим в договоре 944 г.,: «не платяче мыта ни в чем же». Иными словами, по соглашению, предшествовавшему 944 г., русские послы и купцы не должны были платить никаких торговых «сборов». В 944 г., в силу отсутствия этой оговорки, они лишаются этого права. Напрашивается предположение, что в каком-то договоре, появившемся между Русью и Византией после 911 г., эта льгота была прописана. Учитывая приведенное выше указание на «клятвенный договор», заключенный князем Игорем Старым с Византией до 941 г., это положение могло быть как раз в этом «клятвенном договоре».

Кроме того, в первом из приведенных для сравнения положений, в отличие от текста договора 944 г. более детально расшифровываются права русских послов и купцов: «Да приходячи Русь слюбное емлют, елико хотячи, а иже придут гости да емлют месячину на 6 месяць, хлеб, вино, мясо и рыбы и овощь. ... иякори, иужища, и парусы, и елико им надобе» [5, с. 17]. В тексте же договора 944 г. окончание фразы по смыслу такое же, но короче по

форме и еже надобе лодьям, яко же уставлено пре-же...» [5, с. 24]. Особое внимание, как было уже отмечено выше, обращает на себя внимание ссылка - «яко же уставлено преже». Можно предположить, что это было установлено как раз в «клятвенном договоре» Игоря Старого, предшествовавшем его походу на Константинополь в 941 г.

Некоторые косвенные указания на существование «клятвенного договора» Игоря Старого с Византией до 941 г. содержатся в так называемом «Кембриджском документе» [6, с. 177-178; 7; 8]. Учитывая особенности этого источника, ослабляющие степень его достоверности, тем не менее, нельзя не признать, что в нем нашли отражение события, происходившие в хронологических пределах 940 -941 гг. И хотя составитель этого документа говорит о «царе Руси Хлгу» [9, с. 98, 102] или «Халевгу» [7, с. ХХХ-ХХХУ1; 8, с. 827-828] (как расшифровывается это имя исследователями, «русском князе Олеге», скорее всего «Олеге Вещем», что противоречит летописной хронологии его жизни и деятельности), как предводителе русского похода на Константинополь, завершившегося сожжением его флота «греческим огнем», в самом этом событии без сомнения просматривается достоверно известный поход Игоря Старого 941 г.

В «Кембриджском документе» говорится, что «.злодей Романус (император византийский) послал большие дары Хлгу, царю Руси, подстрекнув его совершить злое дело» [6, с. 181-182]. Это событие не нашло отражения ни в византийских, ни в арабских, ни в древнерусских источниках. В Византии во времена Романа I Лакапина и Константина VII Багрянородного не знали князя Олега. Там знали «архонта Росии Ингора», его «сына Сфендослава» [10, с. 45], позднее узнали его жену «архонтиссу Росии Эльгу» [11, с. 360]. Все военно-дипломатические отношения с Русью для них были отношениями именно с этими политическими персонами. Поэтому, если то, о чем сообщает «Кебриджский документ» о договоренности императора Романа с русским князем имело место, то контрагентом договора был не Олег, а Игорь. Хазарский автор вряд ли располагал точной информацией о внешнеполитических акциях византийского императора и, в частности о том, с каким русским князем он вступил в анти-хазарские договорные отношения. У императора Романа I были активные взаимоотношения с князем Игорем, а не с Олегом. Однако, как уже отмечалось выше, достоверно известен лишь один русско-византийский договор между императором Романом I и князем Игорем Старым, традиционно датируемый 944 г. (хотя окончание текста этого

ЕЭГ>^| история |\ПЕ

договора с его датировкой утрачено и не цитируется летописцем). Согласно свидетельству летописца, именно византийский император (точнее императоры-соправители) обратился к князю Игорю с предложением подписать мирный договор, а уже в ответ на это в Константинополь отправились русские послы. «Присла Роман и Костянтин, и Степан слы к Игореви, - написано в Повести временных лет, - построити мира первого. Игорь же глагола с ними о мире. Посла муже своя к Роману. Роман же созва боляре и сановники. Приведоша руския слы, и велеша глаголати и псати обоих речи на харатье» [5, с. 23, 159]. Но эти обстоятельства, повторюсь, традиционно датируются 944 г., т.е. временем после похода 941 г. В хазарском же документе они предшествуют этому походу. Именно такого рода «презрел клятвенный договор» [2, с. 57] с императором князь Игорь Старый и напал на Константинополь.

Можно предложить два варианта расшифровки этого сообщения византийского историка, относящегося к концу X в. Либо он имел в виду «клятвенный договор», заключенный еще князем Олегом в 911 г., либо он вел речь о «клятвенном договоре» князя Игоря «944 г.». При рассмотрении первого варианта возникает вопрос: если Лев Диакон знал о договоре 911 г., то почему же он не знает князя Олега? Кроме того, договор Руси с Византией 911 г. хронологически столь далек от времени написания Львом Диаконом своей «Истории» (992 г.). К тому же, византийский историк упрекает именно князя Игоря, отца Святослава, в «клятвопреступлении», а не какого-либо другого князя или просто «русов». Поэтому предпочтительнее рассматривать второй вариант: князь Игорь Старый нарушил «клятвенный договор», заключенный им до 941 г.

Нам известен лишь один «клятвенный договор» князя Игоря с Византией, датируемый летописцем 944 г., в котором можно усмотреть намек, смутное воспоминание о неком договоре, предшествовавшем договору 944 г. В тексте договора сказано «обновити ветъхий мир, ненавидящего добра и враждолюбьца дьявола разоренный от мног лет.» [5, с. 23, 159]. Но в данной фразе ничего не говорится о том, что князь Игорь нарушил какой-то договор, скрепленный его клятвой. Речь идет лишь о многолетних военных действиях между византийцами и русью, предшествовавших заключению мира. Можно ли назвать враждебные действия с 941 по 944 многолетними? Но Лев Диакон все-таки утверждает, что походу князя Игоря на Константинополь 941 г. предшествовал нарушенный им «клятвенный договор» с византийским императором.

Проведенное выше сравнение ряда положений русско-византийских договоров «907», 911, 944 гг.

позволяет предполагать, что, действительно, до 941 г. князь Игорь заключил какой-то клятвенный договор с Византией, смутные сведения о котором оказались и в «Кембриджском документе». Косвенным признаком того, что это был именно договор князя Игоря, предшествовавший событиям 941 г., является присутствие в договоре 944 г. статей «о Корсунской стране».

В одной из них говорится: «А о Корсуньстей стране. Елико же есть городов на той части, да не имать волости, князь руский, да воюеть на тех странах, и та страна не покаряется вам, и тогда, еще просить вой у нас князь руский да воюеть, да дам ему, елико ему будет требе» [5, с. 25, 161]. На мой взгляд, это переводится так: «А о Корсунской стране. Сколько имеется городов на той территории, да не имеет над ними власти князь русский, а если попытается военным путем их подчинить, то эта страна не должна ему повиноваться. При соблюдении этих условий князь русский может обратиться к нам за военной помощью, и тогда мы дадим ему, сколько ему потребуется». Из контекста данной статьи можно понять, что русский князь предпринимал попытку захватить города в «Корсунской стране» и подчинить их своей власти. При этом, однако, в статье просматривается готовность византийских властей помогать русскому князю вооруженной силой в его боевых действиях. Похоже, что косвенным образом с содержанием этой статьи смыкается третий эпизод, описанный в «Кембриджском документе»: «И пришел тот (Хлгу) ночью к городу Смкрии (Тьмутаракань? Керчь?), и захватил его обманным путем, так как не было там правителя Раб-Хашмоная» [6, с. ]. Действия Хлгу можно рассматривать как следствие его договоренности с византийским императором Романом I. Если иметь в виду, что все это происходило незадолго до похода Игоря Старого на Константинополь в 941 г., то имелся в виду, скорее всего, именно Игорь Старый, заключивший «клятвенный договор» с византийским императором.

В другой статье Договора 944 г. имеется обязательство русского князя, также смыкающееся с указанной информацией из сообщения хазарского автора: «.А о сих, оже то, приходять чернии бол-гаре и воюють в стране Корсуньстей, и велим князю рускому, да их не пущаеть пакостять стране его» [5, с. 23, 161]. В «Кембриджском документе» говорится: «И стало это известно Булшици, он же Песах, и пошел тот в гневе на города Романуса и перебил всех от мужчин до женщин. И захватил он три города и, кроме того, много селений. Оттуда пошел он к городу Шуршун (Херсонес?) и воевал против него.. И вышли они из земли подобно червям. Исраеля

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

и умерло из них 90 человек. И избавил Песах хазар (?) от руки русов и поразил всех находившихся там мечом» [6, с. 182]. М.И. Артамонов считает, что «булшицы (балгиций, архонт, правитель) Песах», повидимому, обозначает князя черных или кубанских болгар, подвластных хазарам [9, с. 374]. Из текста данного эпизода следует, что в «городах» «Корсунской страны» находились русы, которые, видимо, и обороняли его, оказывая, таким образом, помощь византийцам. Судя же по рассказу автора «Кембриджского документа», русы, выполняя договорные обязательства, обороняли «корсунские города» от черных болгар до Игорева похода 941 г.

В Договоре же Олега с Византией в 911 г. вообще отсутствуют какие-либо военные обязательства русского князя в отношении Византии. Оговаривается лишь право русских воинов отправляться на службу византийскому императору [5,

с. 19, 155]. Следовательно, все вышеприведенные данные указывают на то, что сам «клятвенный договор», предшествовавший Игореву походу 941 г. на Константинополь, заключил с византийским императором Романом I не князь Олег, а князь Игорь до 941 г.

Проведенный выше сравнительный анализ текстов русско-византийских договоров первой половины X в. позволяет предполагать, что ни отдельного похода князя Олега на Константинополь в 907 г., ни «договора 907 г.» с Византией, положенного в основу Олегова договора 911 г., не было. Зато был договор князя Игоря с Византией до 941 г., который, после нарушения его в 941 г., был восстановлен с некоторой редакцией в 944 г. Вопрос о предполагаемой дате этого «клятвенного договора» Игоря Старого будет рассмотрен в следующей статье.

Библиографический список

1. Митрополит Илларион. Слово «О законе и благодати» //Хрестоматия по древней русской литературе. М., 1955.

2. Лев Диакон. История. М., 1988.

3. Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. IX - первая половина X вв. М., 1980.

4. Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX - начало XII в). СПб., 2000.

5. Повесть временных лет. СПб., 2007.

6. Кембриджский документ. Древняя Русь в свете зарубежных источников Хрестоматия. Т. 3. Восточные источники. 2009.

7. Коковцов П.К. Еврейско-хазарская переписка в X в. Л., 1932.

8. Бартольд В.В. Арабские известия о руссах. Бартольд В.В. Сочинения. Т. 2. Ч. 1. М., 1963.

9. Петрухин В.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX - XI вв. Смоленск, 1995.

10. Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1991.

11. Приемы киевской княгини Ольги в Константинополе императором Константином VII Багрянородным.

Литаврин Г.Г. Византия, Болгария, Древняя Русь (IX - начало XII в). Приложение 1. СПб., 2000.

12. Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962.

E.A. MINAKOVA ON THE «SWORN TREATY» BY PRINCE IGOR OLD WITH BYZANTIUM

The Russian-Byzantine treaties of the first half of X century, which had a great significance for the political evolution of Russia as a state are investigate in article. The assumption about the existence, except for treaties 907-th, 911-th and 944-th years, another the Russian-Byzantine treaty, signed by Prince Igor Old to 941 are justify in this article.

Key words: Russian-Byzantine treaties of the first half of X century, Prince Igor the Old, the chronicle, “Cambridge Document”.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.