Научная статья на тему 'О характере монгольско-казахских лексических параллелей1'

О характере монгольско-казахских лексических параллелей1 Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
1144
80
Поделиться
Ключевые слова
МОНГОЛЬСКИЙ ЯЗЫК / КАЗАХСКИЙ ЯЗЫК / АЛТАЙСКАЯ ГИПОТЕЗА / ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РОДСТВО / ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ СХОДСТВО / ТЮРКО-МОНГОЛЬСКИЙ ПРАЯЗЫК / ЗАИМСТВОВАНИЕ / ЛЕКСИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Рассадин Валентин Иванович

В статье рассматривается наличие в казахском языке общих монголо-казахских лексических параллелей. Доказывается, что частично эти параллели представляют собой тюркские заимствования в монгольском языке. Эти слова бытуют и в казахском языке. Другая часть параллелей является, наоборот, монгольскими заимствованными словами в казахском языке. При этом больше всего монголизмов выявлено в языке казахов, живущих в Монголии.

On the peculiarities of the mongolian-kazakh lexical parallels

It is considered that there exist a number of MongolianKazakh lexical parallels in the Kazakh language. The author proves that a part of such parallels are some Turkic borrowings into the Mongolian language. Such words are also found in the Kazakh language. Another part of the parallels is presented by the borrowings from Mongolian into Kazakh. The largest group of mongolianisms is observed in the language of Kazakhs who live in Mongolia.

Текст научной работы на тему «О характере монгольско-казахских лексических параллелей1»

ВОСТОКОВЕДЕНИЕ

УДК 49

ББК Ш 162/168

В.И. Рассадин

г. Элиста

О характере монгольско-казахских лексических параллелей1

В статье рассматривается наличие в казахском языке общих монголо-казахских лексических параллелей. Доказывается, что частично эти параллели представляют собой тюркские заимствования в монгольском языке. Эти слова бытуют и в казахском языке. Другая часть параллелей является, наоборот, монгольскими заимствованными словами в казахском языке. При этом больше всего монголизмов выявлено в языке казахов, живущих в Монголии.

Ключевые слова: монгольский язык, казахский язык, алтайская гипотеза, генетическое родство, типологическое сходство, тюркомонгольский праязык, заимствование, лексические параллели.

V.I. Rassadin

Elista

On the peculiarities of the mongolian-kazakh lexical parallels

It is considered that there exist a number of Mongolian- Kazakh lexical parallels in the Kazakh language. The author proves that a part of such parallels are some Turkic borrowings into the Mongolian language. Such words are also found in the Kazakh language. Another part of the parallels is presented by the borrowings from Mongolian into Kazakh. The largest group of mongolianisms is observed in the language of Kazakhs who live in Mongolia.

Key words: the Mongolian language, the

Kazakh language, the Altaic hypothesis, genetic kinship, typological similarity, the Turkic-Mongolian proto-language, borrowing, lexical parallels.

Монгольский и казахский языки, как известно, входят в алтайскую семью языков и тем самым являются по отношению друг к другу

1 Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, грант № 06-04-00178а

дальнеродственными языками. В то же время родство это гипотетическое, поскольку алтайская гипотеза окончательно еще не доказана и по ней продолжаются принципиальные научные споры. Есть как сторонники бесспорного генетического родства тюркских, монгольских, тунгусо-маньчжурских и корейского языков, объединяемых в семью так называемых алтайских языков [см.: 9], так и противники этой гипотезы, считающие, что внешнее сходство этих языков скорее типологического характера [см.: 6]. Однако при этом как сторонники, так и противники этой гипотезы находят в строе алтайских языков достаточно много соответствий различного рода, которые нельзя отнести к обычным случайным совпадениям. Учеными давно уже замечено, что материальное сходство среди алтайских языков наиболее велико между тюркскими и монгольскими языками. Так, например, В.Л. Котвич подсчитал, что «... в монгольском языке имеется около 25% лексических и около 50 % морфологических элементов, общих с тюркскими ...» [6, с. 351].

В то же время, обращение к конкретным тюркским и монгольским языкам показывает, что в них содержится разное количество общих элементов, особенно лексических. Среди тюркских наиболее насыщены монгольскими параллелями сибирские, а из монгольских больше всего тюркских параллелей в халха-монгольском, калмыцком, бурятском. Вопрос о тюркско-монгольских языковых параллелях давно привлекает внимание тюркологов, в том числе и исследователей казахского языка. О наличии большого количества элементов, общих между казахским и монгольским языками, читаем, например, в работах С.К. Кенесбаева [см.: 5], Ш.Ш. Сарыбаева [см.: 10], С. Сыдыкова [см.: 12]. Монгольский казаховед Б. Базылхан [см.: 1] сообщал о бытовании большого количества собственных монголизмов в языке казахов Монголии.

Несмотря на наличие подобных работ, все же до сих пор остается неизученным вопрос о характере, об особенностях монгольско-казахских лексических параллелей. Этот вопрос заслуживает, по нашему мнению, особого внимания и требует специального рассмотрения, поскольку само появление в казахском языке большого количества монгольских лексических корреспонденций имеет исторические корни и вызвано древними связями казахского и монгольского этносов.

Гуманитарный вектор 2008 № 4

Не вдаваясь в историю, попытаемся здесь дать свое мнение об общем характере монгольско-казахских лексических параллелей. При этом сведения о звуковом и морфологическом строе казахского языка нами взяты из грамматики казахского языка [см.: 11], казахский лексический материал почерпнут из словарей казахского языка [см.: 7; 2; 3]; монгольский — из словарей монгольского языка [см.: 8; 3]. Материал из древних тюркских языков взят из «Древнетюркского словаря» [см.: 4].

Все исследователи тюрко-монгольских, в том числе и казахско-монгольских, лексических параллелей обычно ограничиваются констатацией наличия большого количества сходных лексем в различных тематических группах, особенно не задумываясь о происхождении этих материально сходных элементов. Зачастую их наличие служит им неоспоримым свидетельством генетического родства тюркских и монгольских языков. Особенно много таких соответствий в области животноводческой лексики, военной, бытовой, среди названий флоры и фауны, ландшафта, металлов и веществ, родственной терминологии и т.п. Очень много также сходных прилагательных и глаголов.

Однако этимологический анализ таких соответствий показывает, что почти половина из них представляет тюркские заимствования в монгольских языках, половина — слова, пришедшие в тюркские языки из монгольских языков, и лишь незначительное количество лексем является общим и пока не поддается этимологии. Например, такие слова, как каз. ага — монг. ах «старший брат», каз. апа «старшая сестра»

— монг. ав «отец, папа, батюшка», каз. арка «спина» — монг. ар «зад, спина, тыл», каз. аяк

— монг. аяга «чашка, пиала», каз. ала — монг. алаг «пегий», каз. кара — монг. хар «черный», каз. сары — монг. шар «желтый», и многие другие невозможно определить по их языковой принадлежности. Возможно, подобные соответствия являются наследием гипотетического тюрко-монгольского общего языка-предка. Но может и так случиться, что при выработке более совершенной методики этимологического анализа, а также при выявлении более архаичных письменных памятников по тюркским и монгольским языкам удастся уточнить происхождение таких слов. Но это дело будущего. Пока же можно лишь констатировать общность этих слов.

Анализ показывает, что значительное количество так называемых казахско-монгольских

лексических параллелей (около половины, как было сказано выше) представляют собой древнейшие тюркские заимствования в монгольских языках. Будучи общетюркскими словами, они представлены и в казахском языке. Так, например, монгольский глагол арил= «очищаться; чиститься; проясняться (о небе) ; переставать (о дожде) ; исчезать, искореняться» находит свое соответствие в казахском глаголе арыл= «освободиться, избавиться; расходиться (напр. собрание)», который восходит к древнетюркскому глаголу аг'Л= «очищаться, становиться чистым»

— форме общетюркского страдательного залога на -1 от др.-тюрк. ап = «быть чистым». В древнетюркском языке этот глагольный корень образует целый ряд производных от него основ

— прилагательное апу «чистый», форму общетюркского побудительного залога с аффиксом -V. аг'Я= «очищать, делать чистым». Все они вошли в монгольский язык, адаптировавшись в нем: др.-тюрк. аг'Я= дало в монгольском словоформу арчи= «чистить, очищать» (через промежуточные формы *арыты = >*арит' и= > *аричи = ), др.-тюрк. апу «чистый» дало в монгольском две словоформы: ариг «чистый, опрятный» и ари-ун (из *аригун) «священный, святой, честный, чистый». Поскольку данные монгольские слова имеют надежные тюркские этимологии, их нельзя относить к общему тюрко-монгольскому словарному фонду. Это — явные тюркизмы в монгольском языке.

Другие слова из разряда монголо-казахских параллелей, наоборот, восходят к монгольскому языку. Так, в языке казахов Монголии бытует слово абдыра «сундук для хранения одежды», которое является адаптацией монг. авдар «сундук» (ср. лит.-каз. сандык id.), в литературном казахском языке представлены такие явные монголизмы, как алакан (из монг. алга)

— «ладонь»; кунан (из монг. гунан) — «бычок по третьему году»; кунажын (из монг. гунжин)

— «телка по третьему году»; кауырсын (из монг. гу-урс) - «птичье перо из крыла»; канжыга (из монг. ганзага) — «седельные торока»; торай (из монг. торой) — «поросенок»; тулга — «опора, защита» (из монг. тулга «таган; подпорка» от монг. тул= «подпирать»).

Исследование по выявлению среди монголоказахских параллелей явных тюркизмов в монгольском языке и явных монголизмов в казахском имеет, по нашему мнению, большое значение, поскольку позволяет сузить круг подлинных параллелей, свидетельствуюших о древнейшем тюрко-монгольском праязыке.

Библиографический список

1. Базылхан, Б. Монгольские заимствования в Баян-Ульгейском говоре казахского языка // Монголын судлал. —Улаанбаатар, 1967. - С. 71-91.

2. Базылхан, Б. Казах-монгол толь. — Улаанбаатар, 1977. — 249 с.

3. Базылхан, Б. Монгол-казах толь. — влгий, 1984. — 257 с.

4. Древнетюркский словарь. — Л.: Наука, 1969. — 676 с.

5. Кенесбаев, С.К. К вопросу о тюркомонгольской языковой общности. (На материале некоторых грамматических явлений казахского языка) // Проблема общности алтайских языков. — Л.: Наука, 1971. — С. 322 — 330.

6. Котвич, В. Исследования по алтайским языкам: перевод с польского. — М., 1962. — 373 с.

7. Махмудов, А., Мусабаев Г. Казахско-русский словарь. — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1954. — 547 с.

8. Монгол-орос толь / под общ. ред. А. Лув-сандэндэва. — М., 1957. — 715 с.

9. Рамстедт, Г.И. Введение в алтайское языкознание. Морфология: перевод с немецкого. — М., 1957. — 254 с.

10. Сарыбаев, Ш.Ш. Монгольско-казахские лексические параллели // Проблема общности алтайских языков. — Л.: Наука, 1971. — С.256 — 262.

11. Современный казахский язык. Фонетика и морфология. — Алма-Ата: Изд-во АН КазССР, 1962. — 230 с.

12. Сыдыков, С. Монгольско-тюркские языковые параллели. — Фрунзе: Илим, 1983. — 165 с.