Научная статья на тему 'О геополитической функции "Центральной Евразии" в XXI веке'

О геополитической функции "Центральной Евразии" в XXI веке Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2820
261
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ / ЗАКАВКАЗСКИЙ / ЦЕНТРАЛЬНО-КАВКАЗСКИЙ / ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКИЙ / СРЕДНЕ-АЗИАТСКИЙ / ЦЕНТРАЛЬНО-ЕВРОПЕЙСКИЙ / КАЗАХСТАН / КЫРГЫЗСТАН / ТАДЖИКИСТАН / ТУРКМЕНИСТАН / УЗБЕКИСТАН / "ОСЕВОЙ РЕГИОН" / СТРУКТУРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРАЗИИ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Исмаилов Эльдар

В контексте актуализации проблем регионоведения и регионального сотрудничества в современных условиях особое значение приобретает изучение процессов, происходящих в рамках сформированного СССР единого военно-политического и социально-экономического пространства — Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и Организации Варшавского договора (ОВД), которое в конце прошлого века распалось на: регионы "постСЭВовского пространства": 1) Центрально-Европейский (Восточно-Европейский) : · постСЭВовские страны : Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания, ГДР, СФРЮ; · постСОВЕТские страны : Беларусь, Молдова, Украина, Латвия, Литва, Эстония; 2) Центрально-Кавказский (Закавказский): · постСОВЕТские страны : Азербайджан, Армения, Грузия; 3) Центрально-Азиатский (Средне-Азиатский) : · постСЭВовские страны : Афганистан, Монголия; · постСОВЕТские страны: Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан. "Инициирующее ядро" СССР/СЭВ: Восточно-Европейский–Северо-Азиатский регион: · постСОВЕТская страна: Россия. На наш взгляд, интерес к трем регионам постСЭВовского пространства, отделившимся от "инициирующего ядра" — России, обусловлен специфическим положением, которое они продолжают занимать в мировом политическом пространстве, особенно при их рассмотрении в качестве единого, самостоятельного, обособленного геополитического объекта глобализирующегося мира. После окончания "холодной войны" присущий биполярному миру геополитический понятийный аппарат начал изменяться. Политическую карту мира перестали делить на социалистический и капиталистический лагеря, и, соответственно, эти понятия, как и производные от них термины — "некапиталистический путь развития", "движение неприсоединения" и др., замещали категориями, более адекватно отражающими современные реалии. Вместе с тем, несмотря на произошедшие за последние десятилетия перемены, до сих пор в научной, учебной и справочной литературе сохраняются существенные разночтения по поводу отнесения стран постСЭВовского пространства к тем или иным регионам евразийского материка и их соответствующих названий.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О геополитической функции "Центральной Евразии" в XXI веке»

ГЕОГРАФИЯ, ТЕРМИНОЛОГИЯ И ГЕОПОЛИТИКА

О ГЕОПОЛИТИЧЕСКОМ ФУНКЦИИ «ЦЕНТРАЛЬНОЙ ЕВРАЗИИ» В XXI ВЕКЕ

Эльдар М. ИСМАИЛОВ

директор Института стратегических исследований Кавказа

(Баку, Азербайджан)

В м е с т о в в е д е н и я:

Трансформация геополитического пространства Евразии

В контексте актуализации проблем ре-гионоведения и регионального сотрудничества в современных условиях особое значение приобретает изучение процессов, происходящих в рамках сформированного СССР единого военно-политического и социально-экономического пространства — Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) и Организации Варшавского договора (ОВД), которое в конце прошлого века распалось на:

регионы «постСЭВовского пространства»:

1) Центрально-Европейский (Восточно-Европейский) :

постСЭВовские страны: Польша, Чехословакия1, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания, ГДР2, СФРЮ3;

постСОВЕТские страны: Беларусь, Молдова, Украина, Латвия, Литва, Эстония;

1 В 1993 году Чехословакия распалась на два государства: Чехию и Словакию.

2 В 1990 году Германская Демократическая Республика (ГДР) вошла в Федеративную Республику Германия (ФРГ).

3 В начале 1990-х годов Социалистическая

Федеративная Республика Югославия (СФРЮ) рас-

2) Центрально-Кавказский (Закавказский):

■ постСОВЕТские страны. Азербайджан, Армения, Грузия;

3) Центрально-Азиатский (СреднеАзиатский).

■ постСЭВовские страны: Афганистан, Монголия;

■ постСОВЕТские страны: Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан.

«Инициирующее ядро» СССР/СЭВ:

Восточно-Европейский - Северо-Азиат-

ский регион:

■ постСОВЕТская страна: Россия4.

На наш взгляд, интерес к трем регионам постСЭВовского пространства, отделившимся от «инициирующего ядра» — России, обусловлен специфическим положением, которое они продолжают занимать в мировом политическом пространстве, особенно при их рассмотрении в качестве единого, самостоятельного, обособленного геополитического объекта глобализирующегося мира.

После окончания «холодной войны» присущий биполярному миру геополитический понятийный аппарат начал изменяться. Политическую карту мира перестали делить на социалистический и капиталистический лагеря, и, соответственно, эти понятия, как и производные от них термины — «некапиталистический путь развития», «движение неприсоединения» и др., замещали категориями, более адекватно отражающими современные реалии. Вместе с тем, несмотря на произошедшие за

палась на Сербию, Хорватию, Словению, Боснию и Герцеговину, Македонию и Черногорию.

4 Наряду с перечисленными государствами в Совет экономической взаимопомощи входили государства других регионов мира: Вьетнам, Куба, а в качестве наблюдателей — Ангола, Афганистан, Народно-Демократическая Республика Йемен, Лаос, Мозамбик и Эфиопия.

последние десятилетия перемены, до сих пор в научной, учебной и справочной литературе сохраняются существенные разночтения по поводу отнесения стран постСЭ-Вовского пространства к тем или иным регионам евразийского материка и их соответствующих названий.

В настоящее время в научной литературе и политической лексике параллельно используют как старые (царско-советские, европейские, азиатские), так и новые, еще не ставшие общепринятыми дефиниции5. Например, прибалтийские республики стали называться также балтийскими с отнесением их к региону Северной или СевероВосточной Европы, среднеазиатские республики — центральноазиатскими6, закавказские — южнокавказскими или цент-ральнокавказскими7, с включением их в состав Восточной или Юго-Восточной Европы, либо Центральной Азии или СевероЗападной Азии8.

Причисление государств к тем или иным регионам, как правило, осуществлялось в зависимости от сложившейся геополитической ситуации. А именно, изменения в балансе сил между основными геополитическими акторами евразийского пространства приводили к «переходу» тех или иных стран из одной сферы влияния в другую, что соответственно предопределяло новые границы региональных делений9.

5 См., например: Папава В. Центральная Кав-казия: основы геополитической экономии // Аналитические записки Грузинского фонда стратегических и международных исследований, 2007, № 1. С. 8 [http://www.gfsis.org/publications/VPapava_Ru_1.pdf].

6 См.: Алексеева Н.Н., Иванова И.С. Средняя или Центральная Азия? [http://geo.1september.ru/ artidef.php?ID=200302804].

7 См.: Исмаилов Э., Кенгерли 3. О категории Кавказ // Доклады Национальной академии наук Азербайджана. 2002, т. LVIII, № 5. С. 290—295; Исмаилов Э., Папава В. Центральный Кавказ: история, политика, экономика. М.: Мысль, 2007. 208 с.

8 Подробнее о концепции Северо-Западной Азии см.: Ramezanzadeh A. Iran’s Role as Mediator in the Nagorno-Karabakh Crisis. В кн.: Contested Borders in the Caucasus / Ed. by B. Coppieters. Brussels: VUB Press, 1996 [http://poli.vub.ac.be/publi/ContBorders/ eng/ch0701.htm].

9 Весьма показательно в этом плане то, как определялись границы Кавказского региона, кото-

Такие изменения границ регионов имели место как в Европейском, так и Азиатском сегменте Евразии. Хотя пространственные параметры регионов в какой-то степени носят условный характер, тем не менее их соответствующее сложившейся геополитической ситуации определение позволяет выявить новые тенденции развития внутри- и межрегиональных связей и отношений на евразийском материке.

Сегодня, как следствие геополитической трансформации 1990-х годов, перед нами возникла необходимость по-новому осмыслить региональную структуру политического пространства Европы и Азии, наиболее полно отражающую сложившиеся внутриконтинентальные политические, социально-экономические и культурные отношения, в соответствии с текущей глобальной конъюнктурой.

На наш взгляд, в современных условиях политическое пространство Европы следует рассматривать в единстве ее трех основных регионов.

■ Западная Европа — страны-участницы ЕС и НАТО (Бельгия, Германия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Франция, Великобритания, Дания, Ирландия, Греция, Португалия, Испания, Австрия, Финляндия, Швеция, Исландия, Норвегия, Венгрия, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия,

рые «изменялись» в зависимости от динамики российского «проникновения». Таким образом, Кавказ «заканчивался» там, где заканчивалась сфера российского влияния. Отсюда и термин «Закавказье» (XIX в.), то есть «за Кавказом» — то, что находится за сферой российского доминирования, несмотря на то что эти территории по меньшей мере в географическом плане всегда были составной частью Кавказского региона. Позднее эта тенденция в определении границ региона сохранилась. К примеру, включение в состав Российской империи территорий Османской империи (Карс, Ардаган, Артвин — вторая половина XIX в.) означало географическое «расширение» Кавказа в юго-западном направлении, и, соответственно, возврат этих территорий Турции (по итогам Первой мировой войны) привел к обратному «сужению» региона и последующему закреплению таких региональных лимитов на уровне «общепринятых» дефиниций.

Словения, Чехия, Эстония, Болгария, Румыния) и претендующие стать их участниками (Хорватия, Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Черногория, а также нейтральная Швейцария).

■ Центральная Европа — Украина, Беларусь, Молдова.

■ Восточная Европа — европейская часть РФ.

Включение в состав Западной Европы постСЭВовских государств и постСОВЕТских (прибалтийских) республик может вызвать определенную дискуссию относительно его состоятельности с точки зрения социально-экономических и культурных параметров, ибо достаточно долгое пребывание названных стран в единой социалистической системе (СЭВ/СССР) наложило отпечаток на уровень и особенности их текущего развития. Необходимо отметить, что уровень социально-экономического развития этих стран, хотя они в 2004 году вошли в ЕС, был намного ниже, чем у его «старых» членов. Иными словами, учитывая большую социально-экономическую совместимость «новых членов» ЕС, скажем, с Украиной, а не с Францией и Нидерландами, можно было бы допустить их группирование в центральноевропейском региональном делении, обозначив этот макрорегион как Большую Центральную Европу (Венгрия, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия, Эстония, Болгария, Румыния, Хорватия, Албания, Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Черногория, Украина, Беларусь, Молдова).

Попытки регионально структурировать политическое пространство второго евразийского континента — Азии — сопряжены с определенными сложностями в связи с тем, что ее значительные пространственно-политические масштабы, а также сложившиеся политические и экономические отношения между государствами с отличающимися системами ценностей, по-

литическими режимами, геополитическими ориентациями и в целом с существенными различиями в степени развитости не позволяют строго группировать их в региональные сегменты. Следовательно, в отличие от Европы, определение политических границ регионов Азии сопровождается большей степенью условности. На наш взгляд, исходя из существующей геополитической ситуации, данный континент целесообразно рассматривать в единстве пяти региональных сегментов:

■ Западная Азия — Турция, Саудовская Аравия и другие страны Аравийского полуострова, Ирак, Сирия, Иордания, Израиль, Палестина, Ливан, Иран;

■ Восточная Азия — КНР, КНДР, Южная Корея, Япония, Монголия, государства Индокитая и Малайского архипелага;

■ Северная Азия — Азиатская часть Российской Федерации;

■ Южная Азия — Индия, Пакистан, Афганистан, Бангладеш, Непал, Бутан, Шри-Ланка, Мальдивы;

■ Центральная Азия — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан.

Как и в случае с Европой, центральный региональный сегмент азиатского континента можно рассматривать и в более «широком формате» — как Большую Центральную Азию10 — за счет включения в него Монголии из Восточной Азии и Афганистана из Южной Азии.

10 Концепция Большой Центральной Азии уже имеет место. Ф. Старр определяет данный регион как пять новых независимых государств Центральной Азии плюс Афганистан (см.: Starr S.F. A «Greater Central Asia Partnership» for Afghanistan and Its Neighbors // Silk Road Paper, March 2005. Washington, D.C.: Central Asia-Caucasus Institute, Johns Hopkins University-SAIS, 2005. P. 16 [http://www. silkroadstudies.org/CACI/Strategy.pdf]; Idem. A Partnership for Central Asia // Foreign Affairs, 2005, Vol. 84, No. 4. Ряд авторов включают в этот регион и Монголию.

Пространство центральнокавказских стран можно было бы рассматривать как в рамках азиатского (основываясь на географии), так и европейского континента (основываясь на политической и институциональной вовлеченности в европейскую «сферу»). На наш взгляд, данный регион — это в геополитическом аспекте «особая зона» Евразии, область пересечения двух континентов материка.

Ввиду того, что понятие «постСЭВов-ское пространство» практически изжило себя и, как было отмечено, его основные сегменты — европейский, кавказский и азиатский — уже обозначаются как «центральные», соответственно для их совместного рассмотрения целесообразно использовать интегральное понятие — Центральная Евразия.

В любом случае отметим, что возврат к российской (не важно — царской или советской) или европейской и азиатской (периода «холодной войны») терминологии уже однозначно невозможен, поскольку мир кардинальным образом трансформировался, что предопределило модификацию отражающих его концептуальных подходов и их категориально-понятийного аппарата.

Именно поэтому мы считали бы необходимым внести ясность в вопрос о дефинициях применительно к указанному пространству, так как от четкой систематизации понятий современной геополитической науки напрямую зависят глубина познания и отражения объективных закономерностей развития евразийского материка и в конечном счете эффективность его интеграции.

Таким образом, основной задачей исследования является определение современных пространственно-функциональных параметров постСЭВовского ареала — Центральной Евразии. Есть ли необходимость в рассмотрении данного региона в единстве? Насколько это основано на исторических и геополитических закономерностях развития евразийского материка?

1. «Осевой регион» планеты в концепции X. Маккиндера

Сложившаяся на пороге XXI века геополитическая ситуация дала новый импульс исследованию принципов региональной структуризации геополитического и геоэкономичес-кого пространства всего евразийского материка11. В этой связи особую актуальность вновь приобретают концепции, предложенные Х. Маккиндером (в начале XX в.), а в последующем его оппонентом — Н. Спайкманом, которые выдвинули весьма оригинальные подходы к региональной геополитической структуризации евразийского материка и к определению функциональной значимости его отдельных пространственных сегментов.

Х. Маккиндер, трактовавший мировые исторические процессы на основе идеи о примордиальном разделении мира на относительно обособленные ареалы, каждому из которых в истории предначертана особая функция, утверждал, что именно благодаря внешнему прессингу Европа создала свою цивилизацию. По этой же причине он рассматривает Европу и европейскую историю как явления, подчиненные Азии и ее истории. По его мнению, европейская цивилизация в значительной степени является результатом многовековой борьбы против вторжений из Азии12. Х. Маккиндер полагал, что продвижение и экспансия Европы стимулировались необходимостью ответной реакции на давление, оказываемое на нее из центра Азии. По его утверждению, осью всех геополитических трансформаций исторического масштаба в пределах «Мирового острова», включающего весь евразийский материк и Северную Африку, является выделяемая им Срединная земля — «Хартленд» (сосредоточение континентальных масс Евразии). Именно «Хартленд» он считает источником перманентных импульсов, стимулирующих развитие геополитических и экономических процессов на «Мировом острове».

Х. Маккиндер подчеркивал, что именно срединное положение государства является самым выгодным с геополитической точки зрения. Принимая во внимание относительность понятия «центральность», он указывал, что в контексте глобальных геополитических процессов в центре мира находится именно евразийский материк; в центре последнего, в свою очередь, находится «Хартленд». Таким образом, исходя из рассматриваемой доктрины, геополитический субъект, подчинивший себе «Хартленд», будет обладать не-

11 См.: Дарабади П. Глобализация и геополитические процессы в Центральной Евразии // Центральная Азия и Кавказ, 2006, № 3 (45); Кловер Ч. Мечты о евразийском Heartland. Возрождение геополитики // Завтра, 7 апреля 1999; Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством. М.: Арктогея-центр, 2000; Он же. Преодоление Запада (эссе о Н.С. Трубецком). В кн.: Трубецкой Н.С. Наследие Чингисхана. М.: Аграф, 2000; Он же. Континент Россия. М.: Знание, 1990; Исмаилов Э., Эсенов М. Центральная Евразия в новых геополитических и геоэкономических измерениях // Центральная Евразия 2005. Аналитический ежегодник. Швеция: CA&CC Press, 2006; Зиновьев А. Новый этап глобализации. Война за господство в мире перешла в стадию горячей. Доклад на Международной конференции по глобальным проблемам всемирной истории (26—27 января 2002 г.) [http://www.pravda.ru/politics/2002/ 01/31/36396.html]; Кара-Мурза С.Г. Евразийская цивилизация — или этнический тигель? [http:// www.tuad.nsk.ru/~history/index.html]; Ларюэль М. Переосмысление империи в постсоветском пространстве: новая евразийская идеология // Вестник Евразии, 2000, № 1; Максименко В.И. Битва против Евразии: сто лет американской геостратегии в Старом Свете [http://www.kisi.kz/Parts/Monitoring/04-11-01mon3.html]; Панарин А.С. Евразийский проект в миросистемном контексте // Восток, 1995, № 2; Cornell S.E. Geopolitics and Strategic Alignments in the Caucasus and Central Asia Perceptions // Journal of International Affairs, June — August 1999, Vol. IV, No. 2; Tsygankov A.P. Pathways after Empire: National Identity and Foreign Economic Policy in the Post-Soviet World. Lanham — New York: Rowman and Littlefield Publishers, 2001; Бжезинский Зб. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. М.: Международные отношения, 1999.

12 См.: Маккиндер Х.Дж. Географическая ось истории // Классика геополитики, XX в. М.: Издательство АСТ, 2003. С. 7—33.

обходимым геополитическим и экономическим потенциалом для осуществления контроля в рамках «Мирового острова» и в конечном счете всей планеты.

Согласно Х. Маккиндеру, при ретроспективном анализе военно-политических и социально-экономических процессов в Срединной земле очевидным становится факт ее объективного геополитического и геоэкономического единства13. Исследователь подчеркивает «осевой» характер обширного региона Евразии, недоступного, как он отмечает, морским судам, но доступного в древности кочевникам. Он считает, что именно в Евразии перманентно существуют многообещающие условия для развития военных и промышленных держав.

Структурируя геополитическое пространство системой концентрических кругов, Х. Маккиндер условно располагал в центре планеты «осевой ареал», включающий бассейны рек (Волги, Енисея, Амударьи и Сырдарьи) и двух морей (Каспийского и Аральского)14. Указанный «осевой ареал» «был недосягаем для нападений морских держав и при этом был в состоянии прокормить и защитить весьма значительное количество населения — кочевников, передвигающихся по этим огромным просторам на лошадях и верблюдах и вполне готовых к набегам на Европу, при том, что они не встречали практически никакого сопротивления»15.

Таким образом, благодаря своему расположению, «осевому ареалу» было исторически и геополитически предначертано стать естественным центром силы. Вслед за указанным регионом Х. Маккиндер выделяет «внутренний полумесяц» — пояс, совпадающий с береговыми пространствами Евразии, зону наиболее интенсивного, на его взгляд, развития цивилизации, куда входят Европа, Южная, Юго-Западная и Восточная Азия. Затем он располагал «внешний полумесяц», включающий Великобританию, Северную и Южную Америку, Южную Африку, Австралазию и Японию — зоны, географически и культурно чуждые «внутренней» Евразии. Центром же всех мировых процессов, как было отмечено выше, Х. Маккиндер считал Срединную землю — «Хартленд» — область возникновения великих кочевых империй прошлого16, территорию обитания тюркских племен, чьи набеги послужили, по его мнению, толчком к «сплочению» Европы.

Исходя из вышеуказанного, Х. Маккиндер считал необходимым принятие превентивных мер для воздействия на ситуацию в «осевом ареале» и удержания ее под контролем, в том числе посредством контроля «внутреннего полумесяца». Именно ему, считавшему Восточную Европу ключом к дверям Срединной земли, принадлежит следующее известное высказывание: «Кто господствует в Восточной Европе, тот управляет Срединной землей. Кто господствует в Срединной земле, тот правит «Мировым островом». Кто господствует на «Мировом острове», тот управляет миром»17.

История формирования и развития пространства «осевого региона», к оценке которой мы обратимся в следующем разделе, определенно позволяет сделать вывод о перманентности изменений его пространственно-функциональных параметров. Несмотря на то что процессы, имевшие место в пределах указанного ареала в прошлом, подтверждают отмеченную Маккиндером функциональную неразрывность пространств Восточной Европы и «Хартленда», тем не менее сущность Срединной земли, на наш взгляд, определяется не столько императивностью региона Восточной Европы в плане контроля над «Хар-

13 См.: Mackinder H.J. The Round World and the Winning of the Peace // Foreign Affairs, 1943, Vol. 21,

No. 4.

14 См.: Маккиндер Х.Дж. Указ. соч.

15 Мегоран Н., Шарапова С. Помогает или мешает нам «Хартленд» Маккиндера понять Центральную Азию? // Центральная Азия и Кавказ, 2005, № 4 (40). С. 13.

16 См.: Плетнева С.А. Кочевники средневековья: Поиски исторических закономерностей. М., 1982.

17 Mackinder H.J. Democratic Ideals and Reality. A Study in the Politics of Reconstruction. New York, 1944. P. 113.

тлендом», сколько их структурным единством. Иными словами, на всех стадиях становления «Хартленда», особенно сейчас, восточная часть Европы остается пространственным элементом его структуры, геополитическая целостность которой и является необходимым условием для функциональной состоятельности «осевого региона» в масштабах евразийского материка.

Тезис о структурной включенности Восточной Европы в «Хартленд» можно аргументировать и теорией самого Х. Маккиндера, обратившись к его более поздним работам18. Напомним, что он в течение короткого промежутка времени дважды возвращался к своей теории, адаптируя ее к изменяющейся геополитической ситуации. В частности, изменениям он подверг и пространство «осевого региона» (см. рис. 1). Так, в «Хартленд» были включены бассейны Черного и Балтийского морей, то есть Восточная Европа19. Поэтому маккиндеровскую формулу следует представлять следующим образом: «Кто

Рисунок 1

ҐГ

«Осевой регион» X. Маккиндера в 1904 и 1919 годах20

«Ось» Маккиндера 1904 г.

---------«Хартленд» Маккиндера 1919 г. с включением бассейнов Черного и

Балтийского морей.

18 См.: Mackinder H.J. The Round World and the Winning of the Peace; Idem. Democratic Ideals and Reality. A Study in the Politics of Reconstruction.

19 В состав Восточной Европы Х. Маккиндер включал территории отдельных восточноевропейских государств, находящихся в составе Османской империи (юго-восточные государственные образования Европы — Болгарское царство, Венгерское королевство, Румынское княжество, Черногорское княжество, Сербское королевство, Босния и Герцеговина, Македония) и Российской империи (северо-восточные государственные образования — Польское царство, великое княжество Финляндское, Центральная (Украинская) рада, Белорусская рада и губернии: Бессарабская, Лифляндская, Курляндская, Эстляндская).

20 Карта дается по: Мегоран Н., Шарапова С. Указ. соч. С. 9.

господствует в Срединной земле, тот правит «Мировым островом». Кто господствует на «Мировом острове», тот управляет миром».

В середине ХХ века это нашло свое, пожалуй, наиболее яркое практическое подтверждение. Расширение зоны господства Советского Союза в западном направлении после Второй мировой войны и образование СЭВ/ОВД характеризовало собой слияние ареала классического «Хартленда» с Восточной Европой. Вместе с тем распад СЭВ, ОВД и самого СССР в конце 1980 — начале 1990-х годов, а также новые геополитические и геоэконо-мические условия в пределах «Мирового острова» не привели к механическому функциональному обособлению восточной части Европы от «Хартленда». Более того, в результате геополитических трансформаций конца ХХ века происходит обособление России в качестве евразийского геополитического субъекта в северо-восточной части материка и сужение пространства «осевого региона» в его центральной части, то есть в трех относительно самостоятельных региональных сегментах последней — Центральной (Восточной, в теории Маккиндера) Европе, Центральном Кавказе и Центральной Азии. Точнее, произошла концентрация основных, относительно видоизмененных функций «Хартленда» в его новых пространственных параметрах системообразующих сегментов, где начался очередной цикл их интеграции и целостного возрождения21.

Следует также отметить, что в начале ХХ века (в период Первой мировой войны), основываясь на доминировании Османской и Российской империй, а со второй половины ХХ века (в период «холодной войны») — Советской империи над восточной частью Европы (СЭВ), геополитически целесообразно было говорить о делении ее на Западную (европейские страны, неподконтрольные Османской и Российской/Советской империям) и Восточную (европейские страны, полностью подконтрольные Османской и Российской/ Советской империям). Однако после их распада и обособления России в северо-восточной части Евразии освободившееся политическое пространство Европы (государства бывшего СЭВ и республики СССР) геополитически уже не может далее классифицироваться как восточноевропейское, кроме территорий европейской части самой России. Обособление последнего евразийского геополитического субъекта — Российской Федерации и сферы его доминирования на северо-востоке евразийского материка имело определенные последствия. Во-первых, оно привело к смещению «осевого региона» с севера материка к его центру. Во-вторых, в понятийном плане это требовало пересмотра некогда контролируемой последней империей (СССР) части политического пространства Европы в качестве «Центральной Европы» с последующим обязательным включением ее уже в зону современного «осевого региона» — Центральной Евразии, тогда как Россия, пространственно оставшаяся в восточной Европе и северной Азии, в плане геополитической структуры «Мирового острова» должна классифицироваться теперь как «Северная евразийская держава». Соответственно, и современную Турцию следует определять как «Южную евразийскую державу».

Помимо Х. Маккиндера, роли срединной части евразийского материка в мировой истории значительное внимание уделил Н. Спайкман22. Опираясь на труды Х. Маккиндера, он выдвинул свой вариант базовой геополитической схемы, существенно отличающийся от модели своего оппонента. Основная идея Н. Спайкмана заключается в том, что Х. Маккиндер преувеличивает геополитическое значение «Хартленда». По Н. Спайкма-

21 Напомним, что дискуссии относительно современного пространства «Хартленда» продолжаются и сегодня. К примеру, некоторые авторы «сужают» его до пространства Центральной Азии: Ahrari E. The Strategic Future of Central Asia: A View from Washington // Journal of International Affairs, 2003, Vol. 56, No. 2; Sloan G. Sir Halford J. Mackinder: The Heart-land Theory Then and Now // Journal of Strategic Studies, 1999, Vol. 22, No. 2/3.

22 См.: Spykman N.J. America’s Strategy in World Politics. New York: Harcourt, Brace and Company, 1942; Idem. The Geography of the Peace. New York: Harcourt, Brace and Company, 1944.

ну, динамика геополитической истории «внутреннего полумесяца» — «Римленда» — «береговых зон» обусловливалась внутренними закономерностями развития, а не давлением «кочевников Суши», как считал Х. Маккиндер. «Хартленд», подчеркивает Спайкман, является лишь географическим пространством, которое испытывает на себе культурноцивилизационные импульсы, исходящие из «Римленда». По его мнению, «осевой ареал» Маккиндера не играет никакой самостоятельной исторической роли. Именно «Римленд» является, по мнению Н. Спайкмана, ключом к мировому господству, поэтому он предложил заменить геополитическую формулу Х. Маккиндера своей: «Тот, кто доминирует над «Римлендом», доминирует над Евразией; тот, кто доминирует над Евразией, держит судьбу мира в своих руках».

Как видно, в предложенных геополитических концепциях пространственно-функциональная структура мира и у Х. Маккиндера («Хартленд» — Евразия — Планета), и у Н. Спайкмана («Римленд» — Евразия — Планета) включает три основных уровня, с той лишь разницей, что первый подчеркивает исходную и определяющую роль «Хартленда» в геополитическом пространстве «Мирового острова», а второй — «Римленда».

Государственные образования «Хартленда» и «Римленда» в различных исторических периодах выполняли функции либо объекта, либо субъекта геополитических отношений в Евразии. Аналогично изменялась и функциональная значимость этих пространств в глобальных геополитических процессах. В этой связи весьма затруднительно, да и в целом, учитывая особенности современного мира, не совсем правильно делать однозначный вывод: что первично/важно — маккиндеровский «Хартленд» или же спайкмановский «Рим-ленд». На наш взгляд, один из главных недостатков обеих теорий связан с тем, что они предлагались не только и не столько как модели, объясняющие объективные закономерности глобальных геополитических процессов, сколько как концепции по реализации стратегических интересов западных держав (Великобритании и США). Из этого и вытекает односторонность в подходах, присущая Маккиндеру и Спайкману, скажем, относительно отмеченного вопроса: что первичнее/важнее в глобальной геополитике — «Хартленд» или «Римленд»? Логика аргументации, которой придерживается каждый из этих авторов, вполне подтверждает отмеченное. И поэтому наша исследовательская задача заключается не в дословном или механическом пересказе маккиндеровской или спайкмановской теории о месте и роли «Хартленда» или «Римленда» на евразийском материке и во всем мире, а в том, чтобы использовать сконструированные ими подходы для геополитического видения «осевого региона» в XXI веке в возможных сценариях будущего мироустройства.

Итак, для более углубленного понимания текущего положения «осевого региона» необходимо осуществить его новое «прочтение» и научное переосмысление, то есть следует:

■ во-первых, проанализировать историческую эволюцию пространства «осевого региона», то есть закономерности и этапы формирования его геополитической структуры;

■ во-вторых, определить основные свойства, функции, принципы формирования и функционирования, а также параметры и структуру «осевого региона» в современных условиях.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Эволюция «осевого региона» — Центральной Евразии

История становления «Хартленда» как единого и целостного региона в хронологическом плане начинается с Гуннской империи с последующей сменой действовавших гео-

политических акторов: Тюркского и Хазарского каганатов, Арабского халифата, Сельджукской, Монгольской империй, Империи Тимура, Османской, Сефевидской, а также Российской и Советской империй (см. рис. 2).

Рисунок 2

В различные исторические эпохи «осевой регион» то расширялся, то сокращался в рамках указанных имперских систем, после распада которых, как правило, возникали устойчивые во времени административно-территориальные единицы. Остановимся на общих пространственно-политических параметрах имперских систем, в рамках которых происходила историческая эволюция «осевого региона» (см. табл. 1).

1. Гуннская империя (IV—V вв.)23 — занимала территорию от Кавказа до Рейна и от правого берега Дуная до Датских островов. Во второй половине V века она распалась на:

23 См.: Бернштам А.Н. Очерк истории гуннов. Л., 1951; Гумилев Л.Н. Хунну. Срединная Азия в др. времена. М., 1960.

17

Территория «Хартленда» в составе различных империй

Сегменты

империй

Периоды

Общая

площадь

империи

Площадь государства титульного этноса — (субъект)

В том числе площадь сегментов после распада империи

Площадь «Хартленда» — (объект)

В том числе сегменты «Хартленда»

Европейский Кавказский Азиатский

Общая

Площадь «Римленда»-(объект)

Империи / современные государства века Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %%

Гуннская империя 3 237 100 — — 3 237 100 2 882 89 355 11 — — — —

Тюркский каганат VI—VIII 5 701 100 — — 5 701 100 550 10 355 6 4 796 84 — —

Хазарский каганат VII—X 791 100 — — 791 100 436 55 355 45 — — — —

Арабский халифат VII—XIII 13 848 100 2 606 19 1 917 14 — — 187 1 1 730 13 9 325 67

Сауд. Аравия XXI — — 2 150 — — — — — —

Сельджукская империя XI—XII 3 801 100 200 5 2 171 57 — — 993 26 1 178 31 1 430 38

Туркменистан XXI — — 488 — — — — — — —

Монгольская империя XIII—XIV 22 484 100 1 565 7 14 144 63 2 145 10 653 3 11 346 50 6 775 30

Монголия XXI — — 1 565 — — — — — — — —

Империя Тимура XIV—XV 5 929 100 244 4 4 248 72 — — 298 5 3 950 67 1 437 24

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КАВКАЗ № 2(56), 2008

18

Сегменты

империй

Общая Площадь

Периоды площадь государства

империи

титульного этноса — (субъект)

В том числе площадь сегментов после распада империи

Площадь «Хартленда» — (объект)

В том числе сегменты «Хартленда»

Европейский Кавказский Азиатский

Общая

Площадь «Римленда»-(объект)

Империи / современные государства к. века Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %% Тыс. км2 %%

Узбекистан XXI — — 447 — — — — — — —

Османская империя XV—XX 8 182 100 779 9 1 114 14 1 079 13 35 1 — — 6 289 77

Турция XXI — — 779 — — — — —

Сефевидская империя XVI—XVNI 2 000 100 228 11 335 17 — — 35 2 300 15 1 437 72

Азербайджан XXI — — 87 — — — — — — —

Российская империя XVШ—XX 22 430 100 73 6 073 27 1 480 6 599 3 3 994 18 — —

РСФСР XX — — 16 357 — — — —

СССР XX 22 402 100 77 5 202 23 1 021 4 187 1 3 994 18 — —

РФ XXI — — 17 200 — — — — —

СЭВ XX 26 334 100 17 200 65 8 693 33 2 295 9 187 1 6 211 23 441 2

РФ XX — — 17 200 — — — — — — —

Ґ Центральная Евразия XXI — — 8 585 100 2 187 26 187 2 6 211 72 — >>

№ 2(56), 2008 ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ И КАВКАЗ

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Европейский (вторая пол. V — нач. VI вв.) — владения балканских, северопричерноморских династов;

■ Северо-Кавказский (вторая пол. V — нач. VI вв.) — владения местных династов.

2. Тюркский каганат (VI—VIII вв.)24 — занимал центральную полосу от Маньчжурии до Причерноморских степей и Крыма. Во второй половине VI века он распался на:

сегментыг «Хартленда»:

■ Центрально-Европейский (вторая пол. VI — первая пол. VIII вв.) — владения северопричерноморских династов;

■ Северо-Кавказский (вторая пол. VI — первая пол. VIII вв.) — владения местных династов;

■ Центрально-Азиатский (вторая пол. VI—VIII вв.):

□ Восточно-Тюркский каганат (609 г.), который занимал территории к востоку от Сырдарьи до Маньчжурии. После распада Восточно-Тюркского каганата в 745 году на его базе возник Уйгурский каганат — (Синьцзян-Уйгурский автономный район современного Китая);

□ Западно-Тюркский каганат (603 г.), который занимал территории к западу от Сырдарьи до Каспийского моря, а также северопричерноморские и североприкаспийские степи. После распада Западно-Тюркского каганата в 659 году на его базе возник Хазарский каганат.

3. Хазарский каганат (сер. VII — сер. X вв.)25 — владел всем Северным Кавказом, Приазовьем, степными и лесостепными территориями Восточной Европы до Днепра, а также большей частью Крыма, отвоеванного у Византии. В период со второй половины VIII века до X века он распался на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Европейский (вторая пол. VIII — кон. IX вв.) — владения северопричерноморских династов;

■ Северо-Кавказский (вторая пол. VIII — кон. IX вв.) — владения местных династов.

Таким образом, возникнув в Центральной Азии, тюркские племенные союзы создали в течение четырех веков три могущественных государства (Гуннская империя, Тюркский и Хазарский каганаты), которые впервые заложили основы формирования «осевого региона» и стремились его максимально расширить26. Однако это им не удалось, и все три империи распались. Вместе с тем, эти титульные этносы не смогли закрепиться ни в одном из его сегментов и создать свое государство. Как следствие, они «растворились» в истории.

4. Арабский халифат (первая пол. VII — сер. XIII вв.)27 — занимал территорию от Атлантического до Индийского океанов и от Кавказа и Центральной Азии до Се-

24 См.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки. М., 1967.

25 См.: Артамонов М.И. История хазар. Л., 1962.

26 См.: Гунны и хазары господствовали на Европейском и Кавказском сегментах, а тюркские каганы в

основном на Азиатском, Кавказском и частично Европейском сегментах.

27 См.: Беляев Е.А. Арабы, ислам и арабский халифат в раннее средневековье. М., 1966. Арабский ха-

лифат в первой половине Х века распался на: Кордовский халифат (Омейядов) (929—1031 гг.), Фатимидс-кий халифат (909—1171 гг.) и халифат Аббасидов (750—945 гг.), после распада которого возник Багдадский халифат, правители которого обладали только религиозной властью. После взятия Багдада (1258 г.) монгольскими войсками Хулагу-хана Халифат перестал существовать.

верной Африки. В период с середины VIII века до середины XIII века Халифат распался на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Кавказский (сер. X — сер. XII вв.) — Кахетское княжество (кон. VIII в.), Эретское княжество (кон. VIII в.), Тао-Кларджетское княжество (нач. IX в.), Абхазское царство (нач. IX в.), Тифлисский эмират (династия Джафаридов — нач. IX в.) — (современная Грузия), Гянджинский эмират (династия Шаддади-дов — 971 г.) и Ширванское государство (861 г.) — (современный Азербайджан);

■ Северо-Кавказский (сер. X в.) — Дербентский эмират (династия Хашимидов — сер X в.) — (южная часть современной России);

■ Юго-Восточный Кавказ (вторая пол. IX — X вв.) — государства Саджидов (879 г.), Саларидов (941 г.), Раввадидов (979 г.) — (северо-западная часть современного Ирана);

■ Центрально-Азиатский (вторая пол. IX в.) — государство Саманидов (875 г.) — (современные Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан и Афганистан);

сегменты «Римленда»:

■ Западно-Европейский (сер. VIII — первая пол. X вв.) — Кордовский эмират (756 г.), Кордовский халифат (929 г.) — (современные Испания, Португалия);

■ Западно-Азиатский (первая пол. IX — первая пол. X вв.) — государства Тахири-дов (821 г.), Саффаридов (861 г.), Алидов (864 г.), Буидов (935 г.) — (современный Иран);

■ Северо-Африканский (вторая пол. VIII—X вв.) — Фатимидский халифат (909 г.), в состав которого вошли государства Ростемидов (776 г.), Идрисидов (788 г.), Аг-лабидов (800 г.), Тулунидов (868 г.), Ихшидидов (935 г.) — (современные Алжир, Марокко, Тунис, Ливия, Египет);

геополитический субъект, выделившийся из «Римленда»:

■ Западно-Азиатский (сер. X в.) — Багдадский халифат (945—1258 гг.), где закрепился титульный этнос — арабыг. За восемь веков он преобразовался в современную Саудовскую Аравию.

5. Сельджукская империя (первая пол. XI — первая пол. XII вв.)28 — простиралась от Центральной Азии до Малой Азии включительно и от Кавказа до Персидского залива. В период с середины XI века и до первой половины XII века она распалась на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Кавказский (XII в.) — Азербайджанский султанат Атабеков Иль-денизидов29 (1136 г.) — (части современного Азербайджана, Ирака и Ирана); Ширванское государство — (современный Азербайджан), Грузинское царство — (современная Грузия);

28 См.: Гордлевский В.А. Государство Сельджукидов Малой Азии. Избранные сочинения. Т. I. М., 1960; Райс Т. Сельджуки. Кочевники — завоеватели Малой Азии / Пер. с англ. О.И. Миловой. М.: ЗАО Центрполиграф, 2004. 238 с.; Агаджанов С.Г. Государство Сельджукидов и Средняя Азия в XI—XII вв. М.: Наука, 1991. 303 с.

29 В 1136 году Иракский султанат преобразовался в Азербайджанский султанат Атабеков Ильденизи-дов (см.: Буниятов З.М. Государство Атабеков Азербайджана 1136—1225 гг. Т. 2. Баку, 1999).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

■ Центрально-Азиатский (кон. X — первая пол. XII вв.) — государство Хорезмша-хов (1127 г.) — (современный Узбекистан);

сегменты «Римленда»:

■ Западно-Азиатский (XI в.) — Керманский султанат (1041 г.), государство Исма-илитов (1090 г.) — (современный Иран); Иракский султанат (1118 г.) — (современный Ирак);

■ Малоазиатский (вторая пол. XI в.) — эмират Данишмендидов (1071 г.), Конийс-кий султанат (1077 г.) — (Центральная и Восточная часть современной Турции);

геополитический субъект, выделившийся из «Хартленда»:

■ Центрально-Азиатский (XII в.) — Султанат Великих Сельджуков (1118—1157 гг.) в Хорасане — домен великих султанов Сельджукидов, где закрепился титульный этнос — туркмены, которые не смогли объединиться и сформироваться в геополитический субъект. За восемь веков он преобразовался в современный Туркменистан.

6. Монгольская империя (XIII—XIV вв.)30 — простиралась от Китая до Малой Азии и от степей Северного Причерноморья и Прикаспия до Персидского залива. Чингисхан в первой половине XIII века поделил свою империю на четыре улуса (1224 г.), во главе которых стояли его сыновья Джучи, Джагатай, Угедей и Толуй. В 1256 году внук Чингисхана — Хулагу, завоевав Иран и Ирак, создал пятый улус31. Эти улусы в течение XIV—XV веков распались на:

сегменты «Хартленда»:

■ Восточно-Европейский (XV в.) — Московское великое княжество — (западная часть Золотой Орды (улус Джучи) — европейская часть современной России);

■ Северо-Кавказский (XIII—XIV вв.) — Аварское нуцальство (кон. XIII в.), Дербентское владение (сер. XIV в.), Ногайская Орда (кон. XIV в.) — (южная часть Золотой Орды (улус Джучи) — южная часть современной России);

■ Центрально-Кавказский (первая пол. XIV в.) — Грузинское царство, Ширванское государство — (северо-западная часть улуса Хулагу — современные Грузия и Азербайджан);

■ Центрально-Азиатский (XIV в.):

□ Белая орда (XIV в.) — (восточная часть Золотой Орды (улус Джучи) — современный Казахстан);

□ Моголистанское ханство (1347 г.) — (улус Джагатая — современные Узбекистан, Туркменистан);

сегменты «Римленда»:

■ Западно-Азиатский (первая пол. XIV в.) — государства Джалаиридов (1336 г.), Сербедаров (1337 г.), Мозафферидов (1340 г.), Сеидов (1350 г.) — (юго-западная часть улуса Хулагу — современный Иран);

30 См.: Филипс Э.Д. Монголы. Основатели империи Великих ханов / Пер. с англ. О.И. Перфильева. М.: ЗАО Центрполиграф, 2003. 174 с.

31 См.: Али-заде А.А. Социально-экономическая и политическая история Азербайджана XIII—XIV вв. Баку, 1956; Пигулевская Н.В., Якубовския А.Ю. и др. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII в. Л., 1958.

■ Восточно-Азиатский (вторая пол. XIV в.) — империя Мин (1368 г.) — (юго-восточная часть улуса Толуя — современный Китай);

геополитический субъект, выделившийся из «Хартленда»:

■ Центрально-Азиатский (нач. XV в.) — Ойратское ханство (1418—1455 гг.) — (северная часть улуса Толуя — домен великих каанов, где закрепился титульный этнос — монголы, которые не смогли объединиться и сформироваться в геополитический субъект). В течение шести веков он преобразовался в современную Монголию.

7. Империя Тимура (вторая пол. XIV — первая пол. XV вв.)32 — включала в себя территории от Центральной Азии до Малой Азии и от Кавказа до Персидского залива: Мавераннахр, Хорезм, Хорасан, Центральный Кавказ, Иран, Пенджаб. В начале XV века она распалась на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Кавказский (нач. XV в.) — Ширванское государство — (современный Азербайджан) и Грузинское царство — (современная Грузия);

сегменты «Римленда»:

■ Западно-Азиатский (нач. XV в.) — государство Кара-Коюнлу (1410 г.) — (современный Иран);

геополитический субъект, выделившийся из «Хартленда»:

■ Центрально-Азиатский (нач. XV в.) — Гератский (1409—1447 гг.) и Самаркандский (1409—1449 гг.) эмираты, где закрепился титульный этнос — узбеки, которые не смогли объединиться и сформироваться в геополитический субъект. В течение пяти веков он преобразовался в современный Узбекистан.

8. Османская империя (сер. XV — нач. XX вв.)33 — охватывала территории от Кавказа до Балкан и от Северного Причерноморья до Северной Африки34. В период с конца XVII — до начала XX веков она распалась на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Европейский (кон. XVII — нач. XX вв.) — Албанское княжество, Болгарское княжество, Венгерское королевство, Греческое королевство, Румынское княжество, Черногорское княжество, Сербское королевство, Босния и Герцеговина, Македония — (современные Албания, Болгария, Венгрия, Греция, Румыния, Молдова, Черногория, Сербия, Босния и Герцеговина, Македония, а также юг Украины);

■ Центрально-Кавказский (первая пол. XIX в.) — Имеретинское царство (1804 г.); княжества: Мегрельское (1803 г.), Абхазское (1810 г.), Гурийское (1811 г.), Сва-нетское (1833 г.) — (современная Грузия);

32 См.: Ру Ж-П. Тамерлан / Пер. с фр. М.: Молодая Гвардия, 2007. 295 с.; Муминов И.М. Роль и место Амира Тимура в истории Средней Азии. Ташкент, 1968.

33 См.: История Османского государства, общества и цивилизации: В 2-х т. Т. 1. История Османского государства и общества / Пер. с турец. М., 2006.

34 См.: Там же. С. 22—23 (карта).

сегменты «Римленда»:

■ Северо-Африканский (нач. XVIII — вторая пол. XIX вв.) — Алжирский (1711 г.), Ливийский (1711 г.), Египетский (1805 г.), Тунисский (1881 г.) пашалыки — (современные Алжир, Ливия, Египет, Тунис);

■ Западно-Азиатский (XIX — начало XX вв.) — Ирак (1918 г.), Сирия (1918 г.), Ливан (1918 г.), Палестина (1832 г.), Хиджаз (1916 г.) — (современные Ирак, Сирия, Ливан, Израиль, Саудовская Аравия);

геополитический субъект, выделившийся из «Римленда»:

■ Малоазиатский (1923 г.) — республика Турция (1923 — по наст. вр.), где закрепился титульный этнос — турки.

9. Сефевидская империя (нач. XVI — первая пол. XVIII вв.)35 — охватывала территории от Северо-Восточного Кавказа до Персидского залива и от Центральной Азии до Малой Азии. В первой половине XVIII века Сефевидская империя распалась на:

сегментыг «Хартленда»:

■ Северо-Кавказский (первая пол. XVIII в.) — Дербентское ханство (1747 г.) — (южная часть современной России);

■ Центрально-Кавказский (первая пол. XVIII в.) — Кахетское (1747 г.) и Картлийское (1747 г.) царства — (восточная часть современной Грузии); Кубинское (1726 г.), Шекинское (1743 г.), Гянджинское (1747 г.), Талышское (1747 г.), Нахичеванское (1747 г.), Эриванское (1747 г.), Бакинское (1747 г.), Джавадское (1747 г.), Карабахское (1748 г.), Ширванское (1748 г.) ханства, где закрепился титульный этнос — азербайджанцы — (современный Азербайджан);

■ Юго-Восточный Кавказ (первая пол. XVIII в.) — Табризское (1745 г.), Марагинс-кое (1747 г.), Хойское (1747 г.), Макинское (1747 г.), Сарабское (1747 г.), Урмийское (1747 г.), Ардабильское (1747 г.), Гилянское (1747 г.), Гарадагское (1748 г.) ханства, где закрепился титульный этнос — азербайджанцы — (северо-западная часть современного Ирана);

сегменты «Римленда»:

■ Западно-Азиатский (вторая пол. XVIII в.) — государство Зендов (1760 г.) — (современный Иран)36;

геополитический субъект, выделившийся из «Хартленда»:

■ Центрально-Кавказский (первая пол. XVIII в.) — 20 азербайджанских ханств, где закрепился титульный этнос — азербайджанцы, которые не смогли объединиться и сформироваться в геополитический субъект. В течение двух веков азербайджанские ханства Центрального Кавказа преобразовались в современный Азербайджан.

35 См.: Эфендиев О. Образование азербайджанского государства Сефевидов в начале XVI в. Баку, 1961; Локкарт Л. Надир шах / Пер. с англ. Баку, 2004; Рахмани А.А. Азербайджан в конце XVI и в XVII веке. Баку: Эльм, 1991. 238 с.

36 См.: Иванов М.С. Очерки истории Ирана. М., 1952.

10. Российская империя (1721—1917 гг.)37 — включала территории от Дальнего Востока до Центральной Европы и от Северного Ледовитого океана до Кавказа и Центральной Азии. В 1917 году она распалась на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Европейский (первая пол. XX в.) — Царство Польское, Великое княжество Финляндское, Центральная (Украинская) рада, Белорусская рада, губернии: Бессарабская, Лифляндская, Курляндская, Эстляндская — (современные Польша, Финляндия, Украина, Беларусь, Молдова, Литва, Латвия, Эстония);

■ Северо-Кавказский (первая пол. XX в.) — Дагестанская республика, Горская республика, Кубанская рада — (южная часть современной России);

■ Центрально-Кавказский (1918 г.) — Азербайджанская Демократическая Республика, Араратская Республика, Демократическая Республика Грузия — (современные Азербайджан, Армения, Грузия);

■ Юго-Западный Кавказ (1918 г.) — Араз-Тюркская республика и Юго-Западная Кавказская (Карсская) Демократическая Республика — (современные северовосточные илы Турции);

■ Центрально-Азиатский (первая пол. XX в.) — «правительство» Алаш-орды, «Кокандская автономия», Бухарское и Хивинское ханства38 — (современные Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан);

геополитический субъект, выделившийся из «Хартленда»:

■ Восточно-Европейский-Северо-Азиатский (1917 г.) — Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (1917—1991 гг.), где закрепился титульный этнос — русские.

11. СССР (1922—1991 гг.)39 — существовал на пространстве, доставшемся в наследство от Российской империи. В 1949 году Советский Союз создал СЭВ, который наряду с территорией СССР включал другие части Центральной Европы и Центральной Азии, а также отдельные государства в разных частях планеты. В 1991 году СССР/ СЭВ распались на:

сегменты «Хартленда»:

■ Центрально-Европейский (1991 г.) — Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния, Болгария, Албания, ГДР, Югославия; Украина, Беларусь, Молдова, Литва, Латвия, Эстония;

■ Центрально-Кавказский (1991 г.) — Азербайджан, Армения, Грузия;

■ Центрально-Азиатский (1991 г.) — Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Кыргызстан, Монголия, Афганистан.

37 См.: Д’Анкосс Э.К. Незавершенная Россия / Пер. с фр. М.: Росспэн, 2005. 192 с.; Гладкий Ю.Н. Россия в лабиринтах географической судьбы. Санкт-Петербург: изд-во «Юридический центр Пресс», 2006. 846 с.; Широкорад А.Б. Утерянные земли России. Отколовшиеся республики. М.: Вече, 2007. 497 с.

38 Наряду с отмеченными образованиями в Центральной Азии в 1918 году была создана Туркестанская АССР в составе РСФСР со столицей в Ташкенте.

39 См.: Верт Н. История Советского государства 1900—1991 / Пер. с фр. 2-е изд., М.: ИНФРА-М, изд-во «Весь мир», 2002. С. 544; СССР после распада / Под общ. ред. О. Маргания. Санкт-Петербург: изд-во «Экономическая школа», 2007; История СССР. С древнейших времен до наших дней. В 12 тт. М., 1966— 1968.

геополитический субъект,

выделившийся из «Хартленда»:

■ Восточно-Европейский-Северо-Азиатский (1991 г.) — Российская Федерация (1991 г. — по наст. вр.), где закрепился титульный этнос — русские.

Краткое описание эволюции «осевого региона» показывает, что гунны, вытесненные в IV веке из Центрально-Азиатского сегмента «Хартленда» геополитическим субъектом восточной части «Римленда» — Китайской империей, начали впервые формировать Европейский и Кавказский сегменты «осевого региона» в функционально единое геополитическое и экономическое пространство. Однако они не смогли закрепить и развить складывающиеся интеграционные тенденции между зарождающимися сегментами «Хар-тленда», так как продолжили борьбу за господство в Европе с Римской (и Византийской) империей, которая контролировала в основном западную часть «Римленда». Хотя гунны нанесли ей сокрушительные удары и расшатали ее основы, поражение в «битве народов» на Каталаунских полях во Франции (451 г.) положило конец периоду расцвета их пассио-нарности40. Вскоре после этого Гуннская империя прекратила свое существование, и, как следствие, в последующие века ни «Хартленд», ни «Римленд» не могли полностью возродиться и выполнять геополитические и геоэкономические функции в Евразии.

Спустя 100 лет начался второй цикл процесса формирования «осевого региона». На прародине гуннов возникает новое государство — Тюркский каганат, который, в начале установив господство над всей Центральной Азией, стремился расширить свой ареал как в восточном, так и в западном направлениях. В восточном направлении тюрки стали контролировать территории Маньчжурии, Синьцзяна, Алтая, Монголии, а в западном — установили свое господство лишь над Северным Кавказом и находившемся в составе Византийской империи Северным Причерноморьем (Боспор/Керчь). В результате этих завоеваний тюркские каганы стали контролировать все основные маршруты Великого шелкового пути, то есть все важные сегменты «осевого региона», что позволяло им выполнять геополитическую и геоэкономическую функцию на евразийском материке. Однако они не смогли закрепить свое господство в «осевом регионе», и в 588 году единое тюркское государство распалось на Восточный и Западный Тюркские каганаты.

Через столетие (VII в.) на базе Западно-Тюркского каганата возник Хазарский каганат, включивший в себя Северо-Кавказский и Северо-Причерноморский ареалы. Подобно Гуннской империи он стремился расширить свое господство на Кавказском и Европейском сегментах «осевого региона», в то время как на Азиатском сегменте «Хар-тленда» господствовали правители Восточно-Тюркского каганата. Их основные усилия были направлены против геополитического актора восточной части «Римленда» — Китая, с которым каганат вел длительные войны, приведшие в конечном счете к гибели государства.

Одновременно (в VII в.) в западной части «Римленда», на Аравийском полуострове, возникает новый геополитический субъект — Арабский халифат. Завоевав огромные территории от Атлантического до Индийского океанов, то есть весь западный участок прибрежной полосы «Мирового острова», арабы начали устанавливать свое господство и на отдельных сегментах «осевого региона». На Кавказском сегменте «Хартленда» Халифат в течение всего VIII века вел войны с Хазарским каганатом, а на Центрально-Азиатском — с Восточно-Тюркским каганатом (712—713 гг.).

В результате возобновления столкновений «новых» ключевых акторов «Римленда» (Арабский халифат и Китайская империя) и «Хартленда» (Хазарский каганат и Восточ-

40 О теории пассионарности см.: Гумилев Л. Этногенез и биосфера земли. М.: Рольф, 2001.

но-Тюркский каганат) последние перестали существовать как геополитические субъекты. Тем самым Арабский халифат установил свое господство на двух сегментах «осевого региона» — Центральной Азии и Центральном Кавказе. Таким образом, Арабский халифат, прервав развитие зарождающихся интеграционных тенденций в «осевом регионе», примерно на протяжении двух веков господствовал в основных сегментах как «Римлен-да», так и «Хартленда», то есть почти на всем «Мировом острове».

Однако в первой четверти IX века начинается упадок Халифата, от которого поэтапно отделяются сегменты «Римленда» — Юго-Западная Европа, Северная Африка, Западная Азия и часть Малой Азии, а из «Хартленда» — Центральная Азия и Центральный Кавказ.

В XI веке в Центрально-Азиатском сегменте «осевого региона» вновь возникает евразийская держава — Сельджукская, положившая начало новой фазе возрождения «Хартленда». Овладев Центральной Азией, сельджуки завоевали и второй сегмент «осевого региона» — Центральный Кавказ, а также отдельные сегменты «Римленда» — Западную Азию, часть Малой Азии и собственно Арабский (Багдадский) халифат. Закат «арабского» «Римленда» способствовал возрождению «сельджукского» «Хартленда», который, трансформируясь во времени в другие геополитические акторы «осевого региона», до конца XX века непрерывно господствовал в различных формах на «Мировом острове».

В XIII веке на смену сельджукам в «осевом регионе» пришло двухвековое господство монголов, причем не только на всех сегментах «Хартленда» (Центральной Европе, Центральном Кавказе и Центральной Азии), но и почти на всем евразийском материке.

В XV веке монголов сменили тюрки (османы), которые, переселившись, в основном в XII—XIII веках, из Центральной Азии в Малую Азию, в 1299 году создали свое государство — Османский бейлик. Положив конец Византийской империи (1453 г.) и овладев ее территорией, Османская империя с XVI века поэтапно устанавливала свое господство как на сегментах «Хартленда» — Центрально-Европейском и Центрально-Кавказском, так и на сегментах «Римленда» — в Северной Африке.

В XVI веке Сефевидская империя в процессе установления своего господства на Центрально-Азиатском и Центрально-Кавказском сегментах «осевого региона» столкнулась с Османской державой. Это многовековое противостояние в конечном счете привело к распаду Сефевидской державы и, как следствие, к возрождению независимости этнопо-литических и государственных образований на Центрально-Кавказском (восточной части) и Центрально-Азиатском сегментах. Одновременно существенно уменьшилось влияние Османской империи в Центрально-Европейском и Центрально-Кавказском (в западной части) сегментах.

С середины XVIII века Российская империя начала устанавливать свое господство на всех сегментах «осевого региона», а в XIX веке овладела всем Центральным Кавказом и начала расширяться в западном (центральноевропейском) и восточном (центральноазиатском) направлениях.

Таким образом, XIX век можно считать временем окончания почти непрерывного владычества тюркских империй (Гуннская империя, Тюркский/Хазарский каганаты, Сельджукская и Монгольская империи, Империя Тимура, Османская и Сефевидская империи) в «Хартленде» и началом господства славянской державы (Российской империи).

Русский этнос, проживающий главным образом в Восточно-Европейском сегменте «Хартленда», в период Российской империи сумел в XIX веке установить свое господство на всех основных сегментах «осевого региона» (Центрально-Европейском, ЦентральноКавказском и Центрально-Азиатском), а также завоевать стратегически важные прибрежные полосы на западе (Прибалтика, Финляндия), востоке (Камчатка, Сахалин,

Приморский край, Аляска) и севере (прибрежная полоса Северного Ледовитого океана), получив тем самым выходы в три океана и став сухопутно-морской державой, способной одновременно выполнять функции геополитического актора как «Хартленда», так и «Римленда».

В начале XX века Российская империя трансформируется в СССР, который, унаследовав ее территорию и геополитические возможности, создал СЭВ (в 1949 г.) и тем самым максимально расширил «осевой регион», включив в его ареал государства «социалистического лагеря» в Центральной Европе — Польшу, Венгрию, Чехословакию, Румынию, Болгарию, Албанию, ГДР и Югославию, а в Центральной Азии — Монголию и Афганистан. Итак, пространство «осевого региона» наиболее полно формируется и функционирует лишь в период Советской империи.

Если проанализировать завершающий этап последнего цикла эволюции «осевого региона», то есть период распада последней евразийской державы — СССР, и начало первого этапа нового цикла — очередное возрождение «Хартленда», то четко прослеживается, что, как и в предыдущих циклах, здесь выделились сегменты — Центрально-Европейский, Центрально-Кавказский, Центрально-Азиатский, а также отделившийся от «осевого региона» собственный ареал господствующей нации, как правило, в качестве самостоятельного субъекта геополитики — Российская Федерация.

Необходимо также отметить, что каждая евразийская держава, «возникнув» в «осевом регионе», в процессе своей эволюции, как правило, выделялась в самостоятельный субъект геополитики, господствующий над «материнским» объектом — «Хартлендом». Иначе говоря, в истоках своего становления эта часть объекта, будучи системообразующим элементом «Хартленда», со временем преобразовывалась в субъект, функционально отличающийся от других составных элементов объекта — «осевого региона». Тем самым новый геополитический субъект как бы «покидает» лоно своего «рождения», то есть «материнский» объект — «Хартленд», который пространственно сужается ровно настолько, насколько состоялся собственный ареал титульной нации.

Итак, пространство «осевого региона» и его сегментов, подобно «зрачку глаза», во времени то расширялось, то сужалось, то смещалось, то есть было перманентно подвижным. Это и является одной из причин того, что территории современных государств и сегментов Центральной Евразии не совпадают с их исходными историческими границами.

Принципы формирования как «Хартленда», так и «Римленда» осуществлялись преимущественно на этнической (Гуннская, Тюркская, Хазарская, Сельджукская, Монгольская империи, Империя Тимура, Османская, Сефевидская империи, где тюркский этнос являлся титульным, в Российской империи титульным был русский этнос), религиозной (Арабский халифат — «мусульмане») и политико-идеологической основе (СССР — «советский народ»). Его эволюция на всех этапах проходила в соответствии с единым алгоритмом:

■ «становление — выделение» титульной нации и четкое ее закрепление в освоенном ареале «осевого региона»;

■ «расцвет — полный контроль» над основными сегментами «осевого региона» и стремление завоевать весь мир;

■ «распад — начало» становления новых пространственных границ сегментов «осевого региона» и отделение от него территории титульной нации.

Таким образом, на стадии формирования «Хартленда» как самостоятельного целостного объекта/субъекта мировой политики из множества этносов выделялся пассионарный, доминировавший над остальными этносами срединной части евразийского матери-

ка, после чего начиналась вторая стадия — расцвет. В этот период ареал пассионарного этноса, как наиболее устойчивая этнополитическая единица «осевого региона», трансформируется из объекта геополитики в ее субъект, то есть в империю, стремящуюся господствовать вначале над сопредельными территориями «осевого региона», а затем — над всем миром. Однако после овладения «Хартлендом» и определенной частью «Римленда» начинался процесс распада евразийской имперской системы и, как следствие, единого пространства «Хартленда» на отдельные, относительно обособленные сегменты, в одном из которых определялись границы территории государства титульного этноса. По такой схеме проходил каждый цикл эволюции «Хартленда».

3. Сущность, функции и принципы формирования «осевого региона»

в XXI веке

Сущность «осевогорегиона». «Хартленд» являет собой срединную часть самого большого «Мирового острова» планеты, не имеющую выходов к стратегически важным прибрежным полосам, но обладающую избыточной внутренней потенциальной этнодемогра-фической и социально-политической энергией — пассионарностью, от степени упорядоченности и управляемости которой в значительной степени зависит системное, динамичное и стабильное развитие всего евразийского материка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Функция «осевогорегиона». Основная функция «Хартленда» — Центральной Евразии — заключается в обеспечении устойчивой сухопутной связи как по горизонтали (широтно) «Запад — Восток», так и по вертикали (меридионально) «Север — Юг». Иными словами, Центральная Евразия призвана содействовать стабильной геополитической и экономической интеграции крупных и относительно обособленных ареалов евразийского материка.

Принципы формирования «осевого региона». В современный период для достижения глобального равновесного развития человечества при формировании «осевого региона» необходимо использовать преимущественно принципы социально-экономической целесообразности (совместимости и взаимодополняемости) и самоорганизации, а при его функционировании — принципы саморегулирования и самоуправления. Как показала многовековая история Центральной Евразии, это обусловлено тем, что в периоды, когда «Хартленд» формировался преимущественно по этноконфессиональному или политико-идеологическому принципу и, соответственно, функционировал по принципу господства титульной нации над остальными народами завоеванного ареала, в конечном счете происходили распад евразийских империй и, соответственно, раскалывание «Хартленда» как единого, целостного геополитического пространства на отдельные сегменты. Тем самым нарушались сложившиеся объективные взаимосвязи между основными регионами всего евразийского материка.

4. Новая геополитическая структура

Центральной Евразии

Эволюция «осевого региона», основные этапы которой были рассмотрены выше, свидетельствует о перманентной функциональной мобильности его системообразующих

сегментов. Это предполагает внесение ясности в вопрос о том, как сегодня следует структурно оценивать ареал Центральной Евразии. В начале нашего исследования, исходя из теоретического, историко-эмпирического и современного представления данного региона, мы пришли к выводу, что в пространственно-функциональном плане Центральная Евразия — нечто большее, чем просто Центральный Кавказ плюс Центральная Aзuя41. К этому можно прийти, даже рассуждая только пространственно. Если в евразийский материк органически входят Европа и Азия, то, соответственно, его центральная часть должна включать в себя центральные сегменты обоих континентов, то есть как территории центральноевропейских стран, так и территории центральноазиатских стран, а также особую зону, «область их пересечения» — территории центральнокавказских стран, что, как уже отмечалось, подтверждается многовековой историей социально-экономической жизни «осевого региона».

Наряду с этим структуризация геополитического пространства Евразии не может быть основана лишь на физико-географических принципах, то есть исключительно на пространственно-географических параметрах42. На наш взгляд, региональная структуризация геополитического пространства должна проводиться не столько с точки зрения физико-географического критерия, сколько исходя из принципа функционального единства данного пространства, совместимости и взаимодополняемости независимых сопредельных государств, их социокультурной близости на базе общности исторического прошлого, а также их совместной функциональной значимости в мировой политике и экономике.

Таким образом, исходя из вышесказанного, представляется необходимым рассматривать современную геополитическую структуру Центрально-Евразийского региона, как состоящего из трех сегментов: Центральная Европа, Центральный Кавказ и Центральная Азия (см. рис. 3).

По нашему мнению, такое понимание места и роли Центральной Евразии позволяет восполнить целостность «осевого региона» «недостающим элементом» — Центральной Европой.

Итак, в отличие от существующих концепций, охватывающих лишь два сегмента (Центральную Азию и Центральный Кавказ) и предполагающих осуществлять их формирование и функционирование на принципе «господства титульной нации», представленный нами подход определения параметров, структуры, принципов формирования и функционирования «осевого региона» — Центральной Евразии — предполагает:

— во-первых, включение в состав «осевого региона» (помимо Центральной Азии и Центрального Кавказа) третьего сегмента — территории государств Центральной Европы;

— во-вторых, формирование и функционирование «Хартленда» на принципах социально-экономической целесообразности, самоорганизации, самоуправления и саморазвития.

41 В постсоветский период в состав Центральной Евразии в основном включали два сегмента «осевого региона»: Кавказ и Центральную Азию (см., например: Fairbanks Ch., Nelson C.R., Starr S.F., Weisbrode K. Strategic Assessment of Central Eurasia. Washington, D.C.: The Atlantic Council of the United States, Central Asia-Caucasus Institute, Johns Hopkins University, 2001. Р. vii; Исмаилов Э., Эсенов М. Указ. соч.; Amineh M.P., Houweling H. Introduction: The Crisis in IR-Theory: Towards a Critical Geopolitics Approach. В кн.: Central Eurasia in Global Politics: Conflict, Security and Development / Ed. by M.P. Amineh, H. Houweling. Leiden: Brill, 2005. P. 2—3).

42 Часто это приводит к тому, что в состав отдельных регионов включают как территории суверенных государств, так и части территории граничащих стран. Например, геополитическое понятие «Центральная Азия» рассматривается и как физико-географический регион, так как, помимо территории пяти постСОВЕТских государств, сюда включают и часть территории западного Китая (Синьцзян-Уйгурский автономный район).

Рисунок 3

ҐГ

Структура геополитического пространства Центральной Евразии

Центральная

Азия

Как показывает исторический опыт и сегодняшняя геополитическая конъюнктура, именно эти принципы формирования и функционирования «осевого региона» — Центральной Евразии — заключают в себе способность обеспечивать долгосрочную, непрерывную сухопутную связь как по горизонтали «Запад — Восток», так и по вертикали «Север — Юг», то есть стабильную социально-экономическую интеграцию Западной Европы — Восточной Азии, России — Южной Азии.

Необходимо также отметить, что в силу ускорения глобализационных процессов в последние десятилетия в геополитической литературе (регионоведении и страноведении) все чаще стали использовать макрокатегории, в том числе слово «Большой», например: «Большая Европа»43, «Большой Ближний Восток»44, «Большая Центральная Азия»45, «Большой Китай»46 и т.д. Рациональность данного подхода очевидна, она связана не столько с необходимостью концептуально обосновать позиции и интересы акторов, конкурирующих на евразийском геополитическом «театре», сколько с объективными закономерностями развития и взаимодействия региональных политических систем на пространстве Евразии в условиях глобализации.

43 См.: Максимычев И. Ось мира как начало Большой Европы [http://www.ng.ru/world/2003-02-28/// 6_europe.html]; Арбатов А. Цветные революции и Большая Европа [http://www.rian.ru/analytics/20050530/ 40439533.html]; Большая Европа против Большой России [http://www.zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/05/609/ 41.html]; Развал Большой Европы. Новый шанс для СНГ? [http://www.wciom.ru/arkhiv/tematicheskii-arkhiv/ item/single/1417.html].

44 См.: Крылов А. Нефть и новые игры на глобусе [http://www.fondsk.ru/article.php?id=269]; Большой Ближний Восток [http://www.charter97.org/rus/news/2004/06/29/vostok]; НАТО и Большой Ближний Восток [http://www.svoboda.org/programs/ep/2003/ep.102903.asp]; Эрдоган Р. Широкий взгляд на Большой Ближний Восток // Россия в глобальной политике, июль — август 2004, № 4 [www.globalaffairs.ru/numbers/9/2917.html].

45 См.: Лаумулин М. Большая Центральная Азия (БЦА) — новый мегапроект США? [http:// www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1132564860]; Большая Центральная Азия: объединяй и властвуй [http:// www.dumaem.ru/indexkz.php?iq=st_show&st_kztm_id=8&st_id=814].

46 См.: Сыроежкин К. Быть ли Большому Китаю? [http://continent.kz/2000/01/17.html].

020202020202020202020002010000020002020002020202020102230148

Интересы динамичного и устойчивого политического, экономического и социально-культурного развития государств, составляющих эти региональные подсистемы, сегодня неосуществимы без необходимой степени функциональной открытости и взаимо-вовлеченности в текущие процессы. Ставка на автаркичность в развитии государств имела место в периоды классической геополитики, однако сейчас, в условиях глобализации, ни одна страна не может достичь самодостаточности — как минимум, с точки зрения экономической целесообразности. И это, естественно, отражается в тех процессах, которые ныне протекают в рамках каждого сегмента евразийского материка и между ними.

Таким образом, оставшееся в наследство от «холодной войны» «узкое» обозначение регионов Евразии не полностью раскрывает современные реалии расширившихся и углубляющихся межрегиональных связей и отношений. Соответственно, их всеобъемлющее понимание требует применения «широкого» (макрорегионального) подхода к структуризации евразийского пространства. В этой связи мы считали бы не только возможным, но и целесообразным использовать приставку «Большой» и для понятий «Центральная Евразия» и, соответственно, для ее составных частей.

При этом следует учесть, что при характеристике Центрально-Азиатского региона приставка «Большой» уже применяется, то есть понятие «Большая Центральная Азия» широко распространено в научном лексиконе. Однако для двух других сегментов — Центральная Европа и Центральный Кавказ47 — приставка «Большой» еще не используется. В этой связи, исходя из логики расширительного толкования регионов, под Большой Центральной Европой следует, как уже отмечалось нами выше, понимать географическое пространство, включающее, помимо трех постСОВЕТских республик (Беларусь, Украина, Молдова), также балтийские республики (Латвия, Литва, Эстония) и постСЭВовские государства (Албания, Болгария, Босния и Герцеговина, Венгрия, Македония, Польша, Румыния, Сербия, Чехия, Словакия, Словения, Хорватия и Черногория) (см. рис. 4).

На первый взгляд может показаться, что страны, включенные в Центральную Евразию, совершенно не схожи по своей истории, идеологии, этнической принадлежности, системе ценностей, и в этой связи они не смогут самоорганизоваться, самоуправляться и само-развиваться в направлении общих тенденций развития евразийского материка и всей планеты. Однако имеющийся в рамках «осевого региона» определенный интеграционный потенциал базируется именно на общности исторического прошлого народов Центральной Евразии, находившихся вместе почти во всех евразийских империях, на их длительном сосуществовании и этническом смешении. Естественно, это обусловило необходимую близость в культурном, языковом, экономическом и технологическом отношениях. К сожалению, в социально-политической и исторической литературе многие исторические периоды и события не отражаются объективно, что, в свою очередь, существенно мешает ускорению интеграции «осевого региона» и в целом всего евразийского материка.

Несмотря на перечисленные и другие сложности, интеграцию Центральной Евразии целесообразно осуществлять последовательно и одновременно по нескольким направлениям во всех ее сегментах. На наш взгляд, учитывая объективные закономерности совместного развития государств сегментов Центральной Евразии, интеграцию следовало бы начать в первую очередь с сотрудничества в самих сегментах, для чего важно выявить противоречия как между государствами сегмента, так и между самими сегментами и найти ускоренные пути их эффективного разрешения.

Следует также подчеркнуть, что порой объем и уровень сотрудничества между государствами различных сегментов Центральной Евразии выше, нежели между государствами внутри каждого из них. Так, уровень сотрудничества центральноазиатского Казахста-

47 Ввиду пространственной ограниченности Центрального Кавказа приставка «Большой» для этого региона неприменима.

Рисунок 4

ҐГ

Страны Центральной Евразии

Европейские

страны

Великобритания

Германия

Франция

Италия

Швеция

Испания

и др.

Латвия

Литва

Эстония

Болгария

Венгрия

Польша

Румыния

Словакия

Чехия

Албания

Босния-

Герцеговина

Словения

Хорватия

Македония

Сербия

Черногория

Евраз ийские аны: сия

Азиатские

стр Рос страны

Тур ция Китай

Япония Индия Пакистан Иран Малайзия и др.

Большая Центральная Азия (БЦА)

Центральная Азия (ЦА)

Казахстан

Кыргызстан

Таджикистан

Туркменистан

Узбекистан

V

на с центральнокавказским Азербайджаном несравненно выше, нежели, например, с центральноазиатским Туркменистаном, а Азербайджан имеет стратегическое партнерство с центральноевропейской Украиной, но в то же время находится в состоянии войны с центральнокавказской Арменией.

По нашему мнению, реализация интеграционных процессов в Центральной Евразии предполагает активизацию в каждом сегменте инициирующего ядра, то есть группы экономически и политически наиболее развитых стран, которые могли бы стать основой

интеграции в самом сегменте с учетом общеинтеграционных тенденций в ЦентральноЕвразийском регионе. Так, на роль «инициирующего ядра» в интеграции Центральной Евразии претендуют: в Центрально-Европейском сегменте — Украина; в ЦентральноКавказском — Азербайджан и Грузия; в Центрально-Азиатском — Казахстан, которые, невзирая на общие внутри- и межрегиональные противоречия, приступили к поиску эффективных путей социально-экономического сотрудничества во всем Центрально-Ера-зийском регионе. Поэтому формирование и функционирование единой экономики Центральной Евразии, по-видимому, не является мифом, как утверждают некоторые.

Даже если в обозримом будущем и не произойдет становления Центральной Евразии как оформленного экономического и политического сообщества, интеграционные процессы в регионе и та роль, которую начали играть в них «инициирующие ядра» трех сегментов, свидетельствуют, что экономическая и политическая мощь «Хартленда» вновь возрождается.

В м е с т о з а к л ю ч е н и я

Таким образом, одной из важнейших задач мирового сообщества, которую предстоит решить в первой четверти XXI века, является, на наш взгляд, содействие налаживанию системных связей между сегментами Центральной Евразии — то есть между странами Центральной Европы, Центрального Кавказа и Центральной Азии — на принципах социально-экономической целесообразности, самоорганизации и самоуправления. Это, в свою очередь, позволит Центральной Евразии обеспечить долгосрочное, устойчивое и эффективное выполнение планетарной (геополитической и геоэкономической) функции интеграции относительно обособленных, крупных ареалов евразийского материка.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.