Научная статья на тему 'О филогенезе языка человека (когнитивно-психологический анализ)'

О филогенезе языка человека (когнитивно-психологический анализ) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
251
29
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФИЛОГЕНЕЗ / ВИД HOMO SAPIENS / ИНТЕЛЛЕКТ / РАЗУМНОСТЬ / ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ / ЯЗЫКОВОЙ ФАКТОР ВЛИЯНИЯ / КОММУНИКАЦИЯ / СЕМАНТИКОПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ СЛОВА / PHYLOGENESIS / HOMO SAPIENS / INTELLECT / DEVELOPMENT FACTORS / LANGUAGE FACTOR OF INFLUENCE / COMMUNICATION / SEMANTIC-PSYCHOLOGICAL COMPONENT OF WORD

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Ушакова Татьяна Николаевна

Обсуждается проблема возникновения начального слова у предка человека и дальнейшего формирования у него языковой системы. Кратко рассматривается история вопроса, подробно реферируется концепция Д. Бикертона [2012]. В отличие от последнего в статье утверждается, что важнейшим свойством для развития вида homo sapiens справедливо считать интеллект, разумность, которое направляется рядом выявленных в науке и перечисленных в тексте факторов. В дополнение к ним автор статьи выделяет языковой фактор влияния на интеллект, который состоит в функционировании семантико-психологического компонента в словах языка. Приводятся исследования автора, выявившие существование в вербальном механизме человека специализированных инструментов языка, способных поддерживать функционирование его мыслительных процессов. Общее назначение этих инструментов состоит в закреплении отдельных видов смыслового содержания ментальной сферы человека, одновременном и последующем создании разного рода смысловых обобщений, выработке и поддержании обобщенных абстрактных идей. Из этих данных следует вывод, что язык, в той или иной мере влияя на интеллект предка человека, явился фактором развития вида homo sapiens.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Language Phylogenesis in Human Being: A Cognitive-Psychological Analysis

The article discusses the issue of the initial word evolvement with the human ancestor, as well as its further development. It refers to the concept of D. Bickerton, where the intellect is called the most important quality for the homo sapiens development. The intellect in its turn is directed by certain social and genetic factors of the human life. The present paper adds the language factor that also shapes intellect. Its realization lies with the functioning of a semantic-psychological component in words. The author’s investigations have discovered special instruments in human verbal mechanisms which maintain the mental processes operating. These instruments fix some mental contents, form several kinds of generalization and maintain development of abstract ideas. The influence of these instruments on the homo sapiens species development is being discussed.

Текст научной работы на тему «О филогенезе языка человека (когнитивно-психологический анализ)»

УДК 81'27

DOI 10.30982/2077-5911-2018-37-3-126-137

О ФИЛОГЕНЕЗЕ ЯЗЫКА ЧЕЛОВЕКА (КОГНИТИВНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Ушакова Татьяна Николаевна

главный научный сотрудник Института психологии РАН, доктор психологических наук, профессор, академик РАО 125252 Москва, 3-я Песчаная ул., д. 5, кв. 279

tn.ushakova@gmail.com

Обсуждается проблема возникновения начального слова у предка человека и дальнейшего формирования у него языковой системы. Кратко рассматривается история вопроса, подробно реферируется концепция Д. Бикертона [2012]. В отличие от последнего в статье утверждается, что важнейшим свойством для развития вида homo sapiens справедливо считать интеллект, разумность, которое направляется рядом выявленных в науке и перечисленных в тексте факторов.

В дополнение к ним автор статьи выделяет языковой фактор влияния на интеллект, который состоит в функционировании семантико-психологического компонента в словах языка. Приводятся исследования автора, выявившие существование в вербальном механизме человека специализированных инструментов языка, способных поддерживать функционирование его мыслительных процессов. Общее назначение этих инструментов состоит в закреплении отдельных видов смыслового содержания ментальной сферы человека, одновременном и последующем создании разного рода смысловых обобщений, выработке и поддержании обобщенных абстрактных идей. Из этих данных следует вывод, что язык, в той или иной мере влияя на интеллект предка человека, явился фактором развития вида homo sapiens.

Ключевые слова: филогенез, вид homo sapiens, интеллект, разумность, факторы развития, языковой фактор влияния, коммуникация, семантико-психологический компонент слова

Краткая история вопроса

Тема возникновения и развития языка в филогенезе человека знает периоды подъема и падения своей привлекательности. Существуют свидетельства, что в конце Х!Х века Парижское лингвистическое общество, в рамках которого обсуждалась тогда эта тема, приняло решение отказаться от любых дискуссий на эту тему по причине ее не научности.

Тем не менее, такие обсуждения и ранее, и позднее продолжались с участием специалистов разных профилей: психологов, лингвистов, этологов, знатоков поведенческой психологии, зоопсихологов и др.

Тесная связь между использованием орудий и синтаксическим построением языковых знаков аргументируется в теории П. Гринфильд [Greenfield 1991]. Отмечается, что язык и применение орудий предполагают иерархическое

структурирование соответствующих элементов. Подобно словесным комбинациям, простые орудия труда могут комбинироваться друг с другом для образования сложных орудий. Поэтому, полагает автор, использование орудий в филогенезе языка могло предшествовать или идти параллельно с лингвистическим развитием предка человека. В пользу своей теории П. Гринфильд приводит данные вербального онтогенеза, младенца, а также аналогичные факты, наблюдаемые у обезьян породы бонобо [Greenfield, Savage-Rumbaugh 1990: 540-578].

Разные факторы рассматривались как ключевые в приобретении речевой способности. Существовали попытки объяснить возникновение речи у homo sapiens влиянием социальных факторов, необходимостью труда и т.п. В настоящее время такие попытки выглядят малоубедительными. Представлялось объяснение, основанное на изменениях в устройстве и функционировании генетического аппарата нашего предка. Также под прицелом оказались различные обстоятельства давнего времени, могущие повлиять на когнитивные функции гоминидов и изменить их. Выяснялось действие законов эволюции Дарвина и конкретная приспособительная выгода от языка и речи.

Сторонники теории эволюции Дарвина защищали позицию, что язык возник в результате естественного отбора как средство оптимизации коммуникации между гоминидами. Согласно точке зрения С. Пинкера, адаптивная ценность языка обнаруживается во многих фактах: в возможности получать знания опосредованно через других людей, в лучшем понимании внутреннего состояния окружающих, в способности оценивать время, его соотношение, понимать намерения, просьбы, отличать правду ото лжи и др. [Линкер 1994].

Взгляды Н. Хомского широко известны в лингвистике и психолингвистике после публикации им в 1957 году книги «Синтаксические структуры» (русское изд. 1962 г.). В публикации введены понятия трансформационной грамматики, «поверхностных» и «глубинных структур». Утверждается возможность людей самостоятельно создавать и интерпретировать неограниченное количество предложений с помощью трансформационных правил. Постулируется также врожденность такой способности человека как части его генетической программы.

В своих публикациях Н. Хомский, насколько нам известно, не обсуждает проблему филогенетического развития языка. Однако в 2005 году, после длительного отсутствия в среде лингвистов, выдвигает целый ряд предложений по этой теме.

Полагается, что в некоторой небольшой группе людей в давнее время произошла перенастройка мозга (rewiring of the brain), которая дала возможность человеку производить слияние существующих у него понятий. Операции такого типа лежат в основе сложных умозаключений, планирования, интерпретации и связаны с возможностью их выражения в речи. Весь этот процесс описывается через посредство стадий осуществления.

Стадия первая. У животных есть понятия, которые несоединимы между собой.

Стадия вторая. Появляются типично человеческие понятия, которые могли бы соединяться.

Стадия третья. Перенастройка мозга.

Стадия четвертая. Происходит слияние, и типично человеческие понятия начинают соединяться между собой.

Стадия пятая. Развиваются способности к сложным умозаключениям, планированию и пр.

Стадия шестая. Люди начинают разговаривать.

Позиция Н. Хомского вызвала возражения многих специалистов. Был выражен упрек в недостаточной фактической обоснованности его теоретических построений.

Обилие работ по коммуникации животных, по мнению Е.Н. Панова, свидетельствует не столько о прогрессе, сколько о кризисе в обсуждении вопроса о происхождении языка [Панов 2012]. Предметом его неудовольствия являются, в частности, исследования, в которых работают авторы, не имеющие личного опыта наблюдения и протоколирования поведения животных. Междисциплинарные и философские обобщения нередко делаются неспециалистами на основе неправильно собранных и истолкованных данных. Он подчеркивает, что «ни в коем случае не следует интерпретировать действие как результат проявления более высоких психических способностей, если есть возможность объяснить его как проявление способностей, отвечающих более низкой психической шкале». Его конечный вывод состоит в том, что «мост между мирами животных и людей в прошлом, по-видимому, существовал, но сейчас он разрушен, и воссоздать его не представляется возможным» [Там же: 176].

Исследование Д. Бикертона

Вопреки серьезной критике тема происхождения языка возрождается в наши дни. Теперь на основе увлекательно написанной книги американского исследователя Д. Бикертона «Язык Адама: как люди создали язык, как язык создал человека», изданной на русском языке [Бикертон 2012].

Книга основана на представлении, что язык появился у гоминида в определенный период истории несколько миллионов лет назад. До того момента этой способностью наш предок не обладал. Отсюда возникает надежда найти основания и корни языковой способности во внешних обстоятельствах жизни гоминида того времени, основные черты которого описываются историками и этологами.

Развивается оригинальная точка зрения, направленность которой состоит в том, чтобы найти, какая сила вызвала у гоминида потребность обратиться к языку. Эту задачу автор решает на основе использования предложенной экологами теории формирования ниш.

Центральный тезис теории в том, что особи разного вида (от муравья до человека) стремятся создавать, а в дальнейшем использовать средства, дающие им лучшие условия жизни по сравнению с имеющимися. Такого рода условия можно назвать адаптивными нишами. В своем анализе Д. Бикертон опирается на большой тщательно подобранный материал, преимущественно из области палеонтологии. Он подробно объясняет, в чем состоял путь формирования новой ниши, и что новая ниша давала предку современного человека. Описываются факты, показывающие, что характер поиска пищи гоминидов, его питания, избегания опасных хищников и защиты от врагов играл важнейшую роль в их ежедневном существовании и определял направление их деятельности. Приводятся данные, показывающие, что наш предок прошел несколько адаптивных ниш для улучшения своего питания.

Их последовательность была следующей: сначала травоядные, затем - собиратели костей, позднее - низшие падальщики (после других дожидавшиеся своей очереди) и, наконец, - высшие падальшики (захватывающие пищу первыми). Падальщиками называются хищники, питающиеся мясом павших животных.

Форма питания травой не способствовала физическому процветанию гоминида, хотя и связана с относительно неострым участием в конкурентной борьбе с другими животными. Иной вид поведения включился в действие, когда наш предок перешел к собиранию костей животных, мясо которых уже съедено, а кости оставлены. Это новая ниша. Питание костным мозгом давало возможность животному лучшую пищу, обогащенную жирами. Собирание костей предполагало их трудный поиск на относительно больших территориях, что изменило характер поведения гоминидов.

Другая структура отношений устанавливалась среди животных «падальщиков», претендовавших на поедание мяса падали. Высшие падальщики -это те, кто имел силу первыми начинать пир над павшим телом, а потому получать лучшие куски и, соответственно, поддерживать свою физическую форму на более высоком уровне. Низшие должны были ждать своей очереди и довольствоваться остатками.

Продвижение по этим стадиям, по Бикертону, возникает вследствие борьбы за нишу. Ее завоевание каждый раз связано с участием в конкурентной борьбе с другими, часто более сильными животными. Новые виды поведения, утверждается в книге, возникали вследствие формирования новых ниш. «То или иное поведение развивается потому, что того требует ниша, которая не может быть сформирована без него» [Бикертон 2012: 108]. В свою очередь вновь возникшая форма поведения определяет тем, каков будет размер мозга индивида и экспрессия генов, обеспечивающих его поведение.

При построении линии адаптивного развития гоминида главным в книге всё же остается вопрос, как и почему сформировался язык человека. Ученый прикладывает усилия к тому, чтобы обосновать условия необходимости его появления. В то давнее время для гоминидов существовала необходимость победить более сильных конкурентов, уже занимавших место в нише высших падальщиков. Такая задача могла быть решена путем предварительного накопления силы и увеличения числа участников схватки со стороны пришедших конкурентов. Отсюда - важность объединения членов вступающей в борьбу группы. Участников группы надо было рекрутировать и включить в общее действие. Какие средства годились для этого? Понятно, что ими были коммуникативные средства, т.е. язык. Требовалось призвать сотоварищей к общему действию. «Призыв - вот что оказывается ключевым в рождении языка», - пишет об этом Д. Бикертон [2012: 109].

В результате этих рассуждений автор приходит к завершению своего повествования, видимо, считая свою задачу решенной. В то же время напомним, что обсуждаемая книга имеет два подзаголовка в виде вопросов: «Как люди создали язык?» и «Как язык создал людей?». В отношении первого из них автор предлагает версию происхождения языка у предка человека, используя палеонтологическую теорию адаптивных ниш. Он выявляет общий корень и прослеживает ход событий, приведших нашего предка к возможности использовать звуковые сигналы в качестве первых слов. Тем самым дается понятный ответ на первую часть поставленного в

книге вопроса: как люди создали язык. Но создал ли язык людей? Рассмотрим этот вопрос.

Интеллект в филогенезе человека

С нашей точки зрения, в филогенезе человека необходимо обратить внимание на специфический фактор, оказавший определяющее влияние на судьбу гоминида, проходившего пору преобразования в вид homo sapiens. Таким специфическим фактором, по нашему мнению, могла стать растущая и крепнущая разумность поведения нашего предка в решении их жизненных проблем0. Возникает вопрос, по какой причине могла возрастать разумность у древнего человека? Привлекательными в этом контексте оказываются данные американского исследователя Флинна [1984]. Так называемый эффект Флинна отражает постепенное повышение уровня интеллекта с течением времени. Величина эффекта неравномерно колеблется приблизительно от 2-х до 10-ти пунктов за каждое десятилетие нашего времени. Эффект наблюдается как в отдельных странах, так и в целом по миру.

Тема изменений интеллекта, происходящих в течение длительного времени, обстоятельно рассмотрена в публикации [Валуева, Григорьев, Ушаков 2018: 121141]. В соответствии с требованиями современной когнитивной психологии анализируется значительное количество исследований и теоретических позиций, используются статистически достоверные данные, полученные на больших выборках. В указанной книге анализируется сложное переплетение факторов, влияющих на изменения интеллекта. В анализе причин эффекта Флинна обсуждаются вопросы внутреннего состава структуры интеллекта. Рассматривается гипотеза теории социальной мультипликации, согласно которой даже незначительные средовые изменения могут вызвать значительные изменения интеллекта. Так, относительно более умный человек способствует повышению уровня интеллекта своей среды. В свою очередь среда оказывает давление на повышение интеллектуального уровня своего лидера. Особое внимание привлекает структурно-динамическая теория интеллекта. Согласно теории, изменения в структуре интеллекта происходят в результате направления умственных усилий в ту или иную область и перераспределения потенциала исходных возможностей. Так, человек, трудящийся в научной области, фактически направляет свой потенциал на развитие алгоритмического интеллекта. Архитектор - на развитие пространственных представлений.

Среди общих причин роста интеллекта обсуждаются вопросы социального плана. Естественным образом отмечается улучшение питания, снижение токсичности среды и болезней, использование условий для тренировки мышления. Рассматривается вопрос о значимости усложнения умственной деятельности индивида. Расширение и усложнение условий предлагаемых задач способствует тренировке ума.

Приведенные данные дают толчок для построения гипотез о причинах развития интеллекта древнего предка человека. В борьбе за лучшую нишу жизни происходило расширение круга встающих перед гоминидами задач, наращивание их интеллектуальных знаний и умений. Вероятно также, что в связи с завоеванием новой ниши происходило улучшение питания в сообществе гоминид. При достаточном и полноценном рационе мозг получает больше необходимых витаминов и микроэлементов, что благоприятно сказывается на функционировании

интеллекта. Это давало адаптивные преимущества индивидам homo sapiens. В обсуждаемое далекое время скачок в развитии интеллекта в совокупности с другими обстоятельствами его существования должен был играть весьма существенную роль.

О связи языка с мыслительными процессами

Теперь обратимся к вопросу, существуют ли в языке такие средства, которые могут способствовать развитию, поддержанию и укреплению интеллектуальной способности индивида?

В наших с сотрудниками экспериментальных и эмпирических разработках показано, что в языке человека в ходе онтогенеза формируются и функционируют своего рода инструменты, связывающие язык человека с его мыслью, разумностью. При этом накапливаются материалы, обнаруживающие действие общей внутренней программы развития языка. Эта программа проявляется в ходе развития языка детей в наши дни. Однако логика ее действия должна была иметь силу и у древнего человека.

Программа состоит из ряда ступенек, стабильно повторяющихся у всех наблюдаемых нами детей. Первая ступенька заключается в том, что на основе накопления начальных осмысленных оперативных комплексов у младенца зарождаются начальные формы осмысливания его действенного опыта, а также первые осмысленные слова. На второй ступеньке программы в силу действия общего принципа ассоциативности формируется так называемая вербальная сеть. На третьей ступеньке сеть становится базой многих вербально-смысловых обобщений. К ним относятся понятийные категории логического и грамматического характера. На последней ступеньке развития формируются сложные вербальные структуры, кодирующие различные стороны смыслового содержания слова. Своеобразием отличаются структуры полисемического типа, составляющие базу для функционирования абстрактных идей.

Особенность и смысл действия рассматриваемой общей программы в том, что она должна сохранять свою силу при любых условиях развития языка: в наше и в древнее время, на материале разных языков (русского, английского, других). Обоснование этих тезисов приводятся в наших с сотрудниками экспериментальных и эмпирических разработках [Ушакова 2011; 2017; Ушакова, Григорьев 2013; Ушакова, Григорьев, Гаврилова, Голышева 2012]. Ниже в краткой форме приводятся основные варианты исследований.

Вариант А. «Открытие смыслов» младенцем в производимых начальных действиях.

В нашем с сотрудниками эмпирическом исследовании мы изучали историю раннего когнитивного развития младенца на протяжении времени от его рождения до 12-15 месяцев жизни [Ушакова 2016; Белова, Носуленко, Ушакова 2016 и др.]. Показано, что с конца 1-го или начала 2-го месяца у младенца складываются условия для возникновения первых осмысленных реакций. Такие реакции формируются в процессе начальных действий малыша, когда он через свои действия «познает окружающий его мир». Это происходит в то время, когда он теребит и пробует окружающие предметы - крутит игрушки, пробует на вкус, сосет, бросает. В схватывании, обсасывании, бросании, толкании предметов он добывает знания о проявлениях объектов в земных условиях. Если действия

младенца соответствуют этим условиям, они приводят к желаемому результату, ребенок испытывает положительные эмоции. При несоответствии действий условиям и не достижении результатов эмоции младенца негативны. Таким образом, субъективные переживания оказываются способными отражать логику происходящих событий. Эти переживания и представляют собой начальную форму осмысливания происходящих событий. Иначе говоря, описанная ситуация составляет основу того, что зарождающиеся у ребенка слова, соответствующие различным событиям, также приобретают смысловое содержание. В результате этого кардинального обстоятельства вся лексика языка приобретает особое качество - осмысленность.

Эта особенность, понятным образом, имеет первостепенное значение для мыслительного процесса. Через связь со словом мысль приобретает точную направленность и одновременно поддерживает связь с действительностью. Роль этого фактора в мыслительной деятельности представляется первостепенно важной.

Вариант Б. Вербальная сеть.

Вместе с ростом лексического объема, которым владеет ребенок, появляется новое качество слов - их связанность между собой. Уже в дошкольном возрасте каждое употребляемое ребенком слово проявляет себя как член большой сети, объединяющей слова языка. Многие исследования показали, что сетевые отношения возникают как результат ассоциативного принципа деятельности мозга человека. Эта особенность языка с XIX века стала предметом исследований во многих странах мира (историю исследований см. [Ушакова 2011: 92-102]). Функциональная связанность слов обнаруживает себя как фундаментальное свойство вербального механизма. Этому соответствует вошедший в широкое употребление термин вербальная сеть.

Образование функциональных связей, соединяющих слова друг с другом, происходит не по случайным основаниям, а в соответствии с их смыслом. В этих связях реализуются различные встречающиеся в жизни смысловые отношения между словами. По их содержанию такие связи слов точнее называть вербально-смысловыми, или вербально-семантическими.

Эта сторона жизни языка находит свое проявление в мыслительном процессе. К ним относятся ассоциативные процессы, происходящие при решении задач. На основе вербальной сети образуются новые формы структурных обобщений, соответствующие различным психологическим понятиям. Сформированный в жизненных условиях материал для умственных обобщений используется в стихотворном творчестве (об этом см. [Там же: 115-121]).

Вариант В. Семантические категории.

Изучать семантические категории удобно на материале их формирования у ребенка в возрасте 3-5 лет в период его словообразовательной активности. В этот период наблюдается так называемое словотворчество, когда дети в свободных условиях произвольно образуют слова, оригинальные по форме и значению, называемые неологизмами [Ушакова2011: 385-423]. Исследование формы и значений детских неологизмов дает возможность проникнуть в когнитивные процессы, подготавливающие их появление. Обнаружено, что детские слова образуются по обобщенным типизированным образцам, в соответствии с существующими в языке семантическими категориями.

В языке 3-летнего ребенка фигурируют различные по характеру обобщенные значения. Часть из них представляет грамматические категории, относящиеся к грамматической системе языка. Обобщенные значения другого вида можно квалифицировать как логические категории. К ним относятся понятия противоположности, обозначения матери детеныша, профессии и др. Грамматические категории используются при построении правильной структуры высказывания. Категории логические - для выражения того или другого суждения. Таковы, например, высказывания ребенка: «Слоны любят жаркость», «Бегемоты могут умереть от сухоты».

Вопрос о роли категорий в мышлении подвергнут глубокому изучению в когнитивной психологии, явившись ее фактическим ядром. По мнению Лакоффа, категоризация мира человеком лежит в основе мыслительных и всех других когнитивных процессов человека [Лакофф 1988]. Круг исследований, проведенных многими выдающимися исследователями по этой теме (Л. Витгенштейн, Э. Рош, Дж. Лакофф и др.), составил большой и содержательный раздел когнитивной науки.

Вариант Г. Полисемическая организация языковых структур.

Термином полисемия в лингвистике обозначается многозначность слов, их «равноименность» [Реформатский 1967: 74-76]. Известен факт, что слова полисемической структуры широко распространены в разных языках и представляют собой лингвистическую универсалию [Виноградов 1977 и др.]. Явление полисемии служит ярким примером сложного строения структур, служащих в языке хранению и функционированию семантического содержания.

В нашем экспериментальном исследовании полисемии показано, что семантическая упорядоченность полисемического поля подчиняется ряду принципов. К ней относятся: неравномерность распределения способности к активации и устойчивости между компонентами, их различия в зависимости от ориентации на форму, движение, функцию или действие обозначаемых объектов. Отмечено, что совокупная активация нескольких компонентов поля способна поддерживать присущие человеку обобщающие абстрактные идеи, не имеющие конкретных референтов. В таком устройстве можно видеть общий принцип сохранения отвлеченного семантического содержания, не имеющего конкретных референтов в действительности [Ушакова, Григорьев 2013].

Когнитивный механизм, обеспечивающий функционирование отвлеченных идей, вероятно, является основой крупной умственной функции планирования будущего. Это говорит о важности этого инструмента в мыслительной деятельности человека.

Коммуникация

В филогенезе человека нельзя обойти вниманием такую важную точку роста в развитии гоминидов, как становление их коммуникации между собой. Свидетельство значимости этой психической функции можно видеть в наши дни в таких явлениях нашей жизни, как мощное становление театрального искусства, произведений художественной литературы, как разработка большого пласта техники, предназначенной для установления и поддержания коммуникативных отношений между людьми (кабельная и беспроводная связь, радиосвязь и т.п.). Всё это знаки существования и продолжающегося развития коммуникативной функции человека.

В давнее время формирования вида homo sapiens коммуникативная функция человека, имела, вероятно, невысокий уровень развитости - подобно другим животным. Задачи, возникающие в связи с завоеванием лучшей ниши, как это утверждает Д. Бикертон, требовали объединения гоминидов и согласованности их действий. Это давало толчок развитию их коммуникативным отношениям.

Одновременно осуществление коммуникативных операций оказывалось связанным с языком, конкретнее - с потребностью более точного именования объекта и производимых самим субъектом действий. Как мы видели выше, способы совершения соответствующих обозначений в наше время развиваются в онтогенезе ребенка, что придает языку функцию средства общения. Аналогичным образом эту функцию язык приобрел в обсуждаемое время становления древнего человека. Возможность влияния коммуникации на язык отмечается лингвистами и в наши дни [Кронгауз 2016].

Взаимовлияние интеллекта и коммуникации ясно проступают в тех, например, фактах, что умный человек хорошо понимает, что, где и когда уместно использовать в доверительном или публичном общении. Существуют практические разработки речевого общения, востребованы тренинги речевого искусства, делового общения. Разработаны риторические теории. Эти разработки полезны. Живя в социуме, человек постоянно нуждается в контакте с другими для решения своих жизненных задач.

Заключение

Интерес к проблеме появления языка в истории человечества поддерживается двумя перспективами: а) возможностью исследования действия законов эволюции в отношении такой важной психической функции, как язык, и б) надеждой с помощью данных филогенеза прояснить тему появления речи у маленького ребенка в наше время.

Книга американского исследователя Д. Бикертона [2012] интересна в обоих названных направлениях. В ней представлена оригинальная гипотеза о происхождении языка у давнего предка человека. Первое слово, считает автор, появилось в результате борьбы нашего предка с другими животными за лучший доступ к пище. Значение такого первого слова - призыв к общим действиям. Проведенный в книге анализ этой стороны вопроса представляется серьезным исследованием темы и вызывает позитивное отношение.

Другая сторона заявленной Д. Бикертоном темы состоит в утверждении, что язык, в силу его важнейшего значения в современной жизни, создал человека. В настоящей статье выражается несогласие с этой позицией. Нами аргументируется другая точка зрения, согласно которой факторы развития вида homo sapiens многообразны. Важнейшим из них явилась разумность человека, т.е. его интеллект. Подтверждению этой позиции служат новейшие материалы, обсуждающие различные стороны проблемы интеллекта, в том числе условия его развития [Валуева, Григорьев, Ушаков 2018]. В книге анализируются факторы влияния на интеллект: эффект Флинна, составные элементы структуры интеллекта. Обсуждается теория социальной мультипликации, выявляющая роль средовых изменений. Структурно-динамическая теория интеллекта объясняет значение выбора направления для вложения умственных усилий в ту или иную область, т.е. практику применения знаний, тренировку ума. Отмечается значение таких явлений,

как качество питания, токсичность среды, болезни. Перечисленные факторы в той или другой форме могли присутствовать в практике древнего человека и влиять на развитие его интеллекта. Иначе говоря, весьма вероятным представляется суждение, что интеллект является значимым элементом эволюционного развития древнего человека.

Определенными возможностями располагает в этом отношении язык. Представленные выше материалы свидетельствуют о существовании в вербальном механизме человека специализированных инструментов языка, способных обеспечивать и поддерживать функционирование мыслительных процессов. Общее назначение этих инструментов состоит в закреплении отдельных видов смыслового содержания ментальной сферы человека, одновременном и последующем создании разного рода семантических обобщений, выработке и поддержании обобщенных абстрактных идей. Эти устройства не даны младенцу от рождения, а развиваются с возрастом. Такого рода внутреннее развитие, видимо, в большой мере зависит от особенностей структуры воздействующего языкового материала и воспринимаемой действительности.

Описанный механизм, по сути, представляет собой приспособление для управления смыслом. Этого типа устройства создают принципиально новую «прибавку» к психической деятельности предка современного человека. Они же могли послужить хорошей базой для последующего развития языка человека, поскольку устройство для управления смыслом постоянно корректируется воздействиями со стороны действительности и получает подкрепление в случае удачных последствий. Такие приспособления должны были дать возможность гоминидам добиться лучших условий в борьбе за адаптивную нишу.

Однако для того, чтобы согласиться с тезисом о языке как создателе человека, необходимо сопоставить и оценить его относительную весомость в сравнении с фактами не языкового характера, влияющими на интеллект. Сопоставление материалов обоего рода обеспечит возможность понять их относительную мощность в эволюционном процессе формирования разумного человека. Однако аппарат для оценки влияния языка на интеллект, следует признать, в настоящее время не разработан. Таким образом, вопрос о роли языка в филогенезе человека пока не может быть решен достоверно. Однако с учетом круга материалов, выявляющих значимость интеллекта как фактора филогенетического развития, формула «язык создал человека» представляется излишне решительной.

Белова С.С., Носуленко В.Н., Ушакова Т.Н. Использование видеонаблюдения для выявления скрытых процессов предречевого развития младенца // Экспериментальная психология. 2016. Т. 9. № 2. С. 66-81.

Бикертон Д. Язык Адама: как люди создали язык, как язык создал людей. М.: Языки славянских культур, 2012.

Валуева Е.А. ГригорьевА.А., Ушаков Д.В. Интеллект как фактор национальной безопасности России. М.: Изд-во ИП РАН, 2018.

Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова // Избр. труды: Лесикология и лексикографии. М.: Наука, 1977. С. 162-189.

Литература

Кронгауз М.А. Язык и коммуникация: новые тенденции // Словари XXI века. 2016. - Режим доступа: http://slovari21.ru/analytics/27.

Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. Когнитивные аспекты языка. М.: Прогресс, 1988. С. 12-52.

Панов Е.Н. Парадокс непрерывности: Языковый Рубикон: О непреодолимой пропасти между коммуникацией животных и языком человека. М.: Языки славянских культур, 2012. 176 с.

Пинкер С. Язык как инстинкт. М.: Эдиториал УРСС, 2004. 464 с.

Реформатский А.А. Введение в языковедение. М.: Просвещение, 1967.

Ушакова Т.Н. Рождение слова. М.: Изд-во ИП РАН, 2011. 525 с.

Ушакова Т.Н. Зарождение и развитие начатков речи у младенца в течение первых недель и месяцев его жизни (0-12) // Психология. Журнал ГУ ВШЭ. 2017. Т. 14. № 2. С. 338-355.

Ушакова Т.Н., Григорьев А.А. Полисемия как форма организации вербально-семантического пространства // Вопросы психолингвистики. 2013. № 2. С. 10-19.

Ушакова Т.Н., ГригорьевА.А., Гаврилова Е.В., ГолышеваЕ.А. Функциональная организация полисемических структур // Вопросы психолингвистики. 2012. № 2. С.

Greenfield P. Language, tools and brain: The ontogeny and phylogeny of hierarchically organized sequential behavior // Behavioral Brain Science. 1991. V. 14. P.

Greenfield P., Savage-Rumbaugh E.S. Grammatical combination in Panpaniscus: Process of learning and invention // "Language" and Intelligence in Monkeys and Apes. Cambridge, England, 1990. P. 540-578.

Kuhl P. Learning and representation in speech and language // Current Opinion in Neurobiology. 1994. V. 4. P. 812-822.

Rosch Heider E. Probabilities, Sampling, and Ethnographic Method: The Case of Dani Colour Names // Man New Series, Vol. 7, No. 3 (Sep., 1972) P. 448-466

The article discusses the issue of the initial word evolvement with the human ancestor, as well as its further development. It refers to the concept of D. Bickerton, where the intellect is called the most important quality for the homo sapiens development. The intellect in its turn is directed by certain social and genetic factors of the human life.

The present paper adds the language factor that also shapes intellect. Its realization lies with the functioning of a semantic-psychological component in words. The author's investigations have discovered special instruments in human verbal mechanisms which

186-194.

531-595.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

LANGUAGE PHYLOGENESIS IN HUMAN BEING: A COGNITIVE-PSYCHOLOGICAL ANALYSIS

Tatiana N. Ushakova

Academician of Russian Academy of Education Chief Researcher, Professor Institute of Psychology 279-5, 3-d Peschanaja ul., Moscow

tn.ushakova@gmail.com

maintain the mental processes operating. These instruments fix some mental contents, form several kinds of generalization and maintain development of abstract ideas. The influence of these instruments on the homo sapiens species development is being discussed.

Key words: phylogenesis, homo sapiens, intellect, development factors, language factor of influence, communication, semantic-psychological component of word

References

Belova S.S., Nosulenko V.N. Ushakova T.N. (2016) The use of video surveillance to reveal hidden processes in language development in babies // Experimental Psychology 9 (2): 66-81. Print. (In Russian)

Bickerton D. (2012) Adam's Tongue. Moscow. Languages of Slavic Cultures. Valueva E.A., GrigorjevA.A. Ushakov D.V. (2018) Intellect as a National Security Factor of Russia. Moscow. IP RAN. Print. (In Russian)

Vinogradov V.V. (1997) Main Types of Lexical Meaning of Word // Selected Works: Lexicology and Lexicography: 162-189. M.: "Nauka" Print. (In Russian)

Kronghaus M.A. (2016) Language and Communication: New Tendencies // Slovari XXI Veka [Dictionaries of the 21st Century] " AST-PRESS KNIGA". Print. (In Russian) Lakoff J. (1988) Thought in the Mirror of Classifiers // Letters in Foreign Linguistics. V. XXIII: 12-52. Cognitive Aspects of Language. M.: "Progress". Print. (In Russian)

Panov E.N. (2012) A Paradox of Continuity: A Language Rubicon: On the Overwhelming Gap Between Animal Communication and Human Language. M.: Languages of Slavic Cultures. 176 P. Print. (In Russian)

Pinker Steven. (2004) The Language Instinct. M.: Editorial URSS. 464 P. Print. (In Russian)

Reformatski A.A. (1967) An Introduction to Linguistics. M.: Prosveschenie. Print. (In Russian)

Ushakova T.N. (2011) The Birth of Word. Moscow. IP RAN. 525 P. Print. (In Russian)

Ushakova T.N. (2017) Origin and Development of Speech Grounds With Babies of First Weeks and Months of Life (0-12) // Psychology. HSE Letters 14 (2): 338-355. Print. (In Russian)

Ushakova T.N. Grigorjev A.A. (2013) Polysemy as a Form of Organization of Verbal Semantic Space // Journal of Psycholinguistics 2: 10 - 19. Print. (In Russian)

Ushakova T.N., Grigorjev A.A., Gavrilova E.V., Golysheva E.A. (2012) Functional Organization of Polysemic Structures. // Journal of Psycholinguistics 2: 186-194. Print. (In Russian)

Greenfield P. Language, tools and brain: The ontogeny and phylogeny of hierarchically organized sequential behavior // Behavioral Brain Science. 1991. V. 14: 531-595. Print.

Greenfield P., Savage-Rumbaugh E.S. Grammatical combination in Panpaniscus: Process of learning and invention // "Language" and Intelligence in Monkeys and Apes. Cambridge, England, 1990. P. 540-578. Print

Kuhl P. Learning and representation in speech and language // Current Opinion in Neurobiology. 1994. V. 4. P. 812-822. Print.

Rosch Heider E. Probabilities, Sampling, and Ethnographic Method: The Case of Dani Colour Names // Man New Series, Vol. 7, No. 3 (Sep., 1972) P. 448-466 Print.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.