Научная статья на тему 'О ДИАЛЕКТИКЕ ВОЙНЫ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ТИПОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ «ВОЙН» И МЕТОДОВ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОТИВОБОРСТВА'

О ДИАЛЕКТИКЕ ВОЙНЫ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ТИПОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ «ВОЙН» И МЕТОДОВ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОТИВОБОРСТВА Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
43
18
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Архонт
Ключевые слова
диалектика / война / информационная «война» / информационно-психологическое противоборство / dialectics / war / informational "war" / informational and psychological confrontation

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Карпиленя Николай Васильевич

В статье предпринимается попытка диалектического рассмотрения термина война. Общеизвестно, что категория война имеет свою сущность и определяется через совокупность характерных признаков. Настало время разделить это понятие военной науки и используемых различных словосочетаний: «информационная война», «гибридная война» и др. с признанием их как искусственных неологизмов, которые, согласно принципу У. Оккама, не что иное, как бесполезное «удвоение смыслов». Предлагается в дальнейших исследованиях по военной науке употреблять термин «война» в кавычках в тех случаях, когда отсутствуют хотя бы один из ее общепризнанных для войны признаков, выраженных в работах . Проводится анализ современных типов информационных «войн» и методов современного информационно-психологического противоборства на основе работы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ON THE DIALECTICS OF WAR IN THE CONTEXT OF MODERN TYPES OF INFORMATION "WARS" AND METHODS OF INFORMATIONAL AND PSYCHOLOGICAL COMBAT

The article attempts a dialectical consideration of the term war. It is well known that the category of war has its own essence and is defined through a set of characteristic features. It is time to separate this concept of military science and the various phrases used: "information war", "hybrid war", etc. with recognition of them as artificial neologisms, which, according to the principle of W. Occam, are nothing but useless "doubling of meanings". It is proposed in further research on military science to use the term "war" in quotation marks in cases where at least one of its generally recognized signs for war, expressed in the works, is missing. The analysis of modern types of information "wars" and methods of modern information and psychological confrontation based on the work of is carried out.

Текст научной работы на тему «О ДИАЛЕКТИКЕ ВОЙНЫ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ТИПОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ «ВОЙН» И МЕТОДОВ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОТИВОБОРСТВА»

АКТУАЛЬНАЯ ГЕОПОЛИТИКА

Карпиленя Н.В.

доктор военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук Российской Федерации, профессор кафедры (социально-гуманитарных дисциплин) Государственного учреждения образования «Институт пограничной службы Республики Беларусь»

О ДИАЛЕКТИКЕ ВОЙНЫ В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННЫХ ТИПОВ ИНФОРМАЦИОННЫХ «ВОЙН» И МЕТОДОВ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ПРОТИВОБОРСТВА

Аннотация: в статье предпринимается попытка диалектического рассмотрения термина война. Общеизвестно, что категория война имеет свою сущность и определяется через совокупность характерных признаков. Настало время разделить это понятие военной науки и используемых различных словосочетаний: «информационная война», «гибридная война» и др. с признанием их как искусственных неологизмов, которые, согласно принципу У. Оккама, не что иное, как бесполезное «удвоение смыслов». Предлагается в дальнейших исследованиях по военной науке употреблять термин «война» в кавычках в тех случаях, когда отсутствуют хотя бы один из ее общепризнанных для войны признаков, выраженных в работах1. Проводится анализ современных типов информационных «войн» и методов современного информационно-психологического противоборства на основе работы2.

Ключевые слова: диалектика, война, информационная «война», информационно-психологическое противоборство

Если поднимается свист и гам по поводу властолюбия и завоевательной похоти России, знайте, что какая-либо западноевропейская держава готовит бессовестнейший

захват чьей-либо чужой земли.

И. С. Аксаков

Справка: Под диалектикой в статье понимается философская теория, утверждающая о внутренней противоречивости всего существующего и мыслимого и считающая эту противоречивость основным или даже единственным источником всякого движения и развития.

Украино-российский фактор давно рассматривался в рамках «геополитической инженерии»3 США как инструмент разведения цивилизационных путей России и Украины, необратимого разобщения двух братских по историческим и духовным корням народов. Дело в том, что после распада СССР Запад увидел в союзе Украины и России угрозу укрепления «евразийской цивилизации» как глобальной альтернативы евроатлантической

1 Проблемы военной безопасности России в 21 веке (социально-гуманитарный анализ) (навстречу 200-летию академии и 95-летию кафедры социально-гуманитарных дисциплин): монография / под общ. ред. В.П. Беркута, В.С. Пусько. - Балашиха: ВА РВСН имени Петра Великого, 2018. - 256 с.; Тюшкевич С.А. Законы войны: сущность, механизмы действия, факторы использования. — М.: Книга и бизнес, 2002. — 357 с.; Ш^ахов М.Н. Мировоззренческие и методологические ориентиры развития военно-научного знания// Военная мысль, 1996. № 1. С.41—46.

2 Воронова О.Е., Трушин А.С. Современные информационные войны: стратегии, типы, методы, приемы / О.Е. Воронова, А.С. Трушин. — М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. — 176 с.

3 Байкова Т. Сергей Лавров рассказал об опасной геополитической инженерии // Известия, 2016. 29 апр. С. 4.

(англосаксонской) цивилизации, угрозу «имперского реваншизма» со стороны России в ущерб собственным геополитическим амбициям1.

Так что ход истории, после совершенного в 2014 г. государственного переворота в Украине, послужившему процессам вхождения Крыма в состав России, именуемого в России как возвращение в родную гавань, как и героическая борьба народов Луганской и Донецкой Народных Республик, - есть следствие именно геополитической борьбы между коллективным Западом и Россией. Если рассматривать в этническом смысле, применительно к России - борьбе разделенного границами некогда единого в Российской империи и СССР русского народа (и иных народов, ментально считающих для себя русский язык, русскую культуру, традиции и даже православную веру как вторыми, наиболее близкими и даже родными) за свое неотъемлемое историческое право жить и строить свою самостоятельную историческую судьбу в православной (евразийской, русской) цивилизации как цивилизации русского мира.

Также можно утверждать, что в ведущейся же геополитической борьбе коллективного Запада и России идет непримиримое противоборство за сознание - человека, этноса, нации, народа. При этом Запад, полностью устремясь в исключительно материальное, гедонизм (удовольствие), личные права и свободы человека «от» общества и государства, в направлении человека лишь к личному успеху-выживанию, находясь в мемориальной -завершающей стадии своего этнического развития (относится к этносам, проживающим в западной Европе), ничего не способен предложить миру и вынужден продлевать свою агонию, все расширяя при помощи США сферу своего доминирования над православной цивилизацией. Конечный путь такого «развития» может стать уничтожение самой жизни на всем Евразийском континенте.

США посредством военно-политического блока НАТО в неудержимых, эгоистических помыслах к мировому господству пытается обеспечить свое единоличное доминирование в мире через развязывание хаоса в государствах, выбранных как на шахматной доске партии, посредством организации и проведения войн (вооруженных конфликтов), а также «цветных революций». В одних случаях, когда нет возможности реализовать «цветную революцию», находится предлог для проведения специальных военных операций и используется военная сила. В других же, достижение целей установления господства над выбранной страной-жертвой, происходит после успешной «цветной революции», когда удается привести к власти марионеточное правительство государства-жертвы, которое закрепляет господство над своим народом-«жертвой» по воле «хозяина» - США. Этот сценарий и был реализован на Украине в 2014 году. Как здесь не вспомнить знаменитую фразу З. Бжезинского: «Расширение европейского плацдарма как трамплина для распространения демократии входит в зону безопасности Соединенных Штатов».

Общеизвестно, что категория война имеет свою сущность и определяется через совокупность характерных признаков. Настало время разделить это понятие военной науки и используемых различных словосочетаний: «информационная война», «гибридная война» и др. с признанием их как искусственных неологизмов, которые, согласно принципу У.Оккама, не что иное, как бесполезное «удвоение смыслов»2. Так что целесообразность именно такого названия статьи состоит в том, что назрела необходимость разделить понятие война, которое все чаще употребляется по поводу и без него, применительно к любому социально-политическому процессу, который может являться не войной, а всего лишь одной из разновидностей форм борьбы в той или иной сфере жизни общества.

1 Воронова О.Е., Трушин А.С. Современные информационные войны: стратегии, типы, методы, приемы / О.Е. Воронова, А.С. Трушин. - М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. - 176 с.

2 Бельков О.А. «Гибридная война»: новая реальность или новое слово о старых вещах?// Безопасность Евразии. 2015. № 1(49). С. 231-234.

Далее в кратком, обобщенном виде рассмотрим диалектику взаимосвязи войны на примере известной формулы К. Клаузевица, с установлением общего и особенного в современных типах информационных «войн», а также методах информационно-психологического противоборства и их влиянии на население России, Беларуси и в ЛДНР.

При этом в дальнейшем при написании слово «война» в кавычках будем понимать отличную форму противоборства (в том числе и вооруженного) от общепринятого термина война. Различия в толковании будут представлены далее.

Представляется, что разделение понятий война и информационная «война» через три основных закона диалектики, установленных Г. Гегелем, в развитии расширенной формулы войны в интерпретации К. Клаузевица, может послужить развитию теории вооруженной борьбы, военного искусства и военной науки в целом.

1. Формула войны К. Клаузевица и ее современная интерпретация

Для установления диалектики взаимосвязи понятия война в контексте современных типов информационных «войн» и методов информационно-психологического противоборства, вначале рассмотрим расширенную формулу войны в интерпретации К. Клаузевица (1780-1831).

Справка: Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц (нем. Carl Philipp Gottlieb von Clausewitz; 1 июня 1780, Бург, Саксония, Священная Римская Империя - 16 ноября 1831, Бреслау, Пруссия) - прусский военачальник, военный теоретик и историк. В 1812-1814 гг. служил в русской армии. Своим сочинением «О войне» произвёл переворот в теории и основах военных наук.

«Война, по К. Клаузевицу, - не только подлинный хамелеон, в каждом конкретном случае несколько меняющий свою природу; по своему общему облику (в отношении господствующих в ней тенденций) война представляет удивительную троицу, составленную

из насилия, как первоначального своего элемента, ненависти и вражды, которые следует рассматривать как слепой природный инстинкт; из игры вероятностей и случая, обращающих ее в арену свободной духовной деятельности; из подчиненности ее в качестве орудия политики, благодаря которому она подчиняется чистому рассудку.

Первая из этих трех сторон главным образом относится к народу, вторая - больше к полководцу и его армии и третья - к правительству.

Страсти, разгорающиеся во время войны, должны существовать в народах еще до ее начала; размах, который приобретает игра храбрости и таланта в царстве вероятностей и случайностей, зависит от индивидуальных свойств полководца и особенностей армии; политические же цели принадлежат исключительно правительству»1.

Также из утверждения К. Клаузевица: «Война в человеческом обществе - война целых народов, и притом народов цивилизованных, всегда вытекает из политического состояния и вызывается лишь политическими мотивами».

При этом К. Клаузевиц, как и его последователи, говоря о войне, ведут речь именно о вооруженном насилии, когда государства используют (массированно) армию и военный флот; о насилии, целью которого является нанесение силой оружия существенного ущерба противнику - инфраструктуре вражеского государства, его войскам. При этом не исключается и гибель гражданского населения.

Исходя из приведенного выше первого определения К. Клаузевица следует еще на ранних стадиях зарождения войны осознавать диалектическую взаимосвязь трех сторон войны, установленных еще К. Клаузевицем, - насилия как первоначального элемента ненависти и вражды, состояние и роль своей, а также потенциального противника, военной организации государства, а также роль политики государства, международных отношений и

1 Клаузевиц К. О войне / Карл Клаузевиц; [пер. с нем.]. - М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. - 864 с.: с ил.

31

мировой политики в целом. По мнению автора статьи, (Н. К.), если государство будет строить отношения с другими государствами лишь на основе исключительно своих национальных интересов (а еще хуже, если будет ограничиваться лишь в рамках терминов независимость и суверенитет), без учета принципа необходимости обеспечения баланса сил, в том числе и между цивилизациями, то такая политика может сама служить источником зарождения войны.

В качестве концептуальных подходов к осмыслению исследуемой в статье проблемы, к проникновению в сущность войны могут быть использованы следующие:

а) война есть широкомасштабное (как минимум двухстороннее) применение вооруженного насилия в политических целях, связанное с переводом экономики и всей жизни общества на военный лад, широкой и повсеместной мобилизацией населения в вооруженные силы, развертыванием и приведением в полную боевую готовность всех их группировок и юридическим актом объявления состояния войны главами государств и (или) законодательными органами власти;

б) война есть макросоциальный конфликт, особое конфликтное состояние общества, противоречивых общественных отношений, при которых политические цели государств, народов, отдельных социальных слоев и общностей достигаются активным противодействием с массированным применением средств вооруженного насилия1;

в) война есть форма вооруженного социального насилия, реализующаяся в деятельности государств и социальных общностей.

Итак, для понимания сущности войны необходимо учитывать следующие ее признаки2:

война есть социальное явление, относительно самостоятельная область (сфера, явление) общественной жизни, специфическая социальная реальность;

война есть макросоциальный конфликт в разобщенном обществе;

наличие не менее двух субъектов, участвующих в ней;

цели и задачи этих субъектов противоположны;

недостаток определенных ресурсов для достижения этих целей;

наличие средств вооруженного насилия с обеих сторон; возможность и готовность их применения для разрешения противоречивых целей и задач субъектов (государств, социальных общностей);

массовое и широкомасштабное применение средств вооруженного насилия с обеих сторон или, по крайней мере, с одной стороны при условии определенного сопротивления с другой;

активное противодействие субъектов друг другу;

юридический акт объявления состояния войны главами государств и (или) законодательными органами власти (в соответствии с конституциями государств -участников войны и полномочиями органов власти в них).

В статье разделяется все чаще озвучиваемое, прежде всего учеными в областях военной науки, утверждение о том, что и в современное время «сущность войны не меняется, а все старания придать войне расширенное толкование ведет к снижению меры определенности термина война и необоснованно «облегченному» отношению к войне налогоплательщиков, составляющих население развитых стран»3. Поэтому некоторые

1 Шахов М.Н. Мировоззренческие и методологические ориентиры развития военно-научного знания// Военная мысль, 1996. № 1. С.41-46.

2 Проблемы военной безопасности России в 21 веке (социально-гуманитарный анализ) (навстречу 200-летию академии и 95-летию кафедры социально-гуманитарных дисциплин): монография / под общ. ред. В.П. Беркута, В.С. Пусько. - Балашиха: ВА РВСН имени Петра Великого, 2018. - 256 с.

3 Проблемы военной безопасности России в 21 веке (социально-гуманитарный анализ) (навстречу 200-летию академии и 95-летию кафедры социально-гуманитарных дисциплин): монография / под общ. ред. В.П. Беркута, В.С. Пусько. - Балашиха: ВА РВСН имени Петра Великого, 2018. - 256 с.

32

исследователи обоснованно считают словосочетания «гибридная война» искусственным неологизмом, который, согласно принципу У. Оккама, не что иное, как бесполезное «удвоение смыслов»1. Как известно, в словосочетание «гибридная война» входит и понятие «информационная война». Так что и «информационная война» также может быть отнесена к неологизму, в то же время имеющему важное значение, чтобы исследовать особенности ведущихся современных и, несомненно, будущих войн. Следует также отметить, что «гибридные (в которых всегда присутствует и информационная составляющая) войны» встречались всегда в истории, которые приобрели возможный самый широкий размах с развитием научно-технического прогресса, начиная с появления радио, телевидения, интернета и массовых средств коммуникации, особенно сетевых.

По всему подчеркнем: «сущность современных войн и вооруженных конфликтов осталась прежней, это наиболее жесткое (и жестокое) проявление бескомпромиссных общественных отношений, в ходе которых противоборствующие стороны стремятся достичь силой массового применения оружия важных политических и экономических целей, усиления своих политических и экономических позиций, соответственно, ослабив или полностью уничтожив противника. Это закономерно, потому что войны подчиняются объективным законам - законам войны»2. Далее рассмотрим сущностные различия, отличающие реализацию насилия в формуле К. Клаузевица (на самом деле вооруженного насилия), от насилия, реализуемого в современных информационных «войнах».

В приведенном К. Клаузевицем выше и известном миру классическом определении о войне соединены вместе в неразрывном целом: природный инстинкт человека и народа, духовная деятельность в его (их) волевой, прежде всего военной составляющей и разум, содержащийся в политической деятельности государственной (политической) власти. Или, выражаясь по Платону - чувства, воля и разум.

До изобретения компьютера, социальных сетей, телеграмм каналов и др. средств массовых коммуникаций между людьми во всем мире и возникшего на их основе в конце XX столетия нового способа геополитического противоборства - информационных «войн» и информационно-психологического противоборства политики любого государства, готовясь к решению критических и неразрешаемых, чаще всего посредством переговоров, политических, экономических и иных проблем со своими потенциальными противниками, поступали так. Всей своей внутренней политикой, пропагандой и агитацией возбуждали в своем народе ненависть и вражду к потенциальному противнику, заручаясь поддержкой широких народных масс к будущей вооруженной борьбе. Исходя из характера будущей войны, законов войны (вооруженной борьбы), военной мощи собственного государства, уровня развития теории военного искусства (тактики, оперативного искусства, стратегии), теории строительства Вооруженных Сил, системы комплектования, уровня развития оперативной, боевой (воинского обучения и воспитания), мобилизационной подготовки войск противника, теорий военной экономики и тыла, включая теорию управления войсками в мирное и военное время шла подготовка собственных вооруженных сил к войне. Политики же, руководствуясь целями реализации интересов правящего класса в стране в будущей войне (вооруженной борьбе), взвешивая свою окончательную готовность, при достижении кажущегося им общего перевеса в силах, и выгодного момента - принимали решение на начало войны и вторгались на территорию противника. Так, если полагать в самом общем виде, было всегда во все эпохи: рабовладельческую, средневековье, капиталистическую, социалистическую, нынешнюю переходную.

1 Бельков О.А. «Гибридная война»: новая реальность или новое слово о старых вещах? // Безопасность Евразии. 2015. № 1(49). С. 231-234.

2 Тюшкевич С.А. Законы войны: сущность, механизмы действия, факторы использования. - М.: Книга и бизнес, 2002. - 357 с.

С изобретением компьютера, созданием государственных центров управления, в том числе и поставив под контроль частных владельцев социальными сетями с территории наиболее технологически развитых государств, появились у государственной (политической) власти ряда государств, их коалиций, возможности по массовому влиянию на целые цивилизации, государства и их коалиции, этносы, нации, народы по внедрению в сознание населения будущих государств-противников искаженных ценностей и смыслов, а также по изменению, в том числе, и исторической памяти целых народов. По-другому, вместе с внедрением, как это было всегда во все времена, ненависти и вражды в своем народе к будущему противнику, появилась возможность влияния на народы потенциального противника, чтобы он сам свергал собственных «тиранов», свои правительства под предлогом, что вот их ценности (на самом деле «завоевателя») и являются самыми лучшими, современными, «демократичными». То есть, задача стала состоять не в физическом уничтожении армии противника, чтобы завладеть территорией с людьми «противника», а в том, чтобы армия, да и весь народ противника, не сопротивляясь, сдавались победителю без вооруженной борьбы (войны).

Таким образом, сущность войны не претерпела изменения - максимально подчинить своей воле армию, нацию, народ и даже цивилизацию (самую большую культурно-историческую МЫ), но только с помощью ослабления их воли к борьбе еще до начала объявления войны. Достижение целей в геополитической борьбе стало и будет в дальнейшем осуществляться информационными методами и технологиями как на своей территории, так и в государстве - будущей «жертве». В качестве действенного инструмента выбираются технологии финансового обеспечения различного рода неправительственных, а также других организаций и подконтрольных субъекту воздействия СМИ всех типов. В этих технологиях и стала заключаться главная опасность для государств, выбранных в качестве будущего подчинения. Ведь искусно применяемые информационные технологии как бы не опасны (нет физических жертв). Но в том то и дело, что именно они, являясь скрытыми до определенного времени, разрушают волю человека и целых наций и народов в отстаивании своих истинных ценностей и интересов. Сумма же методов информационного воздействия (будет рассмотрена далее в параграфе 2) в геополитической борьбе, реализуемая по целям, задачам, месту и времени направляет недовольство людей на свержение собственных лидеров и правительств, готовя почву для уже наземного размещения вооруженных формирований «благодетеля» на территориях без боя сдавшегося народа государства. Политический итог - ПОБЕДА достигается даже без вооруженной борьбы и кровопролития на поле боя войск противоборствующих сторон, сохраняя весь свой личный состав Вооруженных Сил.

Очевидно также, что информационная «война» оказывает влияние на все три составляющие формулы К. Клаузевица: на народ; на военную организацию государства; на правительство. В то же время, особенно в ситуациях, когда государство: не переводит экономику и всю жизнь общества на военный лад; не осуществляет широкую и повсеместную мобилизацию населения в вооруженные силы; не развертывает и не приводит вооруженные силы в полную боевую готовность всех своих вооруженных группировок; а также, если не принимает в качестве юридического акта объявления о состояния войны главами государств и (или) законодательными органами власти, то какие бы не присутствовали другие признаки, не следует считать состояние (даже вооруженного противоборства) как война. Так что, словосочетания: гибридная война, сетецентрическая война, информационная война, финансовая война, экономическая война и др., это все же «война», которую следует писать в кавычках. Это как в первом законе диалектики Г. Гегеля - законе единства борьбы противоположностей: следует различать войну (как абсолютное зло, когда ее можно было и избежать) и ее противоположность - «войну» (как относительное добро). В то же время количественное наращивание информационного воздействия

(информационной «войны») на народ, военную организацию при непрерывно ведущемся геополитическом противоборстве, способно продвигать интересы его субъекта - государства (коалиций государств) к достижению требуемого качества - ослабления воли объекта (всего народа государства), на который и направлено в большинстве случаев еще и гибридное воздействие, к будущему сопротивлению. По-другому, прослеживается прямая связь со вторым законом диалектики - законом перехода количественных изменений в качественные. Реализацией третьего закона диалектики - отрицания отрицания, в рассматриваемом контексте, и может быть достижение готовности уже к внешней военной агрессии, т.е. к войне (без кавычек) и достижение победы в ней.

По всему вполне можно полагать, что информационная «война» - это всего лишь информационная борьба в информационной сфере, ведущаяся одной из сторон (или сторонами, зарождающегося будущего вооруженного конфликта), могущая оказывать существенное влияние на народ, его военную организацию и правительство, прежде всего на их моральный дух, а также и на технические средства информационных коммуникаций потенциального противника. Цели информационной «войны» можно подразделить на внешние и внутренние. Основной внешней целью информационной «войны» является ослабление воли народа и военнослужащих Вооруженных Сил (военной организации государства) к сопротивлению будущему противнику в условиях возможной внешней агрессии. Внутренней же целью может быть возможность проведения в выбранном государстве-«жертве» «цветной революции» самим же обманутым народом и установление марионеточного правительства с «демократическими» руководителями типа Гуайдо, Тихановской, Навального. В таких информационных «войнах» формируется, прежде всего, ненависть и вражда народа государства-«жертвы» к собственному правительству, всему силовому блоку государства.

Далее в кратком виде рассмотрим типы информационных «войн» и методы информационно-психологического противоборства в контексте их возможного ведения против Союзного государства (Беларусь-Россия), а также Луганской и Донецкой Народных Республик.

2. О современных типах информационных «войн» и методах информационно-психологического противоборства

Как известно, любое государство подвержено разрушению изнутри двумя сценариями: предательством или не вполне системными действиями центральной государственной власти, а также возникновением и расширением сепаратистских настроений на окраинах страны. На окраинах любого государства (в пограничной зоне государственной границы) проживают граждане, имеющие, зачастую, родственные и иные связи с прилегающими к границе жителями других государств, а также религиозные предпочтения, могущие существенно отличаться от государствообразующих. Внутренние же «болезни» любого государства, становятся важным условием для их расширения извне в геополитической борьбе других стран, государств, их коалиций и даже цивилизаций. Вот почему, стремление Крыма вернуться в родную гавань - к России, как и борьба Народов ЛДНР не могла не состояться после того, как состоялся государственный переворот на Украине. Важнейшей частью всех форм и методов геополитической борьбы ныне отводится стратегиям информационной политики, реализующейся различными типами и модификациями информационных «войн», а также методами информационно-психологического противоборства (ИПП).

В самом общем виде типы и модификации информационных «войн» современности можно подразделить на: информационно-психологические; информационно-технотронные; гибридного типа (с психоактивным и технотронным компонентами).

В информационно-психологических «войнах» геополитическая борьба развертывается за сознание людей подчиняемого своей воле государства: его модификации, искажению, поражению и т.д. Конечная цель такой информационно-психологической «войны» - невозможность и даже нежелание граждан подчиняемого государства вести будущую «горячую» войну, а при ее отсутствии - наличие большой протестной массы, с помощью которой и будут достигаться геополитические цели противником в проводимых «демократических» выборах всех уровней.

Информационно-психологические «войны» подразделяются на:

Ментальные. В них влияние происходит на язык, культуру, веру, историческую память.

Консциентальные. Главная их цель - поражение и замещение сознания. При этом сам субъект, на которого направлено воздействие, не должен этого осознавать.

Когнитивные. Главная цель когнитивной «войны» состоит в том, чтобы осуществлять воздействие на сознание, создав ложные теории, парадигмы, осуществляя фальсификацию смыслов и ценностей, а также политического развития, ослабляя волю человека и народа в целом к будущему сопротивлению.

Контентные. Цель контентной «войны» - изменение свойств человеческого интеллекта через содержание и структуру восприятия. Желательный результат -инфантилизм человека и общества в целом, чрезмерная эмоциональность, отсутствие системности, легкая внушаемость.

Именно одновременное сочетание и эффективное применение консциентальных, ментальных, когнитивных и контентных методов информационной «войны» на Украине после государственного переворота в 2014 г. и привело украинское общество в состояние антироссии. Главная проблема состоит именно в том, что люди на Украине даже не осознавали, что против именно них шла геополитическая борьба Запада (возглавляемого США) против России и велась информационно-психологическая «война», готовя их - весь обманутый народ Украины к настоящей войне с Россией и Беларусью. Завоевание же Луганской и Донецкой Народных Республик и послужило бы началом полномасштабной войны коллективного Запада против Союзного государства, которая могла стать началом третьей мировой войны. Так что весь мир должен благодарить именно героический Народ ЛДНР, вынесший на себе, при попустительстве Запада, в течение последних 8 лет основную тяжесть борьбы против бандеровского нацизма, пришедшего к власти на Украине после государственного переворота в 2014 г. При беспристрастном рассмотрении становится очевидно, что Народ ЛДНР защищал себя от полного геноцида. История еще скажет свое слово. Но именно Народ Донбасса - его большая часть, проявляя истинный патриотизм, вселил Новую жизнь и в Россию, сплочение большинства российского народа, которая и встала на защиту всех Народов Русского мира. Есть уверенность в том, что успешно проводимая специальная военная операция на Украине послужит недопущению войны как минимум в Европе.

При реализации геополитическим противником стратегий информационно-технотронной «войны» конечные цели будут достигаться разрушением (уничтожением, искажением, модификацией) информационных ресурсов по всему периметру государственной границы Союзного государства, а также ЛДНР, прежде всего в направлениях главного удара, после принятия политического решения руководством (США по линии НАТО), а также увеличением боевой мощи собственных воинских формирований за счет быстроты управления и синхронизации боевых действий своих (США, НАТО) войск.

Информационно-технотронные «войны» подразделяются на:

Кибервойны и хакерские. Краткая суть кибервойны состоит в следующем. Кибервойна является ныне «пятой областью» войны после суши, моря, воздуха и космоса. Имеет

(кибервойна) искусственное происхождение и влияет на информационную структуру. Ее цель - уничтожать, искажать, модифицировать, разрушать информационные ресурсы.

Сетецентрические. Главная ее суть - увеличение суммарной боевой мощи воинских формирований за счет их соединения в единую сеть за счет быстроты управления и синхронизации боевых действий.

Информационно-алгоритмические. Основная цель технологии такой «войны» -коррекция культурного кода от индивида до народа страны. Они используются чаще всего в теории и практике психологических операций США. В них человек способен принимать решение помимо собственного сознания.

Именно эффективное применение методов сетецентрического управления и осуществлялось Вооруженными Силами России при освобождении территории в Сирии, а также в ходе военной специальной операции на Украине.

При реализации геополитическим противником стратегий информационных «войн» гибридного типа (с психоактивным и технотронным компонентами) основной «удар» будет направлен как на людей подчиняемого государства (через социальные сети, прежде всего жителей приграничного пространства), чтобы они были «друзьями» геополитического противника, не осознавая при этом, что против них ведется именно информационная война для разрушения государства их собственными «руками», гражданами которого они и являются. Такая «война» ныне продолжает вестись против Республики Беларусь и Российской Федерации.

Информационные «войны» гибридного типа (с психоактивным и технотронным компонентами) подразделяются на:

Гражданские сетевые «войны» есть «совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны»1. Предлагаемый термин «гражданские сетевые войны» наиболее точно отражает суть так называемых «цветных революций».

Поведенческие. Главная суть поведенческой войны состоит во «внешнем управлении поведением, в том числе больших групп людей при помощи создания специальных ситуаций, когда человек будет склонен не к самостоятельному принятию решения, а к автоматическому следованию привычкам, стереотипам или мнению окружающих и врожденным инстинктам»2. Цель такой «войны» - смена поведения противника.

Кибертеррористические. Их главная суть направлена на проведение таких кибертеррористических действий, которые приводили бы к дезорганизации информационных систем, создающих опасность гибели людей, причинения имущественного ущерба либо опасных последствий, чтобы устрашить население или власти для принятия нужных террористам решений.

С началом специальной военной операции России по демилитаризации и дальнейшей денацификации Украины наблюдается активное системное использование против нас именно информационных «войн» гибридного типа.

Скрытое управление сознанием масс, элит и их лидеров, а также мировым общественным мнением посредством традиционных и новых медиа, наш геополитический противник - США и коллективный Запад в геополитической борьбе ныне осуществляет с помощью различных методов манипулятивных технологий. Они же, безусловно, активно применяются для переформатирования сознания по всему периметру государственной границы Союзного государства, а также будут вестись и против ЛДНР. Их цель и в том, чтобы не допустить приграничное население встать первыми на защиту своего государства вместе с пограничниками.

1 Раскин А., ПелякВ. К вопросу о сетевой войне// Военная мысль, 2005. № 3. С. 23.

2 Кугушев А. От информационных войн к поведенческим// Информационные войны, 2016. № 1. С. 20.

37

Далее представим классификацию методов информационно-психологического противоборства (ИПП), приведенную в работе1. Приводимые ниже три группы методов ИПП детализируют, описанный нами ранее тип информационно-психологической «войны», который является разновидностью информационной «войны».

В кратком виде рассмотрим три группы методов ИПП: переформатирования массового сознания; воздействия на мировое общественное мнение; контроля информации. Методы переформатирования массового сознания являются наиболее универсальным и разрушительным оружием информационно-психологического воздействия, эффективность которых наиболее отчетливо проявилась в ряде государств бывшего постсоветского пространства, особенно на Украине с 2014 года, Беларуси в 2020 году, и включает следующие методы:

Метапрограммирования. Главная суть данного метода ИПП - достижение целей в войне путем «цивилизационного стирания противника»2), т.е. замены цивилизационного кода народа страны противника на свой. Особенно негативный эффект при формировании Украины как антироссии, связанный с метапрограммированием украинского народа, был достигнут на Украине за последние 8 лет. Вот почему Запад и их вассалы выступают против Нашей идеи «Русского мира», которая соответствует на генетическом уровне и для большинства населения, проживающего на Украине (кроме нескольких западных областей, живущих на протяжении последних 8 веков в другой цивилизационной культурной матрице). Используется еще синтез когнитивного и организационного оружия, т.е. переформатирования и замещения сознания3, а также ввод индивида в измененное состояние сознания с помощью определенных химических (психотропных) веществ, психотропного воздействия электромагнитными излучениями (нейролингвистическое программирование (НЛП) и т.п4.

Медиавирусного заражения («феномен толпы»). Суть такого метода - передача эмоций страха, паники, коллективного экстаза (при большом стечении людей) распространяется подобно эпидемии. Толпой, как известно, правят не разум и интеллект, а стихия инстинктов и страстей. Данный метод использовался в нацистской Германии для поклонения толпы людей фюреру. В 2014-м, а также до настоящего времени (середины марта 2022 г.) метод показал свою действенность на Украине и др. (примеры: «Арабская весна 2010-2011»; в ходе беспорядков 2020 в США; в многотысячных акциях «желтых жилетов» во Франции; да и в Беларуси в 2020 г.).

Когнитивных подмен (идет «атака на мозг»). При использовании данного метода ИПП осуществляется подмена: контента; ответственности; терминологии; личности. Цель: поражение сознания, мышления и интеллекта людей в геополитической борьбе, из-за разрушения смыслов, логических связей и замещения их сознания.

Анализ 260 вооруженных конфликтов за последние 65 лет, проведенный военными аналитиками, убедительно продемонстрировал особую роль мирового общественного мнения как «третьей», внешней стороны любого конфликтного противостояния, позиция которой, в конечном счете, может определять результат.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вот почему методы воздействия на мировое общественное мнение выделяют в особую группу. Основными из них являются следующие методы:

1 Воронова О.Е., Трушин А.С. Современные информационные войны: стратегии, типы, методы, приемы / О.Е. Воронова, А.С. Трушин. - М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. - 176 с.

2 Григорьев В.Р., Коваль В.И. «Новая» стратегия США по сдерживанию/изматыванию России в рамках концепции «преэмитивной войны»// Информационные войны, 2019. № 4(52). С. 13.

3 Прихватилов В. Медиапрограммирование - организационное оружие XXI века// Информационные войны, 2010. № 1(133). С. 75.

4 Алдер Х. НЛП: современные психотехнологии. - СПБ., 2000; Бухарин С.Н., Цыганов В.В., Бочкарев Ю.В. Технологии психонейрофизиологического воздействия в информационных войнах// Информационные войны, 2013. № 2(260). С. 10-16.

Создание «образа врага» как угрозы цивилизационному миру осуществляется посредством «демонизации» лидеров Беларуси, России как «кровавых диктаторов». Благородные цели и намерения Беларуси и России - спасти мир от глобальных угроз международного терроризма - подвергают извращенной трактовке1.

Использование «подставных персонажей», включая троллей, ботов. Суть метода: лживые обвинения транслируют через «подставных лиц, чьи фальшиво-слезливые истории, придуманные и оплаченные организаторами, призваны вызвать безусловное доверие зарубежной аудитории (пример: «Белые каски» в Сирии).

Манипулирование результатами социологических опросов. Суть метода состоит в использовании и публикациях только тех данных социологических опросов, в которых заинтересованы США и НАТО как их конечные «заказчики», а невыгодные для них показатели игнорируются или искажаются.

Псевдоэкспертизы. В данном методе использование псевдоэкспертных оценок направлено «на обоснование, оправдание и легитимизацию заранее заданной точки зрения или уже принятого политического решения»2.

Опоры на авторитеты. В данном методе воздействия на мировое общественное мнение привлекаются известные оппозиционеры или СМИ для «обвинения».

Методы контроля информации и управления информационными потоками в целях направленного воздействия на массовое сознание являются важнейшей частью медиаманипулирования, включая широкий спектр манипулятивных механизмов в системе ИПП, и включает следующие методы3:

Информационной блокады. При использовании данного метода медиаресурсами сознательно замалчиваются «неудобные» факты, препятствуя их объективной оценке со стороны мировой общественности.

Информационных фильтров. Суть метода в том, что в публичное пространство манипуляторами пропускается лишь то, что выгодно заинтересованной стороне.

Безальтернативной подачи контента. Суть метода состоит в тенденциозном, одностороннем освещении событий для отсечения альтернативной позиции при освещении политических или военных событий.

Контролируемой утечки информации. Данный метод является одним из способов практической реализации военно-политических стратегий мировых игроков. С его помощью решаются задачи: демонстрация силы, вынуждающая противника отказаться от его намерений; обнаружение скрываемых противником планов и замыслов; введение противника в заблуждение за счет внедрения в его сознание ложных сведений4.

По всему очевидно, что рассмотренная совокупность информационных «войн» современности: информационно-психологические; информационно-технотронные; гибридного типа (с психоактивным и технотронным компонентами), а также методов информационно-психологического противоборства (ИПП): переформатирования массового сознания; воздействия на мировое общественное мнение; контроля информации, вполне укладываются в логику подготовки государства (коалиции государств) к будущей войне, влияя на возбуждение ненависти и вражды как слепого враждебного

1 Голодов А.Г. Язык информационной войны (на материале языка немецкой массовой прессы: монография. Рязань: Ряз. Гос. Ун-т им. С.А. Есенина, 2015. С. 25-37.

2 Онопко О.В. Каким экспертам нельзя верить? Признаки международно-политической псевдоэкспертизы// Актуальные проблемы информационного противоборства в современном мире: вызовы и угрозы для России и Русского мира: Сб. тр. Международной научно-практической конференции. - Донецк: Изд-во Донецкого национального университета, 2019. С. 31.

3 Воронова О.Е., Трушин А.С. Современные информационные войны: стратегии, типы, методы, приемы / О.Е. Воронова, А.С. Трушин. - М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. - 176 с.

4 Воронова О.Е., Трушин А.С. Современные информационные войны: стратегии, типы, методы, приемы / О.Е. Воронова, А.С. Трушин. - М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. - 176 с.

39

инстинкта к народу противника (или в народе противника), являясь составной частью комплексной подготовки собственных Вооруженных Сил (военной организации в целом) и, несомненно, являются важнейшим инструментом деятельности правительства страны (коалиций государств) - будущего агрессора.

Таким образом, исследовав диалектику войны из расширенной формулы К. Клаузевица в контексте анализа типов современных информационных «войн» и методов информационно-психологического противоборства, можно сделать следующие выводы:

1. Употреблять термин война следует лишь в тех случаях, когда одновременно присутствует макросоциальный вооруженный конфликт государств, народов, разрешаемый с помощью широкомасштабного (как минимум двустороннего) и массированного применения средств вооруженного насилия в политических целях, связанного с переходом экономики и всей жизни общества на военный лад, а также широкой и повсеместной мобилизацией населения в вооруженные силы, развертыванием и приведением в полную боевую готовность всех их группировок, с юридическим актом объявления состояния войны главами государств и (или) законодательными органами власти. При невыполнении хотя бы одного из указанных признаков термин «война» в различных его словосочетаниях следует писать в кавычках.

2. Знание типов и модификаций информационных «войн», а также применяемых противником в геополитической борьбе методов информационно-психологического противоборства, может позволить политическому и военному руководству, России, Беларуси, ЛДНР в любой момент времени осознавать, что против населения, Вооруженных Сил (в целом военной организации) ведется информационная «война». Установление данного факта позволит Органам государственного и военного управления, наделенным полномочиями, вырабатывать исчерпывающие меры по исключению негативного проявления информационного воздействия (на психику воинов военной организации России, Беларуси, ЛДНР, а также на имеющиеся в распоряжении Государств информационные ресурсы). Проводимый комплекс своевременно принимаемых и эффективно реализуемых мер по защите психики граждан Наших государств от негативного информационного воздействия, а также защиты собственных информационных ресурсов, расположенных на наших территориях, окажет положительное влияние на укрепление военной безопасности России, Беларуси, а также Луганской и Донецкой Народных Республик.

Литература:

1. Алдер Х. НЛП: современные психотехнологии. СПБ., 2000.

2. Байкова Т. Сергей Лавров рассказал об опасной геополитической инженерии // Известия, 2016. 29 апр. С. 4.

3. Бельков О.А. «Гибридная война»: новая реальность или новое слово о старых вещах?// Безопасность Евразии. 2015. № 1(49). С. 231-234.

4. Бухарин С.Н., Цыганов В.В., Бочкарев Ю.В. Технологии психонейрофизиологического воздействия в информационных войнах // Информационные войны, 2013. № 2(260). С. 10-16.

5. Воронова О.Е., Трушин А.С. Современные информационные войны: стратегии, типы, методы, приемы / О.Е. Воронова, А.С. Трушин. - М.: Издательство «Аспект Пресс», 2021. -176 с.

6. Голодов А.Г. Язык информационной войны (на материале языка немецкой массовой прессы: монография. Рязань: Ряз. Гос. Ун-т им. С.А. Есенина, 2015. С. 25-37.

7. Григорьев В.Р., Коваль В.И. «Новая» стратегия США по сдерживанию/изматыванию России в рамках концепции «преэмитивной войны»// Информационные войны, 2019. № 4(52). С. 13.

8. Клаузевиц К. О войне I Карл Клаузевиц; [пер. с нем.]. - М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2007. - 864 с.: с ил.

9. Кугушев А. От информационных войн к поведенческим!! Информационные войны, 2016. № 1. С. 20.

10. Онопко О.В. Каким экспертам нельзя верить? Признаки международно-политической псевдоэкспертизыИ Актуальные проблемы информационного противоборства в современном мире: вызовы и угрозы для России и Русского мира: Сб. тр. Международной научно-практической конференции. - Донецк: Изд-во Донецкого национального университета, 2019. С. 31.

11. Прихватилов В. Медиапрограммирование - организационное оружие XXI векаИ Информационные войны, 2010. № 1(133). С. 75.

12. Проблемы военной безопасности России в 21 веке (социально-гуманитарный анализ) (навстречу 200-летию академии и 95-летию кафедры социально-гуманитарных дисциплин): монография I под общ. ред. В.П. Беркута, В.С. Пусько. - Балашиха: ВА РВСН имени Петра Великого, 2018. - 256 с.

13. Раскин А., ПелякВ. К вопросу о сетевой войнеИ Военная мысль, 2005. № 3. С. 23.

14. Тюшкевич С.А. Законы войны: сущность, механизмы действия, факторы использования. - М.: Книга и бизнес, 2002. - 357 с.

15. Шахов М.Н. Мировоззренческие и методологические ориентиры развития военно-научного знанияН Военная мысль, 1996. № 1. С.41-46.

References:

1. Alder H. NLP: sovremennye psihotehnologii. SPB., 2000.

2. Bajkova T. Sergej Lavrov rasskazal ob opasnoj geopoliticheskoj inzhenerii // Izvestija, 2016. 29 apr. S. 4.

3. Bel'kov O.A. «Gibridnaja vojna»: novaja real'nost' ili novoe slovo o staryh veshhah?ll Bezopasnost' Evrazii. 2015. № 1(49). S. 231-234.

4. Buharin S.N., Cyganov V.V., Bochkarev Ju.V. Tehnologii psihonejrofiziologicheskogo vozdejstvija v informacionnyh vojnah // Informacionnye vojny, 2013. № 2(260). S. 10-16.

5. Voronova O.E., Trushin A.S. Sovremennye informacionnye vojny: strategii, tipy, metody, priemy / O.E. Voronova, A.S. Trushin. - M.: Izdatel'stvo «Aspekt Press», 2021. - 176 s.

6. Golodov A.G. Jazyk informacionnoj vojny (na materiale jazyka nemeckoj massovoj pressy: monografija. Rjazan': Rjaz. Gos. Un-t im. S.A. Esenina, 2015. S. 25-37.

7. Grigor'ev V.R., Koval' V.I. «Novaja» strategija SShA po sderzhivanijulizmatyvaniju Rossii v ramkah koncepcii «prejemitivnoj vojny»ll Informacionnye vojny, 2019. № 4(52). S. 13.

8. Klauzevic K. O vojne / Karl Klauzevic; [per. s nem.]. - M.: Jeksmo; SPb.: Midgard, 2007. -864 s.: s il.

9. Kugushev A. Ot informacionnyh vojn k povedencheskimll Informacionnye vojny, 2016. № 1. S. 20.

10. Onopko O.V. Kakim jekspertam nel'zja verit'? Priznaki mezhdunarodno-politicheskoj psevdojekspertizy// Aktual'nye problemy informacionnogo protivoborstva v sovremennom mire: vyzovy i ugrozy dlja Rossii i Russkogo mira: Sb. tr. Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferencii. - Doneck: Izd-vo Doneckogo nacional'nogo universiteta, 2019. S. 31.

11. Prihvatilov V. Mediaprogrammirovanie - organizacionnoe oruzhie XXI veka// Informacionnye vojny, 2010. № 1(133). S. 75.

12. Problemy voennoj bezopasnosti Rossii v 21 veke (social'no-gumanitarnyj analiz) (navstrechu 200-letiju akademii i 95-letiju kafedry social'no-gumanitarnyh disciplin): monografija / pod obshh. red. V P. Berkuta, V.S. Pus'ko. - Balashiha: VA RVSN imeni Petra Velikogo, 2018. -256 s.

13. Raskin A., Peljak V. K voprosu o setevoj vojne// Voennaja mysl', 2005. № 3. S. 23.

14. Tjushkevich S.A. Zakony vojny: sushhnost', mehanizmy dejstvija, faktory ispol'zovanija. -M.: Kniga i biznes, 2002. - 357 s.

15. ShahovM.N. Mirovozzrencheskie i metodologicheskie orientiry razvitija voenno-nauchnogo znanija// Voennaja mysl', 1996. № 1. S.41-46.

ON THE DIALECTICS OF WAR IN THE CONTEXT OF MODERN TYPES OF INFORMATION "WARS" AND METHODS OF INFORMATIONAL AND PSYCHOLOGICAL COMBAT

Karpilenya N.V.

Grand PhD in Military Sciences, Professor, Full member of the Academy of Military Sciences of the Russian Federation, Professor of the Department (Social and Humanitarian Disciplines) State Educational Institution "The Border Guard Service Institute of Belarus ", Minsk, Belarus karpilenyanv@mail.ru

Abstract: the article attempts a dialectical consideration of the term war. It is well known that the category of war has its own essence and is defined through a set of characteristic features. It is time to separate this concept of military science and the various phrases used: "information war", "hybrid war", etc. with recognition of them as artificial neologisms, which, according to the principle of W. Occam, are nothing but useless "doubling of meanings". It is proposed in further research on military science to use the term "war" in quotation marks in cases where at least one of its generally recognized signs for war, expressed in the works, is missing. The analysis of modern types of information "wars" and methods of modern information and psychological confrontation based on the work of is carried out.

Keywords: dialectics, war, informational "war", informational and psychological confrontation

Для цитирования: Карпиленя Н.В. О диалектике войны в контексте современных типов информационных «войн» и методов информационно-психологического противоборства// Архонт, 2022. № 1 (28). С. 29-42.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.