Научная статья на тему 'Нравственные начала философии иудейского права'

Нравственные начала философии иудейского права Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
349
71
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НРАВСТВЕННОСТЬ / СВОБОДА ВЫБОРА / ОБЯЗАТЕЛЬСТВА / СУБЪЕКТ ПРАВА / ПРАВА ЧЕЛОВЕКА / ОБЯЗАННОСТИ / ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО / ТОРА / ПРАВО / MORALITY / LIBERTY OF CHOICE / OBLIGATIONS / TORAH / LAW

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Калинина Е. В.

В статье выявляются универсальные общечеловеческие предписания, присущие религиозным учениям о праве, взаимосвязь иудаизма и христианства, как гуманистических теорий; анализируется иудейское представление о трех уровнях развития нравственности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MORAL BASIS OF JEWISH LAW PHILOSOPHY

The article reveals the universal common to all mankind prescriptions, that habitual to religious legal thought, common humanistic tendencies for Judaism and Christianity. It analyzes jewish vision of three levels of morals development.

Текст научной работы на тему «Нравственные начала философии иудейского права»

Раздел 8 ЮРИСПРУДЕНЦИЯ

Редактор раздела:

СЕРГЕЙ АЛЬБЕРТОВИЧ ПОЛЯКОВ - кандидат юридических наук, доцент, зав. кафедрой уголовного права и процесса Новосибирского государственного технического университета (г. Новосибирск)

УДК 340.115.6 Kalinina E.V. MORAL BASIS OF JEWISH LAW PHILOSOPHY. The article reveals the universal common to all mankind prescriptions, that habitual to religious legal thought, common humanistic tendencies for Judaism and Christianity. It analyzes jewish vision of three levels of morals development.

Key words: morality, liberty of choice, obligations, Torah, law.

Е.В. Калинина, канд. юридических наук, доц. каф. теории и истории государства и права Нижегородского гос. университета им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород, E-mail: mikhal.bern@rambler.ru

НРАВСТВЕННЫЕ НАЧАЛА ФИЛОСОФИИ ИУДЕЙСКОГО ПРАВА

В статье выявляются универсальные общечеловеческие предписания, присущие религиозным учениям о праве, взаимосвязь иудаизма и христианства, как гуманистических теорий; анализируется иудейское представление о трех уровнях развития нравственности.

Ключевые слова: нравственность, свобода выбора, обязательства, субъект права, права человека, обязанности, гражданское общество, Тора, право.

Каждая религиозная доктрина несет в себе свод правил, направленных на исправление несовершенной природы человека, очерчивающих путь самосовершенствования личности. Зачастую, эти правила сходны в различных конфессиях. К таким универсальным повелениям относится заповедь: «Люби ближнего своего, как самого себя» [1]. Это предписание, по справедливому замечанию И.Эпштейна, подразумевает любовь ко всем людям, любой национальности и вероисповедания: «Люби его (чужеземца), как самого себя» [2]. «В словах «как самого себя», - поясняет И.Эпштейн, - провозглашен великий

принцип человеческого равенства: чужеземец, нееврей - таков же, как ты сам» [3].

Согласно иудейской теории, заповедь любви к ближнему требует расширительного толкования. В Талмуде данному предписанию дается универсальное пояснение: не делай другим того, чего не желал бы для себя. Однако в данном повелении содержится и призыв активно помогать друг другу: материально, правильным советом и добрыми делами, что должно поддерживать взаимную любовь и гармонию в обществе.

ХРИСТИАНСТВО 1 ИУДАИЗМ

Против прелюбодеяния

«/27/ Вы слышали, что сказано древним: "Не прелюбодействуй". /28/ А я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем»[4]. (Нагорная проповедь) «/26/ Сын мой! отдай сердце твое мне, и глаза твои да наблюдают пути мои, /27/ потому что блудница - глубокая пропасть, и чужая жена - тесный колодезь» [5] (Притчи Соломона)

Против гнева

«Вы слышали, что сказано древними: "Не убивай; кто же убьет, подлежит суду". А я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему "пустой человек", подлежит Синедриону, а кто скажет "безумный", подлежит геенне огненной»[6]. Мишна: «Всякий, кто позорит ближнего своего публично, теряет за это свою долю в мире грядущем» [7]. Талмуд: «Гнев - чрезвычайно дурное качество, и человек должен удаляться от него, насколько возможно»[8]; "Всякий гневливый будет наказан: если он был мудрецом -его учение забудется»[9].

Против осуждения

«Не судите, да не судимы будете; ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вас будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазу брата твоего, а бревна в твоем глазу не чувствуешь?» [10]. Мишна: «Не суди ближнего, пока сам не побывал в его положении»[11]; «Основа жизни: в случае любого сомнения суди ближнего своего в лучшую сторону»[12]; Талмуд: «И когда говорили: «Вынь щепку из глаза твоего», он говорил им: "Сначала вынь бревно из глаза своего»[13]. комментарий Талмуда на пророка Цефанию (2:1): «Сначала улучши себя, потом улучшай других»[14].

Моральные и правовые установки данной теории сформулированы, прежде всего, в нормативной части ТаНаХа (Ветхого Завета) - Пятикнижии Моисеевом, и Талмуде.

Один из ведущих ученых научно-образовательного общества «Маханайм», автор многочисленных трудов по иудейской традиции и философии иудейского права, профессор Пинхас Полонский, в работе «Евреи и христианство: несовместимость двух подходов к миру» исследует сходства основных нравственных идей обеих религий и искажения основ иудейской теории, допускаемые ее оппонентами. Идея профессора Полонского, проходящая «красной нитью» через данное произведение заключается в том, что в исследуемых религиях слишком много общего, чтобы очернять одну конфессию, ради повышения привлекательности другой. Более того, он доказывает, что ключевые христианские заповеди, подаваемые как некое новшество, находят своих «двойников» в Торе.

Из приведенных выше фрагментов видно, что далеко не все цитаты из иудейских источников хронологически предшествуют христианским постулатам. На это еврейские религиозные правоведы могли бы возразить, что все предписания, зафиксированные в Мишне и Талмуде, выведены из Пятикнижия.

«/43/ Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. /44/ А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» [15].

По мнению П. Полонского, призыв к ненависти в корне противоречит традиционному иудаизму: «/17/ Не враждуй на брата твоего в сердце твоем... /18/не мсти и не храни злобы на сынов народа твоего, а люби ближнего своего, как самого себя» [16]. Фрагмент, на который ссылается еврейский ученый, подтверждает лишь наличие в Пятикнижии призыва любить ближнего, но не опровергает заявления о необходимости ненавидеть врагов. Косвенным аргументом в пользу позиции П. Полонского, может послужить наставление, зафиксированное в книге Исход: «/4/ Если найдешь быка врага твоего или осла его заблудившимся - должен ты возвратить их ему. /5/ И если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, не оставляй его [врага твоего] без помощи, но развьючь осла его вместе с ним» [17].

Принцип талиона становится дополнительным «камнем преткновения» между теоретиками иудаизма и христианства.«/38/ Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. /39/А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» [18]. «В этом стихе, - поясняет П. Полонский, - новая христианская этика решительно противопоставлена «старой», иудейской. Надо сказать, что у очень многих людей представление о христианстве и иудаизме сформировалось именно под влиянием этого стиха. Библейское положение «око за око, зуб за зуб» в евангельской интерпретации должно свидетельствовать о жестокости, непримиримости, мстительности, которые якобы заложены в основе иудейской этики, в отличие от христианства - «учения любви и милосердия». Именно так воспринимают еврейскую религию те, кто знаком с ней лишь по полемическим текстам из Нового Заве-та»[19]. Непримиримая точка зрения П. Полонского отчасти понятна, если принять во внимание, что апологетам иудейской теории слишком часто приходилось занимать оборонительную позицию в религиозно-правовых спорах. Тем не менее, на сказанное в Новом Завете можно посмотреть и с другой стороны. Веками принцип талиона использовался многими народами при назначении равноценного наказания и определения справедливого возмещения вреда. Действительно, выражение «око за око, зуб за зуб» несколько раз повторяется в стихах Ветхого Завета, но лишь в контексте уголовного права и возмещения причиненного вреда. И из описания данных случаев становится очевидно, что речь идет о соответствии меры воздаяния тяжести совершенного деяния.

В христианстве сформулирована идея о том, что настало время перейти на новый нравственный уровень, отказавшись от политики устрашения в пользу убеждения. Еврейские источники к этому периоду также призывали к отказу от членовредительских наказаний, проповедуя гуманизм и веру в возможность исправления человека более гуманными способами.

Согласно Талмуду, принцип талиона является «земным аналогом Божественного суда, воздающего «меру за меру»». Пост-

библейские еврейские источники трактуют талион уже не в качестве меры наказания, но как символ, идею скрупулезного определения равноценного возмещения причиненного ущерба. «На основании принципа «око за око», - поясняет профессор П. Полонский, - еврейский закон постановляет, что «тот, кто выбил другому глаз, должен этот глаз возместить»; понятно, что виновник не в силах восстановить глаз потерпевшего, но он может дать ему определенную компенсацию: оплатить лечение, простой в работе, возместить возможную потерю заработка вследствие увечья, компенсировать «моральный ущерб» и т.п. Тот же принцип действует по отношению и к другим случаям телесных повреждений. Таким образом, принцип «око за око», во-первых, говорит не об отмщении, а о возмещении; и, во-вторых, противопоставление его принципу «не противься злому» не имеет никакого смысла: здесь идет речь о совершенно разных вещах - юридическом определении и моральном призыве».

Гуманистический посыл иудаизма проявляется в Талмуде, в фрагментах, содержащих призыв к уступчивости, компромиссу, и прощению ближних [20]. Тора формирует образ мудреца, сродни «благородному мужу» в древнекитайских учениях и «философу духа» в античной традиции: «Мудрец честен и надежен в делах. [...] С себя взыскивает с точностью, а другим прощает... Если другие задолжали ему по суду - продлевает срок отдачи долга и прощает его, жалеет и одалживает... Общее правило: будь всегда среди преследуемых, а не среди преследователей, среди обижаемых, а не обижающих» [21].

Исследование нравственных основ правосознания индивидов неизбежно приводит к проблеме сопротивления насилию. Совместим ли принцип «непротивления злу насилием» с традицией иудаизма? Следует учитывать, что в общечеловеческом смысле данный принцип применим в среде людей высокодуховных, способных на нравственные поступки. Однако в жизни большинство составляют те, кто, совершив недозволенное деяние и не претерпев неблагоприятные последствия, почувствует свою безнаказанность и сделается более опасным. Поэтому талмудисты утверждали: «Кто милостив к злодеям - тот, тем самым, жесток к праведникам».

Тем не менее, выражение «подставить вторую щеку» фигурирует не только в христианской, но и в иудейской терминологии, правда, наполненное несколько иным содержанием. «/26/ Благо тому, кто терпеливо ожидает спасения от Господа. [...] /28/ сидит уединенно и молчит, ибо Он наложил его на него; / 29/ полагает уста свои в прах, помышляя: “может быть, еще есть надежда”; /30/ подставляет ланиту свою биющему его, пресыщается поношением,/31/ ибо не навек оставляет Господь. /32/ Но послал горе, и помилует по великой благости Своей» [22].

Цитируемый фрагмент связан с плачевным поражением Иудеи в войне с Вавилонским государством, разрушением Первого Храма, утратой суверенитета и пленением элиты иудейского общества. Иеремия подразумевает осознание итогов свершившегося краха, необходимость осмысление своей вины и справедливости наказания. Речь идет о том, что духовное исправление должно предшествовать исправлению внешнему, материальному. Из вышеупомянутого отрывка иудейские правоведы делают вывод о том, что отношение индивидов к событиям и поступкам других людей должно исходить из наличия у человека свободной воли, а следовательно, и ответственности за совершенные действия. Подвергшись нападению или претерпев ущерб, индивиду следует подумать не только о том, что нападавший, обладая свободой волей, выбрал зло и подлежит наказанию, но и о том, что обстоятельства сложились так не случайно. Что нападавший выступает орудием возмездия «в руках» Всевышнего и предстоит выяснить, в чем состоит вина самого потерпевшего.

Статус заповедей в иудаизме также нуждается в пояснении. Известно, что заповеди Торы делятся на положительные (призыв к определенному действию) и отрицательные (запрет определенного действия). Кроме того, П. Полонский вполне уместно предлагает разграничить два уровня требований к поведению человека: 1) уровень (общеобязательной) юридической нормы и 2) и уровень «высокого морального идеала», «который желателен, но который нельзя вменить всем в обязанность».

Характерно, что философия иудейского права выделяет также три уровня взаимоотношений человека и Бога, которые отражают уровень правосознания индивида.

На первом уровне человек осознает себя «рабом Божьим», обязательность соблюдения заповедей понимается как навязанная свыше, а гарантией исполнения является страх.

Второй уровень отношения человека к Богу сравним с отношением «сына к Отцу». Обязательность соблюдения заповедей подкрепляется стремлением человека соответствовать своему высокому происхождению и своему званию. Данному уровню свойственно осознание человеком наличия у него определенных возможностей, но выбор его все равно несвободен: он продиктован обстоятельствами.

Третий уровень (стадия духовного совершеннолетия) -символически сопоставляемый с взаимоотношениями «Мужа и жены». На данной стадии человек приближается к Всевышнему. Пара делит ответственность за все мироздание поровну. Соблюдение заповедей и соответствие нравственному идеалу здесь не есть навязанная необходимость. Оно осуществляется исходя из чувства ответственности.

Библиографический список

Такая градация позволяет провести параллель с теорией Г.В.Ф. Гегеля о трех уровнях, которые проходит в своем развитии идея воли. Первый уровень соответствует первой стадии развития идеи свободной воли по Гегелю - то есть непосредственной (природной) воли, - на которой отсутствует осознание свободы и возможности выбора. Второй уровень можно соотнести со вторым этапом развития идеи свободной воли - произвола - осознание наличия выбора, но выбор этот опять же несвободен и обусловлен внешними и внутренними факторами. А третий этап (завершающий) есть уровень свободной воли и нравственных поступков.

Только достигнув третьего уровня развития правосознания, индивид способен по-настоящему воспользоваться имеющейся у него свободой, то есть осознанно совершать нравственные поступки, соизмеряя свои притязания с потребностями и интересами других.

1. Левит, 19:18

2. Левит, 19:34

3. Epstein, I. Judaism./ I. Epstein. - Penguin Books Ltd., Harmondsworth, Middlesex, England, 1959.

4. Матфей 5:27-28

5. Притчи Соломона 23:26-27

6. Матфей 5:22-22

7. Трактат Авот, 4

8. Трактат Шаббат, 10б

9. Трактат Псахим, 113

10. Матфей, 7:1-3

11. Трактат Авот 2:4

12. Авот 1:6

13. Бава Батра 15б

14. Бава Батра 60б

15. Матфей 5:43-44

16. Левит 19:17-18

17. Исход 23:4-5

18. Матфей 5:38-39

19. Полонский, П. Евреи и христианство: несовместимость двух подходов к миру // Официальный сайт научно-образовательного общества «Маханайм» [Э/р]. - Р/д: http://www.machanaim.org.il/tanach/

20. Трактат Бава Меция 30б

21. Маймонид, Гилхот Деот, 5:13. Ср.: Талмуд, трактат Бава Кама 93, трактат Йома 20, трактат Гитин 36

22. Плач Иеремии 3:26, 28-32

Bibliography

1. Levit, 19:18

2. Levit, 19:34

3. Epstein, I. Judaism./ I. Epstein. - Penguin Books Ltd., Harmondsworth, Middlesex, England, 1959.

4. Matfeyj 5:27-28

5. Pritchi Solomona 23:26-27

6. Matfeyj 5:22-22

7. Traktat Avot, 4

8. Traktat Shabbat, 10b

9. Traktat Psakhim, 113

10. Matfeyj, 7:1-3

11. Traktat Avot 2:4

12. Avot 1:6

13. Bava Batra 15b

14. Bava Batra 60b

15. Matfeyj 5:43-44

16. Levit 19:17-18

17. Iskhod 23:4-5

18. Matfeyj 5:38-39

19. Polonskiyj, P. Evrei i khristianstvo: nesovmestimostj dvukh podkhodov k miru // Oficialjnihyj sayjt nauchno-obrazovateljnogo obthestva «Makhanayjm» [Eh/r]. - R/d: http://www.machanaim.org.il/tanach/

20. Traktat Bava Meciya 30b

21. Mayjmonid, Gilkhot Deot, 5:13. Sr.: Talmud, traktat Bava Kama 93, traktat Yjoma 20, traktat Gitin 36

22. Plach Ieremii 3:26, 28-32

Статья поступила в редакцию 13.02.12

УДК 340.115.4

Petuhova A.V. TRENDS OF SOCIOLOGICAL LAW INTERPRETATION DEVELOPMENT IN RUSSIA. The paper ivestigates basic trends of socialogical approach to law in Russia.

Key word: basic trends, socialogical approach to law, law.

А.В. Петухова, ассистент каф. гражданского права и процесса Нижегородского гос. университета им. Н.И. Лобачевского, г. Нижний Новгород, E-mail: av_petuhova@list.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.