Научная статья на тему 'НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ'

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
317
60
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАВООТНОШЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ / ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ / ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЕ РЕПРОДУКТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ / СУРРОГАТНОЕ МАТЕРИНСТВО / СОГЛАСИЕ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Жирикова Ксения Александровна

В статье рассматриваются основания возникновения правоотношений между родителями и детьми. Исследуется правовая природа согласия как основания возникновения правоотношений между родителями и ребенком, рожденным с помощью суррогатной матери. В результате проведенного исследования дается правовая оценка с учетом современного состояния развития семейного законодательства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NEW LOOK AT THE GROUNDS FOR LEGAL RELATIONS BETWEEN PARENTS AND CHILDREN

The article examines the grounds for the emergence of legal relations between parents and children. The author studies the legal nature of consent as the basis for the emergence of legal relations between parents and a child born with the help of a surrogate mother. In conclusion of her research, the author gives a legal assessment, considering the stage of development family legislation is current at.

Текст научной работы на тему «НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ»

УДК 347

DOI: 10.18522/2313-6138-2021-8-3-8

Жирикова Ксения Александровна,

старший преподаватель кафедры гражданского права, юридический факультет, Южный федеральный университет, 344007, г. Ростов-на-Дону, ул. М. Горького, д. 88

Zhirikova, Ksenia A.,

Senior Professor,

Department of Civil Law,

Law Faculty, Southern Federal University,

88 M. Gorkogo Str., Rostov-on-Don,

344007, Russian Federation

НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПРАВООТНОШЕНИЙ

МЕЖДУ РОДИТЕЛЯМИ И ДЕТЬМИ

NEW LOOK AT THE GROUNDS FOR LEGAL RELATIONS BETWEEN PARENTS AND CHILDREN

АННОТАЦИЯ. В статье рассматриваются основания возникновения правоотношений между родителями и детьми. Исследуется правовая природа согласия как основания возникновения правоотношений между родителями и ребенком, рожденным с помощью суррогатной матери. В результате проведенного исследования дается правовая оценка с учетом современного состояния развития семейного законодательства.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: правоотношения родителей и детей; юридические факты; вспомогательные репродуктивные технологии; суррогатное материнство; согласие.

ABSTRACT. The article examines the grounds for the emergence of legal relations between parents and children. The author studies the legal nature of consent as the basis for the emergence of legal relations between parents and a child born with the help of a surrogate mother. In conclusion of her research, the author gives a legal assessment, considering the stage of development family legislation is current at.

KEYWORDS: legal relations between parents and children; legal facts; assisted reproductive technolog; surrogacy; consent.

ОБРАЗЕЦ ЦИТИРОВАНИЯ: Жирикова К.А. Новый взгляд на основания возникновения правоотношений между родителями и детьми // Вестник Юридического факультета Южного федерального университета. 2021. Т. 8, № 3. С. 52-57. БОТ: 10.18522/2313-6138-2021-8-3-8.

FOR CITATION:

Zhirikova, K.A. New look at the grounds for legal relations between parents and children. Bulletin of the Law Faculty, SFEDU. 2021. Vol. 8, No. 3. P. 52-57 (in Russian). DOI: 10.18522/2313-6138-2021-8-3-8.

© К.А. Жирикова, 2021

Российское государство придает важное и первостепенное значение обеспечению прав и интересов детей, их защите. Конституция РФ (ст. 38) [11] предусматривает охрану материнства, детства и семьи. Забота о детях, их воспитание является равным правом обоих родителей. Основная обязанность по воспитанию и содержанию, представлению и защите интересов детей возлагается на родителей.

В соответствии с семейным законодательством РФ (ст. 47) [18] права и обязанности между родителями и детьми основаны на факте рождения ребенка, удостоверенном в установленном законом порядке. Следовательно, для возникновения правоотношений между родителями и детьми необходимо наличие двух юридических фактов: рождения ребенка и его государственной регистрации.

Однако в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 16.05.2017 N 16 (ред. от 26.12.2017) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» [14] говорится об одном юридическом факте — рождении ребенка. Тогда как государственная регистрация признается процедурным аспектом. Отсюда неизбежно возникает вопрос: достаточно ли одного факта рождения ребенка для того, чтобы у родителей возникли права и обязанности в отношении данного ребенка?

Чтобы ответить на поставленный выше вопрос, необходимо обратиться к основаниям возникновения правоотношений в целом и семейных правоотношений в частности.

Бесспорно, отправной точкой в развитии любого правоотношения является юридический факт. Юридический факт — это объективно существующие обстоятельства (события и действия), вызывающие наступление определенных правовых последствий [5, с. 34]. Специфика применения юридических фактов в семейном праве состоит в более широкой сфере их действия по сравнению с юридическими фактами в других отраслях права. Они порождают, изменяют и прекращают не только собственно семейные, но и другие правоотношения, если они основаны на семейных связях [4, с. 21].

События представляют собой явления реальной действительности, которые происходят независимо от воли человека, то есть их

наступление обусловлено объективно существующими обстоятельствами и может быть не связано с направленной волей субъекта. Юридические события самостоятельно и в сочетании с другими юридическими фактами влекут возникновение правоотношений, изменение прав и обязанностей, прекращают правовые отношения [3, с. 195]. События могут быть абсолютными — явления, возникновение и развитие которых не связаны с волевой деятельностью субъектов (стихийные бедствия и природные явления), и относительными — явления, которые возникают по воле субъектов, но развиваются и протекают независимо от их воли [5, с. 41]. Так, относительным событием является факт рождения ребенка.

Действия — это проявления воли субъектов семейных правоотношений. К действиям относится и юридический акт, поскольку представляет собой выражение воли субъекта правоотношений [5, с. 44]. Например, при отсутствии зарегистрированного брака между лицами, являющимися родителями ребенка, для установления отцовства мужчина, являющийся отцом ребенка, должен выразить свою волю, направленную на признание родившегося ребенка от него, то есть своим ребенком, а мать ребенка должна дать согласие на признание его отцовства. Способом выражения такой воли является действие — совместная подача заявления на регистрацию ребенка лицами, являющимися родителями ребенка, не состоящими в браке.

В юридической литературе дискуссионным является вопрос о том, что именно лежит в основании возникновения правоотношений между родителем и ребенком: юридический факт или сложный юридический состав.

Сложный юридический состав представляет собой совокупность разнородных юридических фактов, необходимых для наступления правовых последствий — возникновения, изменения, прекращения правоотношения [3, с. 199]. В ряде случаев для существования сложного фактического состава необходимо не только наличие всех элементов — юридических фактов, но и строгое соблюдение порядка их наступления. Таким образом, сложный фактический состав возникает тогда, когда возникновению, изменению или прекращению правоотношений способствует комплекс фактических обстоятельств и юридических условий.

В.И. Данилин, С.И. Реутов [4, с. 55] считают, что в основании возникновения правоотношений между родителями и детьми лежит сложный юридический состав, при этом не все элементы фактического состава равнозначны и в одинаковой мере необходимы для данного правоотношения. Элементы фактического состава могут включать как события, так и действия.

Противоположного мнения придерживался В.Б. Исаков [5, с. 23], указывая, что в сложном юридическом составе все элементы должны быть равнозначны, иначе они не являются образующими этих правоотношений.

Наиболее убедительной представляется первая точка зрения, поскольку такой подход отражает сложную составную структуру родительских правоотношений, позволяет учитывать все правовые предпосылки формирования данных отношений на современном этапе, когда основания возникновения правоотношений родителей и детей существенно расширены.

Статья 47 Кодекса о браке и семье РСФСР (далее — КоБС), действовавшего до принятия Семейного кодекса РФ, устанавливала, что взаимные права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке [8].

Советское семейное право считало основанием возникновения семейно-правовых отношений происхождение детей; указывалось, что семейное право — это совокупность правовых норм, регулирующих семейные отношения, возникающие между людьми из брака, кровного родства и принятия детей в семью на воспитание. Таким образом, презюмирова-лось наличие кровного родства между родителями и ребенком как единственное возможное основание возникновения правоотношений между ними. Такой позиции придерживались А.М. Белякова, В.А. Рясенцев, В.Ф. Яковлев [19, с. 133].

Семейный кодекс Российской Федерации (далее — СК РФ) расширил основания возникновения правоотношений между родителями и детьми. В соответствии со ст. 47 СК РФ, права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении детей, удостоверенном в установленном законом порядке. Исходя из дословного толкования данной нормы, очевидно, что для возникновения родительских отноше-

ний необходимо существование как минимум двух юридических фактов: факта рождения и факта регистрации ребенка в установленном законом порядке. Таким образом, правильнее утверждать, что в основании возникновения родительских правоотношений лежит сложный юридический состав.

Факт рождения ребенка является основным в сложном составе юридических фактов, на которых основываются правоотношения родителей и ребенка, поскольку именно с момента рождения возникают взаимные права и обязанности данных субъектов [9, с. 169]. В соответствии со ст. 48 СК РФ, происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинском учреждении, а в случае рождения ребенка вне медицинского учреждения на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств.

В соответствии со ст. 53 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», моментом рождения ребенка является момент отделения плода от организма матери посредством родов [20]. Факт рождения ребенка конкретной женщиной подтверждается медицинской справкой, которая выдается медицинской организацией, в которой проходили роды или куда женщина обратилась сразу после родов. В случае если ребенок рождается вне медицинского учреждения, появляется дополнительное условие: факт рождения должен быть подтвержден свидетельскими показаниями или иными доказательствами, с достоверностью подтверждающими происхождение ребенка от конкретной женщины. Так, например, в каждом случае рождения на судне ребенка капитан обязан составить соответствующий акт при участии двух свидетелей и врача, если он имеется на судне, а также сделать запись в судовом журнале [7].

Следующим юридическим фактом, необходимым для возникновения правоотношений между родителем и ребенком, является регистрация ребенка в установленном законом порядке. Российская Федерация является участником Конвенции о правах ребенка [10], в ст. 7 данной Конвенции закреплен принцип, что ребенок должен быть зарегистрирован сразу же после рождения, чем подтверждает-

ся его происхождение. В данном контексте под происхождением ребенка имеется в виду его кровное (или биологическое) происхождение от конкретных мужчины и женщины, которое должно быть зарегистрировано в установленном законом порядке [17, с. 205]. Но следует отметить, что такое понимание термина «происхождение ребенка» не учитывает тенденцию возрастающего применения современных репродуктивных технологий, а также социального фактора в установлении родительских отношений [17, с. 171].

Таким образом, происхождение детей от конкретных родителей, удостоверенное в установленном законом порядке, при наличии всех необходимых дополнительных юридических фактов, образует сложный юридический состав, который и является основанием для возникновения правоотношений между родителями и детьми.

В последние годы, благодаря развитию медицинской науки, рождение детей стало возможным с использованием вспомогательных репродуктивных технологий. В основании правоотношений, возникающих при рождении ребенка с помощью вспомогательных методов репродукции, лежит происхождение ребенка, но для возникновения взаимных прав и обязанностей становятся необходимыми дополнительные юридические факты.

Так, в абз. 2 п. 4 ст. 52 СК РФ лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери).

Таким образом, для возникновения правоотношений родителей и ребенка, рожденного с помощью суррогатной матери, недостаточно факта рождения ребенка, удостоверенного в установленном законом порядке. Здесь необходимо обязательное согласие суррогатной матери на запись таких лиц родителями рожденного ребенка.

Однако вызывает дискуссию вопрос о том, является ли согласие суррогатной матери юридическом фактом, на основании которого возникают правоотношения родителей и ребенка, рожденного с помощью вспомогательных репродуктивных технологий.

В этой связи, прежде всего, необходимо определиться с правовой природой согласия на совершение тех или иных сделок. В юридической литературе существует несколько точек зрения.

Так, первая группа ученых, в частности, В.И. Данилин, С.И. Реутов, рассматривают согласие как юридический факт [4, с. 12]. В качестве примера они приводят согласие на вступление в брак. Нельзя согласиться с данной точкой зрения, поскольку юридические факты представляют собой те жизненные обстоятельства, которые влекут за собой возникновение прав и обязанностей. В данном случае права и обязанности супругов возникают с момента государственной регистрации брака, а согласие является одним из условий, необходимых для его заключения.

Другая группа ученых, например, Р.О. Хал-фина, Н.М. Коршунов [16], М.А. Рожкова [15, с. 140, 141] и др., относят согласие третьего лица к числу односторонних сделок. В качестве примера такой сделки приводят согласие супруга по распоряжению общим недвижимым имуществом.

По мнению третьей группы ученых, Е.А. Воробьевой [2], С.Н. Касаткина [6] и др., согласие представляет собой юридическое действие, которое сделкой не является, а служит одним из оснований для возникновения, прекращения или изменения прав и обязанностей у других лиц. Однако Д.И. Мейер справедливо отмечает, что «...для того чтобы согласие признавалось юридическим действием, необходимо, чтобы оно было условием законности другого какого-либо действия» [12, с. 161].

В юридической литературе согласие рассматривают еще и как собирательную категорию, которая охватывает неодинаковые по своему характеру разрешительные действия на совершение сделки, семантически выражаемые и в различной терминологии. В связи с этим, проблему унификации правовых норм о согласии на совершение сделки вряд ли можно считать системно разрешенной [1].

Таким образом, несмотря на то, что нет единого подхода к правовой природе согласия, данный институт, по мнению большинства ученых, необходим для возникновения, изменения или прекращения правоотношений у других лиц. Что касается отношений сурро-

гатного материнства, то, на наш взгляд, ни одна из названных выше концепций не может быть применима.

Это можно объяснить следующим. Как уже отмечалось выше, семейное законодательство РФ прямо предусматривает обязательное согласие суррогатной матери на запись заказчиков в качестве родителей ребенка, рожденного с помощью метода суррогатного материнства. Однако в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 16.05.2017 N 16 говорится, что в случае, если суррогатная мать не дала свое согласие на запись заказчиков родителями рожденного с помощью суррогатного материнства ребенка, то данное обстоятельство не должно служить безусловным основанием для отказа в удовлетворении иска этих лиц о признании их родителями ребенка и передаче им ребенка на воспитание.

В настоящее время судебная практика идет именно по такому пути. Более того, в 2018 г. Конституционный суд РФ [13] вынес определение в пользу заказчиков-родителей, а не суррогатной матери. Свою позицию Конституционный суд обосновал тем, что суррогатная мать, не давая согласие на запись заказчиков родителями ребенка, злоупотребила своими правами и действовала не только с нарушением условий договора суррогатного материнства, но и нарушением интересов как ребенка, рожденного с помощью метода суррогатного материнства, так и своих собственных детей. При этом суд, обосновывая свою позицию, также ссылался на вышеупомянутое Постановление Пленума Верховного суда РФ от 16.05.2017. Стоит отметить, что в 2012 г. Конституционный суд РФ рассматривал аналогичное дело, но решение было вынесено в пользу суррогатной матери.

Отсюда можно сделать вывод о том, что отсутствие согласия суррогатной матери не будет служить препятствием для возникновения правоотношений между потенциальными родителями и ребенком. Следовательно, в основе возникновения правоотношений между потенциальными родителями и ребенком будут лежать договор суррогатного материнства и государственная регистрация рождения ребенка на основании судебного решения.

На наш взгляд, исключение из семейного законодательства РФ нормы об обязательном согласии суррогатной матери уменьшит коли-

чество судебных споров, связанных с установлением отцовства и материнства при использовании метода суррогатного материнства для рождения детей. В основе возникновения правоотношений между потенциальными родителями и ребенком будет лежать такой сложный юридический состав как рождение ребенка, наличие договора суррогатного материнства и государственная регистрация рождения ребенка.

Литература

1. Бакаева И.В. Согласие на совершение сделки: проблемы и решения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2014. № 12.

2. Воробьева Е.А. Правовая природа согласия антимонопольного органа на совершение сделки юридическим лицом // Журнал российского права. 2009. № 7.

3. Гражданское право: учебник. Том первый / под ред. Е.А. Суханова. М.: БЕК, 2000.

4. Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. Свердловск: Изд-во Урал. унта, 1989.

5. Исаков В.Б. Юридический факт в советском праве. М.: Тезис, 1984.

6. Касаткин С.Н. Понятие и признаки согласия как гражданско-правовой категории // Право и экономика. 2013. № 3.

7. Кодекс внутреннего водного транспорта Российской Федерации от 07.03.2001 N 24-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1001.

8. Кодекс о браке и семье РСФСР (утв. ВС РСФСР 30.07.1969) (ред. от 07.03.1995, с изм. от 29.12.1995) // Ведомости ВС РСФСР. 1969. № 32. Ст. 1397.

9. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Пчелинцева Л.М. М.: Норма, 2007.

10. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) // Сборник международных договоров СССР. 1993. Выпуск XLVI.

11. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020) [Электронный ресурс] // URL: http://www. pravo.gov.ru (дата обращения: 04.07.2020).

12. Мейер Д.И. Русское гражданское право: в 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 1.

13. Определение Конституционного Суда РФ от 27 сентября 2018 г. N 2318-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан С.Д. и С.Т. на нарушение их конституционных прав пунктом 4 статьи 51, пунктом 3 статьи 52 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 5 статьи 16 Федерального закона «Об актах гражданского состояния», частью 9 статьи 55 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» [Электронный ресурс] // URL: https://legalacts.ru/sud/opredelenie-konstitutsionnogo-suda-rf-ot-27092018-n-2318-o

14. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 16.05.2017 N 16 (ред. от 26.12.2017) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2017. № 7.

15. Рожкова М.А. Теории юридических фактов гражданского и процессуального права: понятия, классификации, основы взаимодействия: дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2010.

16. Поваров Ю.С. Институт согласия на совершение сделки: новеллы гражданского законодательства // Право и экономика. 2013. № 10.

17. Семейное право: учебник / под ред. М.В. Антокольской. 2-е изд. М., 1999.

18. Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 02.07.2021) // СЗ РФ от 1 января 1996 г. № 1. Ст. 16.

19. Советское семейное право: учебник / под ред. В.А. Рясенцева. М.: Юридическая литература, 1982.

20. Федеральный закон от 21.11.2011 N 323- ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 48. Ст. 6724.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.