Научная статья на тему 'Новое исследование о саратовских воеводах XVII века: рецензия на книгу: Рабинович Я. Н. Воеводы левобережного Саратова (1616-1641 гг. ) / под ред. С. А. Мезина. Саратов: Изд-во саратов. Ун-та, 2014. 228 с'

Новое исследование о саратовских воеводах XVII века: рецензия на книгу: Рабинович Я. Н. Воеводы левобережного Саратова (1616-1641 гг. ) / под ред. С. А. Мезина. Саратов: Изд-во саратов. Ун-та, 2014. 228 с Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
120
29
Поделиться
Ключевые слова
РЕЦЕНЗИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Лисейцев Дмитрий Владимирович

В 2014 г.была опубликована монография известного исследователя российской истории начала XVII в. Я. Н. Рабиновича «Воеводы левобережного Саратова». Рецензируемая книга является вторым изданием труда этого автора о саратовских воеводах (первое увидело свет в 2013 г.). Издание расширено и дополнено биографией воеводы

Текст научной работы на тему «Новое исследование о саратовских воеводах XVII века: рецензия на книгу: Рабинович Я. Н. Воеводы левобережного Саратова (1616-1641 гг. ) / под ред. С. А. Мезина. Саратов: Изд-во саратов. Ун-та, 2014. 228 с»

Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2015. Т. 15, вып. 2

КРИТИКА И

БИБЛИОГРАФИЯ

представляем книгу

новое исследование о саратовских воеводах XVII века: Рецензия на книгу: Рабинович Я. Н. Воеводы левобережного Саратова (16161641 гг.) / под ред. С. А. Мезина. Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 2014. 228 с.

В 2014 г.была опубликована монография известного исследователя российской истории начала XVII в. Я. Н. Рабиновича «Воеводы левобережного Саратова». Рецензируемая книга является вторым изданием труда этого автора о саратовских воеводах (первое увидело свет в 2013 г.). Издание расширено и дополнено биографией воеводы С. В. Чемесова; появились новые подробности о воеводе кн. Ф. Т. Чер-ново-Оболенском. Безусловно, жаль, что во втором издании книги не помещены главы о воеводах Ф. И. Чемоданове, А. Ф. Наумове и кн. И. Ф. Шаховском, написание биографий которых, как отметил автор, является делом «ближайшего будущего» (с. 19). Будем надеяться, что в ближайшем будущем этот пробел будет восполнен, и мы будем иметь возможность проследить биографии всех воевод Саратова за четверть века (1616-1641 гг.).

Не нуждается в обосновании бесспорный факт необходимости изданий, подобных книге Якова Николаевича. История российских регионов в последние годы получила мощный импульс к развитию, причём в результате этого всплеска научного интереса к истории отдельных городов и исторических областей мы получаем весомые научные труды, выходящие по своему значению и качеству обработки материалов далеко за рамки традиционного краеведения. Монография Я. Н. Рабиновича является ярким образцом работы такого типа. Посвящённая воеводам одного из русских поволжских городов, Саратова, бывшего в первой половине XVII в. лишь одним из форпостов Российской державы на восточной степной границе, книга выводит читателя на широкое поле исторических процессов и событий, разворачивавшихся в означенные десятилетия на территории всей страны.

Следуя за своими героями, Яков Николаевич уводит читателя далеко за географические границы своей работы, ведь его персонажи, помимо воеводства в Саратове, выступали в роли военачальников, администраторов и дипломатов в Новгородской земле, Сибири, городах на южных рубежах и в Заполярье, на полях сражений Смоленской войны и за столом переговоров в далёкой Грузии... На этом обширном фоне, собственно, саратовские сюжеты порой становятся почти неразличимы (в очерке о воеводе кн. Ф. Т. Черново-Оболенском, например, из тридцати страниц саратовскому эпизоду его биографии отведено лишь две). Однако вряд ли подобная лаконичность повествования о саратовском воеводстве будет поставлена автору в вину человеком, хотя бы немного знакомым со спецификой состояния источниковой базы российской истории XVII в. в целом и истории Среднего Поволжья в частности. Автор привлекает для описания саратовских периодов жизни своих героев все доступные ему источники.

Монография Я. Н. Рабиновича прослеживает судьбы саратовских воевод на протяжении нескольких десятилетий. Но особенно ценными и подробно прописанными являются эпизоды, посвящённые событиям Смутного времени начала XVII в., в особенности те, что разворачивались на территории Новгородской земли в период шведской оккупации. Здесь судьбы будущих саратовских воевод соприкасаются с историей северо-западного региона, которая особенно хорошо знакома Я. Н. Рабиновичу, являющемуся автором ряда монографий и научных статей по истории Псковской и Новгородской земли в период Смуты1.

Ещё одно обстоятельство, которое кажется необходимым указать среди несомненных достоинств книги Я. Н. Рабиновича, делает этот

Научный отдел

Представляем книгу

труд интересным для исследователей и любителей отечественной истории далеко за пределами Саратовского края или Среднего Поволжья. Персонажи автора, саратовские воеводы, являются активными участниками событий Смутного времени начала XVII в., а также других заметных событий политической истории Московского государства первой половины XVII столетия. Не избалованные вниманием исследователей, эти «исполнители эпизодических ролей» в драме российской истории, вместе с тем, внесли свой вклад в общее дело. Без реконструкции биографий таких «героев второго плана» полотно картины русской Смуты начала XVII в. будет выглядеть незаконченным.

Детально прописанные портреты царей Бориса Годунова, Василия Шуйского и Михаила Романова, полководца Михаила Скопина-Шуйско-го, патриархов Гермогена и Филарета, вождей народного Ополчения Прокопия Ляпунова, Кузьмы Минина, кн. Дмитрия Пожарского, самозванца Лжедмитрия I и его преемника «Тушинского вора», предводителей восставших отрядов Ивана Болотникова и Ивана Заруцкого, польского кондотьера Яна-Петра Сапеги, честолюбивой польки Марины Мнишек стоят пока, к сожалению, особняком. Лишь изредка они составляют классические композиции вроде знаменитого творения Ивана Мартоса - памятника князю Пожарскому и гражданину Минину. Единственным фоном этому увековеченному в меди союзу, своего рода символу преодоления Смуты, является собор Василия Блаженного, а также одетые Мартосом в античные одежды нижегородцы и воины Ополчения, изгоняющие поляков из Москвы (все они изображены на горельефах на пьедестале памятника). Иначе говоря, задний план исторического полотна Смутного времени прописан ещё довольно слабо и схематично, второстепенные персонажи пока лишь угадываются в тени и бликах, отбрасываемых титаническими фигурами «героев и злодеев» на фоне московского пожара 1611 г.

И именно этот изъян исторических работ, посвящённых событиям Смутного времени, исправляют труды, подобные рецензируемой книге Я. Н. Рабиновича. Не претендуя на громкие открытия и концептуальную новизну, автор давно и плодотворно работает над реконструкцией биографий второстепенных персонажей Смутного времени. За последние годы исследователи российской истории XVII в. имели возможность познакомиться с рядом трудов Я. Н. Рабиновича, написанных в жанре исторической биографии2.

Во введении к своей работе, дважды цитируя одного из своих предшественников, саратовского краеведа В. Н. Семёнова, автор пишет: «Других источников, проливающих свет на саратовских воевод этого периода, более полных и точных, на сегодня нет». Не соглашаясь с процитированным тезисом, исследователь, тем не менее, с сожалением указывает на то, что «никто из читателей не обнаружил новых сведений из жизни воевод

Саратова и не указал автору на неизвестные источники, в которых содержалась бы информация об этих начальных людях Саратова». При этом Я. Н. Рабинович выразил надежду на то, что не введённые в научный оборот источники всё же будут обнаружены, и это позволит нам расширить имеющиеся знания о саратовских воеводах (с. 3, 4).

Автору удалось найти указания источников, ранее не привлекавших внимания саратовских краеведов. Особенно интересно, что материалы эти давно опубликованы - некоторым из изданий («Дополнения к Актам историческим», «Русская историческая библиотека», «Акты Московского государства») исполнилось уже более века. И Я. Н. Рабиновичу пришлось проделать сложную и кропотливую работу, добросовестно выявив такие факты, ускользнувшие от внимания других учёных (порою радость таких находок даже заставляет автора упрекать предшественников в том, что они не обратили внимания на тот или иной эпизод, отраженный в опубликованных источниках).

Отрадно, что при этом сам Я. Н. Рабинович вполне отдаёт себе отчёт в том, что произведенная им реконструкция биографий саратовских воевод не является окончательной и исчерпывающей, поскольку существует огромное количество источников, хранящихся в архивах и пока ещё не опубликованных. Они достоянием научной общественности пока не стали. Между тем в неопубликованных архивных источниках обнаруживаются отдельные факты, касающиеся биографий главных героев рецензируемой книги, на которые я указываю, надеясь, что они будут полезны Я. Н. Рабиновичу в его дальнейшей работе.

В первую очередь, отмечу дополнительную информацию о кн. Ф. Т. Черново-Оболенском, относящуюся к концу его служебной биографии. Имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют уточнить время его пребывания на воеводстве в Кольском остроге: в известном справочнике А. П. Барсукова содержится указание на службу кн. Федора Оболенского в этом городе в 1639/40 г.; архивные материалы указывают на то, что кн. Оболенский был воеводой в Кольском остроге как минимум с 30 июля 1638 г.3 По архивным материалам удаётся узнать и размер годового денежного оклада кн. Ф. Т. Черново-Оболенского в этот период - 140 рублей: он указан в кормлёной книге Галицкой четверти за 1641/42 г.4

В опубликованных источниках тоже имеется информация, ускользнувшая от внимания Якова Николаевича. Например, в «Боярской книге 1627 года» о кн. Ф. Т. Оболенском содержится подробная и ценная по содержащейся информации запись (процитирую её целиком): «Князь Федор княж Тимофеев сын Черново Оболенской. В памяти ис Помесново приказу за приписью диакаВасилья Ключарева нынешнего 137-го году августа в 14 день написано: в государеве грамоте,

Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. История. Международные отношения. 2015. Т. 15, вып. 2

какова государева грамота князю Федору Оболенскому дана во 130-м году генваря в 28 день за при-писью диака Ондрея Вареева на нижегородцкое поместце, да в даче 135-го году августа в 21 день на нижегородцкое ж поместье написан помесной оклад 700 чети, денег в списку Галитцкие чети 40 рублев»5.

Интересные подробности о кн. Оболенском содержатся и в «Боярской книге 1639 года»: «Князь Федор княж Тимофеев сын Чорново-Оболенской. В книге 137-го году помесной ему оклад 800 чети, денег 80 рублев. Да по памяти ис Казансково приказу 150-го октября в 7 день за астараханское городовое дело придано двесте чети, денег шездесят рублев»6.

Не менее информативна и запись в «Боярской книге 1639 года» о кн. Мышецком: «Князь Ефим княж Федоров сын Мышецкой. В книге 137-го году денежной оклад 20 рублев. Помесной оклад, как служил з городом, 700 чети, да ему ж в 142-м году за мещоскую службу придано 100 чети, денег 25 рублев. В 143-м году за дорогобужскую службу придано 150 чети, денег 50 рублев; всего ему оклад 950 чети, денег 95 рублев. Да 153-го по памяти ис Посольского приказу за грузинскую службу придано 50 чети, 75рублев»1.

В той же книге имеется запись о жалованье Г. Н. Орлова («Григорий Микитин сын Орлов. В книге 137-го году помесной оклад 900 чети, денег ис чети 110рублев») и Г. И. Фефилатьева («Григо-рейИванов сын Фефилатьев. В книге 137-го году помесной оклад 1000 чети, денег 110 рублев»)8. Обнаруживаются в опубликованных боярских книгах и имена других саратовских воевод.

Впрочем, как очевидно всякому, кто занимался восстановлением исторических биографий людей XVI—XVII вв., поставить финальную точку в таком исследовании никогда не удаётся — всякий раз будут находиться все новые и новые источники, в большей или меньшей степени расширяющие наши представления о жизненном пути центральной фигуры исследования. Наверное,

прежде всего именно этим историческая биографика XVI—XVII вв. интересна и перспективна. А книга «Воеводы левобережного Саратова (1616—1641 гг.)», без сомнения, станет трудом, без обращения к которому будущим исследователям истории Среднего Поволжья первой половины XVII в. невозможно будет написать серьёзной научной работы.

Примечания

1 Рабинович Я. Н. Старая Русса в Смутное время. Исторический очерк. Великий Новгород, 2011 ; Он же. Гдов в Смутное время (1604—1621 гг.). Великий Новгород, 2011 ; Он же. Порхов в Смутное время. Саратов, 2013 ; Он же. Малые города Новгородской земли в Смутное время. Великий Новгород, 2013 ; Он же. Малые города Псковской земли в Смутное время. Псков, 2014.

2 Рабинович Я. Н. Личности Смутного времени : Андрей Федорович Палицын // Изв. Сарат. ун-та. Сер. : История. Международные отношения. 2009. Т. 9, вып. 2. С. 73—83 ; Он же. Саратовский воевода Владимир Владимирович Аничков (1607—1608) // Изв. Сарат. унта. Сер. : История. Международные отношения. 2011. Т. 11, вып. 1. С. 92—98 ; Он же. Братья Коробьины на службе России (1603—1639). Саратов, 2014 ; Он же. Братья Семен и Никита Гагарины : страницы биографии (1610—1640). Саратов, 2015.

3 РГАДА. Ф. 137. «Боярские и городовые книги». Оп. 1. Владимир. Кн. 4. Л. 144.

4 Там же. Оп. 1. Галич. Кн. 9. Л. 9.

5 Боярская книга 1627 года. М., 1986. С. 71.

6 Боярская книга 1639 года. М., 1999. С. 91.

7 Там же. С. 106—107.

8 Там же. С. 100, 106, 110.

Д. В. Лисейцев, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН,

Москва