Научная статья на тему 'Новая религиозность студентов Уфы (на примере башкир и татар)'

Новая религиозность студентов Уфы (на примере башкир и татар) Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
129
21
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВАЯ РЕЛИГИОЗНОСТЬ / СТУДЕНТЫ / БАШКИРЫ / ТАТАРЫ / ИСЛАМ / NEW RELIGIOSITY / STUDENTS / BASHKIRS / TATARS / ISLAM

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Идиатуллов Азат Корбангалиевич

В статье анализируются новейшие тенденции в современной религиозности башкирских и татарских студентов Уфы; дана краткая характеристика основных элементов нетрадиционных представлений; указаны причины воздействия на мировоззрение части респондентов православия, неоязычества и атеизма. Главной источниковой базой исследования стало анкетирование 190 студентов. Значительная часть респондентов называют себя верующими. Конфессиональная идентичность татарских и башкирских студентов также значительна. Тем не менее автор считает, что за внешней происламской ориентацией студенческой молодёжи могут скрываться совсем неисламское сознание и поведение. Данная тенденция усиливается секулярными и атеистическими взглядами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NEW RELIGIOUSNESS OF UFA STUDENTS (ON THE EXAMPLE THE BASHKIRS AND THE TATARS)

The article analyses the latest trends in contemporary religiosity of Bashkir and Tatar students of Ufa; a brief characteristics is given to the main elements of non-traditional beliefs; the reasons for the influence of orthodoxy, neo-paganism and atheism on the belief system in a part of respondents are indicated. The main source basis was the research questionnaire of 190 students. A significant part of respondents calls themselves believers. Confessional identity of Tatar and Bashkir students is also significant. However, the author believes that external pro-Islamic orientation among student youth can hide non-Islamic consciousness and behavior. The given trend is reinforced by secular and atheistic views.

Текст научной работы на тему «Новая религиозность студентов Уфы (на примере башкир и татар)»

УДК 94 (571) ББК 63.5(2Рос)6

А.К. ИДИАТУЛЛОВ

НОВАЯ РЕЛИГИОЗНОСТЬ СТУДЕНТОВ УФЫ (на примере башкир и татар)

Ключевые слова: новая религиозность, студенты, башкиры, татары, ислам.

В статье анализируются новейшие тенденции в современной религиозности башкирских и татарских студентов Уфы; дана краткая характеристика основных элементов нетрадиционных представлений; указаны причины воздействия на мировоззрение части респондентов православия, неоязычества и атеизма. Главной источниковой базой исследования стало анкетирование 190 студентов. Значительная часть респондентов называют себя верующими. Конфессиональная идентичность татарских и башкирских студентов также значительна. Тем не менее автор считает, что за внешней происламской ориентацией студенческой молодёжи могут скрываться совсем неисламское сознание и поведение. Данная тенденция усиливается секулярными и атеистическими взглядами.

Возникновение новой религиозности обычно объясняют изменениями, произошедшими сначала в СССР, а затем в России в конце 80-х - 90-е гг. прошлого столетия. Кризис экономических и общественных систем, ускоренная либерализация почти всех сторон жизни привели к эволюции старых и постепенному развитию новых ценностей. В ситуации принципиальной неопределённости граждане России активизировали свои метафизические поиски [1. С. 3]. Подобные изменения не могли не «вылиться» в качественно новые формы религиозного, духовного, сакрального мировоззрения, что требует соответствующего осмысления.

Особенно актуально исследование новой религиозности в контексте мировоззрения студенческой молодёжи, которое характеризуется, на наш взгляд, значительной подвижностью представлений религиозного характера, вызванного как спецификой деятельности студентов (обучение профессии), так и их активной социализацией. Думается, что такое «пограничное», в известном смысле, состояние татарской и башкирской студенческой молодёжи (впрочем, как и любой другой) способствует конструированию, синтезу разнородных религиозных представлений на базе исламской культуры, которая по-прежнему остаётся доминирующей в их мировоззрении.

Ряд советских и российских учёных внесли ощутимый вклад в изучение новой религиозности. Основу для них заложили исследования 70-80-х гг. XX в., которые рассматривали новую религиозность в контексте проблемы синкретизма [3, 8, 11]. Отрадно, что указанные исследования констатировали не полное, а фрагментарное исчезновение религиозного мировоззрения, а в некоторых случаях и появление новых и эволюции традиционных религиозных форм. В 1990-е гг. изучению религиозности населения России, в том числе новой, посвящен ряд социологических исследований [7, 9]. В них выявлены элементы новой религиозности населения России и её отдельных регионов, выявлен нелинейный характер религиозного ренессанса, когда на смену атеизму не всегда приходила дореволюционная, во многих смыслах традиционная религиозность. Публикации 2000-х гг. продолжают констатировать наличие нетрадиционных религиозных представлений у части населения, в том числе у студентов [3-5]. Однако нередко явление нетрадиционной религиозности остаётся завуалированным или вовсе незамеченным. Дело в том, что традиционная религиозность подменяется религиозной и конфессиональной самоидентификацией [10], что размывает смысл православной веры [2. С. 86], а роль нетрадиционных представлений в мировоззрении населения как бы нивелируется. Поэтому в нашей работе под новой религиозностью мы понимаем систему взглядов, пред-

ставлений и мнений, зачастую разрозненных, отличающихся от принятых в традиционной религии изучаемых народов (в данном случае в исламе). Такой подход, на наш взгляд, поможет избежать позиции, согласно которой верующий мусульманин, придерживающийся откровенно немусульманских представлений, всё равно является носителем исламской религиозности, при этом сами эти представления не останутся без внимания. В качестве основных нетрадиционных религиозных компонентов мировоззрения татар и башкир предлагаем считать православие, неоязычество, атеистические представления.

Цель статьи - анализ новой религиозности студентов г. Уфы (на примере татар и башкир) и выявление в их мировоззрении представлений нетрадиционного характера.

Эмпирической базой исследования послужило проведённое в октябре 2013 г. в г. Уфе анкетирование 190 студентов (91 башкир, 86 татар, 13 студентов, не определившихся со своей этнической идентичностью). Отбор респондентов проводился методом «снежного кома».

Конфессиональная идентичность татарских и башкирских студентов значительна: относят себя к мусульманам 84 башкира (92,3%) и 67 татар (77,9%). Верят в Аллаха 79 опрошенных башкир (86,8%) и 61 татарин (70,9%) (таблица). Удельный вес респондентов, отнёсших себя к мусульманам, больше доли респондентов, верующих в Аллаха. На наш взгляд, это связано с тем, что отнесение к мусульманам часто никак не коррелирует с религиозностью как таковой, а определяется отмеченной выше ролью ислама как этномаркирующего фактора. Вера в Аллаха, напротив, является одним из проявлений религиозности и потому не всегда фиксируется в ответах номинальных (этнических) мусульман, чья религиозность вообще вызывает большие сомнения.

Религиозные убеждения, представления и обряды башкирских и татарских студентов Уфы, % от опрошенных

Религиозные убеждения, представления и обряды Башкиры Татары

абс. % абс. %

Верующие 63 69,2 42 48,8

Верят в Аллаха 79 86,8 61 70,9

Читают исламскую литературу и Коран 32 35,2 13 15,1

Относят себя к мусульманам 84 92,3 67 77,9

Считают Иисуса пророком, посланником 54 59,3 39 45,3

Считают Иисуса Богом, сыном Божьим 18 19,8 16 18,6

Считают Иисуса обычной исторической личностью 13 14,3 22 25,6

Читают Библию 9 9,9 5 5,8

Празднуют Рождество и Пасху, так как это принято в семье, народе 7 7,7 8 9,3

Верят в существование человеческой души 79 86,8 70 81,4

Верят, что душа после смерти человека воплощается в новом теле 20 22 23 26,7

Верят, что душа после смерти человека разрушается и перестаёт существовать 4 4,4 7 8,1

Верят, что душа умершего влияет на родственников умершего 40 44 43 50

Верят, что душа умершего влияет на всех людей 6 6,6 4 4,7

Верят в магию 35 38,5 32 37,2

Обращались к знахарям, колдунам, магам и экстрасенсам 24 26,4 20 23,3

Обращались к гадалкам или гадают сами 17 18,7 15 17,4

На фоне высокого уровня первичной, во многом внешней, религиозности, основой для которой служит особая роль ислама в сохранении национальной самобытности изучаемых народов, в мировоззрении башкирских и татарских студентов заметны влияния неисламских представлений. В частности, выделяется группа представлений, связанных с православной культурой. Ключевым здесь следует считать мнение части респондентов (19,8% башкир и 18,6% татар) о том, что Иисус является Богом или сыном Божьим, что можно объяснить влиянием соседних православных народов, с которыми татары и башкиры активно взаимодействуют на бытовом, культурном и духовном

уровнях уже на протяжении ряда столетий. Конечно, считать Иисуса Богом, ещё не значит верить в это, однако сам факт слабой религиозной компетенции части опрошенных кажется нам весьма показательным, так как вера в Иисуса как пророка в исламе является одним их важнейших маркеров, отличающих мусульманскую религию от христианской.

Тесными контактами татар и башкир с православными народами, и в первую очередь с русскими, объясняется то обстоятельство, что часть респондентов празднуют Рождество и Пасху, следуя при этом скорее сложившимся в регионе традициям, а не религиозному опыту (см. таблицу). Отчасти подобные «заимствования» из православия связаны с фактором многоконфессиональной семьи. Например, среди 15 респондентов, ответивших, что они празднуют Рождество и Пасху, так как это принято в семье и в народе, значатся 6 человек, у которых имеются супруги или родители русской или украинской национальности. То же самое наблюдается и касательно ответов о чтении Библии. 9,9% башкир и 5,8% татар читают священную книгу христиан, что само по себе не запрещено в исламе, в котором Библия мыслится как искажённое людьми откровение Аллаха. Однако на фоне не самой выраженной установки у студентов к познанию Корана (см. таблицу), а также в контексте нашего исследования эти данные заслуживают определённого внимания. В частности, среди 14 респондентов, ответивших, что они читают Библию, значатся 5 человек, у которых имеются супруги или родители русской или украинской национальности. Таким образом, нам представляется, что многоконфессиональная семья является микросредой, где формируется новое, зачастую амбивалентное мировоззрение, представляющее собой сочетание мусульманской и православной традиций.

Вторая группа нетрадиционных представлений татарских и башкирских студентов связана с неоязычеством. Во-первых, это проявляется в специфическом отношении к человеческой душе вообще и душам умерших в частности. Так, среди опрошенных татар, верящих в человеческую душу, оказалось больше тех, кто относит себя к мусульманам, верит в Аллаха и считает себя верующим (см. таблицу). Иными словами, представление о душе у незначительной части опрошенных оказывается как бы вне конфессии и религии, что, на наш взгляд, является свидетельством нового, возможно квазирелигиозного, отношения к трансцендентному или, как было отмечено выше, примером развития секуляризации религии вглубь. Обращает на себя внимание и тот факт, что многие респонденты верят, что душа после смерти человека воплощается в новом теле и что душа умершего влияет на людей и родственников (см. таблицу). Оба эти убеждения не являются исламскими, и их проникновение в мировоззрение опрошенных следует считать следствием мифологизации массового сознания в условиях переходного периода, когда дискредитация одних ценностей и постепенное утверждение других вызвали фактически ситуацию идеологического и культурного вакуума, который заполнялся в том числе в ходе религиозного новаторства и мифотворчества. И если первичная религиозность достаточно быстро оказалась вовлечена в систему исламской культуры, то вторичная - оказалась объектом индивидуального выбора, который, надо сказать, вершился зачастую в условиях тотальной религиозной безграмотности.

Неоязычество в мировоззрении опрошенных студентов представлено также магией. В неё верят 38,5% респондентов из числа башкир и 37,2% татар. Обращались к знахарям, колдунам и экстрасенсам 26,4% башкир и 23,3% татар. Наиболее распространено среди магических представлений гадание: обращались к гадалкам или гадают сами 18,7% и 17,4% респондентов соответствующих этнических групп. Анализируя эти данные, важно отметить, что только 7,7% башкирских и 22,1% татарских респондентов не отнесли себя к мусульманам. Таким образом, часть из тех, кто испытывает на себе влияние языческого мировоззрения,

при этом идентифицирует себя с исламом. Очередное несоответствие конфессиональной идентичности и реальных компетенций в области мусульманских представлений вновь заставляет задуматься над очевидными сложностями процесса исламского ренессанса. В самом деле, за внешней демонстрируемой про-исламской ориентацией студенческой молодёжи могут скрываться совсем не исламское сознание и поведение. Данная тенденция усиливается и в связи с имеющимися у студентов секулярными и откровенно атеистическими взглядами. Например, считают Иисуса обычной исторической личностью 14,3% опрошенных башкир и 25,6% татар, до 8,1% респондентов верят, что душа после смерти человека разрушается и перестаёт существовать.

Итак, анализ данных анкетирования показал, что, хотя свыше половины башкирских и татарских студентов отнесли себя к мусульманам, их мировоззрение нередко является синкретичным, испытывает на себе влияние православия, неоязычества и атеизма. Новая религиозность татар и башкир является следствием межконфессиональных браков - микросреды, в которой во многом неосознанно формируется амбивалентное мировоззрение. Среди исследуемой выборки такая амбивалентность проявляется прежде всего в сочетании православных и мусульманских представлений. Справедливости ради отметим, что нередко влияние православных идей можно объяснить следованием татар и башкир за сложившейся в регионе традицией, а не религиозным опытом. Выскажем предположение, что в перспективе такая пассивная религиозность может иметь более серьёзные последствия. Влияние неоязыческих представлений на респондентов объясняется как своеобразной преемственностью с доисламским мировоззрением, так и банальной религиозной безграмотностью молодого поколения татар и башкир. Наконец, исследование зафиксировало весомую долю респондентов, придерживающихся атеистических представлений. В целом можно предположить, что вторичная религиозность татар и башкир определяется в большей степени на уровне индивида и в связи с этим весьма плюралистична, чего нельзя сказать о конфессиональной, во многом первичной религиозности.

Литература

1. Васильева С.Б.Традиционная и нетрадиционная религиозность в современном мире // Вестник Бурятского госуниверситета. 2010. № 8. С. 3-8.

2. Вовченко В.А. К вопросу определения уровня, степени и характера религиозности православного населения России (на основе опроса студентов вузов г. Орла) // Учёные записки Орловского государственного университета. 2008. № 3. С. 84-87.

3. Гёзалян И.Г.Трансформация религиозности // Мониторинг общественного мнения. 2011. № 1(101).С. 152-157.

4. Грашевская О.В. Исследование отношения студенческой молодежи к религии // Проблемы развития территории. 2014. № 5 (73). С. 57-68.

5. Идиатуллов А.К. Религиозность карачаевских студентов // Современные проблемы науки и образования. 2014. № 5. С. 718.

6. Капустин Н.С. Особенности эволюции религии (на материалах древних верований и христианства). М.: Мысль, 1984. 222 с.

7. Кублицкая Е.А. Традиционная и нетрадиционная религиозность: опыт социологического изучения // Социологические исследования. 1990. № 5. С. 95-103.

8. Кудряшов Г.Е. Динамика полисинкретичной религиозности. Опыт историко-этнографи-ческого и конкретно-социологического исследования генезиса, эволюции и отмирания религиозных пережитков чувашей. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1974. 356 с.

9. Мчедлов М.П. Религиозная ситуация в России: реалии, противоречия, прогнозы // Свободная мысль. 1993. № 5. С. 52-62.

10. Синелина Ю.Ю. Этапы изменения религиозности населения в России // Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. 2009. № 4. С. 78-88.

11. Яблоков И.Н. Кризис религии в социалистическом обществе. М.: Знание, 1974. 64 с.

ИДИАТУЛЛОВ АЗАТ КОРБАНГАЛИЕВИЧ - кандидат исторических наук, доцент кафедры географии и экологии, Ульяновский государственный педагогический университет, Россия, Ульяновск (AzKoIdiat@yandex.ru)._

A. IDIATULLOV NEW RELIGIOUSNESS OF UFA STUDENTS (ON THE EXAMPLE THE BASHKIRS AND THE TATARS)

Keywords: new religiosity, students, Bashkirs, Tatars, Islam.

The article analyses the latest trends in contemporary religiosity of Bashkir and Tatar students of Ufa; a brief characteristics is given to the main elements of non-traditional beliefs; the reasons for the influence of orthodoxy, neo-paganism and atheism on the belief system in a part of respondents are indicated. The main source basis was the research questionnaire of 190 students. A significant part of respondents calls themselves believers. Confessional identity of Tatar and Bashkir students is also significant. However, the author believes that external pro-Islamic orientation among student youth can hide non-Islamic consciousness and behavior. The given trend is reinforced by secular and atheistic views.

References

1. Vasil'eva S.B. Traditsionnaya i netraditsionnaya religioznost' v sovremennom mire [Traditional and non-Traditional religiosity in the modern world]. Vestnik Buryatskogo gosuniversiteta [Bulletin of the Buryat state University], 2010, no. 8. pp. 3-8.

2. Vovchenko V. A. K voprosu opredeleniya urovnya, stepeni i kharaktera religioznosti pravoslav-nogo naseleniya Rossii (na osnove oprosa studentov vuzov g. Orla) [To the question of determining the level, extent and nature of religiosity of the Orthodox population of Russia (on the basis of a survey of Orel' s University students.)]. Uchenye zapiski Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta [Scientific notes of Orel state University], 2008, no. 3, pp. 84-87.

3. Gezalyan I.G. Transformatsiya religioznosti [Transformation of religiosity]. Monitoring obsh-chestvennogo mneniya [Public opinion Monitoring], 2011, no. 1 (101), pp. 152-157.

4. Grashevskaya 0. V. Issledovanie otnosheniya studencheskoi molodezhi k religii [Study of the attitudes of students to religion]. Problemy razvitiya territorii [Problems of development of the territory], 2014, no. 5(73), pp. 57-68.

5. Idiatullov A. K. Religioznost' karachaevskikh studentov [Religiosity Karachai students]. Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya [Modern problems of science and education], 2014, no. 5, p. 718.

6. Kapustin N.S. Osobennosti evolyutsii religii (na materialakh drevnikh verovanii i khristianstva) [Features of the evolution of religion (on the materials of ancient beliefs and Christianity)]. Moscow, Mysl' Publ., 1984, 222 p.

7. Kublitskaya E.A. Traditsionnaya i netraditsionnaya religioznost': opyt sotsiologicheskogo izu-cheniya [Traditional and non-Traditional religiosity: an experience of sociological research]. Sotsiologi-cheskie issledovaniya [Sociological studies], 1990, no. 5, pp. 95-103.

8. Kudryashov G.E. Dinamika polisinkretichnoi religioznosti. Opyt istoriko-etnograficheskogo i konkretno-sotsiologicheskogo issledovaniya genezisa, evolyutsii i otmiraniya religioznykh perezhitkov chuvashei [Dynamics polysintetizly religiosity. Historical and ethnographic and particular sociological studies of the Genesis, evolution and withering away of religious remnants of the Chuvash]. Cheboksary, Chuvash book Publ., 1974, 356 p.

9. Mchedlov M.P. Religioznaya situatsiya v Rossii: realii, protivorechiya, prognozy [The Religious situation in Russia: realities, controversies forecasts]. Svobodnaya mysl' Publ., 1993, no. 5. pp. 52-62.

10. Sinelina Yu.Yu. Etapy izmeneniya religioznosti naseleniya v Rossii [The Stages of changes of religiosity in Russia]. Gosudarstvo, religiya, Tserkov' v Rossii i za rubezhom [State, religion, Church in Russia and abroad], 2009, no. 4. pp. 78-88.

11. Yablokov I.N. Krizis religii v sotsialisticheskom obshchestve [The crisis of religion in a socialist society]. Moscow, Znanie Publ., 1974, 64 p.

IDIATULLOV AZAT - Candidate of Historical Sciences, Assistant Professor of Geography and Ecology Department, Ulyanovsk State Pedagogical University, Russia, Ulyanovsk (AzKoIdiat@yandex.ru)._

Ссылка на статью: Идиатуллов А.К. Новая религиозность студентов Уфы (на примере башкир и татар) // Вестник Чувашского университета. - 2017. - № 1. - С. 88-92.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.