Научная статья на тему 'Нижегородский Епархиальный совет в 1918-1921 гг'

Нижегородский Епархиальный совет в 1918-1921 гг Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
78
29
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Серухина Оксана Евгеньевна

В статье на примере Нижегородского епархиального совета показано, как проводились в жизнь определения Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. «О епархиальном управлении». Большое внимание уделено истории возникновения, деятельности и ликвидации Нижегородского епархиального совета, представлены состав и структура совета, отношения с правящим и викарными архиереями, а также с советской властью.

Текст научной работы на тему «Нижегородский Епархиальный совет в 1918-1921 гг»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2010. Вып. 11:1 (34). С. 18-25

Нижегородский епархиальный совет в 1918-1921 гг.

О. Е. Серухина

В статье на примере Нижегородского епархиального совета показано, как проводились в жизнь определения Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 гг. «О епархиальном управлении». Большое внимание уделено истории возникновения, деятельности и ликвидации Нижегородского епархиального совета, представлены состав и структура совета, отношения с правящим и викарными архиереями, а также с советской властью.

Появление в структуре церковного управления такого органа, как Епархиальный совет, несомненно, свидетельствует о кардинальных изменениях в жизни Русской Церкви, вызванных Поместным Собором 1917-1918 гг. Изменения эти коснулись и организационного строя, и сознания верующих. Поместный Собор Русской Православной Церкви стал полномочным органом церковного законодательства, автором определений о новом образе церковно-правительственных учреждений и о видоизменении отношений Церкви к государству.

Наиболее значащими для Нижегородской епархии стали определения второй сессии Собора, проходившей в период с 20 января/2 февраля по 20 апреля 1918 г. Главной темой сессии было устройство епархиального управления, которое отныне должно было осуществляться епархиальным архиереем при соборном содействии клира и мирян. Эти реформы были обусловлены стремлением привлечь последних к широкому участию в церковном управлении. Реформы способствовали обновлению церковной жизни, выработке активной жизненной позиции мирян и духовенства, но в то же время местами повлекли негативные последствия, как то: полученная свобода в принятии решений иногда понималась как свобода от церковной субординации, что вызывало принижение авторитета духовенства и т. д. На фоне бурных событий начала XX в., лихорадивших страну, значительно повысилась активность духовенства и мирян не только в столицах, но и в провинции. Нижегородская глубинка не замедлила отозваться на новые веяния в церковной жизни.

Во исполнение определения Поместного Собора 1917-1918 гг. «О епархиальном управлении» от 1/14, 7/20, 9/22 февраля 1918 г. было созвано епархиальное собрание духовенства и мирян Нижегородской губернии, которое состоялось 4-11 июля 1918 г. Происходило это мероприятие без участия архиереев, что

само по себе было необычным. Архиепископ Нижегородский Иоаким (Левицкий) не присутствовал, поскольку из-за революционных событий он был лишен возможности вернуться в Нижний Новгород после окончания работы Поместного Собора и лишь номинально управлял епархией. Отсутствие же исполняющего обязанности правящего архиерея епископа Лаврентия (Князева) объяснить трудно. Особенно если учесть, что Владыка в это самое время занимался проведением общего епархиального съезда для подготовки выборов и избрания епархиального архиерея. Остается предполагать, что либо епископ Лаврентий не смог присутствовать на первом заседании епархиального собрания по занятости, либо из-за своеобразной трактовки соборного определения (епархиальное собрание должно состоять из клириков и мирян, стало быть, присутствие архиереев необязательно) его просто не сочли нужным приглашать.

Так или иначе, на собрании 9 июля был избран Нижегородский епархиальный совет. В состав Совета вошли: протоиерей А. А. Порфирьев, протоиерей П. Т. Политковский и протоиерей В. Г. Лебедев, и от мирян: Г. П. Великанов и

А. М. Черноуцан.

Созыв епархиального собрания тщательно готовился Предсъездной комиссией, в состав которой входили вышеупомянутые лица за исключением Г. Великанова. Последний не принял участия и в работе Епархиального совета.

Комиссия рассматривала указ преосвященного Лаврентия от 20 мая 1917 г. за № 12 «О внесении некоторых изменений в существующую ныне организацию епархиального управления» и постановила: «...Ввиду того, что Церковным Собором реформировано Епархиальное управление... по Нижегородской епархии эта реформа должна быть проведена на предстоящем епархиальном собрании»1.

Работала комиссия совместно с благочинными церквей г. Нижнего Новгорода и членами Священного Собора Православной Российской Церкви. На заседаниях присутствовали: председатель протоиерей А. А. Порфирьев, члены: протоиерей В. Серебровский, протоиерей Н. С. Спасский, благочинные: протоиерей Н. Е Троицкий, протоиерей А. А. Похвалинский, игумен Нектарий, члены Священного Собора В. А. Демидов и А. М. Черноуцан. При содействии Духовной консистории был разработан проект штата Епархиального совета и его канцелярии для доклада епархиальному собранию, выработана смета их содержания.

Первое заседание Епархиального совета состоялось 14 сентября 1918 г. в 12 часов дня в здании Серафимовского приюта. В зале присутствия бывшей Духовной консистории собрались члены Нижегородского епархиального совета, кроме Г. П. Великанова, явились и члены бывшей консистории: протоиерей Д. Листов, П. Альбицкий, В. Веселовский и священник А. Алфеев. Секретарем бывшей консистории Шимковичем был прочитан указ Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего церковного совета об утверждении избранных Епархиальным собранием членов Епархиального совета. После этого Духовная консистория была объявлена упраздненной, а члены упраздненной консистории свободными от занимаемых ими должностей.

1 См. : ГАНО. Ф. 1016. Оп. 1. Д. 7.

На этом заседании были распределены дела между наличными членами Епархиального совета, произведено было ознакомление с финансовой частью бывшей консистории, причем выяснилось, что упраздненная консистория жила за чужой счет: ею было взято из переходящих сумм, из сумм страховых и Красного Креста на расходы по содержанию членов, секретаря и служащих в канцелярии за время с 1/14 января 1918 г. свыше 13 тысяч рублей, что свободных сумм на содержание личного состава Епархиального совета и на другие расходы имелось всего 280 рублей2. При таких условиях Совету первое время пришлось работать безвозмездно и без канцелярии. В конце 1918 г. в составе Епархиального совета произошли изменении: выбыл из состава Совета протоиерей А. А. Порфирьев, расстрелянный большевиками, совсем не явился для исполнения обязанностей Г. П. Великанов, протоиерей П. Т. Политковский по состоянию здоровья и по дороговизне жизни не смог оставаться в городе и выехал на службу в село. Таким образом, Епархиальный совет до февраля 1919 г. состоял из двоих членов: протоиерея В. Г. Лебедева и А. М. Черноуцана. Впрочем, в пяти-шести заседаниях принимал участие протоиерей П. Т. Политковский, с которого, несмотря на его просьбу, звание члена Совета не было сложено, и он числился в отпуске, получив на это согласие архиепископа.

По свидетельству своих членов, Епархиальный совет, по крайней мере в первый год своего существования, был независим и вполне свободен.

Он возглавлялся председателем. После мученической кончины протоиерея Алексия Порфирьева им стал протоиерей Василий Лебедев. Должность секретаря исполнял священник С. А. Алеев.

Казначейскую часть из-за болезни и смерти казначея П. М. Сперанского с конца 1918 г. вел член Совета протоиерей В. Т. Лебедев, который, кроме того, до июля 1919 г. заведовал еще двумя столами и бракоразводными делами.

Дела, разбираемые Епархиальным советом, классифицировались по «столам». Административный стол занимался делами об определении на место и о перемещении с места на место священнослужителей. Этот стол был вверен члену Совета А. М. Черноуцану, а с февраля до июня работал также священник Е. Стрельский, в его ведение были переданы бракоразводные дела.

Если ранее вопросы перемещения решались только епископами, то после назначения на Нижегородскую кафедру архиепископа Евдокима (Мещерского) ситуация изменилась. Данные вопросы стали обсуждаться Советом. Учитывались желания прихожан, за исключением требований удаления священника с прихода без предъявления обвинений и др. В отличие от прежних лет, количество клириков при храме теперь должно было определятся нуждами церкви и желаниями приходских общин, поскольку иногда неоправданное оберегание штатов нарушало интересы церковного дела.

В первом столе велись дела по возникающим между священно-, церковнослужителями или между клириками и прихожанами трениями, и дела судебные по частным жалобам. Подобных дел за 1918 г. было не больше десяти.

Во втором столе решались дела, связанные с ходатайством церквей и приходских общин об открытии новых приходов, построении и освящении храмов,

2 См. : ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 41.

о закрытии и открытии штатов, о взносах в епархиальную и общецерковную казну, о награждении лиц.

Одной из обязанностей Нижегородского епархиального совета было выполнение сметы епархиального собрания 1918 г. по содержанию лиц епархиального управления и сохранившихся других епархиальных учреждений. В сборе средств Епархиальный совет придерживался следующих принципов: «Во-первых, взносы сии могут быть только добровольными, во-вторых, не должны быть скудными и, в-третьих, должны надлежаще быть представляемыми»3.

Особое место в делах Епархиального совета занимали бракоразводные дела. При их разбирательстве нужно было соблюсти и требования церковных правил и законов, и интересы просителей, и решения гражданских властей. Бракоразводных дел в 1918 г. произведено около 700 (!). Причем, по отчетам Епархиального совета, дела эти не сопровождались осложнениями, между тем как по другим епархиям отзывов с выражением неудовольствия было много4. Бракоразводные дела в Епархиальном совете, по убеждению его членов, должны были производиться с возможной быстротой, чтобы, во-первых, не было нареканий со стороны советских властей, а во-вторых, чтобы просители не вынуждены были производить лишние расходы. В ведении бракоразводных дел Совет «не столько следовал правилам, данным от Священного Синода, сколь тому строительству по семейному праву, которое проводится в жизнь Советской властью (!)»5. Хотя написано это было для Нижегородского отдела юстиции и имело своей целью обелить Епархиальный совет в глазах государственной власти, можно догадываться, насколько канонично решались эти дела и какими приоритетами руководствовались делопроизводители. Политика угождения властям не дала особого эффекта. Несмотря на все принятые Епархиальным советом меры, именно проблема церковных разводов, чрезвычайно обострившаяся в связи с насаждаемой советскими властями «свободой», в том числе и в вопросах семьи и брака, стала поводом для требования закрытия Епархиального совета в 1920 г.

Что касается решения проблем на местах, Епархиальный совет избегал давать директивы, отдавая власть благочинным, т. е. предоставлял свободу самоуправления приходам под контролем благочинного.

В финансовом отношении Епархиальный совет был вынужден быть крайне экономным, поскольку в его обязанности входила передача в пределах сметы сумм и в Нижегородское епархиальное попечительство, и в Миссионерское братство Св. Креста. Члены Совета сами исполняли обязанности по канцелярии, которая не имела ни казначея, ни счетовода, ни столоначальников, ни регистратора, ни журналистов. Содержать канцелярию бывшей Духовной консистории не представлялось возможным. Служащие предъявили бы требования о немедленном и безостановочном вознаграждении и притом по ставкам, которые в то время существовали для оплаты лиц, работавших в советских учреждениях, а это поставило бы членов совета в безвыходное положение. Благодаря экономии в 1918 г. Епархиальный совет получил возможность передать из епархиальных поступлений в Епархиальное

3 ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 41.

4 См. : Там же.

5 См. : Там же. Д. 87. Л. 3-5.

попечительство 80 тыс. рублей, на Миссионерское братство Св. Креста — 55 тыс. рублей, на содержание епархиального архиерея и викария около 50 тыс. руб. и переслать в Высшее Церковное управление свыше 50 тыс. руб.

В феврале 1919 г. приглашен был к участию в работе Совета священник Е. Ф. Стрельский, к тому времени освободившийся от тылового ополчения. Указом Высшего Церковного управления от 16 июня 1919 г. за № 2192 он был утвержден в должности, заменив протоиерея П. Т. Политковского. С мая 1919 г. по представлению архиепископа Евдокима был включен в состав совета архимандрит Нектарий для заведования делами монастырей епархии. В дальнейшем также происходили изменения состава Епархиального совета.

В аспекте взаимодействия с государственной властью работа Нижегородского Епархиального совета была направлена к согласованию правил церковных и требований церковной власти с декретами Совнаркома, касающихся Церкви и религиозных общин. В декабре 1919 г. Нижегородский епархиальный совет принял к руководству резолюцию: «...о подчинении Советской власти не за страх, а за совесть... и способствовании проведению в жизнь декретов Советской партии об отделении церкви от государства, о свободе религиозного Совета, религиозных общин епархии»6.

Нижегородский Епархиальный совет мыслился его учредителями и членами как демократический орган управления, избранный верующим народом для нужд этого народа. В апологии Нижегородского епархиального совета перед угрозой его закрытия, направленной в Нижегородский отдел юстиции, дается детальная характеристика отличий Совета от Духовной консистории. Во-первых, Епархиальный совет является исполнительным органом Епархиального собрания, которое состоит из выборных представителей духовенства и мирян в равном количестве. Это совершенно новое явление в церковной жизни. Во-вторых, все члены Духовной консистории были священниками, а в Епархиальный совет входили и пресвитеры, и миряне. В-третьих, члены Духовной консистории назначались усмотрением епископа и увольнялись по его желанию, а члены Епархиального совета избирались православным населением епархии на епархиальных собраниях духовенства и мирян, и в качестве выборных могли быть уволены от службы только по суду, что делало епархиальные советы менее зависимыми от епископов. В-четвертых, секретари в духовных консисториях являлись представителями обер-прокурорской власти, были важными чиновниками и могли влиять на ход дел. Секретари в епархиальных советах выбирались членами Совета и никаких прав и полномочий не имели, являясь лишь заведующими канцелярией. В-пятых, епархиальные советы в деле управления действовали не через поставляемых от них самих лиц, как было в Духовной консистории, а через выборные благочиннические и приходские советы. В-шестых, Духовная консистория в качестве правительственного учреждения имела штаты, по которым получала содержание правительства. Епархиальный совет являлся лишь религиозным, частным учреждением и получал содержание от доброхотных пожертвований религиозных общин7.

6 Святители земли Нижегородской. Н. Новгород, 2003. С. 221.

7 ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 87. Л. 3-5.

Архиепископ Евдоким прибыл на Нижегородскую кафедру в ноябре 1918 г. Свое видение архиерейского служения Владыка определил так: «...Архиерей — это не прежний владыка — монарх, а лишь только председатель Епархиального совета, составленного из духовенства и мирян»8.

Вскоре после его прибытия члены Епархиального совета протоиерей

В. Т. Лебедев и А. М. Черноуцан ввиду некоторых причин просили освободить их от должности членов Совета, но это прошение архиепископом не было принято.

В отношении к Епархиальному совету архиепископ Евдоким явил себя опытным администратором. Он неоднократно заявлял, что прежнего единоличного управления Церковью со стороны епископов быть не может и что он без Епархиального совета считает себя не вправе что-либо делать в епархиальном управлении.

В отношении к Советской власти архиепископ Евдоким был единодушен с Епархиальным советом, то есть стоял «на платформе подчинения Советской власти не за страх, а за совесть»9. Он так официально отрекомендовал себя Нижегородским властям: «Я служил в стране, где Церковь давно отделена от государства (в Америке. — Примеч. автора) и потому мне ясно и понятно то, что непонятно в России многим и что многих смущает и волнует. .В Америке мы привыкли не заниматься никакой политикой. Дело Церкви — вера, а не политика: вера одна, политик много»10. (Архиепископ Нижегородский Евдоким фактически стал первым после большевистского переворота архипастырем, который четко заявил о своей лояльности атеистической власти.)

Такая позиция имела определенный успех. Архиепископу Евдокиму удалось наладить мирные отношения с новой властью и ограничить интересы подчиненного ему духовенства лишь вопросами церковного управления.

30 декабря 1919 г. было получено официальное разрешение нижегородских властей на проведение Чрезвычайного съезда духовенства и мирян, который и состоялся спустя месяц — 30 января 1919 г. На этом съезде под председательством правящего архиерея было принято «единогласное постановление» о том, чтобы благодарить гражданскую власть «за ее участливое и отечески заботливое отношение к собравшимся, выразившееся в оказании помощи при проезде по железным дорогам, на почтовых трактах, в отводе отличного помещения для депутатов, в снабжении всех столом и в предоставлении всем на собрании полной свободы слова...»11

К концу исследуемого периода жизнь Нижегородской епархии, несмотря на все вышеупомянутые заявления, направлялась в основном архиепископом Евдокимом и зачастую помимо Епархиального совета. Это наблюдается хотя бы из количества исходящих бумаг, которых у архиепископа было вдвое и даже втрое больше, чем у Епархиального совета12, о чем говорилось в меморандуме, направ-

8 ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 87. Л. 6.

9 Там же.

10 Святители земли Нижегородской. С. 220.

11 Там же. С. 221.

12 ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 87. Л. 6.

ленном в Нижегородскую ЧК членами Епархиального совета. Сам факт такого обращения в Чрезвычайную комиссию свидетельствует о довольно напряженных отношениях архиепископа и Совета.

Архиепископ Евдоким помимо Совета сносился не только с частными лицами, но и с советскими учреждениями, и с высшей церковной властью. После введения в феврале 1920 г. института полусамостоятельных епископов архиепископ Нижегородский задумал создать в епархии такой сильный местный административный орган, который бы приближался по своим полномочиям к Священному Синоду и должен был заменить Епархиальный совет.

Из вышенаписанного ясно, что отношения между архиепископом Евдокимом (Мещерским) и Епархиальным советом складывались очень непросто, хотя и подписывался владыка под письмами, направляемыми в Совет, «ваш доброжелатель». Выстраивая поначалу отношение к Совету на «демократичной» основе, к концу исследуемого периода архиепископ пытался свести на нет его влияние на епархиальное управление и в конце концов ликвидировать. Назначением архиепископа Евдокима на Нижегородскую кафедру открылась одна из самых тревожных и трагических страниц в истории Нижегородской епархии.

В 1920 г. встал вопрос о ликвидации Епархиального совета и замене его советами при епископах полусамостоятельных епархий. Члены Епархиального совета были вынуждены отстаивать необходимость его существования, приводя следующие доводы.

Замена Нижегородского епархиального совета советами при епископах не может совершенствовать дела управления, поскольку предположенный церковный орган будет епископским, а советы при епископах будут иметь в своем составе духовенство центров, которое не может быть признано ближе стоящим к сельскому духовенству, чем представители духовенства в Епархиальном совете, облеченные доверием духовенства и мирян всей епархии.

Мысль, чтобы советниками при полусамостоятельных епископах были лица, знакомые до мелочей с местными интересами приходского духовенства, по мнению членов Нижегородского епархиального совета, могла бы найти полное осуществление не через советы при епископах, а посредством привлечения епископами для решения дел на местах, при объезде епископий, благочинничес-ких и приходских советов. Таким образом, было бы достигнуто не бумажное, а жизненное решение дел. И при этом стали бы излишними вводимые советы при епископах, увеличивающие без всякой нужды расходы по епархиальному управлению.

По твердому убеждению членов Епархиального совета, дела по епархиальному управлению должны решаться епископами при его участии.

В 1921 г. Епархиальный совет все-таки был закрыт и все дела церковного управления решались в канцелярии архиепископа. Документы рассылались от имени Епархиального управления или архиерейской канцелярии13.

Таким образом, Нижегородский епархиальный совет за короткий период своего существования по мере сил старался воплотить определения Поместного Собора в жизнь. Несмотря на трудности времени, он оказался жизнеспособ-

13 ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 153. Л. 47, 60.

ным и деятельным. Как заявили его члены в одном из отчетов: «Fecit, quad potui, faciant meliora potentes»14.

Факты угождения духу времени и старание угодить новой власти, проявившиеся в деятельности Совета, говорят о том, что упраздненная консисторская система продолжала влиять на образ мыслей членов новоучрежденного Епархиального совета.

Ключевые слова: Определения Поместного Собора 1917-1918 гг. «О епархиальном управлении», Нижегородский епархиальный совет, Нижегородская духовная консистория, архиепископ Евдоким (Мещерский), архиепископ Иоаким (Левицкий), сщмч. Лаврентий (Князев), сщмч. Алексий (Порфирьев).

The Diocesan council of Nizhny Novgorod in the 1918—1919-s

O. E. Seruhina

The author informs readers about the realization of the decrees of the All-Russian Church Council (1917—1918) concerning a diocesan administration. The article covers the activity of the Diocesan council in Nizhny Novgorod. The story of the origination, activity and liquidation of the Diocesan council were put in the focus of attention. The author investigates the membership, structure of the Council and its relationship with the ruling, vicar archbishops and the soviet power.

Keywords: the decrees of the Holy Council of the All-Russian Church Council (1917-1918), diocesan administration, the Diocesan council of Nizhny Novgorod, the Diocesan consistory of Nizhny Novgorod, archbishop Evdokim (Mescherskiy), archbishop Joachim (Levitsky), priest-martyr Lavrentiy (Knjazev), priest-martyr Aleksey (Porphiriev).

14 Я сделал, что мог, кто может, пусть сделает лучше (лат.). ГАНО. Ф. 1016. Оп. 2. Д. 41.