Научная статья на тему 'Николай Николаевич Сущов один из выдающихся предпринимателей-дворян пореформенной России'

Николай Николаевич Сущов один из выдающихся предпринимателей-дворян пореформенной России Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
162
57
Поделиться
Ключевые слова
РОССИЙСКОЕ ДВОРЯНСТВО / ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД / ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / БЮРОКРАТИЯ / ДЕЛОВАЯ ЭЛИТА / ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ / ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / БАНКИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Салищев Михаил Александрович

В статье исследуются основные вехи биографии известного российского предпринимателя Н.Н. Сущова. Бывший чиновник Сената, Сущов, используя свои знания и связи, сумел стать одним из первых представителей дворянства, добившихся серьезного успеха в капиталистическом предпринимательстве и авторитета в деловых кругах пореформенной России.

Nikolai Nikolayevich Sushchov one of the outstanding noble businessmen of post-reform Russia

This article examines the main stages of the biography of the well-known Russian businessman N.N. Sushchov. The former official of the Senate, Sushchov, using his knowledge and connections, managed to become one of the first representatives of the nobility, who had great success in capitalist enterprise and high prestige in the business community of post-reform Russia.

Текст научной работы на тему «Николай Николаевич Сущов один из выдающихся предпринимателей-дворян пореформенной России»

УДК 94(47).081/083:346.26

М.А. Салищев

Николай Николаевич Сущов - один из выдающихся предпринимателей-дворян пореформенной России

В статье исследуются основные вехи биографии известного российского предпринимателя Н.Н. Сущова. Бывший чиновник Сената, Сущов, используя свои знания и связи, сумел стать одним из первых представителей дворянства, добившихся серьезного успеха в капиталистическом предпринимательстве и авторитета в деловых кругах пореформенной России.

This article examines the main stages of the biography of the well-known Russian businessman N.N. Sushchov. The former official of the Senate, Sushchov, using his knowledge and connections, managed to become one of the first representatives of the nobility, who had great success in capitalist enterprise and high prestige in the business community of post-reform Russia.

Ключевые слова: российское дворянство, пореформенный период, предпринимательская деятельность, бюрократия, деловая элита, железные дороги, промышленность, банки.

Key words: Russian nobility, post-reform period, business activity, bureaucracy, business elite, railroad, industry, banks.

Под воздействием реформ 1860-1870-х гг., оказавших серьезное влияние на жизнь российского общества в целом и каждого человека в отдельности [6], достаточно широкое распространение получила практика участия дворянства в капиталистическом предпринимательстве. Первые дворяне-предприниматели пореформенной эпохи часто являлись людьми неординарными, как и подобает первопроходцам в любом деле.

В полной мере к такому типу принадлежал Николай Николаевич Сущов (1830-1908). В последней трети XIX в. и первые годы XX в. мало кто в Петербурге не слышал об этом крайне эксцентричном человеке, обладателе весьма запоминающейся внешности. «Это был полный, высокий, огромный мужчина..., с громким голосом, с видом добродушного нахала, рыжий как морковь» [24, с. 406]. Его выезд знал весь город. «Ездил он из кокетства на рыжих, как он, лошадях, с рыжим кучером, в санях, покрытых рыжей полостью» [10, с. 177].

В 1870-1880-е гг. Сущов приобрел известность одного из самых видных деятелей в области частной инициативы. «Казалось, ни одно железнодорожное дело, ни одно коммерческое предприятие, ни

© Салищев М.А., 2014

одно коммерческое дело - не могло осуществиться без Сущова -всюду был Сущов» [9, с. 308]. Соединявший в себе традиционную купеческую предприимчивость и дворянский размах с дворянской же расточительностью, Сущов являл собой один из самых ярких типов, порожденных пореформенной жизнью.

Его имя встречалось, прямо или завуалировануо, в работах многих тогдашних публицистов и писателей. Так, под вымышленной фамилией Саламатов он появляется в цикле очерков «Оскудение» С.Н. Терпигорева и в романе П.Д. Боборыкина «Дельцы»1. Отчасти чертами Сущова наделен образ Зацепина, героя поэмы Н.А. Некрасова «Современники» [15, с. 605].

О нем оставили отзывы многие его современники, но более или менее полноценной биографии Сущова так и не было составлено. При его жизни в этом не было необходимости, так как он и без того был слишком хорошо известен. Грянувшая же вскоре после его смерти революция практически стерла его имя, как и многих других известных предпринимателей, из исторической памяти России. В данной статье предпринимается попытка восстановить этот пробел и представить биографию Н.Н. Сущова в развернутом и последовательном, насколько это возможно, виде.

Николай Николаевич родился в марте 1830 г. в семье морского офицера Николая Ивановича Сущова, потомственного дворянина Нижегородской губернии [27. Д. 2701. Л. 5]. Служебных высот его ближайшие родственники не достигали - отец дослужился лишь до чина капитан-лейтенанта, а дед, Иван Петрович, и вовсе вышел в отставку подпоручиком, однако материальное положение семьи было, по-видимому, прочным. Родовое имение, доставшееся Н.Н. Су-щову, насчитывало 1800 десятин в Сергачском уезде и 102 десятины в Горбатовском уезде Нижегородской губернии [27. Д. 3547. Л. 2-3; 20. Д. 642. Л. 300, 493].

Сущовы принадлежали к древнему дворянству нижегородской губернии, занесенному в шестую часть родословной книги. Известно, что предок Сущовых Василий Филиппович еще в 1637 г. был «за многие похвальные службы и храбрость» жалован вотчиной в 450 четвертей2 земли в Курмышском уезде [27. Д. 2701. Л. 5-6; 18, с. 575-576].

Принадлежность к древнему дворянству позволила Сущову рассчитывать на поступление в элитное Училище правоведения в Петербурге с семилетним курсом обучения, которое он окончил в

1 В своих воспоминаниях П.Д. Боборыкин прямо указывает, что прототипом Саламатова стал «уже тогда (в 1870-е гг.) знаменитый Н.Н. С-щев» [3, с. 164].

2 Четверть - старинная русская мера площади пахотных земель, равнявшаяся 0,5 десятины или примерно 0,55 га.

75

1849 г. «Он считался в своем выпуске самым бойким, самым способным, почти не учился, но всегда был из первых» [24, с. 403].

После окончания училища Сущов получил должность младшего помощника секретаря в канцелярии Общего собрания Сената. Благодаря хорошему знанию законов и исключительной работоспособности, отмечавшейся всеми, он быстро повышается по службе. В 1853 г. Сущов был назначен товарищем председателя палаты гражданского суда в Нижнем Новгороде с чином титулярного советника [27. Д. 3547. Л. 4-5].

В 1855-1856 гг., во время Крымской войны, Сущов вступил в ряды нижегородского подвижного ополчения, одним из главных инициаторов созыва которого был он сам. В связи с этим он был зачислен на военную службу и «переименован в поручика». Здесь проявилась противоречивая натура Сущова: наряду с активными действиями по организации ополчения он «прославился» и своими исключительными кутежами. В результате после войны он был награжден ополченческим крестом, орденом Св. Станислава 2 степени и... остался без места на службе [27. Д. 3547. Л. 6].

Лишь с большим трудом Сущову удалось добиться возвращения на государственную службу, но не в Министерство юстиции, а в Министерство внутренних дел. В 1857 г. он был командирован в составе особой комиссии под руководством генерал-майора Шванна в Астраханскую губернию для расследования дела купеческого внука Ламасова, судимого за растрату сумм астраханского питейного откупа, и вопросов, связанных со злоупотреблениями чиновников присутственных мест и учреждений МВД в губернии. Во время расследования Сущов проявил себя «самым деятельным образом» [27. Д. 3547. Л. 6-7; 19, с. 282].

Он снова возвратился в Министерство юстиции и вскоре, в 1859 г., занял пост управляющего канцелярией министерства с чином надворного советника. Благодаря энергичности Сущова значение канцелярии министерства значительно возросло. В том же году он по случаю совершеннолетия наследника престола вел. кн. Николая Александровича получил придворное звание камер-юнкера.

В качестве чиновника Сущов держал себя независимо и беззастенчиво, не церемонясь ни с кем, включая начальство. Своего руководителя, директора департамента М.И. Топильского, хотя последний обычно был крайне строг к подчиненным, он «запугал. совершенно». «Сущов, огромный, толстый, при малейшем противоречии кричал во все горло, неистово вращал глазами, лез на Топильского животом вперед» [24, с. 403]. Впрочем, обладая, по отзыву С.Ю. Витте, большим «здравым смыслом и здравым рассудком» [9, с. 307], Сущов не доводил ситуацию до крайности, и его служебная карьера продолжала складываться вполне благоприятно.

Едва ли в это время он мог предполагать, что уже вскоре служба для него отойдет на второй план перед деятельностью в области коммерции. Однако начавшиеся в 1860-е гг. преобразования, изменившие социальную структуру страны, освободившие частную инициативу, быстро обратили на себя внимание Сущова. Видимо, в предпринимательской деятельности он почувствовал размах, которого «кипучая натура его требовала» [16. № 11709].

Уже к 1862 г. он становится членом правления «Русского общества пароходства и торговли». Хотя правление этой компании располагалось в Петербурге, основным направлением ее деятельности было развитие судоходства на Черном море, значительно сократившегося после неудачной для России Крымской войны. Благодаря умелому руководству и значительной государственной поддержке в последующие десятилетия общество прочно удерживало статус одной из крупнейших в России и самых успешных частных компаний.

В этом была большая заслуга и лично Сущова, который с первых лет своей службы в обществе проявлял значительную активность. Так, к примеру, в мае 1862 г. он отправился в область Войска Донского с целью выяснения ситуации относительно устройства здесь рудника для добычи антрацита (наиболее высококачественного из сортов угля), необходимого для снабжения пароходов «РО-ПиТ». Представленные Сущовым соображения и подробные сметы расходов были одобрены правлением, а в марте 1863 г. началось устройство двух шахт [17, с. 6-7].

Весьма деятелен в этот период Сущов и на государственной службе. В 1862 г. он уже статский советник и камергер, в 1863 г. -чиновник за обер-прокурорским столом в IV департаменте Сената [27. Д. 3547. Л. 9-11]. В 1864 г. ему было поручено важное дело -ревизия дел Московской уголовной палаты. Подробности ревизии описаны В.И. Танеевым: «В палате уже несколько лет ничего не делали. Нерешенных дел было просто тысячи. Неразобранные бумаги лежали ворохами. Арестанты томились в тюрьмах и не видели исхода своему заключению. Палата представляла министру отчеты, в которых увеличивалось число решенных дел, а число нерешенных уменьшалось чуть ли не во сто раз.

Сущов сразу все понял. Созвал присутствие и канцелярию, разругал скверными площадными словами и стал распоряжаться в палате сам. Он засадил всех писать решения, самые трудные дела взял себе, работал день и ночь, писал, ругал, поощрял, и в то же время устраивал попойки. В два месяца все было готово. Дела решены, решения написаны, переписаны, подписаны. Члены палаты смотрели на Сущова с благодарностью, с благоговением.

Среди этой работы он находил еще время знакомиться в Москве со всеми, везде бывал, везде пьянствовал, сделался популярным» [24, с. 405].

После окончания ревизии Сущов получил чин действительного статского советника, а в 1866 г. стал обер-прокурором II департамента Сената, в компетенции которого находились различные гражданские дела [27. Д. 3547. Л. 11-14].

Однако постепенно коммерческие дела, в которых все активнее участвовал Сущов, приобретали для него большую важность, чем государственная служба. Он начал заниматься всевозможными коммерческими операциями, учреждением акционерных обществ, писал уставы для них. Так, в 1865 г. он подготовил устав и выступил одним из учредителей акционерного Московского купеческого банка [5, с. 319]. Потребность в крупных частных кредитных учреждениях в России в то время была крайне острой. Московский купеческий банк, имевший основной капитал в 5 млн р., был одним из первых частных банков такого масштаба в стране.

Сущов, используя свои юридические и экономические знания, а также связи в чиновных кругах столицы и взятки, способствовал организации множества акционерных обществ и товариществ. Он писал всевозможные проекты, уставы, прошения, направлял иски, способствовал реализации различных коммерческих инициатив, в том числе и сомнительного свойства. За все это от заинтересованных лиц Сущов, разумеется, получал богатое вознаграждение, исчислявшееся десятками тысяч рублей.

Для многих людей, в том числе и для революционного демократа, по убеждениям В.И. Танеева, такая деятельность представлялась презренным занятием, недостойным хоть сколько-нибудь порядочного человека. Признавая этот взгляд отчасти справедливым, необходимо, однако, отметить и другой факт.

Действовавшие в тот период в России законы, касавшиеся торгово-промышленной сферы, в большинстве случаев были крайне громоздкими и часто совершенно устаревшими. Так, устав любого акционерного общества или товарищества на паях до своего утверждения должен был пройти длинный ряд бюрократических процедур, приобрести форму частного законодательного акта и быть подписанным самим императором. Все это порождало колоссальную канцелярскую волокиту и создавало немалые трудности для предпринимателей, желавших организовать такую фирму [4, с. 111]. Поэтому деятельность Сущова, прекрасно ориентировавшегося как в законах, так и в неюридических формах осуществления коммерческих проектов, способствовала в конечном счете общему развитию промышленности и торговли в стране. Противоречивость его фигуры в этом смысле проявлялась довольно ярко.

В конечном итоге нахождение Сущова на государственной службе стало проблематичным, так как его деятельность все менее укладывалась в рамки дозволенного чиновнику Сената - учреждения, олицетворяющего законность. В 1872 г. он вышел в отставку после довольно неприглядного дела [19, с. 282]. История эта получилась вполне в духе Сущова. Ее в своих мемуарах приводит другой известный предприниматель - Н.Е. Врангель со слов самого фигуранта.

Сущов, участвуя в миллионной судебной тяжбе двух польских магнатов, ухитрился быть негласным поверенным у обеих сторон. Проигравшая сторона представила доказательства министру юстиции (у Врангеля речь идет о Д.Н. Замятнине, но по времени это должен был быть граф К.И. Пален). Министр предъявил их Сущову, требуя объяснений, угрожая отдать его под суд. Сущов в присущей ему добродушно-нагловатой манере парировал: «Э, полно, Ваше Сиятельство. Разве такой скандал допустить возможно? Судебная реформа, святость суда, неподкупность судей - и вдруг сам обер-прокурор Сената замешан в такой грязи. Подумайте только». Изумленный такой дерзостью Пален потребовал, чтобы Сущов немедленно подал в отставку. Последний заявил, что согласен, но с условиями: пожалование чином тайного советника и сохранение придворного звания. Министру ничего не оставалось, кроме как согласиться [10, с. 178].

Выйдя в отставку, Сущов полностью сконцентрировался на коммерческих операциях и стал действовать в более широких масштабах. Он начал играть в мире частной инициативы огромную роль, поскольку приобрел в предпринимательских кругах известность в качестве эксперта и юрисконсульта по финансовым, промышленным и железнодорожным делам. Учреждение множества крупных частных компаний в эти годы осуществлялось при его участии.

Сущов, по выражению С.Ю. Витте, «так навострился», что тратил на написание устава всего «несколько часов в течение двух дней». Он составлял уставы акционерных компаний самых различных профилей - от торгово-промышленных до банковских. Гонорары его за подобную работу в этот период достигали 25-30 тыс. р. [9, с. 307].

Кроме того, Сущов и сам начал деятельно участвовать в управлении различными частными предприятиями, как уже существовавшими, так и создававшимися. Так, продолжая службу в «Русском обществе пароходства и торговли», он еще с начала 1870-х гг. участвовал в железнодорожных делах. Один из руководителей Министерства путей сообщения барон А.И. Дельвиг в своих мемуарах указывал, что в 1870 г., во время Второго общего съезда представителей русских железных дорог был приглашен на обед, организо-

ванный участниками съезда. Распорядителем обеда был Н.Н. Сущов, в отношении которого Дельвиг отмечал, что он «член совета1 "Главного общества российских железных дорог" и участник во многих других предприятиях» [12, с. 373].

«Главное общество российских железных дорог» в данный период являлось крупнейшей частной железнодорожной компанией в стране, контролировавшей важнейшие железные дороги и участвовавшей в строительстве наиболее перспективных линий. В период российской железнодорожной лихорадки 1860-1870-х гг. ее руководители извлекали фантастические прибыли.

Н.Н. Сущов принимал деятельное участие в делах общества, боролся за предоставление ему различных концессий. К примеру, у того же Дельвига отражен эпизод, как Сущов, используя свои связи в правительственных сферах, участвовал в борьбе за предоставление «Главному обществу» строящейся Ландварово-Роменской железной дороги [12, с. 355-358]. Также он входил в правление Одесской железной дороги, контролировавшейся «Русским обществом пароходства и торговли» [21, с. 36]. Во время службы на Одесской дороге он вместе с С.Ю. Витте, работавшим тогда в ее управлении, реализовал на практике один из первых в России надлежащим образом составленных тарифов на перевозку грузов по железной дороге [9, с. 308]. Одесская дорога в эти годы интенсивно развивалась, однако качество строительства и технического обслуживания оставляло желать лучшего, подтверждением чего стала произошедшая в 1875 г. на 186-й версте дороги крупнейшая Тили-гульская катастрофа.

В 1878 г. Сущов выступил одним из главных инициаторов слияния Одесской железной дороги с Киево-Брестской и Бресто-Граевской дорогами с целью установления единоначалия в управлении железнодорожной сетью на юго-западе Российской империи. В результате организовалось колоссальное «Общество Юго-Западных железных дорог» с акционерным капиталом в 50 млн р. Правление его расположилось в Петербурге.

«Общество Юго-Западных железных дорог» стало одной из самых высокодоходных частных компаний в России, оставаясь таковой вплоть до выкупа в казну в 1895 г. [1, с. 56-57, 75]. Его руководители получали «сотни тысяч гарантированного жалования, плюс тантьемы и барыши биржевой игры на своих акциях» [13, с. 115]. Сущов стал членом его правления, а де-факто - самым влиятельным человеком в руководстве [13, с. 125].

1 Имеется в виду Совет управления ГОРЖД - такое название носило правление этой компании.

Первые десятилетия развития капитализма в России были эпо-

V V V /Ч V ^

хой, полной противоречий. С одной стороны, благодаря всплеску частной инициативы основывались новые предприятия, закладывавшие основы будущих промышленных подъемов; осваивались новые области хозяйственной жизни страны; быстрыми темпами развивалась до того веками находившаяся в зачаточном состоянии кредитная система России. С другой стороны, подавляющая часть доходов от новых видов деятельности в эти годы не доходила не только до широких слоев населения, но даже до основной массы предпринимателей, оседая в руках узкой группы дельцов, получавших к ним доступ часто благодаря связям и собственной изворотливости.

Старые социальные идеалы и нормы уходили в прошлое, заменяясь разнородными идеями, не способными сразу занять господствующее место в общественной морали. Все это порождало неопределенность, замешательство даже среди образованных классов.

Поэтому такие люди, как Сущов, привыкшие думать и действовать прагматично и практически, имевшие при этом довольно расплывчатые представления о морали и законности, добивались в этой ситуации наибольшего успеха. По выражению Н.Е. Врангеля, Сущов сумел стать «патриархом» этой «дикой жизни», но не простым «прислужником в этом храме», а полным достоинства и очень влиятельным человеком, почетным членом в самых избранных деловых кругах Петербурга [10, с. 177].

Впрочем, такое положение вовсе не мешало ему оставаться весьма непосредственным человеком, совершать эксцентричные поступки и попадать иногда в глупые ситуации. Так, однажды после очередного застолья в ресторане Бореля в Петербурге этот «полный достоинства» жрец капитала самым неприглядным образом скатился вниз головой с круглой лестницы [24, с. 407]. В другой раз, после ужина в ресторане Пивато Сущов оставил официантам на чай... только что купленное фортепьяно [10, с. 179]. А однажды, путешествуя из Москвы в Петербург на поезде с известными купцами П.И. Губониным и В.А. Кокоревым, во время игры в карты так увлекся, что первосортное шампанское запивал отваром из огурцов, причем последнего выпил несколько ведер [9, с. 311]. Бесчисленные истории о Сущове рассказывал весь Петербург.

В 1880-е гг. Н.Н. Сущов, опережая во многом свое время, понимает значение, которое в жизни страны постепенно приобретают частные банки. На рубеже XIX и XX вв. они станут центрами всей экономической жизни страны, координирующими развитие основных отраслей промышленности. К 1889 г. он занял руководящие посты в двух петербургских банках: стал членом совета «Русского для

внешней торговли банка» (одного из крупнейших в России, с основным капиталом в 20 млн р.) и членом правления «Центрального банка русского поземельного кредита».

Помимо этого на 1889 г. он входил в правления уже упоминавшихся «Русского общества пароходства и торговли» и «Общества Юго-Западных железных дорог», а также «Общества санкт-петербургских водопроводов» [2; 7; 22].

«Общество санкт-петербургских водопроводов» с капиталом в 1,5 млн р., в правление которого, как указано выше, входил Сущов, было организатором строительства и владельцем первого в городе водопровода, начавшего действовать в 1863 г. Длительное время общество сохраняло монопольное право на его использование, несмотря на претензии со стороны потребителей. Такое положение обеспечивалось умело и предусмотрительно составленным контрактом общества с городским самоуправлением, написанным как раз Сущовым [11, с. 1-32; 14, с. 215].

На своих коммерческих операциях и благодаря службе в правлениях различных компаний Сущов зарабатывал по 400 тыс. р. в год, а иногда и больше [24, с. 405]. Однако он никогда не ставил себе целью составление крупного капитала. Основная часть заработанных им денег уходила на постоянные кутежи, обеды, которые он любил давать, и азартные игры. Следует отметить также, что далеко не все он тратил на себя. Он не отказывал в помощи и простым нуждающимся людям: «Обобрать акционерное общество, конечно на законном основании, ему ничего не стоило. Но, подвернись бедный, он опустит руку в карман, вынет, не считая, полную горсть бумажек и сунет» [10, с. 179].

Знавшие Н.Н. Сущова люди нередко отмечали его отзывчивость и доброту к попавшим в тяжелое положение. Так, анонимный автор, поместивший после смерти Сущова некролог в газете «Новое время», описывал случай, имевший место в 1880-е гг. Сущов, как признанный авторитет в банковской сфере, был вызван экспертом в суд по делу о крушении одного из банков. Вникнув в суть дела, он вступился за одного из обвиняемых и заявил, что следствие велось некомпетентными в финансовых вопросах людьми, выразив готовность провести собственную экспертизу. Сущов, отложив все личные занятия, «высидел 16 дней за банковыми книгами и вынес к концу процесса экспертизу, выше чего нельзя было ничего сделать, и это безвозмездно, и тем спас обвиняемого, выявив его неучастие в крушении банка» [16. № 11709].

Николай Николаевич, с теплотой относившийся к Училищу правоведения, которое он окончил, был одним из учредителей, а впоследствии и председателем правоведской кассы, созданной для материальной поддержки «впавших в нужду товарищей и их се-

мейств». Из личных средств он выделял значительные суммы денег на пособия, по возможности анонимные, для нуждающихся учащихся и выпускников [16. № 11709; 19, с. 282].

В годы промышленного подъема 1890-х гг. Сущов продолжал активно участвовать в делах частных предприятий. В 1895 г. при содействии петербургских «Русского для внешней торговли» и «Международного» банков и бельгийского капитала открылось «Русско-Бельгийское металлургическое общество» - одна из самых значительных металлургических компаний на Юге России. Производство располагалось в Екатеринославской губернии, правление же общества открылось в Петербурге. В состав этой компании с основным капиталом в 15 млн р. входили крупнейший металлургический завод с рельсопрокатным отделением, железные и угольные рудники. Одним из ее основных организаторов наряду с инженерами Ф.Е. Ена-киевым и Б.А. Яловецким стал Сущов, действовавший как представитель «Русского для внешней торговли банка» [25, с. 14161417; 26, с. 66-67].

Деятельность Сущова на посту члена правления «РБМО» описал в своих воспоминаниях инженер А.И. Фенин, служивший тогда в обществе и присутствовавший иногда на заседаниях его правления: «.он (Сущов) поражал, почти подавлял деловитостью своей мысли, всегда дающей окончательную, нужную формулу, раньше, без него, вовсе не улавливаемую. В правлении он был признанным оракулом» [26, с. 67-68]. По-видимому, Сущов всегда старался быть хорошо осведомленным в делах предприятий, которыми занимался. Так, тот же А.И. Фенин указывал, что Сущов, чтобы лучше войти в курс дела, взял у него несколько уроков по вопросам залегания и добычи каменного угля, причем оказался «превосходным учеником даже в неведомом ему горном деле» [26, с. 67-68].

В 1890-е гг. Сущов также стал членом руководства петербургского «Международного коммерческого банка», крупнейшего банка России в тот период, тесно связанного с промышленностью. Кроме того, действуя от лица «Русского для внешней торговли» и «Международного» банков, вошел в правления «Общества железоделательных, сталелитейных и механических заводов "Сормово" и «Северного общества трубопрокатных и механических заводов».

Таким образом, к началу XX в. Н.Н. Сущов, несмотря на достаточно преклонный возраст, продолжал оставаться одним из крупнейших и самых авторитетных предпринимателей в Петербурге и России. В 1901 г. он входил в руководства шести акционерно-паевых компаний с правлениями Петербурге: являлся председателем совета «Международного коммерческого банка» и членом совета «Русского для внешней торговли банка»; был председателем правлений акционерного общества «Сормово» и «Северного обще-

ства трубопрокатных и механических заводов»; входил в правления «Русского общества пароходства и торговли» и «Русско-Бельгийского металлургического общества» [23]. Помимо этого, Су-щов занимал должность члена Совета по железнодорожным делам -совещательного органа при Министерстве путей сообщения [8. Отд. III, с. 562].

С возрастом Сущов сильно располнел, с трудом передвигался, но деловую активность сохранял до конца жизни. Умер он в октябре 1908 г., похоронен на Смоленском кладбище Петербурга.

Современники часто считали его жестоким дельцом-капиталистом, без зазрения совести попиравшим интересы ближних, но едва ли это было в полной мере справедливо. С.Ю. Витте замечал, что, несмотря на всю свою неоднозначность, «это был. человек с добрым сердцем» [9, с. 308]. Можно констатировать, что Н.Н. Сущов являлся одним из самых ярких представителей дворянского предпринимательства в России второй половины XIX - начала ХХ в. Фигура Сущова, противоречивая и неординарная, являлась в то же время в значительной степени характерной для переломной эпохи первых пореформенных десятилетий. Человек, бывший воплощением нового строя жизни со всеми его противоречиями, являвшийся одним из первых предпринимателей капиталистического типа в России и одним из первых дворян-капиталистов, едва ли мог быть достаточно заурядным.

Список литературы

1. Андреев П. Юго-Западные железные дороги: ист.-экон. оч. - Киев, 1896.

2. Биржевые ведомости. - 1889.

3. Боборыкин П.Д. Воспоминания. За полвека. - М., 1965. - Т. 2.

4. Бовыкин В.И. Формирование финансового капитала в России (конец XIX в. - 1908 г.). - М., 1984.

5. Братченко Т., Сенявский А. Раннеиндустриальная модернизация дореволюционной России // Изв. Самарск. науч. центра РАН. - Самара, 2007. - № 2.

6. Веременко В.А., Тропов И.А. Реформы и микросоциальные процессы в России (вторая половина XIX - начало ХХ в.) // Соц.-экон. и полит. модернизация в России. XIX-ХХ вв.: сб. науч. ст. / отв. ред. И.В. Кочетков. - СПб., 2001. -С. 55-63.

7. Вестник финансов, промышленности и торговли, указатель правительственных распоряжений по Министерству финансов. 1889. Отчеты торговых и промышленных предприятий. - СПб., 1889.

8. Весь Петербург на 1901 год: адресная и справ. кн. С.-Петербурга. -СПб., 1901.

9. Витте С.Ю. Воспоминания: Детство. Царствования Александра II и Александра III. - Берлин, 1923.

10. Врангель Н.Е. Воспоминания: от крепостного права до большевиков. -М., 2003.

11. Городские водопроводы в С.-Петербурге: кр. ист. очерк. - СПб., 1901.

12. Дельвиг А.И. Полвека русской жизни. - М.-Л., 1930. - Т. 2.

13. Колышко И.И. Великий распад. Воспоминания. - СПб., 2009.

14. Михневич В.О. Наши знакомые. Фельетонный словарь современников. - СПб., 1884.

15. Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем. - Л., 1982. - Т. 4.

16. Новое время. - 1908.

17. Общее собрание Русского общества пароходства и торговли. - СПб., 1863.

18. Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи. Ч. 1-9. -М., 2009.

19. Пашенный Н.Л. Императорское Училище правоведения и правоведы в годы мира, войны и смуты. - Мадрид, 1967.

20. Российский государственный исторический архив (РГИА). - Ф. 1343. -Оп. 51.

21. Состав советов и правлений железнодорожных обществ. - СПб., 1877.

22. Справочная книга о лицах купечества и других званий, получивших в течение времени с 1 ноября 1888 по 1 февраля 1889 г. свидетельства и билеты по 1 и 2 гильдиям на право торговли и промыслов. - СПб., 1889.

23. Статистика акционерного дела в России на 1901-1902 год. Личный состав всех правлений и ответственных агентств. Очерки деятельности крупных и выдающихся предприятий. - СПб., 1901. - Вып. 4.

24. Танеев В.И. Детство. Юность. Мысли о будущем. - М., 1959.

25. Указатель действующих в империи акционерных предприятий и торговых домов. - СПб., 1905.

26. Фенин А.И. Воспоминания инженера. - Прага, 1938.

27. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.). - Ф. 536. - Оп. 6.