Научная статья на тему 'Несколько замечаний об осакском диалекте'

Несколько замечаний об осакском диалекте Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
1121
52
Поделиться

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Дыбовский А. С.

This paper gives a brief outline of the linguistical situation in the town of Osaka from historical and contemporary view-points. Problems of Osaka dialect unintelligibility for a foreigner knowing Japanese language, discrepancies between standart Japanese and Osaka dialect in pronounciation, phonetics, vocabulary and grammar are being observed.

Several Remarks about Osaka Dialect

This paper gives a brief outline of the linguistical situation in the town of Osaka from historical and contemporary view-points. Problems of Osaka dialect unintelligibility for a foreigner knowing Japanese language, discrepancies between standart Japanese and Osaka dialect in pronounciation, phonetics, vocabulary and grammar are being observed.

Текст научной работы на тему «Несколько замечаний об осакском диалекте»

ЛИНГВИСТИКА

а. с. ДЫБОВСКИЙ

кандидат филологических наук, ДВГУ

НЕСКОЛЬКО ЗАМЕЧАНИЙ ОБ ОСАКСКОМ ДИАЛЕКТЕ

В настоящей статье речь пойдет об осакском диалекте и языковой ситуации в городе Осака. Выражение "говор" употребляется для обозначения всего разнообразия речевых произведений, бытующих в Осаке: стандартных литературных, диалектных и смешанных. Говоря о диалектных формах, мы будем прибегать к словосочетанию "осак-ский диалект".

Осака вместе с городами Кобэ и Киото представляет собой второй по значению экономический центр Японии, а с точки зрения генезиса японской культуры район Кансай имеет, несомненно, первостепенное значение: отсюда берет свое начало японская государственность, здесь находились первые столицы, здесь формировались традиционные японские ценности (эстетика, религия, нравственность), закладывались краеугольные камни японской культуры. Своеобразие Японии часто выявляется в парадигме культур Востока и Запада. Существенное различие между западом и востоком характерно и для самой Японии. Оно проявляется в жизненном укладе, традициях, социальной психологии, языке. Район Кансай прочнее связан с традиционными японскими ценностями: здесь до сих пор существуют школы гейш, здесь больше занимаются исконно японскими видами искусств (японская музыка, бонсай, чайная церемония, мандзай и т.д.), даже процент ресторанов японской национальной кухни здесь как будто выше, чем, например, в Токио, а рестораны с итальянской, французской, русской и прочей экзотикой в большей степени ориентированы на вкусы японского потребителя. В характере кансайцев больше чувств, энергии, тяги к игре, шутке, яркому выразительному слову, меньше холодной официальности и чопорности, чем у жителей Токио. Что касается языка, то, по мнению специалистов, осакский диалект обладает более тонкими возможностями выражения человеческих отношений, чем стандартный язык, может с большим успехом использоваться для перевода итальянской или французской литературы1. Вероятно, и к диалектам приложима идея языковой относи-

тельности Сепира-Уорфа: какие-то значения, оттенки значений в том или ином диалекте выражаются проще, в силу несколько иного социально-исторического опыта той или иной территории, закрепленного в диалектных формах языка.

Осакский диалект имеет древнюю историю. Он восходит к языку города Нанива, учрежденного в качестве столицы Японского государства императором Котоку в 645 г. Город Нанива располагался там, где сейчас находится район Хоэндзака-тё - один из деловых кварталов Осаки. На диалекте Нанива говорили японские императоры, в качестве стандартного языка своего времени он распространялся по другим районам западной Японии. Существует мнение, что в языке японского императорского дома до сих пор можно обнаружить реликты языка Нанива2.

По своим основным чертам осакский диалект входит в группу диалектов района Кинки, которая, в свою очередь, имеет много общего с другими группами западных диалектов Японии - Тюгоку, Сикоку, Кюсю, составляющими оппозицию восточным диалектам Японии3.

На протяжении многих столетий западные, в частности кансайс-кие, диалекты (в первую очередь говоры городов Киото и Осака) были основой литературного языка, на них создавались многие шедевры японской классической литературы - "Повесть о Гэндзи" Мурасаки Сикибу, пьесы М.Тикамацу, произведения И.Сайкаку. Тот же язык использовался в театре Кабуки, составил основу стилистики речи театра Но, японского средневекового фарса, ракуго. Поскольку город Киото с 794 г. на протяжении многих столетий был столицей Японии и местом резиденции императорского двора, именно говор Киото явился основой государственного языка средневековой Японии. Канонической строгости говора столицы противостояли кипучая энергия и новаторство купеческой Осаки, в словесных пикировках торговых кварталов и пристаней которой рождались новые меткие словечки, каламбуры (СЯРЭ) и нормы народной речевой этики, в свою очередь воздействовавшие на более строгий и консервативный язык столицы. До сих пор в развитии диалектных форм Осака идет на шаг впереди Киото. Например, из двух альтернативных форм отрицания глагола (см. ниже) в Киото преобладает более близкая к канонической форма с соединительной морфемой - А -, в Осаке - с соединительной морфемой - Э -(ОМОВАХЭН - ОМОЭХЭН; АРАХЭН - АРЭХЭН).

Для сравнительно небольшой территории Япония обладает значительным разнообразием диалектов. Это объясняется географическими факторами: наличием большого количества гор, рек, островов, дробящих территорию страны на относительно изолированные участки. Граница между западными и восточными диалектами Японии проходит по Японским Альпам - трем горным цепям, разделяющим остров Хонсю на две части.

Различие между восточными и западными диалектами проявилось уже в поэтическом сборнике "Манъёсю". Именно поэтому песни восточных провинций и пограничной стражи не пользовались популярностью у хэйанских аристократов4.

Первые лингвистические заметки о различии восточных и западных диалектов были сделаны Ж.Родригесом, который в начале XVII в. писал: "От залива Микава и до границ Японии на востоке говорят, по общему впечатлению, резко и пронзительно, проглатывание^ многих слов отсутствует... Для отрицания вместо НУ используют НАЙ"5.

Стандартный японский язык (ХЁ:ДЗЮНГО), с конца XIX в. ставший официальным языком японского государства и сформировавшийся преимущественно на базе восточных диалектов, в частности на основе говора Эдо-Токио, вобрал в себя многие элементы других диалектов. Из западных диалектов были заимствованы например, такие слова, как ООКИЙ - большой (в Токио - ДЭККАЙ), КЭМУРИ -дым ( в Токио - КЭМУ/КЭБУ). Формы прилагательных в подчеркнуто вежливом стиле на - ДЭ ГОДЗАЙМАС также сохранили особенности, характерные для прилагательных западных^ диалектов, ср. ОХАЁ:ГОД-ЗАЙМАС - доброе утро, Ё.тОДзАЙМАС - хорошо, ЁРОСЮгГОДЗАЙ-МАС - превосходно. С другой стороны, некоторые черты, присущие токийскому говору, остались за пределами стандартного языка, хотя до сих пор встречаются в речевой практике японской столицы: ХИ-ТОРИ -СИТОРИ (Ток.) - один, ДЗЮППУН - ДЗИППУН (Ток.) - десять минут, СИНДЗЮКУ - СИНДЗИКУ (Ток.) - Синдзюку и т.д.

В последние десятилетия на фоне сокращения сельского населения и стремительного развития средств массовой коммуникации, особенно телевидения, доносящего стандартный язык до всех уголков Японии, территориальные диалекты стали быстро сдавать свои позиции: сфера их применения сужается, наиболее уникальные диалектные явления уходят на периферию языка и заменяются языковыми средствами стандартного языка. Например, приводимые в качестве типичных этикетных выражений осакского говора ОЙДЭЯСУ -Милости просим; ОКОСИЯСУ - Добро пожаловать (см. примеч.1) уже чужды представителям молодого поколения и характеризуются последними как элементы говора Киото. Тем не менее в речи почти каждого провинциального городка префектуры Осака, вероятно, найдутся такие словечки, которые не всегда будут понятны не только токийцу, но и обитателю соседних городов.

Хотя до сих пор даже лекцию в Осаке можно услышать на местном диалекте, не говоря уж об отдельных диалектных вкраплениях в речи того или иного оратора, диалектные формы практически ушли из сферы официального общения. В суде, полиции, магазине, на почте, в банке официальное общение ведется на стандартном языке. Для большинства населения характерно двуязычие: владение и осакским диалектом, и стандартным языком. Степень владения последним зависит от того, как много то или иное лицо общается в официальной сфере. Возможность использования диалектных форм обусловливается в первую очередь степенью официальности речи: от максимума стандартности речи в

официальной обстановке до полного снятия ограничений на использование диалектных форм в фамильярном или семейном общении. Впрочем, даже в последнем случае речевое произведение чаще всего представляет собой гибрид, состоящий из

стандартных и диалектных форм. Как правило, лишь редкие диалектные элементы можно встретить в речи человека, получившего университетское образование и занимающегося деятельностью, связанной с официальным общением. Осакский диалект в чистом виде можно встретить разве что в речи ведущего замкнутый образ жизни пожилого человека. Основная же масса занимает промежуточное положение между этими двумя полюсами. Присутствие в речи диалектизмов зависит от возраста говорящего, его образованности, степени официальности или фамильярности речи, от речевой характеристики получателя речи (владение/невладение осакским диалектом).

Ниже мы остановимся на некоторых характерных чертах осакского диалекта и перспективах его развития. Особенностям осакского диалекта посвящено несколько монографий6, есть словарь осакского диалекта7, регистрирующий его словарный состав, начиная с конца прошлого века. Поэтому мы не ставим перед собой задачи дать сколько-нибудь полное описание интересующего нас диалекта (это и невозможно сделать в рамках небольшой статьи), а только намереваемся отметить его существенные, с точки зрения современного использования, черты.

Иностранцу осакский диалект воспринимать на слух труднее, чем стандартный язык. Это связано с рядом обстоятельств.

Во-первых, при общем совпадении фонетических систем осакский диалект имеет несколько артикуляционных особенностей: от стандартного языка он отличается некоторой ослабленностью движений органов артикуляции, слитностью произношения, отсутствием пауз между словами, нечетким проговариванием звуков, несколько более высоким темпом речи.

Во-вторых, система ударений в осакском диалекте противоположна той, которая используется в стандартном языке: Амэ (дождь) в осакском диалекте будет аМЭ; аСИ (нога) - Аси; хаСИ (мост) - ХАси; аТАМА (голова) - аТАма; цуЁй (сильный) - ЦУёй; ХАси (палочка для еды) - хаСИ и т.д.

В-третьих, отличается интонация предложения. Например, если в стандартном языке слог СУ в конце фразы обычно остается безударным: ...ДЭсу; ...аРИМАсу, то в осакском диалекте он может произноситься высоким тоном: ваТАси ВА ниХОНДЗИН дэСУ - Я японец8.

В-четвертых, менее четкой оказывается оппозиция между долгим и кратким гласными, первые и последние нередко выступают в роли факультативных вариантов, не влияющих на смыслоразличение: ХАЁ: - ХАЁ (быстро); МОРОТА - МОРОТА (получил) СО: - СО (так); СЭССЁ:НА - СЭССЁНА (суровый), (жестокий) (СОРА СЭССЁ Я (Это слишком сурово) - ср. Ток. СОРЭ ВАТЁТТО ХИДОСУГИРУ Ё).

В-пятых, для осакского диалекта характерно недоговаривание фразы (ср. ИТТЭКИМА - пойду и вернусь) и "проглатывание" (Ж. Родригес) некоторых слогов: УТИ НО ТОКОРО - УТТОКО - мой дом, моя фирма; ТИГАУ - ТЯУ - отличается; ХОРЭТЭ СИМО:ТА - ХОРЭТЭ МОТА

- влюбился и т.д. Сокращению подвергаются и грамматические формы, например, СЭНТОЙТЭ - Не делай!, Перестань!, где имеет место: сращение окончания деепричастия и последующего глагола ОЙТЭ;

НАНИ ЯТТОН (Ю:ТОН) НЭН - Что ты делаешь (говоришь)?, где от окончания деепричастия осталось только Т, а от вспомогательного глагола ОРУ - только О. Особенно естественно выпадает слог СУ (при этом появляются двойные согласные: ср. МО:КАТТЭМАККА - Как дела?; Э: ТЭНКИ ДЭННА - Хорошая погода, не так ли?). Фонема С стандартного языка часто заменяется на X по закону языковой экономии: СО КА - ХО КА; СИМАСЁ - СИМАХЁ; АНТАСАН - АНТАХАН.

В-шестых, более свободно, чем в стандартном языке, опускаются грамматические показатели: НАНДЗО ЭЭ ХАНАСИ ОМАХЭН КА -Нет ли каких-нибудь хороших новостей? - ср.: НАНИКА ИЙ ХАНАСИ ГА АРИМАСЭН КА; УТИТОКО АСОБИ НИ КИХЭН - Вы не придете ко мне в гости - ср.: УТИ Э АСОБИ НИ КИМАСЭН КА.

В последнее время значительная часть диалектизмов выходит из употребления, постепенно уступая место лексике стандартного языка9. С другой стороны, наблюдается процесс расширения географических границ кансайских диалектов: они проникают в говоры районов Хокурику, Тюгоку, Сикоку, Кюсю10. Такие диалектизмы, как О:КИ-НИ - спасибо, ХОММАНИ - Правда?, МОКАРИМАККА - Как дела?, МАЙДО - Спасибо (формула речевого этикета, используемая в сфере обслуживания в качестве приветствия и для выражения благодарности), БОТИБОТИ - потихоньку, понемногу (БОТИБОТИ ДЭННА - Помаленьку! - стандартный ответ на вопрос

МО.КАРИМАККА, выражающий скромную, но позитивную оценку состояния своих дел); АКИМА-ХЭН - Никуда не годится!, Хуже некуда (ответ на тот же вопрос МОКАРИМАККА, но выражающий отрицательную оценку состояния дел и, как правило, не лишенный лукавства); БЭНКЁ:СУРУ - уступать; ЁМЭХАН - жена; ИТОХАН -барышня, девушка из хорошего дома -известны всей стране как специфические осакские выражения.

Часть диалектной лексики продолжает сохранять высокую частотность, например: СИНДО - тяжело (А:, СИНДО, СИНДОЙ ВА, МО: АКАН - Ой, устала, устала! Больше не могу); АКАН - Нельзя! (СОННА МЭТЯКУТЯ Ю:ТАРА АКАН ДЭ - Нелья болтать такие глупости!); НА-НГИ - трудности, затруднения (СОРА НАНГИ ДАННА. МА:, НАН ТОКА СИМАХЁ - Это трудновато. Но попробуем как-нибудь сделать); АМ-БАЙ - положение дел, расположение духа, самочувствие, настроение (СУДЗУСИТЭ Э: АМБАЙ ДЭ ОМАСУ НА -Сегодня прохладно и самочувствие прекрасное); ДОНАЙ - как, каким образом (ОТАКУ НО МУ-СУКОСАН, БЭНКЁ: ДОНАЙ ДЭККА - Как учится ваш сын?); НАМБО - сколько (КОРЭ НАМБО Я - Сколько это стоит?); УТЙ - женское мес-тоименение первого лица (УТИ ВА МОТТО ЦУРАЙ ДЭ - А мне еще труднее!). Некоторые частотные диалектизмы употребляются только в устойчивых словосочетаниях, например: БУТТИАКЭТА ХАНАСИ -честно говоря, откровенно говоря; ЭРАЙ КОТТЯ - Ужасно!, Ну и дела!; УДАУДА Ю: - говорить вздор, нести околесицу. Среди частотных диалектизмов много лексем, выражающих качественную характеристику лица или ситуации: ЯРАСИЙ - пошлый, неприличный, распутный (ЯРАСИЙ ОТОКО Я НА

- Какой непорядочный человек!); КЭТТАЙ -странный, непонятный, абсурдный (АНОХЙТО Ё: КЭТТАЙНА КОТО СИТЭ ИРУ ДЭ - Он часто совершает странные поступки); АДЗИНАЙ - пре-

сный, неинтересный (ОТОЦУЙ НО КО:ГИ ВА АДЗИНАКАТТА -Вчерашняя лекция была скучной); СИНКИКУСАЙ - занудный, наводящий тоску, действующий на нервы (АННА СИНКИКУСАЙ ОТОКО СИРАН ВА -Впервые встречаюсь с таким занудой!); ГОЦЦУЙ -потрясный, крутой, ср. ток.: СУГОЙ. Это слово может также обозначать 1) большие размеры кого-то (НА:! АИЦУ ГОЦЦУЙ НА -Ну и здоровяк!) и 2) предельную степень качества (КОНО ТЯБЙН ГОЦЦУЙ Э: - Этот чайник ужасно хорош!). Очень характерно для Осаки и всей западной Японии слово АХО - чудак, дурачок, разиня и т.д. Это слово употребляется и как ругательство (гораздо более слабое, чем БАКА - дурак в говоре Токио), и как средство выражения насмешливого, ироничного отношения к собеседнику или себе самому. Постоянно звучащие АХО МЙТАЙ, АХО РАСИЙ, АХО КАЙ НА, АХО Я НА, АНТА АХО ТЯУ - часто являются лишь реакцией на чью-то невнимательность, рассеяность, отрешенность от мира сего или витание в облаках и не содержат оскорбления, а как бы являются предложением игры, сближающей говорящего с собеседником. Например, в одной из телепередач осак-ского телевидения после навязчивого повторения молодой филиппинкой, не очень хорошо говорящей по-японски, одной и той же шутки, ведущий прерывает заигравшуюся партнершу шутливой фразой: ОМАЭ АХО, ТйГАУ - Ты что, ненормальная?, на которую его собеседница неожиданно реагирует вполне адекватно, вызывая у всех смех: АНТА ЁРИ МАСИ Я - Нормальнее тебя!

Когда кого-то действительно хотят обидеть, слово АХО усиливается: АХОТТАРЭ! АХОНДАРА! ДОАХО! АХОМЭ! С выражением отрицательной оценки собеседника или третьего лица связано и множество других выражений: БО:СУКЭМЭ - идиот, кретин; ЯРАСИЙ ОТОКО -непорядочный человек, пошляк; СУКЭБЭ - сексуальный маньяк, ХЭН-ТАЙ - извращенец, дегенерат; ЧЙКАН - развратник, эротоман, сексуальный хулиган; ОННАТАРАСЙ - бабник; ДЭБУ -жирокомбинат; БУСУ - выдра, мымра; ПЕТАНКО - дуб, дундук; ИКЭДЗУ - фурия (о сварливом, раздражительном и злом человеке); ИТИБИРИ - дразнилка. Имеются даже особые

словообразовательные модели для создания ругательств. В одной из них используется морфема КУСО - дерьмо: КУСОГАКИ - выродок, несносный ребенок; КУСОБАБА - гнусная баба (БАБА - старуха), КУСОДЗИДЗИ - гнусный дед (ДЗИДЗИ - старик), КУСОБО:ДЗУ -гнусный монах (БО:ДЗУ - монах). В другой модели используется депрециативный постфикс - ТАРЭ, например: КУСОТА-РЭ - сукин сын, АКАНТАРЭ - слабак, хиляк; (АКАН - никуда не годится), АМАТАРЭ - баловень (АМАЙ - сладкий), БИМБО:ТАРЭ - рвань, голодранец (БИМБО: - бедняк) и т.д. Видимо, в осакском диалекте варваризмы представлены лучше, чем в говоре столицы. Не случайно в японских гангстерских фильмах наряду с жаргонизмами часто встречаются и диалектизмы.

При самом поверхностном знакомстве с говором Осаки раньше фонетических, артикуляционных и лексических особенностей привлекают внимание диалектные грамматические формы, значительная часть из которых распространена не только в Осаке и Киото, но и в других районах западной Японии.

Формы глаголов. Отрицательная форма глагола образуется при помощи морфем - Н и ХЭН, например: СЭХЭН ВАКЭ НИ ИКАХЭН ЯРО - нельзя не сделать; ТОКЕ: НАНКА НИ МАКЭМАХЭН ГАНА -(Осака. - А.Д.) Токио уж, конечно, не уступит; ТАБЭН АКАН ДЭ -Нельзя не есть! (Нужно есть!). Морфема - Н чаще встречается в незаключительной, - ХЭН - в заключительной позиции. - Н в заключительной позиции выражает более резкое отрицание, чем -ХЭН. Морфема - ХЭН присоединяется к глаголам первого спряжения при помощи соединительных морфем -А и -Э. Из двух альтернативных отрицательных форм, например ОМОВАХЭН и ОМОЭХЭН, АРАХЭН и АРЭХЭН, ИКАХЭН и ИКЭХЭН, КАМАХЭН и КАМЭХЭН и т.д. в Осаке преобладают последние.

В форме прошедшего времени глаголов и деепричастий на -ТЭ на месте двойных согласных стандартного языка в ряде случаев появляются долгие гласные, которые, впрочем, могут факультативно заменяться краткими: ОБА:ТЯН ВАСУРЭТЭ КИТЭ СИМО:ТА - Про бабушку забыла! КАЭРИ НИ ДОККА ДЭ ОКАСИ КО:ТЭ КАЭРО: КА - Не купить ли нам где-нибудь сладкое на обратном пути? КОРЭ ЦУКАВА-СИТЭ МОРОТЭ МО Э: ЯРО КА -Нельзя ли этим воспользоваться? СО Я САКАИ НИ КАНРЯКУНИ МОНО О Ю:ТЭХАТТА ВАКЭ ДЭСУ - И поэтому изъяснялся просто. Императив образуется при помощи морфемы -И или нулевой морфемы, например: МО: ТЁТТО СИТАРА ДЭНВА КА-КЭТЭ МИИ НА - Попробуй позвонить через некоторое время! ЯТТЭ МИ - Попробуй сделать.

Для выражения вежливости используется глагол-суффикс -ХАРУ, который может присоединяться и к первой, и ко второй основам глагола11, например: АСИТА КИХАРИМАСУ - Вы завтра придете? НАМАЭ ИВАХАРАХЭНКАТТА - Он не назвал своего имени. В Осаке преобладают формы типа ЁМИХАРУ - смотрит, ИКИХАРУ - идет; формы типа ЁМАХАРУ, ИКАХАРУ более характерны для говора Киото. Глагол-суффикс - ХАРУ имеет форму вежливого повеления - ХАРЭ, которая встречается очень редко: ХАЁ КАКЭНАХАРЭ - Быстрее звоните! (ср. ток. ХАЯКУ КАКЭНАСАЙ). Конструкция деепричастие + ХАРУ имеет значение длительного вида: ВАТЭ НО НАМАЭ ОБОЭТЭ ХАРИМАККА - Вы помните, как меня зовут? ХИТОРИ ДЭ НАНИ СИТЭ ХАРУ НО - Что вы там делаете один? Другая форма вежливости О + именная основа глагола + ЯСУ непродуктивна, она сохранилась только в некоторых этикетных выражениях: ОКОСИЯСУ - Добро пожаловать! ОКИБАРИЯ-СУ - Бодрости вам (ср. ток. ГАМБАТТЭ КУДАСАЙ); ГОМЭНЪЯСУ -Извините; ОЙДЭЯСУ - Милости просим!

Глаголу ИРУ - быть стандартного языка в западных диалектах соответствует глагол ОРУ. Сливаясь с деепричастием на -ТЭ в одно фонетическое слово при выражении видовых значений, он дает формы типа ЯТТОРУ - делает, МИТОРУ - видит, которые в результате дальнейшего сокращения приобретают вид ЯТТОН, МИТОН. Параллельное использование стандартных форм ЯТТЭРУ, МИТЭРУ привело к появлению синонимичных форм типа ЯТТЭН, МИТЭН. Частота употребления последних возрастает.

Прилагательные в адвербиальной и отрицательной формах лишены окончания -КУ, столь характерного для соответствующих форм

прилагательных стандартного языка. Вместо этого удлиняется финальный гласный звук, который может факультативно замещаться кратким: ХАЁ:НАЙ - Не рано; ХАЁ ОКИ НА - Вставай быстрее; ОСАКА НО ТИ:МУ МОТТО ЦУЁ: НАРИМАСУ - Команда Осаки станет сильнее; ЦУЁ ВА НАЙ - Не сильный. Отрицательная форма прилагательных может образовываться аналитически при помощи вспомогательного глагола АРУ, например: Э: КОТО АРЭХЭН

- Нехорошо.

Союзы. Из союзов отметим два: КАТЭ и САКАИ (НИ). КАТЭ происходит от частицы КАТЭ (см. ниже). После глагола на -ТА имеет значение, близкое к значению формы... ТЭ МО или противительного союза КЭДО стандартного языка, например: ДОКО МАДЭ ИТТА КАТЭ, ОНАДЗИ Я ДЭ - Куда ни ходил, везде одно и то же; ДЭНВА СИТА КАТЭ ДАРЭ МО ДЭХЭН - Звонил, но никто не подходит к телефону. Союз САКАИ (НИ) используется для выражения причинной связи: ОЭРАЙСАН ИТЭХЭН САКАИНИ КИРАКУНА МОН ДАСУ - Начальства нет, так что чувствуем свободно. ХАРУКА Я САКАИ Ю: Я - Я говорю это только потому, что это ты, Харука!

Частицы ВА и НА, общие со стандартным языком, обладают некоторым своеобразием. Частица ВА может употребляться не только в женской речи, как это имеет место в стандартном языке, но и в мужской; частица НА соответствует частице НЭ стандартного языка, она лишена резкости или фамильярности, свойственных НА стандартного языка. Частица КАТЭ синонимична частицам ДЭМО, ТОМО стандартного языка, например: ТАЙГА:СУ КАТЭ МОТТО ЦУЁ: НАРИМАСУ ВА -И "Тигры" тоже станут сильнее. Частица КАИНА (ср. ток. КАНЭ) используется для выражения недоверия, сомнения: ХОММА КАИНА -Правда ли? Может выражать сильное отрицание (ср. ток. МОНКА): -АСИТА ЯСУМУ Н КА - ЯСУМУ КАИНА - Ты завтра отдыхаешь? - Куда там, отдыхаю!12 Из восклицательных частиц наиболее часто встречаются НЭН и ДЭ. ДЭ соответствует частице Я стандартного языка: ОКЯКУСАН Я Дэ - Посетитель! Частица НЭН связана с выражением более спокойных и глубоких чувств: СУКИ Я НЭН, ОСАКА - И люблю же я Осаку! НЭН может использоваться и в фамильярной речи: КО:ТЭ МО КАМАХЭН НЭН - Ну и покупай (мне-то что)! Еще большую степень фамильярности выражает частица НЭЯН, например: НАНИ Ю:ТЭН НЭЯН - Что ты мелешь?

Частица ЯНКА (более грубый мужской вариант - ЯНКЭ) используется в качестве заключительного элемента предложения или фразы, может иметь различные эмоционально-модальные оттенки (ср. ток. ДЗЯН - ДЗЯ НАЙ КА): АТАРИМАЭ ЯНКА - Ну, разумеется; МАДА ТАБЭТЭН ЯНКА - (Ты что, не видишь, что я) еще обедаю! ''

Связка приобретает вид Я, ЯТТА, ЯРО и т.д., например: ХОММА НИ СО: Я НА - Это действительно так; НАНДэ ЯРО - Интересно, почему? СОРА СО Я КЭДО - Так-то это так.

В осакском диалекте несколько шире, чем в стандартном языке, употребляется суффикс - САН, ср.: ОХАЁ:САН - Доброе утро! АРИГА-ТО.САН - Спасибо! Связанный с ним этимологически суффикс -ХАН выражает меньшую степень вежливости, во многих случаях не может замещать суффикс - САН, например ОХАЁ:САН - Доброе утро, КАМИ-

САН - бог, ОССАН - дядя; ДАННАСАН - господин и т.д. Суффикс - ХАН обычно употребляется после фамилии близкого знакомого, если о последнем говорится в третьем лице. С выражением еще большей степени фамильярности связано употребление суффикса - ЯН.

-МОНО как второй компонент сложных слов, как правило, сокращается, принимая форму -МОН, например: ЯСУМОН -дешевая вещь, ЁМИМОН - чтиво, НАМАКЭМОН - лентяй.

Диалектные формы нередко используются в художественных фильмах и телевизионных драмах, действие которых происходит в Осаке. Насколько можно судить по последним телесериалам, диалектизмы обычно перемежаются с формами стандартного языка. Более естественную речь на осакском диалекте можно услышать в программе "ГОМЭНЪЯСУ" осакского радио и в нескольких программах телеканалов "ОСАКАТЭРЭБИ" и "КАНСАЙ ТЭРЭБИ". Укоренение диалектизмов на радио и ТВ способствует формированию диалектной нормы, общей для всего района Кансай (см. примеч. 8). Японцы начинают рассматривать диалекты как важный элемент региональной культуры. Не исключено, что изменение отношения к диалектам в японском обществе приведет к тому, что местные диалекты японского языка станут одним из обязательных школьных предметов. Во всяком случае, полного исчезновения территориальных диалектов в Японии в ближайшем будущем не предвидится.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кансай бэн. Каваути Ацуро тайдан-сю: Токио: То:хо, 1993. С.65-66.

2 Нанива котоба эйва дзитэн (О:сака бэн). Осака: Маруэй: 1994. С.1.

4 Например, Фудзивара Ёити. Нихонго готэн бумпо но сэкай: 2-е изд. Токио: Тю:о:сэйхан, 1973. С.48.

4 Хохэн но токухон. Токио: Сёхакукан, 1991. С.270.

5 Там же.

'' Например, Маэда Осаму. Охака бэн: 4-е изд. Токио: Асахи симбунся, 1983. О:сака бэн тярампоран. Токио: Тикума сёбо, 1978; Пон Фэй. Охака котоба то тюхо-куго. Токио: То:хо: сётэ, 1988.

7 Макимура Сиё. Охака котоба дзитэн. Токио: Ко:данся, 1979.

й Peter Tse. Kansai Japanese: 4 th pr. Токио: Charles E. Turtle Company press, 1994. P .14.

0 Хохэн но токухон. Токио: Сёхакукан, 1991. С.284.

0 Там же. С.271.

1 Термин "основа" употреблен здесь в значении, характерном для учебной литературы по японскому языку, напр.: Учебник японского языка /Под ред. И.В.Головнина. М.: Высш. шк. 1971. С.123.

" Пон Фэй. Указ. соч. С.123-124.

Alexander S. Dybovsky Several Remarks about Osaka Dialect

This paper gives a brief outline of the linguistical situation in the town of Osaka from historical and contemporary view-points. Problems of Osaka dialect unintelligibility for a foreigner knowing Japanese language, discrepancies between standart Japanese and Osaka dialect in pronounciation, phonetics, vocabulary and grammar are being observed.