Научная статья на тему 'Непротивопоставленные диалектные различия (на материале смоленского диалекта)'

Непротивопоставленные диалектные различия (на материале смоленского диалекта) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
688
211
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДИАЛЕКТНЫЕ РАЗЛИЧИЯ / МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА / ЛЕКСЕМА / СМОЛЕНСКИЙ ДИАЛЕКТ / ТЕМАТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ / ВНЕЯЗЫКОВАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ / DIALECTICAL DIFFERENCES / MATERIAL CULTURE / LEXEME / SMOLENSK DIALECT / THEMATIC GROUPS / EXTRALINGUISTIC REALITY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Трубаева Мария Николаевна

Статья посвящена непротивопоставленным диалектным различиям смоленских говоров. Их возникновение обусловлено как внеязыковыми, так и языковыми причинами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

UNNOPOSED DIALECTICAL DIFFERENCES (BASED ON MATERIALS OF SMOLENSK DIALECT)

The article deals with unopposed dialectical differences of Smolensk dialects. Their origin is due to both extralinguistic and linguistic reasons.

Текст научной работы на тему «Непротивопоставленные диалектные различия (на материале смоленского диалекта)»

• 7universum.com

^UNIVERSUM:

ЛЛ ФИЛОЛОГИЯ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

^ПРОТИВОПОСТАВЛЕННЫЕ ДИАЛЕКТНЫЕ РАЗЛИЧИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ СМОЛЕНСКОГО ДИАЛЕКТА)

Трубаева Мария Николаевна

канд. филол. наук, доцент Смоленского государственного университета,

РФ, г. Смоленск E-mail: leto-nastya@rambler.ru

UNNOPOSED DIALECTICAL DIFFERENCES (BASED ON MATERIALS OF SMOLENSK DIALECT)

Trubaeva Maria

candidate of philology, Smolensk State University Associate Professor,

Russia, Smolensk

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена ^противопоставленным диалектным различиям смоленских говоров. Их возникновение обусловлено как внеязыковыми, так и языковыми причинами.

ABSTRACT

The article deals with unopposed dialectical differences of Smolensk dialects. Their origin is due to both extralinguistic and linguistic reasons.

Ключевые слова: диалектные различия, материальная культура, лексема, смоленский диалект, тематические группы, внеязыковая действительность.

Keywords: dialectical differences, material culture, lexeme, Smolensk dialect, thematic groups, extralinguistic reality.

Трубаева М.Н. Непротивопоставленные диалектные различия (на материале смоленского диалекта) // Universum: Филология и искусствоведение : электрон. научн. журн. 2013. № 2 (2). URL: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/399

Вопрос о типологии диалектных различий был предметом исследований многих отечественных лингвистов, среди которых в первую очередь следует назвать имена Р.И. Аванесова, О.И. Блиновой, Л.П. Жуковской, Ф.П. Филина и др.

Актуальность данного направления в изучении говоров очевидна, так как позволяет определить своеобразие диалектной системы в отличие от литературного языка, решить ряд вопросов, связанных с проблемами языкознания вообще. «Проблема типологии лексических различий диалекта — одна из центральных и одновременно специфичных проблем региональной лексикологии», — пишет сибирский диалектолог О.И. Блинова [2, с. 174].

Основные аспекты этой проблемы были разработаны Р.И. Аванесовым и Л.П. Жуковской в книге «Вопросы теории лингвистической географии». Ученые выделили противопоставленные и ^противопоставленные диалектные различия.

Непротивопоставленные диалектные различия отражают особенности материальной культуры русского народа. Многие региональные слова обозначают специфичные предметы быта, характерные для определенной территории, называют особенности ландшафта, природных условий, определяют этнографическое разнообразие одежды, обуви, пищи и т. п.

Региональные непротивопоставленные лексемы недостаточно изучены. Вероятно, поэтому некоторые ученые высказывают предположение, что подобные единицы в говорах малочисленны.

Цель нашей работы — выявить в лексической системе смоленских говоров местные единицы, у которых отсутствуют однословные литературные соответствия. Толкование подобного рода лексем обычно дается посредством свободного сочетания слов или лексикализованного сочетания: холопка «косынка, которую завязывали концами назад»; вековуха «старая дева».

Такие диалектизмы мы относим к непротивопоставленным лексическим единицам. Их появление связано как с языковыми, так и внеязыковыми причинами. В частной диалектной системе действуют общеязыковые законы,

проявление которых мы наблюдаем в тенденции к экономии языковых средств, в тенденции языка к эмоциональности и экспрессивности. С другой стороны, непротивопоставленные диалектные различия могут иметь внеязыковую обусловленность: при особой значимости для носителей диалекта тех или иных предметов, явлений все их виды получают свои наименования, отсутствующие в литературном языке и, возможно, в говорах других территорий.

Словарный состав смоленских говоров богат в тематическом отношении. И практически в каждой семантической группе обнаруживаем непротивопоставленные лексические различия. Так, в группе «Человек» можно назвать существительные, характеризующие внешний вид, характер человека, толкование которых в литературном языке передается описательно, например: чупринда «о женщине с модной прической»; кудла «о женщине, девушке с непричесанными волосами»; кобылятник «об очень высоком, физически крепком человеке»; халомей «о неряшливом, опустившемся человеке»; жигман «о быстром, ловком человеке»; зажигалка «о женщине, любящей спорить, ругаться»; заскока «о человеке, который вмешивается в чужие дела»; жмыра, косоура «об угрюмом человеке»; коптюх «о жадном, скупом человеке» и др.

Важное место в жизни человека занимают предметы обихода, домашняя утварь. И здесь мы находим достаточное количество диалектных единиц, функционирующих исключительно в системе говора: битик «горлач с оббитым верхом»; жбанок «глиняный сосуд»; корозейка «корзина или лукошко, сплетенные из коры»; кубочек «глиняный сосуд для керосина»; боротня «корзина, сплетенная из лозовых прутьев»; цевлуха «кадка, в которой делали щелок для стирки»; усыпище «рассохшаяся дежка, бочка»; бойня «бочонок для сбивания масла»; макловина «небольшая миска для жидкого (сметаны, варенья, меда)»; шептуха «большое одеяло»; ночевка «род деревянного корытца, служащего колыбелью»; шуфля «совковая лопата» и др.

Значительное место в жизни селянина занимает работа, разнообразные виды деятельности, связанные прежде всего с земледелием. В смоленских говорах представлено большое количество лексических единиц

для обозначения процессов возделывания и обработки земли. Семантика ряда из них передается описательно: закопки «первый день сенокоса или начало уборки картофеля»; зажинки «начало жатвы»; залога «период работы без перерыва». В речи носителей смоленского диалекта активно употребляются слова, называющие особенности земельных участков, виды зерновых культур, отходы при обработке зерна, способы укладки сена и т. п., например: сжалъе «поле, с которого убрали зерновые»; зазим «осенние всходы ржи, пшеницы»; зеленъ «молодые всходы хлебов»; ярец «яровая рожь»; корогод, кладок» продолговатая укладка снопов»; расчистки «расчищенный и раскорчеванный участок земли»; ажмеры «выжимки при обработке семян конопли, картофеля»; шаколина, шаколъе «отходы при веянии»; мялъня «отходы при чесании льна». Появление подобного рода единиц непосредственно связано с детализацией наименований предметов, играющих важную роль в жизнедеятельности населения.

Говоры смоленского диалекта располагают значительным числом слов, называющих особенности природы края, климата, рельефа местности, лесных угодий: жаркота «сильная жара»; халипа «мелкий снег с дождем»; хляба «ненастная погода с дождем, слякотью»; чернолесье «хвойный лес»; елужник «еловый лес»; заростелъ «луг, поросший кустарником»; кулига «заливной луг»; кулиса «невырубленный остаток леса» и др.

Широко представлены в смоленском диалекте слова, обозначающие предметы этнографической сферы. Это, прежде всего, названия одежды. Одежда является одним из основных элементов материальной культуры народа. Смоленские говоры сохранили богатую систему номинаций одежды. Среди многообразия названий одежды (нами зафиксировано около 300 лексем) выделяются группы, объединяющие в себе общие названия одежды, наименования верхней теплой и верхней легкой одежды, разновидности мужских и женских носильных вещей, старые изделия, перешитые, новые и т. п.

Большое место предметы одежды занимают в свадебном обряде. Смоленская свадьба содержит обширный цикл обрядности, относящийся к восточнославянскому, в котором можно выделить три основных периода: предсвадебный, день бракосочетания, послесвадебный, выполнявшийся в течение первого года замужества [7, с. 114].

Свадебный женский костюм Смоленщины многообразен: в северовосточной части губернии бытовал севернорусский комплекс, состоящий из косоклинного сарафана (клинастика «праздничного женского холщового сарафана, юбка которого имела много клиньев; подол юбки мог быть украшен яркими лентами, галунами, полосками ситца»; сорококлинника, сорококлина «широкого сарафана из нескольких клиньев»; рубахи и тканого пояса). Сарафан шился из шерстяного или льняного полотна и украшался шелковыми фабричными лентами, ситцем и тесьмой. На юге Смоленщины невеста могла быть одета в длинную холщовую рубаху и поневу из домотканой шерстяной ткани в клетку «юбку, состоящую из нескольких несшитых в длину пол, употребляемую в некоторых местностях Смоленской губернии» [4, с. 574] или андарак «сарафан из домотканого сукна (реже из грубого льняного полотна); юбка из домотканого сукна или льняного полотна».

Будничные сарафаны шили для повседневной носки, для работы. Материалом служила или домотканина, изготовляемая крестьянами в домашних условиях на кроснах, на стане из льняных и шерстяных нитей, или фабричные ткани, среди которых особенное распространение получила хлопчатобумажная ткань китайка, а также сатин, ситец и др. Приведем лишь некоторые наименования такого рода одежды: бумажник «сарафан из холста, сотканного из ниток фабричного изготовления (бумаги)»; камлет «сарафан, юбка из камлотовой ткани» (ср. камлет — шерстяная ткань); китайка «сарафан из фабричной ткани китайки»; лековник «сарафан, юбка из ткани в полоску или украшенные ленточками»; сатин «сарафан из сатина (в основном красного или бордового цвета)»; саян «домотканый сарафан особого покроя»; сверзь «старинный льняной сарафан с вышивкой»; ситцевик

«сарафан из ситца»; сукман, сукманина, сукманка, сукня, суконка, сукенка «сарафан из сукна»; ферязь «сарафан с узкими плечиками» и др.

Вероятно, какие-то из приведенных наименований можно отнести к этнографизмам (например, понева, андарак и др.), однако названия большинства видов одежды составляют лексические диалектные различия.

Обширный пласт лексики смоленских говоров представляет собой названия видов пищи. Лексика, связанная с названием кушаний, является богатейшим источником познания быта, обычаев, истории народа. «Она не только памятник былого, но и ценный материал для познания настоящего», — писала известный диалектолог, исследователь русских народных говоров И.С. Лутовинова [6, с. 35].

Лексику пищи можно характеризовать по общему и конкретному признаку (общее название пищи, первые и вторые блюда); по продуктам, служащим для приготовления тех или иных блюд; в зависимости от способа приготовления блюд и др.

В названной тематической группе многогочисленны непротивопоставленные лексико-семантические диалектные различия. Это и слова, являющиеся общим названием жидких горячих блюд (варево «горячее жидкое блюдо»; хлебово «первое блюдо»; хлебанка «картофельный суп»), служащие наименованием холодных жидких блюд (мурцовка, тюпка «окрошка из лука с квасом», холодник «борщ из щавеля»), и лексемы, обозначающие блюда в зависимости от продукта их изготовления (грибнуха, грибница «грибной суп»; цыбульник «пирог с начинкой из лука»).

Наиболее употребляемыми продуктами у носителей смоленского диалекта являются мука, крупа и картофель.

Одним из распространенных и пользующихся спросом у населения продуктом питания на Смоленщине считается картофель, который называют «вторым хлебом». Картофель употребляется в пищу в различном виде: вареный картофель (целиком и резаный), тушеный, толченый, картофельный суп, оладьи, пироги. Вареный картофель называют кутули, лупленка, целки,

картошки в тулупиках, картошки в штанишках, целки; тушеный картофель имеет следующие названия: тушенка, паренка; толченый картофель: колотуха, тертуха, толченик, толченка, толчея, а толченый картофель, порезанный дольками и употребляемый в пищу в холодном виде с маслом, имеет в смоленских говорах большое количество наименований: брусики, кисель, кулеш, мазурка, мыльники, скрыльки, талалуй, толкун, толкунец и др.

Повседневным блюдом на Смоленщине являются картофельные блины, оладьи, названия которых составляют не менее интересную семантическую подгруппу в группе наименований блюд из картофеля, например: гиндрики, драники, дранцы, дереники, деруны, латурики, теруны, тертики, тертеники, полуночники, чечуры и др. А лепешки, оладьи, блины из гнилого, промерзшего картофеля в речи жителей смоленской деревни именуются как дутики, лихотики, кокоры, ошалеваники, тошнотики, тухляники и т. п. Сами наименования характеризуют реалии с негативной стороны (неприятный запах, вкус, неприглядный цвет и проч.).

Другим важным продуктом для приготовления пищи у жителей смоленской деревни, как, безусловно, и у сельских жителей других регионов, была мука.

В западных и восточных районах области были популярными жидкие мучные блюда и мучные каши под названием затируха, путра «мучной суп с молоком»; солодуха «жидкое ржаное блюдо с солодом»; балиха «каша из ржаной муки, сваренная на молоке или воде»; кутья «каша из немолотой пшеницы» и др.

Широким спектром наименований в смоленских говорах отличаются пироги из мучного теста. Особое место занимает семантическая группа слов-наименований пирогов, связанных с обрядовыми традициями, например: бабки, бабошки, жаворонки «обрядовые изделия из муки в виде шариков, восьмерок, птичек, которые пекли на «Сороки»; курник «свадебный пирог из ржаной муки с крупяной или творожной начинкой»; сгибень «свадебный пирог из ржаной муки» и др.

Разнообразны наименования пирогов в зависимости от их начинки: грибовник, губник «пирог с грибной начинкой»; капустник «пирог с начинкой из капусты»; картошник «пирог с картофельной начинкой»; крупник «пирог с крупяной начинкой»; мизюльник «пирог из ржаной муки с изюмом» (см. у В.И. Даля мизюльник «изюм, лакомство») [3, с. 325].

Доступным блюдом для смоленских крестьян были супы и каши из крупы. Приведем лишь некоторые наименования супов из крупы: крупеня, крупник, кашица и др. В зависимости от вида крупы получают свое название каши: желтая каша «каша из пшенной крупы»; белая каша «каша из манной крупы»; черная каша «каша из гречневой крупы».

Приведенный материал свидетельствует о том, что смоленский диалект богат непротивопоставленными диалектными различиями. Причем возникновение и функционирование одних непротивопоставленных лексем связано с внеязыковой действительностью, с необходимостью обозначить специфические предметы быта, обряды и обычаи, природно-климатические явления конкретной местности и проч. Появление других слов, составляющих непротивопоставленные различия, обусловлено языковыми причинами, языковыми тенденциями — тенденцией к лаконизму, к экспрессивности.

Список литературы:

1. Аванесов Р.И. Вопросы теории лингвистической географии. — М., 1962. — 254 с.

2. Блинова О.И. Введение в современную региональную лексикологию. — Томск, 1973. — 156 с.

3. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. — М.,1955.

4. Добровольский В.Н. Смоленский областной словарь. — Смоленск. 1914. — 1002 с.

5. Королькова В.А. Картофель в быту и в речи смоленских крестьян. В сб.: На холмах смоленских. Материалы первого областного краеведческого фестиваля. — Смоленск, 2009. — С. 18—25.

6. Лутовинова И.С. О названиях кушаний в печорских говорах. В сб: Севернорусские говоры. — Л., 1970. — С. 31—38.

7. Синицина Л.В. Обрядовая функция народного костюма в работах В.Н. Добровольского: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рождения В.Н. Добровольского. — Смоленск: СмолГУ, 2011. — С. 112—116.

8. Словарь смоленских говоров / под ред. А.И. Ивановой, Л.З. Бояриновой. — Смоленск, 1974—2005.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.