Научная статья на тему 'Непризнанные государства на постсоветском пространстве и позиция России'

Непризнанные государства на постсоветском пространстве и позиция России Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
4792
578
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГЕОПОЛИТИКА / ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА / РОССИЙСКАЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕКОНКИСТА / ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО / ИЧКЕРИЯ / АБХАЗИЯ / ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ / ПРИДНЕСТРОВЬЕ / НАГОРНЫЙ КАРАБАХ / ДОНЕЦКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА / ЛУГАНСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА / В. В. ПУТИН / GEOPOLITICS / FOREIGN POLICY / RUSSIAN GEOPOLITICAL RECONQUISTA / FORMER SOVIET UNION / ICHKERIA / ABKHAZIA / SOUTH OSSETIA / TRANSNISTRIA / NAGORNO-KARABAKH / DONETSK PEOPLE''S REPUBLIC / LUHANSK PEOPLE''S REPUBLIC / V. V. PUTIN

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Сизов С.Г.

Исследуется отношение России к непризнанным государствам постсоветского пространства. По мнению автора, позиция России в целом является прагматичной и прежде всего определяется национальными интересами. Рассмотрена позиция России по отношению к таким непризнанным государствам, как Ичкерия (1992-2000), Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах, Донецкая и Луганская Народные Республики. Усиление влияния России в Ближнем и Дальнем Зарубежье названо автором российской геополитической реконкистой. Автором предложена типология разновидностей подходов России к непризнанным государствам на постсоветском пространстве.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Unrecognized States in the Former Soviet Union and a Position of Russia

The relation of Russia to the Unrecognized states Post-Soviet spaces is investigated. According to the author, the position of Russia in general is pragmatic and, first of all, is defined by national interests. The position of Russia in relation to such unrecognized states as Ichkeria (1992-2000), Abkhazia, the Republic South Ossetia, Transnistria (Pridnestrovye), Nagorno-Karabakh, the Donetsk and Luhansk People's Republics is considered. Strengthening of influence of Russia in Near and Far Abroad is called by the author Russian Geopolitical Reconqista. The author has offered a typology of kinds of approaches of Russia to the unrecognized states in the former Soviet Union.

Текст научной работы на тему «Непризнанные государства на постсоветском пространстве и позиция России»

Вестник Омского университета. Серия «Исторические науки». 2017. № 1 (13). С. 124-128. УДК 327

С. Г. Сизов

НЕПРИЗНАННЫЕ ГОСУДАРСТВА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

И ПОЗИЦИЯ РОССИИ

Исследуется отношение России к непризнанным государствам постсоветского пространства. По мнению автора, позиция России в целом является прагматичной и прежде всего определяется национальными интересами. Рассмотрена позиция России по отношению к таким непризнанным государствам, как Ичкерия (1992-2000), Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье, Нагорный Карабах, Донецкая и Луганская Народные Республики. Усиление влияния России в Ближнем и Дальнем Зарубежье названо автором российской геополитической реконкистой. Автором предложена типология разновидностей подходов России к непризнанным государствам на постсоветском пространстве.

Ключевые слова: геополитика; внешняя политика; российская геополитическая реконкиста; постсоветское пространство; Ичкерия; Абхазия; Южная Осетия; Приднестровье; Нагорный Карабах; Донецкая Народная Республика; Луганская Народная Республика; В. В. Путин.

S. G. Sizov

THE UNRECOGNIZED STATES IN THE FORMER SOVIET UNION AND A POSITION OF RUSSIA

The relation of Russia to the Unrecognized states Post-Soviet spaces is investigated. According to the author, the position of Russia in general is pragmatic and, first of all, is defined by national interests. The position of Russia in relation to such unrecognized states as Ichkeria (1992-2000), Abkhazia, the Republic South Ossetia, Transnistria (Pridnestrovye), Nagorno-Karabakh, the Donetsk and Luhansk People's Republics is considered. Strengthening of influence of Russia in Near and Far Abroad is called by the author Russian Geopolitical Reconqista. The author has offered a typology of kinds of approaches of Russia to the unrecognized states in the former Soviet Union.

Keywords: geopolitics; foreign policy; Russian geopolitical Reconquista; former Soviet Union; Ichkeria; Abkhazia; South Ossetia; Transnistria; Nagorno-Karabakh; Donetsk People's Republic; Luhansk People's Republic; V. V. Putin.

Начиная с 1999 г. наблюдается всё более активная деятельность России по обеспечению своих интересов на постсоветском пространстве. После многих лет отступления российское влияние в странах бывшего СССР усиливается. В этой связи представляет интерес проблема взаимоотношений России с непризнанными государствами постсоветского пространства.

Непризванные государства - весьма характерный элемент международных отношений в современном мире [1]. Особенно велико их количество в Азии и Африке [2]. Их количество исчисляется многими десятками и уже имеются попытки классификации та-

© Сизов С. Г., 2017

ких государств [3]. Появление непризнанных государств на постсоветском пространстве было вызвано многими факторами [4]. Главным образом тем, что границы внутри СССР не соответствовали этническим границам, национальным интересам русского народа, но также интересам абхазов, осетин, армян и некоторых других народов.

Отношение России к непризнанным государствам ныне, как правило, является достаточно прагматичным и напрямую зависит от её геополитических интересов [5]. В этой статье будет рассмотрена позиция России по отношению к таким непризнанным государствам постсоветского пространства, как

Чеченская Республика Ичкерия (1992-2000), Республика Абхазия, Республика Южная Осетия, Приднестровская Молдавская Республика, Нагорно-Карабахская Республика, Донецкая и Луганская Народные Республики. Отношение России к ним имеет серьёзные различия.

В первые годы после распада СССР внешняя политика России далеко не всегда соответствовала её национальным интересам. Внешняя политика Б. Н. Ельцина и его Министра иностранных дел А. В. Козырева чётко координировалась с политикой США и других западных стран. Это в определённой степени касалось и политики в отношении непризнанных государств. Но даже и в этот период определённая поддержка была оказана Абхазии, Южной Осетии, Приднестровью. Была предпринята неудачная попытка по силовому замирению Чечни (война 1994-1996 гг.).

Первоначальная задача В. В. Путина после его прихода к власти заключалась в обеспеченности безопасности и территориальной целостности России. Это было напрямую связано с решением острейшей чеченской проблемы. Непризнанное, но де-факто существовавшее бандитско-террористическое псевдогосударство Чеченская Республика Ичкерия (далее - Ичкерия) требовало его скорейшей ликвидации. Это псевдогосударство характеризовалось террористическими акциями, правовым беспределом, всевластием боевиков, геноцидом в отношении русского меньшинства. Хасавюртовский мир 1996 г. и договор Ельцина с Масхадовым в 1997 г. показали, что договариваться с террористами можно, но рассчитывать на то, что они будут долго соблюдать даже выгодные для них условия, особенно не стоит.

Нападение банд Хаттаба и Басаева на Дагестан в 1999 г. стало точкой отсчёта второй чеченской кампании и привело к полной ликвидации частично признанного Россией (де-факто был подписан договор) псевдогосударства Ичкерия. Российское руководство пошло на контртеррористическую операцию (вторую чеченскую войну), понимая, что иного выхода просто не существует. Характерно, что Запад, Турция, некоторые арабские страны на протяжении многих лет осуществляли прямую политическую, ин-

формационную, финансовую и (в определённой степени) военную поддержку Ичкерии. Это осуществлялось исключительно в целях ослабления России, из желания остановить её активность на этом и других участках геополитического противостояния.

В 2008 г. сразу после завершения войны с Грузией Россия пошла на полное признание Абхазии и Южной Осетии. В течение 19922008 гг. Россия воздерживалась от такого шага, надеясь на достижение компромиссного решения и считая, что находящиеся там миротворческие силы могут обеспечить мир и безопасность. Военные действия, предпринятые Грузией, вынудили пересмотреть свою позицию. Дипломатическое признание Абхазии и Южной Осетии после принуждения агрессора к миру было призвано защитить жителей этих республик (многие из них уже давно имеют российские паспорта), обеспечить безопасность в Закавказье. Одновременно была решена ещё одна важная геополитическая задача: не допустить активизации здесь военной деятельности стран НАТО и вступления Грузии в этот военный блок. Вышеназванные задачи были решены успешно. В обеих новопризнанных республиках были созданы российские военный базы, обеспечена охрана границ, что исключило возможность повторения грузинской агрессии и способствовало усилению безопасности России.

Вместе с тем характерно, что Россия не пошла на полное признание Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), хотя там тоже имеются наши соотечественники (многие из жителей имеют российские паспорта). Приднестровье также стремится получить гарантии безопасности. И лучшей такой гарантией могло бы быть, по мнению жителей ПМР, вступление в состав России или как минимум признание последней независимости ПМР по абхазско-юго-осетинскому сценарию.

Отказ России пойти на это связан с целым рядом геополитических, внешнеполитических и экономических факторов. Главным образом это определяется отсутствием физической угрозы для жизни жителям ПМР, наличием там достаточных (для обеспечения безопасности) миротворческих сил России, нежеланием ещё больше ухудшить отношения с Западом. Немаловажную роль в осто-

рожной позиции нашей страны играет и то, что Приднестровье не имеет с Россией общей сухопутной границы (оно граничит лишь с Молдавией и Украиной). Более того, у непризнанной республики отсутствует выход к морю. В этой связи (если рассуждать чисто теоретически) введение войск РФ в ПМР, обеспечение гражданского населения всем необходимым сопряжено с большими трудностями дипломатического, политического, экономического характера. Ни Молдавия, ни Украина согласия на ввод войск России не дадут. Признание же Приднестровья Россией без возможности обеспечения его безопасности представляется в сегодняшней ситуации нецелесообразным, поскольку может лишь осложнить ситуацию.

Сегодня руководство Украины (не без влияния Запада) ужесточает блокаду ПМР, стремясь полностью подчинить её Кишинёву и тем ослабить позиции нашей страны в регионе. В связи с этим Россия должна сделать всё возможное, чтобы сохранить самостоятельность Приднестровья в той или иной форме. Рост напряжённости вокруг Приднестровья в будущем вполне возможен, и уже сегодня нужно готовиться к этому.

Прагматизм позиции России проявился и в отношении Нагорного Карабаха. Независимость Карабаха пока не признаёт даже Армения, справедливо опасаясь, в случае такого решения, резкого обострения напряжённости с Турцией и Азербайджаном. Россия в этой ситуации соблюдает необходимый баланс отношений, обеспечивая переговорный процесс Армении и Азербайджана, вместе с тем не забывая напоминать, что Армения является членом ОДКБ и на территории этой страны есть российская военная база.

В 2014 г. произошли серьёзные изменения в геополитике России в отношении Украины. После распада СССР на протяжении многих лет Россия пытаясь выстроить с Украиной дружеские отношения, соглашаясь на значительные политические и экономические уступки. Компромиссный договор о границе и базе в Севастополе был во многом уступкой Киеву. Ведь признав явно несправедливые советские границы и отторжение Ново-россии (включая Крым) в пользу Украины, Россия рассчитывала на долгосрочные дружеские отношения и как минимум на отказ Ук-

раины от вступления в НАТО [6]. Экономическая интеграция Украины с Россией, Белоруссией и Казахстаном должна была принести немалые взаимные выгоды.

Но данный сценарий развития отношений изначально был недостаточно реалистичен. Значительная часть украинской элиты была ослеплена мнимыми преимуществами европейской интеграции и, в связи с этим, вводила в заблуждение украинских граждан. На протяжении многих лет при прямой поддержке Запада украинской властью велась разнузданная антироссийская и антирусская пропаганда, а параллельно в лагерях на территории Западной Украины и Польши на деньги США и государств НАТО ультранационалистами готовились боевики-радикалы для захвата власти [7].

В конце концов, сценарий интеграции Украины с Россией был уничтожен незаконным приходом к власти на Украине в декабре 2013 г. откровенно русофобских прозападных сил [8]. В ответ на это началась Русская весна [9] - движение за федерализацию Украины, самостоятельность её русскоязычных регионов. Активизация националистических движений, заявлявших о необходимости ликвидации российской базы в Севастополе и ускоренном вступлении в НАТО, заставили жителей Крыма провести референдум о вхождении в состав России. Россия в этой ситуации уже не могла оставаться пассивным наблюдателем. Наша страна обеспечила безопасность при проведении данного референдума и по его итогам в марте 2014 г. приняла Крым и Севастополь в свой состав в качестве субъектов Федерации [10].

Русская весна 2014 г. привела к созданию двух новых республик Новороссии - Донецкой и Луганской (ДНР и ЛНР). Их появление было в немалой степени ответом русских жителей Юго-Востока Украины на многолетнее игнорирование их интересов, насильственную украинизацию и, наконец, угрозу массовых репрессий после прихода к власти радикальных националистических сил. Кремль, решившись на возвращение Крыма, счёл лучшим не торопиться как с признанием республик Донбасса, так и тем более с их присоединением.

Подобное решение было вызвано опасением дальнейшей дипломатической изоля-

ции нашей страны и введением дополнительных антироссийских торгово-экономических санкций. Руководство России, вероятно, учитывало и позицию самих жителей Донбасса, чьё стремление к вхождению в состав России не было столь однозначно, как позиция крымчан. Немалую роль в отказе от принятия в состав России ДНР и ЛНР, как представляется, имел и финансово-экономический фактор: необходимость огромных денежных вливаний в случае принятия в состав этих республик. В условиях падения цен на нефть и роста бюджетного дефицита это могло резко ухудшить экономическую ситуацию в стране. Кроме того, если Крым имеет стратегическое значение для обеспечения безопасности России, то территория Донбасса всё-таки такой роли не играет.

Вместе с тем после начала активных военных действий на Юго-Востоке Украины, вызванных желанием новых киевских властей силой решить проблему самоопределения Донбасса, Россия оказала двум республикам различную помощь, прежде всего экономическую и гуманитарную. Крах украинской агрессии 2014 г. доказал, что Донецкая и Луганская Народные Республики имеют право на существование: они отстояли свою самостоятельность. Украинские власти были вынуждены принять участие в Минском переговорном процессе (с участием Франции, Германии и России), что позволило несколько ослабить напряжённость [11].

Будущее республик Новороссии во многом будет зависеть от позиции России. Совершенно очевидно, что полная ликвидация этих республик и возвращение их к статусу бесправных областей Украины образца декабря 2013 г. сегодня невозможны. Это противоречит долгосрочным интересам жителей и элит Донбасса, идёт вразрез и с интересами России. Наличие сформированных властных структур и сил самообороны ДНР и ЛНР, готовность России поддержать Донбасс являются гарантией их безопасности. Стремление украинских радикалов провести здесь «усмирение» по «одесскому сценарию» недостижимо. В условиях, когда прозападный разворот киевских властей стал очевидным фактом, именно ДНР и ЛНР становятся фактором усиления геополитического влияния России на её юго-западных рубежах.

К тому же следует считаться с тем, что Запад пока категорически не приемлет возможный раздел Украины. Российская элита по этому вопросу тоже не проявляет единства. Компромиссный вариант с закреплением самоуправления Донбасса в Конституции Украины вызывает ярость украинских радикалов и пока не может быть даже проведён через украинский парламент. Более того, мы видим определённую эскалацию военных и террористических действий на Донбассе (постоянные обстрелы, покушение на лидера ЛНР) и попытки диверсионных акций разведки Украины на территории Крыма (август 2016 г.). В этих условиях России следует продолжать поддержку ДНР и ЛНР и предупредить украинские власти, что, в случае агрессии по грузинскому сценарию, наша страна не только признает независимость этих республик, но и окажет им прямую военную помощь.

Таким образом, позиция России в отношении непризнанных государств с начала XXI в. и сегодня всё более зависит от её национальных интересов (именно такой подход лежит и в основе позиции других великих держав [12]). Усиление влияния России в Ближнем и Дальнем Зарубежье в начале XXI в. нами был названо российской геополитической реконкистой. Очевидно, что можно выделить несколько разновидностей подходов России к непризнанным государствам на постсоветском пространстве, предложив следующую типологию:

1. Ликвидация непризнанного государства, в случае если оно представляет реальную угрозу безопасности и территориальной целостности России (псевдогосударство Ичкерия). Подобная позиция, кстати говоря, проявляется Россией и в отношении так называемого ИГИЛ (ДАИШ), созданного исламскими радикалами в Ираке и Сирии (военная операция 2015-2016 гг.).

2. Участие в урегулировании ситуации вокруг непризнанного государства, поддержание статус-кво, недопущение эскалации войны и вмешательства третьих сил (Нагорный Карабах).

3. Поддержка и обеспечение безопасности непризнанного государства с помощью миротворческих сил, но без дипломатического признания (Абхазия и Южная Осетия (1992-2008 гг.), Приднестровье).

4. Поддержка непризнанного государства без привлечения миротворческих сил и без дипломатического признания (ДНР и ЛНР).

5. Полное дипломатическое признание ранее непризнанного государства и создание там российских военных баз (Абхазия и Южная Осетия (после 2008 г.)). Россия идёт на это в том случае, когда иной вариант обеспечения безопасности граждан и своих стратегических интересов становится невозможным.

ЛИТЕРАТУРА

1. Николаев Д. Г. Феномен непризнанных государств в мировой политике // Вестник Московского университета. Серия 25: Международные отношения и мировая политика. -2010. - № 1. - С. 27-41.

2. Сизов С. Г., Малов Д. В. Историко-культурные и межэтнические факторы межэтнических отношений на территории Северного и Южного Судана // Вестник Омского университета. -2012. - № 1. - С. 330-345.

3. Соколов С. Н. Классификация непризнанных и частично признанных государств мира // Познание стран мира: история, культура, достижения. - 2013. - № 2. - С. 24-30.

4. Джиоева И. К. Предпосылки образования непризнанных государств на постсоветском пространстве // Вестник Волжского университета им. В. Н. Татищева. - 2013. - № 1 (27). -С. 285-292.

5. Сизов С. Г. Этнический сепаратизм в геополитическом противоборстве в конце XX - начале XXI в. // Наука о человеке: гуманитарные исследования. - 2013. - № 2 (12). - С. 17-24.

6. Сизов С. Г. Геополитические интересы России на Украине: оценка рисков и перспектив вмешательства // Внешнеполитические интересы России: история и современность : сб. материалов Всерос. науч. конф., приуроч.

к 100-летию начала Первой мировой войны (Самара, 30 марта 2014 г.) / отв. ред. А. Н. Сквозников. - Самара : Самарская гуманитарная академия, 2014. - С. 149-155.

7. Сизов С. Г. Русские и украинцы на Украине: основные идейно-культурные типы и ориентации (к постановке проблемы) // Развитие политических институтов и процессов: зарубежный и отечественный опыт : материалы V Всерос. науч.-практ. конф. / отв. ред. И. А. Ветренко. - Омск : Изд-во Ом. гос. унта, 2014. - С. 70-73.

8. Сизов С. Г. Русофобия как разновидность политического и культурного экстремизма (Украина и Россия) // Вестник Омского университета. Серия «Право». - 2015. - № 2 (43). -С. 254-257.

9. Сизов С. Г. Свет и тени «русской весны» на Украине: основные сценарии и перспективы // 30 лет демократического транзита в России: опыт, проблемы, перспективы : материалы Всерос. науч. конф. (27 марта 2015 г.) / отв. ред. С. А. Величко. - Омск : ОмЮА, 2015. - С. 97-102.

10. Сизов С. Г. Чего не понять либеральным соглашателям (по поводу статьи Г. В. Голосова о политике России в связи с воссоединением с Крымом) // Развитие политических институтов и процессов: зарубежный и отечественный опыт : материалы VI Всерос. науч.-практ. конф . / отв . ред. И . А. Ветренко . - Омск : Изд-во Ом. гос. ун-та, 2015. - С. 101-107.

11. Сизов С. Г. Военная операция России в Сирии: очередной этап «геополитической реконкисты» // Архитектура, строительство, транспорт : материалы Междунар. науч.-практ. конф. (к 85-летию ФГБОУ ВПО «СибАДИ»). -Омск : СибАДИ, 2015. - С. 1658-1664.

12. Ватаман А. В. Формирование новой системы международных отношений и непризнанные государства // Власть. - 2015. - № 2. -С. 44-47.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.