Научная статья на тему 'НЕЛЬЗЯ ПОД ВИДОМ БОРЬБЫ С ЕДОКАМИ УНИЧТОЖАТЬ СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯВ КРАСНОЙ АРМИИ'

НЕЛЬЗЯ ПОД ВИДОМ БОРЬБЫ С ЕДОКАМИ УНИЧТОЖАТЬ СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯВ КРАСНОЙ АРМИИ Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
141
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы —

Военно-исторический журнал» публиковал серию материалов, показывающих, мягко выражаясь, недостаточную подготовку материальной части Красной армии к ведению летом 1941 года полномасштабных боевых действий, что и явилось одной из причин стремительного, порой беспорядочного отступления наших войск под ударами вермахта. Сегодня мы знакомим наших читателей с письмом начальника войск связи Западного Особого военного округа генерал-майора А.Т. Григорьева, адресованным начальнику Управления связи Красной армии генерал-майору Н.И. Галичу. Автор его сигнализирует о плачевном состоянии системы связи в округе, сам того не ведая, за год до начала Великой Отечественной войны. Но прежде - краткая биография автора письма. Андрей Терентьевич Григорьев родился в 1889 году в д. Игнатово Зубцовско-го района Западной области1. Образование получил в реальном и коммерческом училищах (1906; 1907). До призыва на военную службу работал в технической конторе. В 1912 году после окончания учебной команды лейб-гре-надерского Екатеринославского полка унтер-офицер А.Т. Григорьев назначается начальником телефонной команды полка. Сведений о прохождении службы в Русской армии и участии его в Первой мировой войне в послужном списке нет. В октябре 1918 года Григорьев вступил в РККА рядовым и уже через два месяца был назначен квартирмейстером (начальником штаба) батальона связи 2-й Повстанческой дивизии, затем командиром батальона связи 58-й стрелковой дивизии, а к окончанию Гражданской войны являлся помощником начальника управления связи 12-й армии. Затем его назначили инспектором связи Украинского военного округа2. После окончания Курсов усовершенствования высшего начсостава РККА (1926) и Курсов высшего начсостава штабных работников (1927) А.Т. Григорьев возглавлял войска связи Приволжского (1927-1929), затем Бело- Н.И.Галич А.Т.Григорьев русского (1929-1933) военных округов. С ноября 1933 года по 1 апреля 1935 года, будучи прикомандированным к Народному комиссариату связи (НКС) СССР, он исполнял должность заместителя начальника Главного управления данного комиссариата. С апреля 1935-го по июнь 1936 года А.Т. Григорьев - начальник кафедры службы связи Военной электротехнической академии РККА, затем помощник по связи армейского инспектора штаба Белорусского военного округа (БВО), а с ноября 1936 года - начальник войск связи округа. В июне 1940 года ему было присвоено звание генерал-майор. Будучи хорошо осведомленным о неудовлетворительном состоянии связи в войсках округа, А.Т. Григорьев понимал, какие трагические последствия это может иметь в случае начала боевых действий, что и вынудило его обратиться с письмом к вышестоящему руководству. Конечно, практически ничего до июня 1941 года из поставленных им вопросов решить не удалось. В результате связь и управление войсками округа (фронта) сразу же были потеряны. Как и командующий фронтом генерал армии Д.Г. Павлов, генерал-майоры В.Е. Климовских и А.А. Коробков, начальник войск связи генерал-майор А.Т. Григорьев был предан суду и расстрелян в июле 1941 года3. Реабилитирован в 1957 году.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «НЕЛЬЗЯ ПОД ВИДОМ БОРЬБЫ С ЕДОКАМИ УНИЧТОЖАТЬ СИСТЕМУ УПРАВЛЕНИЯВ КРАСНОЙ АРМИИ»

££ ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ

«Нельзя под видом борьбы

с едоками уничтожать систему

управления в Красной армии»

«Военно-исторический журнал» публиковал серию материалов, показывающих, мягко выражаясь, недостаточную подготовку материальной части Красной армии к ведению летом 1941 года полномасштабных боевых действий, что и явилось одной из причин стремительного, порой беспорядочного отступления наших войск под ударами вермахта. Сегодня мы знакомим наших читателей с письмом начальника войск связи Западного Особого военного округа генерал-майора А.Т. Григорьева, адресованным начальнику Управления связи Красной армии генерал-майору Н.И. Гапичу. Автор его сигнализирует о плачевном состоянии системы связи в округе, сам того не ведая, за год до начала Великой Отечественной войны. Но прежде — краткая биография автора письма.

Андрей Терентьевич Григорьев родился в 1889 году в д. Игнатово Зубцовско-го района Западной области1. Образование получил в реальном и коммерческом училищах (1906; 1907). До призыва на военную службу работал в технической конторе. В 1912 году после окончания учебной команды лейб-гренадерского Екатеринославского полка унтер-офицер А.Т. Григорьев назначается начальником телефонной команды полка. Сведений о прохождении службы в Русской армии и участии его в Первой мировой войне в послужном списке нет. В октябре 1918 года Григорьев вступил в РККА рядовым и уже через два месяца был назначен квартирмейстером (начальником штаба) батальона связи 2-й Повстанческой дивизии, затем командиром батальона связи 58-й стрелковой дивизии, а к окончанию Гражданской войны являлся помощником начальника управления связи 12-й армии. Затем его назначили инспектором связи Украинского военного округа2.

После окончания Курсов усовершенствования высшего начсостава РККА (1926) и Курсов высшего начсостава штабных работников (1927) А.Т. Григорьев возглавлял войска связи Приволжского (1927—1929), затем Бело-

А.Т.Григорьев

Н.И.Гапич

русского (1929—1933) военных округов. С ноября 1933 года по 1 апреля 1935 года, будучи прикомандированным к Народному комиссариату связи (НКС) СССР, он исполнял должность заместителя начальника Главного управления данного комиссариата. С апреля 1935-го по июнь 1936 года А.Т. Григорьев — начальник кафедры службы связи Военной электротехнической академии РККА, затем помощник по связи армейского инспектора штаба Белорусского военного округа (БВО), а с ноября 1936 года — начальник войск связи округа. В июне 1940 года ему было присвоено звание генерал-майор.

Будучи хорошо осведомленным о неудовлетворительном состоянии связи в войсках округа, А.Т. Григорьев понимал, какие трагические последствия это может иметь в случае начала боевых действий, что и вынудило его обратиться с письмом к вышестоящему руководству. Конечно, практически ничего до июня 1941 года из поставленных им вопросов решить не удалось. В результате связь и управление войсками округа (фронта) сразу же были потеряны. Как и командующий фронтом генерал армии Д.Г. Павлов, генерал-майоры В.Е. Климовских и А.А. Коробков, начальник войск связи генерал-майор А.Т. Григорьев был предан суду и расстрелян в июле 1941 года3. Реабилитирован в 1957 году.

в

Публикация А.П. ЖАРСКОГО. «Нельзя под видом борьбы с едоками уничтожать систему...» it!

Яё

С С С Р

Народный комиссариат обороны

Начальник войск связи Белорусского военного округа4 21 августа 1940 г[ода] № 677/10

Начальнику Управления связи

Красной армии генерал-майору ГАПИЧУ Н.И.

Уважаемый Николай Иванович!

Зная Ваш живой интерес к информации снизу, я позволю себе настоящим письмом изложить ряд вопросов практического порядка, которые были у нас слабым местом в период проведения операции по освобождению западных областей Белоруссии, к сожалению, и на сегодня [они] не получили сколько-нибудь заметного улучшения.

Я имею в виду здесь только изложить Вам состояние вопросов организационно-материального порядка, которые на сегодня к горлу подпирают, если можно так выразиться* .

1. В период операций 1939 г[ода] мне выпала задача 3 раза в течение 10 дней перебазировать управление фронтом (Смоленск, Минск, Волковыск) и подготовить за это время 4-й пункт (Белосток). То же было и в армиях.

Вы знаете состояние штата наших батальонов связи и радиодивизионов армий и фронта. Эти основные наши силы и средства рассчитаны на одно положение при ограниченном резерве средств. Кроме того, [организационная] структура этих батальонов предусматривает обеспечение [связи в] опе-рации[ях] не современного характера, а периода Гражданской войны.

Жизнь от нас требует обеспечить управление в иных формах боя и операции. Для этого надо же в первую очередь серьезно пересмотреть вопрос о средствах управления.

Я считаю, что отдельны[е] батальоны] связи фронта, а соответственно и армий, должны организационно быть способными обеспечить управление в 2-х эшелонах штаба и быть готовыми к развертыванию и оперпункта5.

Мы же этого не имеем. А отсюда и вся неудовлетворенность и командования, и нас, самих связистов.

2. Как можно обеспечивать управление в подвижных формах операции, когда при штабе фронта имеются только в военное время 6 самолетов У-2, 10 автомашин — и все. Если Вы учтете, что

* Стиль и язык документа оставлены без изменений.

размещение наших войск в гарнизонах Литвы и Латвии происходило без развертывания частей связи, а по штату мирного времени, то станет очевидной вся трудность и сложность этих задач. Снова все огорчения направлены в нашу сторону. Я думаю, что настало время иметь [в] округ[е] в мирное время все средства управления.

Самолетов, и не только У-2, нужно иметь 15—20, автомашин — 20—30 и, безусловно, необходимо иметь командиров-академиков как делегатов связи коман-дования6. Пусть это не будет «ХЭНЧ»7, но это будет грамотный командир, который на самолете найдет нужную часть и получит важные сведения, и даст ответы на вопросы в случаях, когда связь установить невозможно.

Сейчас пока мы базируемся только на проволоку8 и немного [на] радио, т[ак] к[ак] радиосредств мало. Этого мало, и не обеспечивает управления при суточном темпе (в Литовском походе9 — по 50—60 км в сутки в среднем).

3. Полевая почта. Мы провели две операции без настоящего использования этой организации. В 1939 г[оду] по приказу Ген[ерального] штаба почту подняли на 11 день после начала мобилизации. Все учреждения ППС10 своих частей не нашли и собрались только после выхода войск к новой границе. В результате и жалобы и проклятья получали снова связисты.

В июне этого [1940] года мы сразу создали свои, при частях связи, под контролем политотделов, почтовые экспедиции. Через них доставлялись почта и газеты в Литву и Латвию без нарушения, и не было недовольств. Но это только с доставкой газет и писем. А как быть с деньгами? Эти экспедиции денег пересылать не могут, и пока НКС сформировал почтовые отделения ([в составе] 2 работников НКС), прошло больше месяца времени.

Я считаю совершенно необходимым полевую почту поднимать одновременно с подъемом первого эшелона войск.

В операциях, подобных Литовской, [необходимо] дать право округам призывать от НКС почтовых работников. В противном случае мы не избавимся от трудностей с обеспечением армии [почтовой связью].

Кроме того, надо округу (фронту) ввести в штат или придавать по требованию транспортные самолеты гражданского типа для доставки газет в армии и корпуса. Доставка газет только автомашинами не всегда возможна и [связана с больши-

ми затратами] по времени. Имея три машины типа «Дуглас» или ПС-84, армия будет быстро получать листовки и газеты. Это полностью было оправдано жизнью в Литовской операции, где мы имели только один «Дуглас».

4. Положенное [на] военное время [во] фронте «Полевое управление связи фронта НКС» в такой организации оказалось громоздко, негибко и сугубо канцелярское (65 чел[овек] штата).

Я полагаю возможным оставить только Управление полевой почты11, а электросектор12 и др[угие] сектора упразднить. Вместо них усилить т/т отдел13 [областных НКС], и он обязан выполнять все наши задания.

То, что мы имели в «уполесвя-зи»14, себя не оправдало. Электросектор управлять строительными ротами не может и никогда с ними не справится.

5. Особенно «дико» поставлено у нас дело со службой дислокации на почтовых сортировочных пунктах НКС (фронтовые).

Вместо грамотных и доверенных командиров-академиков15 (во всех армиях эту работу выполняют офицеры Генштаба) у нас НКС укомплектовал это сугубо важное учреждение пьяницами, дебоширами и лицами, не согласованными с НКВД.

Кто должен ведать и отвечать за это, найти ясного ответа я не смог. Дальше допускать этого нельзя.

6. Опыт работы проведенных операций показал, что НКС очень оторван от наших требований. Мы готовим операцию, у них никто ничего не знает.

Я требования предъявляю — дать колонны и материалы на работы, у них их нет, и они без Москвы ничего не могут делать. Мне нужны люди для занятия узлов Вильно, Двинск, Ковно и др., у них [людей] нет, и Москва не помогает. Правда, все, что можно взять, я брал. Но это не система работы.

Я думаю, что необходимо срочно переиздать постановление СТО16 СССР от 1 октября 1934 г. № 164к и эти вопросы там вписать крепко.

7. Особенно плохо работает НКПС17 в отношении обслуживания связи ВОСО18.

Этот Наркомат совершенно не обеспечивает связи управлений ВОСО, и по опыту операций в Польше19 оказался или совершенно неподготовленным, или он не желает обеспечивать требования армии.

Полагал бы необходимым в отношении связи НКПС обязать выполнять наши задания. Начальнику связи округа (фронта) надо дать право и проверять связь этого наркомата, и требо-

I

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ • www.mil.ru • № 3 2007

I

41

Б

в

К

ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ

вать обеспечения связи ВОСО. Сейчас начальник связи округа к ним отношения не имеет, а 3-й отдел тоже ничего не делает к побуждению НКПС. В результате ВОСО обслуживаем мы за счет НКС. Это неверно.

8. По совершенно непонятным причинам роты, формируемые НКС, обеспечиваются конским транспортом. Эти роты оказались совершенно непригодными в период Польской операции20. В этом году снова их укомплектовывают лошадьми.

Надо это решительно пересмотреть и обеспечивать эти части только автотранспортом. Роты оказались неподготовленными к работе. Никаких сборов НКС этих рот не проводит, а состав к ним приписан всех ВУС21. Я ежегодно в Генштаб представлял доклады с просьбой разрешить призывать хотя бы часть рот на сборы, но разрешения не получал.

Так было и в этом году. Роты не призываются. Я считаю это совершенно неверным.

Необходимо если не все, [то] часть рот ежегодно призывать. Наркомат связи надо обязать эти роты готовить. Это себя полностью оправдывает.

9. Военно-оперативные узлы НКС — Мобилизационное управление Генштаба не вносит их в схему развертывания округа. Без этого приписка начальников ВОУ22 и политсостава проходит с трудом.

Необходимо все ВОУ внести в схему развертывания не только НКС, но и округа.

10. В округе до сего времени находятся постоянного типа голубиные станции, [а] в штатах корпусов имеются подвижные голубестанции.

Обстановка оставила все постоянные станции далеко позади, и сейчас мы переводим их: из Витебска в Лиду; из Борисова в Белосток; из Слуцка в Кобрин. Полоцкую станцию готовили к переброске в Поставы, но теперь, в связи с изменением границ, перевод этой станции в По-ставы нецелесообразен. Полагаю необходимым ее перевести в Прибалтийский округ, так же как из Лиды станцию было бы целесообразнее перевести в ПрибВО.

В период проведенных операций эти станции своей роли не сыграли. Были случаи применения голубей в Польской операции, но без должного эффекта, а в Литовской операции голуби не использовались.

В отношении подвижных голу-бестанций дело обстоит плохо. Ни одной подвижной станции в округе не было, и прибывшие к нам корпуса (1, 47, 21, 28) под-

вижных станций не имеют. УСКА23 ни станций и ни ответа о времени их изготовления не дает. Как быть дальше?

Мое мнение. Этот вид связи в современных формах операции себя оправдать не может.

Не исключаю, что в целях [обмена] информаци[ей], для разведотдела округа, голуби могут найти и находят применение. Полагал бы возможным голубей как средство оперативной связи исключить из состава средств связи и передать их разведотделам для обеспечения доставки служебной информации.

11. Начальники связи [округа (фронта)], да и не только они, нуждаются крайне в твердом Наставлении по службе связи.

Совершенно необъяснимо, почему только служба связи не имеет Наставления. Все армии имеют это сугубо необходимое руководство.

При проведенном большом омоложении связистов в армии отсутствие руководства особенно сказывается.

12. За последние три—четыре года мы, связисты, потеряли ясность в той необходимой перспективе нашего нового вооружения средств[ами] связи, вво-димы[ми] на снабжение войск, без которой трудно работать.

Даже мне, начальнику связи округа, совершенно неизвестно, какие новые виды средств связи вводятся на снабжение, какие их свойства, какое обоснование было положено в табельный их расчет и т.д. Пример: получили мы новый штат и табель для танкового корпуса, где узнали о совершенно новых радиостанциях, которых никто не видел. Раньше мы эти перспективы от УСКА получали. Хотелось бы знать и теперь.

13. Опыт проведенных операций показал, что наличие прямой телефонной связи командования фронта с армиями и корпусами — вопрос насущно необходимый. Наличие бронзы24 в западных областях позволяет иметь командованию хорошую, прямую телефонную связь.

Здесь необходимо одно из двух решений: 1. Или обязать НКВД25 обслуживать по в/ч связь командования26, как они это делают для правительственных, партийных и областных организаций. Тем более что подготовку линий для этих связей Генштаб и УСКА обязывают для них делать нас (так было в операциях 1939 г[ода], так это было и в Литве). 2. Получить от НКС (правительственным постановлением) второй канал в/ч на бронзе (первый занят НКВД) и снабдить части связи до корпусов и дивизий включительно коммутаторами в/ч (типа [коммутаторов, имею-

щихся в] НКВД), и эту связь командованию по в/ч будут обслуживать войсковые связисты.

По этому вопросу мы направили доклад наркому обороны. Полагаю, что вы поддержите этот вопрос, и мы обеспечим хорошую связь командованию.

14. По-прежнему остается тяжелым положение с мобрасчета-ми Генштаба по исчислению потребностей имущества связи. Генштаб по-прежнему зачисляет в мобобеспеченность все имущество связи текущего довольствия.

Это же совершенно негодное дело. Кого мы собираемся обманывать? Ведь часть имущества явно не пригодна для боя, и его надо заменять новым. Этого не делается. В результате части выходят на фронт с некомплектом в 25—30 проц. Так было в 1939 г[оду], так было и в Литовскую операцию.

До сего времени у нас значатся на учете, а также в списке боевого применения, такие аппараты, как Юза27, японские телефоны, [телефоны] Гейслера, Эриксона28. Ремонтировать их мы не можем, нет запасных частей, а ведомость обеспеченности заполняем.

Не лучше ли иметь заведомый некомплект определенных видов имущества, чем считать в НЗ29 то, что фактически для боя непригодно.

По этому вопросу в докладе наркому мы подробно доложили (№ 675/57 от 10.7). Полагаю, что Вы поддержите наше представление и внесете ясное определение по этому вопросу.

15. Радиосвязь в современных операциях является основным видом связи. Однако при проведении операций у нас было много трудностей:

1. Крайне ограничены у нас средства радиосвязи. Вместо организации линий связи — мы сидим на сетях, при наличии 4— 5 абонентов. В сети включили даже конницу.

2. [По радио] по-прежнему работаем ключом. Скородействие и автоматику не применяем [из-за их отсутстви[я].

3. Соединения корпус—дивизия почти не имеют радиосвязи, т[ак] к[ак] длинноволновые 4Д30 вышли из строя, а замены не поступило.

4. Части автораций31 за последние годы не получают, заменяем тачаночными32, но это делу помогает мало, тем более это стало непонятно, [так как] штабы передвигаются на автосредствах.

Полагаю, что вопросы радиосвязи надо решительно пересмотреть. Необходимо усилить радиосредствами крупные штабы (фронт, армия, корпус, дивизия). Необходимо вести автома-

в

Публикация А.П. ЖАРСКОГО. «Нельзя под видом борьбы с едоками уничтожать систему...» it!

Яё

тическую передачу и дать буквопечатающую передачу. Необходимо дать РУК33 с выносным и автоматическим приемом.

Нельзя же строить управление современныхопераций старыми средствами.

16. При решении вопросов радиосвязи надо решительно пересмотреть всю систему управления радиосвязью. Наши радиодокументы сложны при оформлении данных. В условиях быстрого изменения обстановки и перегруппировок в ходе операции данные по радио при составлении и их доставке занимают много времени. Особенно это отражалось на авиации.

Настала насущная необходимость перестройки системы управления [с помощью] радиосвязи. Необходимо максимально упростить порядок, находить каждому свое место, особенно это нужно при перегруппировках. Также является необходимым дать единую таблицу радиосигналов с небольшим количеством ключей к ним. Опыт показал, что составление радиосигналов отнимает много времени на подыскание величин. Получается потеря времени. Проще давать ключи к сигналам на необходимое время. Такая система дает возможность раскодировать радиограмму соседнего соединения, что бывает весьма необходимо.

17. В части оснащения частей связи предметами вооружения мне представляется совершенно необходимым:

а) ввести аппарат СТ-дуплекс34 в штаб фронта (армии);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

б) обеспечить войска источниками питания из расчета потребности для новых типов аппаратов СТ35, а штабы армии для Бодо-дуплекс36 и СТ;

в) линии связи корпус—дивизия обеспечить аппаратами СТ, [аппарат] Морзе37 не удовлетворяет;

г) обеспечить войска телеграфными коммутаторами38 типа Ш-40, ШК-20. До сих пор их в частях нет;

д) обеспечить войска типовыми вводными кабелями (жгуты). До сих пор части кустарничают, портят кабель, получая весьма мало эффекта. В то же время инженеры могли дать прекрасные кабели для своих станций с хорошей изоляцией. Я полагаю, что и части связи должны быть снабжены кабелями-жгутами для вводов;

е) для штаба фронта необходимо иметь телефонную стан-цию39 ЦБх2х200 вместо Р-60 (неплохо иметь перевозимую ОЛ-200, автоматическую40);

ж) снабдить округ запчастями к аппаратам СТ и новым радиостанциям.

Совершенно непонятное положение, когда из-за небольшой поломки новый аппарат СТ выходит из строя.

К рациям РБ и РРУ41 не только нет запасных частей, но нет даже и ламп.

Считаю совершенно необходимым при отпуске новой аппаратуры предусматривать отпуск и запасных частей.

18. Совершенно ненормальным считаю положение с аппаратами Уитстона42 и Бильдсвя-зи43. Введены в табель узла связи эти аппараты, а работать мы на них не можем, т[ак] к[ак] узел связи Генштаба [работать] отказывается. В результате у нас есть люди, есть матчасть, а работать не можем и людей не готовим.

Полагаю совершенно необходимым ввести ежедневную практическую работу Минск — Москва по Уитстону; днем работаем на Бодо-дуплекс, ночью переходить на Уитстон. Бильдсвязь также надо использовать на работе Минск — Москва. Нам необходимо готовить личный состав, чего, вероятно, начальник узла [связи] Генштаба упорно не хочет понять.

В противном случае надо исключить эти аппараты и не держать людей без дела.

19. Вопрос о наших зарядных базах для крупных станций (фронт, армия) надо пересмотреть. Движки Л-3 и Л-6 теперь удовлетворять нас не могут44. Получив Бодо-дуплекс и СТ, мы нуждаемся в батареях больших мощностей в 60 и 100 а/ч. А заряжаем эти батареи движками меньшей мощности. Это губит батареи. Полагаю необходимым этот вопрос пересмотреть и дать нам соответствующие зарядные базы. Я считаю при этом совершенно необходимым зарядные базы иметь в двух комплектах, как минимум, и смонтированными на автомашинах. Весьма ускорило бы подвижность всего телеграфа, если бы мы имели на авто[мобилях] и источники питания.

20. Наряду с общей организационной неприспособленностью батальона связи фронта и армии к требованиям большой оперативной подвижности штабов необходимо решительно изменить взгляд «законодателей» наших штабов на значение технического персонала для телеграфа.

На телеграфе штаба по штату военного времени положено 11 аппаратов Бодо (сейчас получаем дуплексы), и на всю массу этих аппаратов нет в штате телеграфа ни одного инженера.

Мыслится, что эту технику будут обслуживать один техник и

механики-красноармейцы срочной службы. Считаю это совершенно неправильным. Нельзя этого дальше терпеть. В Минском телеграфе45 имеются 10 аппаратов Бодо (из них 4 дуплексных), и их обслуживают в каждой смене инженер, один старший техник на каждые 4 аппарата, и имеется главный инженер. В результате у нас простои, постоянно сбиваются аппараты, не получается должный коэффициент использования самого аппарата и [проявляются] бесконечные недовольства [со стороны] командования.

В равной степени надо решительно изменить ставки техникам телеграфа и АТС46. По совершенно непонятным соображениям наши техники приравнены к должности командира взвода, а начальник телеграфа фронта и начальник АТС [емкостью] на 1000 № [номеров] — приравнены к должности командира роты. Эти ставки чрезвычайно занижены. Сейчас без высококвалифицированного состава мы на телеграфе не обойдемся, а привлечь из НКС никого не можем, т[ак] к[ак] на эти ставки к нам опытные работники не идут.

В результате мы не имеем опытных техников сейчас и их не растим. Красноармеец срочной службы за 2 или 3 года не может быть равен по квалификации технику и инженеру НКС. Такое положение в дальнейшем приведет к тяжелым последствиям.

21. Последним вопросом я позволю себе обратить Ваше внимание на положение службы связи в целом и ее состояние в армии.

Начиная с 1937 г[ода] по совершенно непонятным причинам служба связи пошла по кривой на снижение своей роли и значимости в армии. Началось ничем не объяснимое сокращение штатов. Дошло до такого состояния, что у начальника связи фронта и армии не оказалось ни в мирное, ни в военное время ни одного помощника или заместителя. Уничтожили совершенно в мирное время службу радиотелеграфа.

Вычеркнули совершенно из лексикона слово «ННС»47 во фронте. Мы потеряли понятие о руководстве нижестоящими начальниками связи, т[ак] к[ак] ни инспекторов, ни вообще командиров связи у меня нет. Это привело к тому, что вместо плана связи и планирования операций начальник связи «висит» буквально на аппарате и отдает распоряжения, т[ак] к[ак] первое отделение выбрасывается по узлам для их подготовки к новому переходу штаба. Такая «метода» работы приводит к со-

I

ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ • www.mil.ru • № 3 2007

9

43

в

К

ИЗ ФОНДОВ ВОЕННЫХ АРХИВОВ

вершенно нетерпимому положению, при котором стерлось понятие о службе связи в округе и армии, а остался только начальник связи, который находится в тысячу раз в худших условиях работы, чем это было в период Гражданской войны, где я был именно начальником связи. Мы, связисты, тогда и обеспечивали управление войсками. Руководить могли нижестоящими начальниками связи и строили, хоть и не весьма успешно, систему связи. Сейчас у нас этого ничего нет.

В то же время работа стала во много раз сложнее. Думаю, что дальше так продолжаться не может. Нельзя под видом борьбы с едоками уничтожать систему управления в Красной армии и всю службу связи.

Наряду с этим нельзя не отметить совершенно недопустимое положение, когда работники в отделе связи по категории и положению ниже, чем в армии. Самая высокая у меня должность равна должности начальника связи корпуса.

По этим вопросам много пришлось говорить в прошлом году на совещании у заместителя начальника Генштаба генерал-лейтенанта т. Смородинова, но дело не изменилось.

Я считаю решительно необходимым пересмотреть всю организацию службы связи сверху донизу.

Нельзя больше терпеть таких мероприятий, как приказ НКО [...] 1939 года, который был, безусловно, выпущен в спешке, т[ак] к[ак] дальше все могло остановиться, и этот приказ до сих пор не получил осуществления.

Настоящим я высказал Вам те, с моей точки зрения, недочеты, которые требуют настоятельного изменения.

Так дальше ни работать, ни руководить нельзя, ибо это будет только ухудшать дело связи.

Сейчас иные оперативные решения, и служба связи должна быть на соответствующем месте. В противном случае мы окажемся не способными обеспечить эти решения на поле боя. Время не ждет.

Наша Родина не так бедна, чтобы продолжать ссылаться на наши недостатки. По затронутым вопросам хотелось бы знать ваше мнение.

Искренне уважающий вас

генерал-майор войск связи А. ГРИГОРЬЕВ /подпись/

Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 71. Оп. 296521. Д. 87. Л. 14—25. Машинописный экз.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В послужном списке А.Т. Григорьева имеется исправление, и местом рождения указана Западная область, которая была создана после Февральской революции (в марте 1917 г.). Область включала в себя: Минскую, Могилевскую, Витебскую, Смоленскую губернии и территории некоторых уездов Виленской губернии (Центр области — г. Минск). См.: Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1977.С. 214.

2 Украинский военный округ (УВО) (1922—1935). Управление округа дислоцировалось в Харькове.

3 Российский государственный военный архив (РГВА). Приказ наркома обороны Союза ССР от 28 июля 1941 г.

4 В подлиннике документа указан Белорусский военный округ, однако с 11.07.1940 г. он имел название Западный Особый (ЗапВО), с началом войны преобразован в Западный фронт.

5 Речь идет об эшелонировании как пунктов управления (ПУ), так и узлов связи (УС ПУ).

6 Автор письма говорит о том, что войска связи должны быть укомплектованы достаточными силами и средствами в мирное время и не зависеть от мобилизационных мероприятий, т.е. их готовность должна быть упреждающе более высокой, чем тех войск, для обеспечения связи которых они предназначены. Командиры-академики — командиры частей, имеющие высшее академическое образование.

7 Вероятно, имеется в виду человек — «ходячая энциклопедия».

8 Т.е. проводную связь.

9 Прибалтийский военный округ был создан после ввода советских войск на территорию Прибалтики 11 июля 1940 г. Ввод и размещение гарнизонов Красной армии в соответствии с договоренностью между СССР и прибалтийскими государствами (начало октября 1939 г.) осуществлялись за счет войск Белорусского военного округа. В середине июня 1940 г. войска СССР вступили на территорию Прибалтики. Это событие автор и называет «Литовским походом».

10 ППС — полева почтовая связь.

11 В Уполесвязи (Управление полевой связи НКС) по штату 1938 г. имелись пять отделений: электросвязи, почтовой связи, шифровально-дислокатор-ское, связи ПВО и снабжения. Поэтому автор, вероятно, имеет в виду отделение полевой почты. Функции Уполес-вязи определялись положением, утвержденным НКС (приказ НКО от 26.3.1940 г.), где говорилось об обязательном предоставлении для нужд оперативной связи намеченных по мобилизационному плану местных проводных и радиосредств НКС.

12 Под электросектором подразумеваются электрические (радио и проводные) средства связи.

13 Т/т отдел — телефонно-телеграфный отдел.

14 Уполесвязи — управление полевой связи НКС.

15 Имеются в виду офицеры, получившие специальное образование в Военной электротехнической академии РККА.

16 СТО — Совет труда и обороны СССР, действовал в 1923—1937 гг.

17 НКПС — Народный комиссариат путей сообщения.

18 ВОСО — отделы (управления) военных сообщений.

19 Автор имеет в виду поход Красной армии в Западную Белоруссию.

20 Речь также идет о походе Красной армии в Западную Белоруссию.

21 ВУС — военно-учетная специальность.

22 ВОУ — военно-оперативный узел.

23 УСКА — Управление связи Красной армии.

24 Так обычно называли постоянные воздушные линии связи из цветного металла, которые имели более низкое сопротивление и были более приемлемы для телефонирования, чем линии связи из стальных проводов.

25 Народный комиссариат внутренних дел.

26 К началу войны аппаратуру высокочастотного уплотнения цепей (в/ч связь) имели только части правительственной связи НКВД.

27 Телеграфный аппарат Юза со специальной буквенно-цифровой клавиатурой. Обладал малой устойчивостью на линиях дальней протяженности. Применялся, как правило, в звене армия — корпус.

28 Марки полевых телефонных аппаратов, состоявших на вооружении Русской армии с начала 1900-х гг.

29 НЗ — неприкосновенный запас.

30 4Д — длинноволновая радиостанция первой системы радиовооружения Красной армии. Транспортировалась на 4-х двуколках без рессор.

31 Авторации — радиостанции, смонтированные на автомобильной базе.

32 Тачанка — рессорная конная повозка.

33 РУК — коротковолновый радиоприемник.

34 СТ-дуплекс, т.е. буквопечатающая телеграфная связь, позволяющая вести одновременно передачу и прием информации.

35 СТ (советский телетайп) — буквопечатающий телеграфный аппарат с высокой на то время пропускной способностью (2500 слов/час).

36 Бодо-дуплекс — телеграфный аппарат, позволяющий вести одновременный обмен информацией в обоих направлениях (т.е. дуплексно). Громоздок и неудобен при перемещении (время развертывания 6—10 ч), однако мог обеспечить достаточно устойчивую связь на значительном расстоянии, поэтому применялся в звене от армии и выше.

37 Морзе — телеграфный аппарат, передача информации с которого осуществлялась ключом в виде знаков азбуки Морзе. Скорость телеграфирования с помощью аппарата была низкой.

38 Коммутационные устройства емкостью на 40 и 20 абонентов.

39 Образцы телефонных коммутаторов (станций) ручного обслуживания.

40 ОЛ-200 — автоматическая телефонная станция емкостью 200 номеров.

41 РБ, РРУ — радиостанции полкового и батальонного звена.

42 Телеграфный аппарат Уитстона, передача с которого осуществлялась с помощью заранее отперфорированной на трансмиттере ленты. Прием осуществлялся в виде знаков Морзе. Аппарат громоздок, его обслуживала команда из 6 человек. Мог применяться от штаба армии и выше.

43 Бильдсвязь — прообраз современной факсимильной связи.

44 Л-3, Л-6 — бензоагрегаты для подзарядки аккумуляторных батарей.

45 Имеется в виду городской телеграф узла связи НКС г. Минска.

46 АТС — автоматическая телефонная станция.

47 ННС — начальник направления связи.

Публикация подполковника запаса А.П. ЖАРСКОГО

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.