Научная статья на тему 'Некоторые социально-экологические аспекты минимизации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС'

Некоторые социально-экологические аспекты минимизации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
1700
180
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Чернобыльская АЭС / Республика Беларусь / катастрофа / радиационно-экологическая обстановка

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Демичев Д. М.

В статье исследуются правовые и социально-экологические аспекты проблем минимизации последствий Чернобыльской катастрофы в Республике Беларусь, Украине и Российской Федерации, в том числе медико-биологические и демографические. Выявляются взаимосвязанные факторы, обусловливающие отношение граждан к властным структурам, вносятся рекомендации по разработке долговременных межгосударственных программ реабилитации пострадавшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Некоторые социально-экологические аспекты минимизации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС»

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

ИСТОРИЯ, ПРАВО

ДЕМИЧЕВ Д. М.

НЕКОТОРЫЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ МИНИМИЗАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ КАТАСТРОФЫ НА ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АЭС

Аннотация: В статье исследуются правовые и социально-экологические аспекты проблем минимизации последствий Чернобыльской катастрофы в Республике Беларусь, Украине и Российской Федерации, в том числе медико-биологические и демографические. Выявляются взаимосвязанные факторы, обусловливающие отношение граждан к властным структурам, вносятся рекомендации по разработке долговременных межгосударственных программ реабилитации пострадавшего от катастрофы на Чернобыльской АЭС населения.

Ключевые слова: Чернобыльская АЭС, Республика Беларусь, катастрофа, радиационноэкологическая обстановка.

В апреле 2016 г. исполнится 30 лет самой трагической катастрофе за всю историю человечества -Чернобыльской, последствия которой исторически длительный период будут сказываться как на живущих, так и на последующих поколениях людей.

Произошедшая 26 апреля 1986 г. авария на Чернобыльской АЭС является крупнейшей техногенной катастрофой и одним из самых драматических событий XX века. Она нанесла человеческой цивилизации громадный экономический, морально-нравственный и генетический ущерб. Ее катастрофические последствия выразились в загрязнении огромных территорий радионуклидами с различными периодами полураспада, ионизирующем облучении миллионов людей, выведении из оборота большого количества сельхозугодий, массовом отселении граждан из особо опасных зон проживания, резком возрастании различных специфических заболеваний.

Ионизирующему воздействию радиоактивных осадков «чернобыльского» выброса прямо или косвенно подверглось около 5 млн. человек, проживающих в 17 европейских государствах. На территории бывшего СССР радиоактивные вещества выпали в основном тремя крупными пятнами - в Беларуси, Украине и преимущественно западных областях России.

Последствия Чернобыльской катастрофы существенно отразились на судьбах народов целого ряда государств и на природных экосистемах. В радиоактивно загрязненных районах сформировался новый социально-политический и биогеохимический регион - Чернобыльская провинция, характеризующаяся повышенным содержанием радионуклидов в воздухе, почве, воде, растительности, особях животного мира. В данном регионе продолжают проживать более 4 млн. чел., в том числе: в 2402 населенных пунктах Республики Беларусь 1,14 млн.; в 4414 населенных пунктах Российской Федерации 1,6 млн. чел. и в 2163 населенных пунктах Украины —1,5 млн. чел. [1].

Проживающие на данной территории люди стали носителями радионуклидного потока и являются важнейшим звеном общего круговорота радиоактивных веществ в биосфере.

В пределах геополитического пространства СНГ, государств Балтии и Кавказа выделено около 300 ареалов неблагоприятных экологических ситуаций, занимающих площадь почти 4 млн. кв. км, или 16% территорий этих стран. Около 20% их населения проживает в условиях напряженной экологической обстановки. Не в последнюю очередь в результате такого экологического коллапса, а также неадекватного требованиям обращения с радиоактивными и другими токсичными отходами в Беларуси, России, Украине и других странах СНГ сложилась едва ли не самая напряженная на планете радиационноэкологическая обстановка.

После аварии на ЧАЭС природные процессы и экологические связи в Беларуси, Украине и России, других регионах, пострадавших от катастрофы, оказались нарушенными настолько глубоко, что в данном планетарном регионе, по сути, создана объективная угроза как для потери равновесия и устойчивости биосферы, так и для развития цивилизации в целом. Наряду с экологическим взрывом, вызванным негативными последствиями антропогенных воздействий, Чернобыльская катастрофа может явиться основной причиной не только региональной, но и глобальной деградации жизненных качеств биосферы.

Экологическое и биологическое воздействие Чернобыльской катастрофы на человека и окружающую природную среду вызвало необходимость решения неведомых ранее глобальных задач планетарного масштаба, затрагивающих все стороны общественной жизни, экономики, культуры, права. Ее последствия

132

Ns 2(29), 2014 г.

выявили сложный комплекс проблем правового характера, связанный с разработкой и созданием нормативной правовой базы, регулирующей общественные отношения в данной сфере.

По всей совокупности долгосрочных последствий авария на Чернобыльской АЭС является самой беспрецедентной и масштабной катастрофой XX века из всех 26 происшедших к тому времени подобных аварий в мире. В первые дни после 26 апреля 1986 г. из четвертого энергоблока ЧАЭС, содержащего 190-192 т ядерного топлива, в окружающую среду его было выброшено около 4 т. В последующий период в атмосферный воздух, почву, поверхностные и слабозащищенные подземные воды поступило около 130 т ядерного горючего [2].

Природные экосистемы приняли от400 до 600 видов различных радионуклидов с периодами полураспада от нескольких часов до 24390 лет, в том числе: цезия-137 - до 1 млн. Ки; стронция-90 - 0,2 млн. Ки; плутония-239,240 - 0,003 - 0,005 млн. Ки [3]. Всего во внешнюю среду поступило радиоактивных веществ общей активностью около 10 ЭБк (1 Э = 1018), в том числе 6,3 ЭБк радиоактивных благородных газов [4].

По уникальности пространственной и временной структуры, а также по сочетанию внешнего и внутреннего облучения, авария на Чернобыльской АЭС не имеет аналогов во всей истории техногенных катастроф. На территории бывшего СССР радиоактивному загрязнению в той или иной степени подверглось около 70 административно-территориальных единиц Белоруссии, Украины и России [5].

На долю Белоруссии пришлось около 70% загрязненной радионуклид ами цезия-137 территории Европейской части бывшего СССР. Под воздействием радиации оказалось 23% территории республики, где до переселения проживало свыше 2,2 млн. человек, расположено 53 города и почти 4 тыс. иных населенных пунктов. Наиболее пострадали Гомельская, Могилевская, Брестская области Белоруссии. В апреле-мае 1986 г. в Брагинском, Хойникском, Наровлянском районах Гомельской области уровни выпадения йода-131 составляли до 37 000 кБк/кв. м (1 000 Ки/кв. км) и более. В Ветковском районе Гомельской области его содержание в почве достигало 20 000 кБк/кв.м. В Могилевской области наибольшее загрязнение отмечалось в Чериковском и Краснопопьсшм районах (5550-11100 кБк/кв. м). Значительному загрязнению подверглись также юго-западные районы Гомельской области - Ельский, Лельчицкий, Житковичский, Петриковский, а также Пинский, Лунинецкий, Сталинский районы Брестской области.

В начальный послеаварийный период радиационная обстановка в Белоруссии определялась преимущественно радионуклидами с короткими периодами полураспада - от нескольких дней до 2-8 месяцев: йодом-131, ксеноном-133, барием-140, лантаном-140, теллуром-132, турением-103, цирконием-95, ниобием-95, молибденом-90, стронцием-89, церием-141, нептунием-239 и др. В дальнейшем значительный вклад в формирование дозовых нагрузок вносили радиоактивные элементы с периодами полураспада 1 -3 года: цезий-134, рутений-106, церий-144 и их дочерние радионуклиды. В настоящее время и на ближайшие десятилетия главную опасность представляют цезий-137 и стронций-90 с периодами полураспада 30 и 29 лег, а также плутоний-239 с периодом полураспада 24390 лет. Территория республики подверглась наибольшему загрязнению цезием-137 плотностью более 1 Ки/кв. км (37 кБк/кв.м)—46,5 тыс. кв. км). Вследствие выпадения большого количества радиоактивных долгоживущих элементов из сельскохозяйственного оборота минимум на 30 лег выбыло264 тыс. га сельхозугодий и 188 тыс. га леса. Радиоактивное загрязнение лесных фитоценозов выявлено на 25% лесного фонда республики: в течение многих десятилетий здесь невозможно обычное ведение лесного хозяйства и многоцелевое использование леса.

Территория Украины приняла от 20 до 30% глобального выброса цезия-137 Чернобыльской АЭС (до 230-280 тыс. Ки). Загрязнению подверглась территория 18 областей республики из 25 [6]. Наибольшему по масштабам (около 100%) и уровню (свыше 1 мБк/кв. м) загрязнению подверглись Киевская и Житомирская области, а также территории Ровенской, Черкасской и Черниговской областей. Почти на 100% территории Донецкой, Ивано-Франковской, Луганской, Сумской и Черновицкой областей радиоактивные загрязнения более чем вдвое превысили уровни глобального загрязнения 1967-1968 гг

Общая площадь Украины с плотностью загрязнения цезием-137 более 1 Ки/кв. км составила около 45 тыс. кв. км, на которой было расположено 2218 населенных пунктов и проживало 2,4 млн. чел. [7]. Цезиевое загрязнение лесов произошло на 2,84 млн. га, в том числе до 1 Ки/кв. км - 58,3% [8].

В Российской Федерации радиоактивному загрязнению подверглись территории 14 субъектов, в том числе Брянская, Калужская, Орловская, Тульская, Белгородская, Воронежская, Курская, Ленинградская, Липецкая, Пензенская, Рязанская, Тамбовская, Ульяновская области и Республика Мордовия [9]. По результатам наземного и аэрогаммаспекгрометрического обследования, проведенного в 1991 г., установлено радиоактивное загрязнение цезием-137 территории России на 54,1 тыс. кв. км, в том числе от 1 до 5 Ки/кв. км - 46,2 тыс. кв. км; 5-15 Ки/кв. км - 5,4 тыс. кв. км; 15-40 Ки/кв. км - 2,1 тыс. кв. км; свыше 40 Ки/кв. км - 310 кв. км [10].

133

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

Как угрожающее оценивается состояние окружающей природной среды Российской Федерации. В ходе радикальных преобразований после 1991 г. Россия столкнулась с новыми процессами, связанными с дестабилизацией финансовой системы, неплатежеспособностью предприятий, ростом инфляции, что в значительной мере обусловило спад промышленного производства и инвестиционной активности. Это, в свою очередь, оказало негативное влияние на осуществление природоохранных мероприятий. Допущенный за первые постсоветские годы спад производства не привел к адекватному сокращению загрязнения природной среды. К зонам экологического неблагополучия относится почти 15% территории Российской Федерации. Две трети населения живет в условиях опасного загрязнения воздуха. В 138 городах России (около 60 %) степень загрязнения воздуха оценивается как высокая и очень высокая. В таких городах проживает 55,1 млн. человек, или 53% городского населения России. Только в 9 субъектах Российской Федерации высокий и очень высокий уровень загрязнения воздуха городов не отмечен. Около трети населения страны не менее одного раза в год подвергается воздействию вредных веществ, в 10 и более раз превышающих допустимые концентрации, а более 20% - проживает в условиях постоянного высокого уровня загрязнения атмосферного воздуха несколькими вредными веществами. Как критическое оценивается состояние используемых пресных подземных вод. Почти 50% населения России вынуждено использовать для питья воду, не соответствующую гигиеническим требованиям по различным показателям.

Значительное ухудшение социально-экономических условий подавляющей части населения России не могло не сказаться на медико-демографических показателях, по которым 1992 г. был самым неблагоприятным за весь послевоенный период: впервые произошло резкое снижение рождаемости на 11%, увеличение смертности на 5% и, как результат, - уменьшение естественного прироста населения [11]. В последующие годы продолжалось интенсивное уменьшение населения России. Согласно представленному в 2005 г. докладу Правительству РФ «Демографическая политика и демографическая ситуация» население страны ежегодно уменьшается примерно на 700 тыс. чел., а по уровню смертности Россия сегодня отброшена на 100 лет назад [12]. За последние 12 лет население Российской Федерации уменьшилось на 3 млн. чел. и по состоянию на 1 января 2014 г. составило около 143 млн. чел.

Распад СССР ухудшил реальные возможности решения экологических проблем как на межгосударственном уровне, так и в самой России. Возникли трудности при решении межреспубликанских экологических проблем, вызванных необходимостью охраны и воспроизводства вод в приграничных и трансграничных водоемах и переносом загрязнений через атмосферу.

Изменившиеся в результате Чернобыльской катастрофы условия жизни, труда, быта населения пострадавших регионов, характер его психологического и морального состояния не могли не отразиться на показателях здоровья людей. При этом медико-биологические последствия катастрофы оказались значительно серьезнее и многообразнее, чем предполагалось в первоначальный период. К настоящему времени накоплен достаточно обширный и убедительный материал о воздействии радионуклидов на человеческий организм, доказывающий, что ионизирующее излучение вызывает не только непосредственные биологические эффекты, но и может приводить к возникновению заболеваний в течение всей жизни человека. Причем повреждения генетических структур в форме различных аномалий возможны и у последующих поколений.

Уже через 10 лет после катастрофы на ЧАЭС группа ученых во главе с Ю. Дубровым, действующая под покровительством лауреата Нобелевской премии профессора А. Джеферис, изучала состояние здоровья детей и их родителей, проживающих в загрязненных районах, расположенных к северу от Чернобыля на 250-300 км. Исследования показали удвоение числа мутаций в изучаемых хромосомах по сравнению с детьми из незагрязненных районов. При этом процентное содержание мутаций зависело от степени радиоактивности в местах проживания их родителей, а вывод, к которому пришли ученые, - малая, но регулярная доза радиации является особенно опасной для человеческого генома [13].

Рассматривая проблему последствий Чернобыльской катастрофы с данной точки зрения, необходимо иметь в виду то обстоятельство, что помимо радиационного и экологического аспектов на состояние здоровья населения существенное воздействие оказали и оказывают другие факторы, также обусловленные этой широкомасштабной катастрофой. К ним относятся изменения стереотипа поведения людей, существенные нарушения баланса их пищевого рациона, стрессы, дополнительный дискомфорт и др. В создавшейся ситуации можно ожидать не только возникновения дополнительных случаев заболеваний, но и обострения других болезней, сокращения скрытой фазы их течения [14]. Так, по обнародованным еще в 1993 г. данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которая известна своими достаточно осторожными прогнозами, в начале третьего тысячелетия каждый четвертый житель Республики Беларусь будет болеть раком [15]. Время показало, что частота всех онкологических заболеваний в стране за период 1990-2000 гг. увеличилась на 40 %, а максимальное увеличение произошло в наиболее

134

Ns 2(29), 2014 г.

загрязненном регионе Республики Беларусь - Гомельской области. Общая встречаемость рака щитовидной железы у взрослых и детей страны стала резко возрастать с 1990 г. и увеличилась к 1994 г. у детей - в 43 раза, а у тех, кому в момент Чернобыльской катастрофы было до 18 лет, - более чем в 200 раз [16].

Имеющиеся данные по соматостохастической заболеваемости участников ликвидации последствий аварии из Беларуси, Украины и России свидетельствуют о ежегодном росте заболеваемости по широкому спектру болезней (с более четкой динамикой у мужчин) и омоложении болезней. Уровень заболеваемости женщин-ликвидаторов в большей степени характерен для эндокринной системы, крови и кроветворных органов, нервной системы и органов пищеварения. Наблюдается тенденция к превышению официальных среднереспубликанских статистических показателей по распространенности заболеваний среди взрослого населения из числа участников ликвидации последствий аварии: у женщин - с 1988 г., у мужчин - с 1989 г. Независимо от пола превышения отличаются в порядке очередности по классам болезней эндокринной системы, крови и кроветворных органов, болезней нервной системы. Дозозависимые эффекты отмечаются в основном у ликвид аторов, получивших дозу внешнего облучения 25 бэр и выше [17].

Кроме того, у данной категории людей обнаружено статистически достоверное общее увеличение заболеваемости и дозозависимое увеличение числа психических расстройств, вегето-сосудистой дистонии. Для них характерно не только повышение частоты ряда заболеваний, но и своеобразное развитие патологических процессов: необычное течение заболеваний желудочно-кишечного тракта с проявлением в первые месяцы после аварии гастроинтестинального синдрома, а в последующие годы - атрофических эрозивных гипо- и анацидных гастритов, язвенной болезни и полипов желудка; развитие у значительного числа больных патологии сердечно-сосудистой системы, раннее развитие атеросклеротических изменений; прогрессирование нарушений мозгового кровообращения, изменение психического статуса; поражение кожи в виде бета-дерматитов нижних конечностей и лица [18]. По данным Института радиобиологии НАН Беларуси, через 10-13 лет после аварии на ЧАЭС у ликвидаторов (а это в основном мужчины в возрасте 25-49 лет) зафиксирован рост болезней эндокринной системы в 6,3 раза (при этом болезней щитовидной железы - более чем в 10 раз, сахарного диабета - в 3,5 раза), системы кровообращения -в 7,8 раза, органов пищеварения - в 7,3 раза, нервной системы - в 2,7 раза, болезней крови и кроветворных тканей- в 4,7 раза, катаракты глаза -в 4,4 раза [19]. В 1996 г. болезни щитовидной железы у ликвидаторов Республики Беларусь встречались в 11,9 раза чаще, чем среди взрослого населения [20].

Обращает на себя внимание непрерывный рост показателей заболеваемости у ликвидаторов из всех трех государств по новообразованиям. Так, в Республике Беларусь через 13 лет после катастрофы на ЧАЭС онкозаболеваемость у данной категории оказалась в 1,6 раза выше, чем у взрослого населения страны [21]. Данный вид заболеваемости у ликвидаторов Республики Беларусь резко стал расти и в последующие годы [22]. Заболеваемость раком щитовидной железы у ликвидаторов Российской Федерации к 1999 г. выявлялась примерно в 2 раза чаще, чем у населения страны в целом [23]. Как отмечалось в Российском национальном докладе, посвященном 25-й годовщине Чернобыльской катастрофы, в период с 1990 по 1999 гг. заболеваемость лейкозами в когорте ликвидаторов России была значительно выше контрольного российского уровня, и максимальное превышение, равное 2,75, было обнаружено в 1992-1993 гг. [24].

Во всех трех государствах наблюдается устойчивая тенденция непрерывного роста смертности ликвидаторов. В структуре ее причин от злокачественных новообразований основную долю составляют опухоли органов пищеварения и дыхания. Уровень смертности ликвидаторов Российской Федерации от новообразований после 1990 г. повышается практически каждый год. Особенно резкий скачок их смертности в первые годы после аварии зарегистрирован в Ленинградской (с 3,1 до 12,0) и Ростовской (с 1,5 до 6,8) областях. Постоянно высокие показатели смертности ликвидаторов отмечаются в Восточно-Сибирском регионе. Среди причин их смертности все весомее становится процент самоубийств. К примеру, из умерших в 1993 г. ликвидаторов, проживающих в Тамбовской области России, каждый третий ушел из жизни добровольно [25]. Аналогичная картина и в Свердловской области. Там в 1997 г. покончили жизнь самоубийством более 10 чернобыльцев [26]. По данным Российского государственного медикодозиметрического регистра среди причин смертности ликвидаторов России к 2000 г. 26,3 % составляли травмы и самоубийства [27].

От неуверенности в завтрашнем дне, постоянного ощущения собственной ненужности, неудач в работе и личной жизни среди чернобыльцев-ликвидаторов высоким остается процент злоупотребляющих спиртными напитками, а впоследствии заболевающих алкоголизмом.

135

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

В диссертации на тему «Медико-социальная характеристика здоровья участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (апрель-май 1986 г.)», защищенной И.В. Суворовой в Белорусском государственном медицинском университете в 2004 г., автор выявил достоверный рост показателей заболеваемости, инвалидности и смертности у лиц наблюдаемой когорты, в том числе определена степень выраженности негативных последствий катастрофы на ЧАЭС в состоянии здоровья ликвидаторов четырех сформированных субкогорт в зависимости от полученной дозы облучения. У лиц, принимавших участие в ликвидационных работах в апреле-мае 1986 г. в зоне отчуждения ЧАЭС, отмечен достоверный рост показателей заболеваемости, инвалидности и смертности. Повозрастные коэффициенты заболеваемости и смертности злокачественными новообразованиями у ликвидаторов данной категории достоверно выше, чем у взрослого населения Республики Беларусь в соответствующих возрастных группах. Риски заболеваемости, инвалидности и смертности, а также прогноз их на будущее отразили нарастание негативных тенденций в состоянии здоровья ликвидаторов. Сравнительный анализ повозрастных показателей смертности от новообразований позволил выявить, что в возрастном интервале от 40 до 44 лет уровень смертности в когорте ликвидаторов в 10 раз достоверно выше уровня смертности населения Беларуси. Смертность ликвидаторов характеризуется ростом показателей с 200,5 в 1993 г. до 1467,1 в 1999 г. на 100 тыс. человек. Установлен достоверный рост показателей смертности по классу болезней системы кровообращения в 9,5 раза, новообразований - в 5 раз, травм и отравлений - в 4,5 раза. Среднегодовой темп прироста смертности ликвидаторов составил 26,4%, в то время как взрослого населения Беларуси - 3,1%. Показатели смертности от злокачественных новообразований выше практически во всех возрастных группах у ликвидаторов в сравнении с взрослым населением Республики Беларусь (максимальное превышение отмечается в возрасте 40-44 года в 10 раз) [28].

Многокомпонентное воздействие неблагоприятных факторов Чернобыльской катастрофы на детей способствовало формированию своеобразного симптомокомплекса, характеризующегося наличием разнообразных сдвигов в развитии многих органов и систем детского организма. Причем выявленные изменения симптомокомплекса при заболеваниях детей имеют одинаковый характер на загрязнённых радионуклидами территориях России, Беларуси, Украины и свидетельствуют о наличии существенного влияния чернобыльского выброса на состояние здоровья детей, так как радиационный фактор обусловливает нарушение обменных процессов и функций важнейших систем растущего организма -иммунной, эндокринной, сердечно-сосудистой и др. У проживающих на загрязненных территориях детей выявлены признаки измененного, по сравнению с обычным, протекания ряда заболеваний: бронхолегочных патологий, аллергических заболеваний. Пневмония имеет тенденцию к более тяжелому и длительному течению и меньшей чувствительности к антибиотикам. С 1987 г. отмечается заметный рост первичной и общей заболеваемости детей, проживающих на загрязненных радионуклидами территориях, по большинству классов болезней. Наиболее высокий ее уровень отмечался в Гомельской области (от 1200 до 1600 %) [29]. По данным НИИ охраны материнства и детства Министерства здравоохранения Республики Беларусь, у 70% проживающих здесь детей и подростков наблюдаются отклонения от нормального состояния физического и полового развития, а также снижена барьерно-психологическая адаптация [30].

В структуре детской заболеваемости ведущее место принадлежит болезням органов дыхания, инфекционным и паразитарным, болезням органов пищеварения, эндокринной системы, крови и кроветворной системы (особенно железодефицитным анемиям), нервно-психическим заболеваниям. У детей младшей возрастной группы, которые родились от беременных матерей на момент аварии, выявлено увеличение числа острых респираторных заболеваний в среднем в два раза. В 1986-1990 гг. у детей наблюдались повышение удельного веса почечных патологий, частота абдоминальных болей, гастритов, диспанкреатита, астеноневротических синдромов. Среди детей, подвергшихся облучению, установлена высокая распространенность функциональных отклонений сердечно-сосудистой системы и функциональных кардиопатий. У 75% детей выявлены вегего-сосуцистая дистония, нарушения вегетативной регуляции. Большие изменения наблюдаются в частоте и тяжести эндокринных заболеваний. Отмечено отягощенное протекание эндемических заболеваний: увеличение роста зоба в 2 раза, рост числа детей, больных тиреотоксикозом. Выявлена повышенная распространенность гиперплазии щитовидной железы, особенно у детей, получивших облучение в возрасте 1-3 лет (в 3 раза чаще, чем у других групп).

Массированный радиоактивный «йодный удар» по населению, проживающему в регионе эндемической йодной недостаточности (белорусское и украинское Полесье), уже начал реализовываться в беспримерном росте частоты возникновения у детей рака щитовидной железы. Исследования гормонального статуса указывают на наиболее высокую степень лучевого поражения щитовидной железы у детей в возрасте до 3

136

Ns 2(29), 2014 г.

лет. Вопреки прогнозам, сделанным в 1986 г. Институтом биофизики (Россия) и в 1989 г. Международным чернобыльским проектом (МАГАТЭ), в Республике Беларусь, начиная с 1990 г., начался значительный рост заболеваемости детей и подростков раком щитовидной железы. За послеаварийный период к 1992 г. заболеваемость раком щитовидной железы у детей (на 100 тыс. детского населения) возросла почти в 7 раз по Республике Беларусь и в 22 раза по Гомельской области [31]. Пик заболеваемости детей пришелся на 1995-1996 гг. По различным оценкам заболеваемость детей к этому времени возросла в 39-50 раз, а в отдельных районах - в 100 и более раз. Этот показатель на 100 тыс. детского населения Республики Беларуси оказался самым высоким среди европейских стран, где детский тиреоидный рак является большой редкостью [32].

К концу 2001 г. в Республике Беларусь по поводу тиреоидной карциномы щитовидной железы было прооперировано более 1100 детей и подростков, которые после таких операций фактически остаются инвалидами на всю жизнь.

На начало 2004 г. уровень заболеваемости злокачественными новообразованиями среди хронически больных детей Республики Беларусь увеличился и составил 13,9 случая на 100 тыс. детского населения [33], а на первое место выдвигается рак и другие патологии щитовидной железы [34].

В результате послеаварийного наблюдения за когортой пострадавшего населения Республики Беларусь получены убедительные данные о радиационном генезе злокачественных новообразований щитовидной железы, прежде всего у детей и подростков, а также неопухолевой патологии щитовидной железы у лиц, облученных в детском возрасте. Доказан радиационно-индуцированный характер избыточной заболеваемости раком щитовидной железы у облученных радионуклидами йода в детском и подростковом возрасте. Пик заболеваемости детей (0-14 лет в 1986 г.) отмечен в период 1995-1996 гг., когда уровень заболеваемости по отношению к 1986 г. увеличился в 39 раз [35].

Общая заболеваемость среди детей Украины, пострадавших вследствие Чернобыльской катастрофы, с 1987 по 1999 гг. выросла в 2,9 раза [36]. Если в 1981-1985 гг. в республике ежегодно регистрировалось в среднем 12 случаев рака щитовидной железы среди детей и подростков, то уже в 1990 г. было прооперировано 62 человека этой категории. А всего за 1986-2009 гг. в Украине по поводу этого заболевания прооперировано 6049 таких больных [37]. Одним из реальных последствий Чернобыльской катастрофы является наблюдаемый рост заболеваемости раком щитовидной железы среди детского (0-14 лет в 1986 г.) населения загрязненных территорий Российской Федерации. При этом до 40% выявленных случаев указанного заболевания в этой группе можно отнести к радиационно-обусловленным [38].

Согласно прогнозу, сделанному академиком НАН Беларуси В.Б. Нестеренко в 1999 г., рост количества случаев этого заболевания в Республике Беларусь в обозримом будущем составит 7-15 тыс. случаев [39]. В Российской Федерации (Калужская, Тульская и Орловская области) также прогнозируется резкий ее рост.

В целом у населения Беларуси, Украины и России, проживающего на загрязненных территориях, в профиле заболеваемости взрослого населения наиболее типичными являются дальнейший рост и высокие уровни гипертонической болезни, отмечается достоверный (как абсолютный, так и относительный) рост частоты заболеваний крови и кроветворных органов, эндокринных заболеваний, болезней желудочно-кишечного тракта и мочеполовой системы, нервных и психических расстройств. В Республике Беларусь у данной категории населения диагностируются болезни бронхолегочной системы, кровообращения, пищеварения, нервной и эндокринной систем. Показатели указанной заболеваемости превышают среднереспубликанские в 2-10 раз. Большинство заболеваний принимают более тяжелый и затяжной характер, труднее поддаются лечению.

Наблюдается увеличение числа злокачественных новообразований, особенно раковых заболеваний щитовидной железы. После 2001 г. заболеваемость раком щитовидной железы пострадавшего населения Республики Беларусь к 2005 г. увеличилась в 3,5 раза. На загрязненных радионуклидами территориях недуги эндокринной системы у проживающего там населения выше, чем в среднем по республике на 20% [40].

В целом за 1986-2004 гг. заболеваемость взрослого населения Республики Беларусь раком щитовидной железы увеличилась более, чем в 6 раз с 1,9 случаев на 100 тыс. населения в 1986 г. до 12, 7 случая в 2004 г. [41].

В Национальном докладе Республики Беларусь, опубликованном к 25-ой годовщине Чернобыльской катастрофы, отмечалось, что в результате двадцатипятилетнего наблюдения за когортой пострадавшего населения установлено следующее:

1. доказан радиационно-индуцированный характер избыточной заболеваемости раком щитовидной железы у облученных радионуклидами йода в детском и подростковом возрасте;

137

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

2. заболеваемость взрослого населения раком щитовидной железы увеличилась более, чем в 6 раз. Пик заболеваемости детей (0-14 лет в 1986 г.) отмечен в период 1995-1996 гг., когда уровень заболеваемости по отношению к 1986 г. увеличился в 39 раз;

3. получены убедительные данные о радиационном генезе злокачественных новообразований щитовидной железы не только у детей и подростков, но и у взрослого населения, а также неопухолевой патологии щитовидной железы у лиц, облученных в детском возрасте [42].

В Гомельской, Могилевской и Брянской областях зарегистрировано статистически значимое увеличение в старших возрастных группах в 1988-1989 гг. числа заболеваний лейкемией и другими гемобластозами (главным образом с хроническим течением). В последующие годы в структуре онтзаболеваемосги произошли определенные изменения: уменьшился или сохранился удельный вес опухолей желудка и заметно возросла частота заболеваний опухолями органов дыхания, молочной железы, мочеполовых органов, ободочной и прямой кишки [43].

В целом показатель заболеваемости раком в радиоактивно загрязненных регионах пострадавших государств выше, чем на остальной территории. Более высокими темпами растет частота злокачественных новообразований в загрязненных областях Российской Федерации. Если с 1981 по 1997 гг. показатель онкозаболеваемости среди мужского населения России вырос на 10,7 %, то в Брянской области - на 30%, Орловской - на 17%, Тульской - на 15%, Калужской - на 14% [44].

У населения России, Украины и Беларуси, проживающего в зонах повышенного риска, отмечается достоверный рост частоты заболеваний: болезней крови, диабета - для Брянской области, нервно-психических расстройств, диабета, хронического лимфолейкоза - для Гомельской и Могилевской областей, сердечнососудистых и нервно-психических расстройств - для Украины, рака щитовидной железы - для Беларуси в целом. Не может не настораживать и то обстоятельство, что практически во всех трех государствах начался рост заболеваемости у населения, проживающего на территориях с низким уровнем загрязнения по цезию -137 (менее 1 Ки/кв. км).

Вместе с тем, как отмечалось в обзорном докладе «Наследие Чернобыля: медицинские, экологические и социально-экономические последствия» на Чернобыльском форуме (2005 г.), в который вошли 8 специализированных учреждений ООН, в том числе МАГАТЭ, ВОЗ, ПРООН, проведенное за послеаварийный период комплексное исследование социальных последствий Чернобыльской катастрофы с участием социологических служб Республики Беларусь, Украины и России (в том числе Институтом социологии НАН Беларуси, Белорусским институтом информации и прогноза, Белорусской социологической службой «Общественное мнение», НИСЭПИ), сопоставление эмпирических данных, полученных на различных его этапах, показывают, что происходящие после апреля 1986 г. в подвергшихся радиоактивному загрязнению регионах процессы и явления оказали и продолжают оказывать существенное влияние на социальнопсихологический статус населения. Нарушился привычный образ жизни людей, сотни тысяч которых вынуждены были сорваться с родных мест, обустраиваться на новых, незнакомых, большей частью необжитых территориях. До критической черты возросло беспокойство людей за свою жизнь и здоровье, будущее своих детей. К ним добавились глубокие политические и социально-экономические перемены в геополитическом пространстве СНГ, связанные с распадом СССР, суверенизацией бывших союзных республик, разрушением общественных связей, доминирующей социальной и экономической нестабильностью, диффузным характером социальных процессов [45].

В посткатастрофный период нарастали неудовлетворенность проживающего в Чернобыльской провинции населения практически всеми сторонами жизни и быта, недоверие людей к органам власти как коммунистического, так и послеавгустовского (1991 г.) периода, неверие в их способность эффективно решать проблемы минимизации последствий катастрофы. У многих из них нарастает ощущение социальной незащищенности и бессмысленности бытия. Вследствие обострения психоэмоционального состояния пострадавших появился целый ряд синдромов в виде повышенной соматизации тревожных ожиданий, обесценивании потребностей (социально-психологическая апатия) с переходом в безысходность. При этом данные изменения носят кумулятивный характер, а их диапазон расширяется.

По данным Белорусской социологической службы «Общественное мнение», чувство растерянности, безнадежности, апатии и паралич воли в 1994 г. отмечали у себя 23% опрошенных, проживающих в 16 пострадавших от катастрофы административных районах Республики Беларусь. Для 46% респондентов было характерно чувство протеста, возмущения и озлобления против виновников их теперешнего состояния [46].

Деятельность местных органов власти по преодолению последствий катастрофы в 1989 г. оценивали отрицательно 47 % респондентов, в 1991 г. - более 54% [47]. А в 1994 г. частично или совершенно

138

Ns 2(29), 2014 г.

неудовлетворены масштабами и результативностью действий государственных органов в этом направлении были уже 98% опрошенных [48]. Во многом это связано с общей наблюдавшейся в Беларуси тенденцией снижения авторитета органов власти. По данным Белорусского института информации и прогноза, в 1995 г. Верховному Совету Республики Беларусь двенадцатого созыва доверяло около 6% из 1042 опрошенных во всех областях республики,Правительсгву-4,3, местным органам-3,5% [49]. В1997 г. ухудшилось отношение к органам власти в целом у 34,7% опрошенных граждан из районов радиоактивного загрязнения Могилевской области [50].

Несмотря на то, что в последующие годы доверие населения страны к органам законодательной и исполнительной власти несколько возросло, тем не менее в 2002 г. как неудовлетворительную оценивали деятельность Парламента - Национального собрания Республики Беларусь 49% опрошенных методом face -to - face interview, Правительства - Совета Министров - 45,6 % и местных органов управления и самоуправления -49,1% [51]. Только 6% опрошенных жителей пострадавших регионов Гомельской области в 2004 г. доверяли местным органам управления как источнику информации о чернобыльских последствиях. На вопрос «Кому вы будете верить, если речь идет о радиационной ситуации в вашем регионе?» 31,3 % опрошенных жителей загрязненных районов Могилевской области отдали предпочтение ученым. В целом же представители различных групп по сферам деятельности из загрязненных регионов доверяют информации по проблемам последствий Чернобыльской катастрофы в первую очередь экологическим организациям, затем ученым, врачам, местной администрации, друзьям, соседям и лишь затем Правительству страны [52].

В этой связи весьма серьезной в постчернобыльский период остается социальная ситуация, складывающаяся во взаимоотношениях людей по вертикальной линии «население - власть». Несмотря на проводимую государственными органами трех пострад авших республик работу по минимизации последствий Чернобыльской катастрофы, негативное отношение граждан к властным структурам как в районах радиоактивного загрязнения, так и за их пределами ежегодно неуклонно возрастает. В числе взаимосвязанных факторов, обусловливающих данный социально-правовой аспект, можно выделить следующие:

• крупные недостатки и просчеты в проводимой государственными органами политике по переселению пострадавших;

• неудовлетворенность населения действиями органов управления по созданию необходимых условий для проживания, быта, труда и отдыха пострадавшего населения, по его медицинскому, торговому, культурноспортивному обслуживанию, оздоровлению детей;

• неэффективность принимаемых органами государства мер по привлечению и закреплению в загрязненных регионах учителей, врачей, работников среднего медицинского персонала, культработников, специалистов агропромышленного комплекса, руководящих работников высшего (в том числе районного и областного) и среднего звена;

• широко распространившееся в общественном сознании представление о неэффективном использовании средств, выделенных из бюджетов Беларуси, Украины и России на минимизацию последствий катастрофы;

• продолжающее ощущаться отсутствие до настоящего времени в пострадавших регионах полной и объективной информации об уровнях радиационно-экологического загрязнения окружающей среды, качестве потребляемых продуктов питания по радиационному фактору;

• нарастающая в совокупности с чернобыльским синдромом антивластная направленность в мышлении и поведении людей, вызванная непрекращающимся ростом цен, инфляционными процессами, безработицей, снижающими, как следствие, жизненный уровень населения;

• отсутствие в ряде случаев необходимой правовой помощи людям, пострадавшим в результате катастрофы.

Из всего многообразия вопросов, вставших перед пострадавшим от катастрофы на ЧАЭС населением, в качестве приоритетных выделяются как минимум четыре:

1. Состояние своего здоровья;

2. Экстраполируемые в будущее страхи за здоровье детей и здоровое потомство;

3. Проблемы социальной защиты;

4. Проблемы трудоустройства и обеспечения жильем.

Комплексное воздействие стрессогенных факторов, низкий уровень медицинского обслуживания, обострившаяся нехватка врачей, медсестер, другого медицинского персонала, отсутствие необходимых лекарств, препаратов, лечебно-диагностического оборудования резко ухудшают социально-психологический фон в районах радиоактивного загрязнения, усиливают тревогу людей за свое здоровье и здоровье детей. Если в 1989 г. обеспокоенность состоянием своего здоровья высказывали 55% респондентов Беларуси, в

139

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

1991 г. -48,6%, то в 1994 г. - почти 85% [53]. В 2004 г. самыми серьезными последствиями Чернобыльской катастрофы ухудшение здоровья считали 71,6% от числа опрошенных в загрязненных регионах Могилевской области [54].

В условиях перманентного воздействия на организм человека малых доз ионизирующих излучений вероятностный прогноз, связанный с возможным повышением уровня генетических эффектов (различные генные мутации, повреждения хромосом, нарушения целостности хромосомного ансамбля человека) и генетических аномалий, приобретает в настоящее время реальное воплощение в социально-психологическом восприятии людей. В постчернобыльский период в Республике Беларусь значительно возросла заболеваемость беременных женщин, а в пострадавших от аварии на ЧАЭС районах Гомельской области она увеличилась в 5 раз. Рост патологии беременных привел к уменьшению числа нормальных родов. Если до 1986 г. осложнения течения родов возникали у 1/3 женщин, то в 1994 г. - у 2/3 всех рожавших. Ав 1998 г. количество неосложненных родов составило всего 24 % от их общего числа [55]. В определенной мере по этой причине рождаемость детей на 1000 человек в Беларуси в 2012 г. по сравнению с доаварийным 1985 г. снизилась на 26 %, в России - на 20 %, в Украине - на 30 %.

Одной из существенных причин, препятствующих росту рождаемости, является отсутствие уверенности в благополучии потомства. Уже через 4 года после катастрофы около 80% опрошенного населения Гомельской области из-за последствий аварии на ЧАЭС в условиях радиационной неопределенности, а значит, и опасности ионизирующего воздействия на будущее поколение, опасалось иметь детей [56]. По данным Могилевского института региональных социально-политических исследований, в 1997 г. только 8% опрошенных из четырех загрязненных районов области в возрасте до 40 лет готовы были увеличить свои семьи в ближайшей перспективе [57]. В целом по Беларуси резко повысилась частота обращаемости супружеских пар по поводу бесплодия, а в «чернобыльских» районах она увеличилась в 5,5 раза. Число бесплодных браков в результате патологии спермы возросло в 6,6 раза и гормональных нарушений у женщин - в 3 раза.

Вследствие недостаточной заботы со стороны органов государственной власти и управления о социальных аспектах помощи населению, прежде всего — подрастающему поколению, постоянно испытывающему чернобыльский стресс, в районах радиоактивного загрязнения создаются условия, способствующие формированию интеллектуально и социально ограниченных юношей и девушек. К этому добавился массовый выезд трудоспособного населения, нанесший удар, прежде всего, по просвещению, а тем самым - по детям и молодежи.

Существенные негативные отклонения происходят в умственном развитии детей, проживающих на радиоактивно загрязненных территориях, и их социальной идентификации. Почти у половины обследованных детей Беларуси в первые годы после аварии на ЧАЭС отмечались явления задержки умственного развития. У школьников из загрязненных регионов было выявлено двух-трехкратное отставание в знаниях от их сверстников в чистых зонах. Одновременно снижалась заинтересованность школьников из этих зон в качестве учебы [58].

Целый комплекс социально негативных явлений возникает из-за отсутствия четко продуманной и непоследовательно осуществляемой стратегии переселения людей с радиоактивно загрязненных территорий. Ввиду усиления миграционных процессов в структуре населения Гомельской и Могилевской области Беларуси, Брянской - Российской Федерации, Киевской и Житомирской - Украины в последние годы постоянно растет удельный вес лиц старшего нетрудоспособного возраста при одновременном значительном сокращении доли лиц наиболее активного в трудовом отношении возраста. После 1986 г. сельское население Гомельской области сократилось почти на 40 %. При этом более половины уехавших из сельской местности составляет молодежь в возрасте от 16 до 29 лет. Численность сельского населения наиболее пострадавших Брагинского, Хойникского и Наровлянского районов Гомельской области, находящихся в непосредственной близости от Чернобыльской АЭС, сократилось соответственно в 3,7; 3,3 и 4,5 раза. Выезд в чистые зоны квалифицированных работников трудоспособного возраста оказывает деструктивное воздействие на занятость, вызывая острую нехватку мед- и культработников, учителей, кадровых рабочих, механизаторов, животноводов, специалистов агропромышленного комплекса.

В радиоактивно загрязненных регионах возникли и развиваются новые, специфически налаженные процессы, действие которых не может быть ослаблено без повышения уровня образования, просвещения и культуры. Катастрофа высветила и резко ускорила на местах такие негативные социальные явления, как полное уничтожение, особенно в районах сплошного отселения, социальных связей, культурных традиций, вплоть до потери этических норм. Объективность этого усиливающегося трагического процесса игнорировать невозможно. Беспорядочный выезд людей из данных районов приводит к разрушению

140

Ns 2(29), 2014 г.

человеческой общности, а отселение людей без учета связей их друг с другом, с ландшафтом и традициями исключает ее сохранение и восстановление.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В результате смещения общей демографической структуры в сторону старения у оставшегося в зоне радиоактивного загрязнения населения наряду с нарастанием психологии потребительства, сориентированной преимущественно на помощь извне, усиливается ощущение бессмысленности бытия, формируется ущербная, болезненная психология, находящая выход в поисках виновников своей социальной неполноценности, что в конечном итоге приводит к существенным отклонениям от нормы практически во всех сферах межличностного и межгруппового взаимодействия [59].

Деформация социально-демографической и профессиональной структуры населения загрязненных районов привела к нарушению пропорции между количеством работников различной квалификации, возникновению дефицита кадров руководителей высшего и среднего звена, повышению интенсивности труда сельскохозяйственных рабочих, нагрузки на каждого работающего, увеличению продолжительности рабочего дня, ухудшению режима труда и отдыха. Все это не могло не отразиться на эффективности производства, привело к порождению у трудоспособного населения, проживающего в загрязненных регионах, миграционных настроений и ориентации. Социальное самочувствие данной категории населения в значительной степени обусловливается уровнем обеспечения жильем, бытовыми и социально-культурными условиями. Согласно данным интерактивного исследования Общественного объединения «Белорусский комитет «Дети Чернобыля», проведенного в 2004 г. в Ветковском, Воложинском, Дрибинском, Славгородском, Сталинском, Хойниксюэм районах, 95% опрошенных оценивали состояние экономики районов как неудовлетворительное; уровень благосостояния 97% оценили ниже среднего; практически всеми опрошенными (93%) условия проживания оценили как неудовлетворительные; 73% не хотело бы, чтобы их дети остались жить в радиоактивно загрязненных регионах. Все это опрошенные связывают, прежде всего, с радиоактивным загрязнением и низким уровнем жизни [60].

Таким образом, создание необходимых условий для труда, отдыха, быта населения, проживающего на загрязненных территориях, выделение для этих цепей капитальных вложений в требуемых объемах позволило бы несколько стабилизировать общую социально-психологическую атмосферу в данных регионах.

В целом же, если раскрывать социально-психологический аспект последствий Чернобыльской катастрофы, то, как подчеркивал еще на сессии Верховного Совета СССР 25 апреля 1990 г. заместитель Председателя Совета Министров СССР В. X. Догужиев, курировавший проблемы Чернобыльской катастрофы и чрезвычайных ситуаций,«.. .у нас этот вопрос о психологических и социологических аспектах ликвидации вообще остался в стороне. Никто этой проблемой не занимается» [61]. Фактически только через пять лег после аварии на ЧАЭС высшим органом государственной власти СССР впервые была поставлена задача «разработать методы прогнозирования и оценки социально-экономических последствий принимаемых мер» [62].

Как отмечалось в докладе «Наследие Чернобыля: медицинские, экологические и социально-экономические последствия и рекомендации правительствам Беларуси, Российской Федерации и Украины» на состоявшемся в Вене в сентябре 2005 г. Чернобыльском форуме, вызывает озабоченность душевное состояние жителей пострадавших районов. Даже спустя 20 лет после аварии они продолжают испытывать «симптомы сильного стресса, депрессии, беспокойства, а также страдают от самовнушения». Они «чувствуют себя беспомощными, слабыми и не уверенными в завтрашнем дне». Это, в свою очередь, порождает либо «сверхосторожное поведение и преувеличение проблем со здоровьем», либо вопиющую беспечность - «употребление в пищу грибов, ягод и дичи с зараженных территорий, злоупотребление алкоголем и табаком...» [63].

В целях сведения негативного воздействия последствий Чернобыльской катастрофы на качество жизни людей, на их социальное самочувствие, смысложизненные установки и ценностные ориентации до возможного минимума было бы целесообразным разработать в Республике Беларусь, Украине и России специальную Долговременную (до 2020-2025 гг.) межгосударственную программу реабилитации пострадавшего от катастрофы на ЧАЭС населения, предусматривающую последовательную реализацию мер, прежде всего, по оздоровлению экономики, созданию на этой основе ультрасовременной инфраструктуры для медико-биологической реабилитации людей, по охране и воспроизводству окружающей среды и природных ресурсов, направленных на реализацию провозглашенных Всеобщей декларацией прав человека постулатов на «достойную жизнь» как нынешнего, так и будущих поколений. 1

1. Четверть века после Чернобыльской катастрофы: итоги и перспективы преодоления: нац. докл. Респ. Беларусь / Департамент по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС

141

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

Министерства по чрезвычайным ситуациям Респ. Беларусь. Минск, 2011. С. 10; 20 лет Чернобыльской катастрофы. Взгляд в будущее: нац. докл. Украины. Киев: Атака, 2006. С. 39; Российский национальный доклад. 25 лет Чернобыльской аварии. Итоги и перспективы преодоления ее последствий в России 1986-2011 гг. / под общ. ред. С.К. Шойгу, Л.А. Большова. М.: М-во Рос. Федерации по делам граждан, обороны, чрезвыч. ситуациям и ликвидации последствий стих, бедствий. 2011. С. 106.

2. Чернобыльская катастрофа: причины и последствия (Эксперт, заключение): в 4 ч. Ч. 3. Последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС для Республики Беларусь / под ред. В. Б. Нестеренко; Междунар. сообщество восстановления среды обитания и безопасности проживания человека «СЭНМУРВ». Объедин. эксперт, комис. (Минск-Москва-Киев). Минск: Скарына, 1992. С. 14; Чернобыльская катастрофа, ее последствия и пути преодоления на территории Беларуси: нац. докл. Минск, 1994. С. 3; Нестеренко В. С этой бедой нужно стучаться во все двери // Нар. газ. 1995. 16 мая. С. 2; Беларусь и Чернобыль: второе десятилетие: сб. / МЧС Респ. Беларусь / под ред. И.А. Кеника. Барановичи: Укруп. тип., 1998. С. 5.

3. Чернобыльская катастрофа: причины и последствия. (Эксперт, заключение): в 4 ч. Ч. 4. Последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС для Украины и России / под ред. В. Б. Нестеренко, Е.А. Яковлева, А.Г. Назарова. Минск: ред. журн. «Тест», 1993. С. 11.

4. Последствия Чернобыльской катастрофы в Республике Беларусь: нац. докл. / под ред. Е.Ф. Конопли, И. В. Ролевича. Минск, 1996. С. 3; Беларусь и Чернобыль: второе десятилетие. С. 5.

5. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия: в 4 ч. Ч. 4. С. 109, 114,176.

6. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия: в 4 ч. Ч. 4. С. 109-110.

7. 20 лет Чернобыльской катастрофы. Взгляд в будущее. С. 6.

8. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия: в 4 ч. Ч. 4. С. 83 - 84.

9. Преодоление последствий радиационных аварий на период до 2015 года: Федер. целевая прогр.: постановление Правительства Рос. Федерации от 29 июня 2011 г. № 523 // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2011. № 29. От. 4462.

10. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия. С. 173.

11. Государственный доклад о состоянии окружающей среды Российской Федерации в 1992 г. М., 1993. С. 92.

12. Костиков В. Как выправить «качество» семьи // Аргументы и факты. 2005. № 47. С. 8.

13. Dubrova Yu.E., Nesterov V.N. Human minisatellite mutation rate after the Cemobyl accident. Nature, 380: P. 683-686.25 april 1996.

14. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия. (Эксперт, заключение): В 4-х ч. Ч. 2: Медико-биологические и генетические последствия Чернобыльской катастрофы / под ред. Е. Б. Бурлаковой. Минск, ред. журн. «Тест». 1993. С. 9.

15. Рак преследует по пятам // 7 дней. 1993. № 17. С. 3.

16. Яблоков А.В., Нестеренко В.Б., Нестеренко А.В. Чернобыль: последствия Катастрофы для человека и природы. Киев: Универсариум. 2011. С. 254-262.

17. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия. (Эксперт, заключение): В 4-х ч. Ч. 2. С. 39-40.

18. Там же. С. 81-82.

19. Конопля Е.Ф. Радиоэкологические и медико-биологические последствия чернобыльской катастрофы // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Парламентские слушания 21 апр. 1999 г. Минск. Нац. собрание Респ. Беларусь. 1999. С. 12.

20. Чернобыль: последствия Катастрофы для человека и природы. С. 156.

21. Зеленкевич, И.Б. Медицинское обеспечение пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С. 46.

22. Чернобыль: последствия Катастрофы для человека и природы. С. 255.

23. Цыб А. Н. Обобщенный анализ и прогноз радиологических медицинских последствий для населения Российской Федерации вследствие Чернобыльской катастрофы // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С. 36.

24. Российский национальный доклад. С. 91.

25. Хохлов А. Ликвидация ликвидаторов // Коме, правда. 1994. 10 авг. С.2.

26. Ардабацкая Е. Чернобылец сжег сам себя // Коме, правда. 1997. 5 февр. С. 2.

142

Ns 2(29), 2014 г.

27. Яблоков А.В., Нестеренко В.Б., Нестеренко, А.В. Чернобыль: последствия катастрофы для человека и природы. Киев. Универсариум. 2011. С. 323.

28. Суворова И.В. Медико-социальная характеристика здоровья участников ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (апр.-май 1986 г.): автореф. дис... канд. мед. наук. Минск, 2004.

29. Черная быль Белой Руси // 7 дней. 1994. № 34. С. 4.

30. Харкевич О.Н. Последствия влияния катастрофы на Чернобыльской АЭС на здоровье матери и ребенка // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. Парламентские слушания 21 апр. 1999 г. Минск. Нац. собрание Респ. Беларусь. 1999. С. 132.

31. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия: в 4-х ч. 4.3. С. 97.

32. Федоров В. Рядом с радиацией // Союз Беларусь-Россия. 2013. 25 апр. № 16 (596). - VI с.; Последствия Чернобыльской катастрофы в Республике Беларусь.. С. 47.

33. Итоги реализации Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 2001-2004 гг. и задачи на 2005 г. // Информац. бюллетень Гомель. 2005. № 2. С. 10.

34. 18 лег после Чернобыля: проблемы и решения // Парламентские слушания в Национальном собрании Республики Беларусь 22 апр. 2004 г. Минск. 2004. С. 32.

35. Четверть века после Чернобыльской катастрофы: итоги и перспективы преодоления. Нац. С. 13.

36. Парламентские слушания в Верховной Раде Украины 18 апр. 2000 г. // Текущий архив Верховной Рады Украины за 2000 г.

37. Чернобыль: последствия катастрофы для человека и природы. С. 265 - 266.

38. Российский национальный доклад. С. 87 - 88.

39. Нестеренко В.Б. Опасный уровень накопления радионуклидов цезия-137 в организме детей чернобыльской зоны Беларуси и необходимость их радиационной защиты // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С. 109-110.

40. Итоги реализации Государственной программы по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в 2001-2004 гг. и задачи на 2005 г. С. 10.

41. 20 лег после Чернобыльской катастрофы: последствия в Республике Беларусь и их преодоление. С. 46.

42. Четверть века после Чернобыльской катастрофы: итоги и перспективы преодоления. С. 17-18.

43. Конопля Е.Ф. Радиоэкологические и медико-биологические последствия Чернобыльской катастрофы // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С. 12.

44. Цыб А. Н. Обобщенный анализ и прогноз радиологических медицинских последствий для населения Российской Федерации вследствие Чернобыльской катастрофы // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С. 36.

45. Наследие Чернобыля: медицинские, экологические и социально-экономические последствия и рекомендации правительствам Беларуси, Российской Федерации и Украины. Выводы Чернобыльского форума ООН. Вена. 2005. С. 18-19.

46. Глазами социолога // 7 дней. 1994. № 16. С. 1.

47. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия: в 4-х ч. Ч.З. С. 124.

48. Глазами социолога. С 1.

49. Котляров И.В. Об отношении к властным структурам // 7 дней. 1995. № 44. С. 3.

50. Информационные потребности населения Республики Беларусь, пострадавшего от Чернобыльской катастрофы: отчет, подготовл. в рамках проекта Программы развития ООН и Комчернобыля Респ. Беларусь «Международная исследовательская и информационная сеть по Чернобылю». Минск. Юнипак. 2004. С. 12.

51. Данные НИСЭПИ за сент. 2002 г.

52. Информационные потребности населения Республики Беларусь, пострадавшего от Чернобыльской катастрофы: отчет, подготовл. в рамках проекта Прогр. развития ООН и Комчернобыля Респ. Беларусь «Международная исследовательская и информационная сеть по Чернобылю». - Минск: Юнипак. 2004. С. 23-24,34-35.

53. Бабосов Е.М. Боль Чернобыля//Социологические исследования. 1992. №6. С. 14—20; Глазами социолога. С. 1.

54. Информационные потребности населения Республики Беларусь, пострадавшего от Чернобыльской катастрофы. С. 28.

55. Харкевич О.Н. Последствия влияния катастрофы на Чернобыльской АЭС на здоровье матери и ребенка // Проблемы ликвидации в Республике Беларусь последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. С. 128.

143

ВЕСТНИК ИНСТИТУТА

56. Здоровье населения Гомелыцины и медицинское обслуживание в постчернобыльский период. Гомель. 1991. С. 37; Злотников А.Г. Демографическая ситуация в Гомельской области (последствия аварии наЧАЭС)// Социологические исследования. 1990. № 10. С. 108.

57. Информационные потребности населения Республики Беларусь, пострадавшего от Чернобыльской катастрофы. С. 28.

58. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия (Эксперт, заключение): в 4-х ч. 4.3. С. 130— 131.

59. Чернобыльская катастрофа: Причины и последствия (Эксперт, заключение): в 4-х ч. Ч.З. С. 132.

60. Информационные потребности населения Республики Беларусь, пострадавшего от Чернобыльской катастрофы. С. 36-45.

61. Третья сессия Верхов. Совета СССР: стенограф, отчет. Ч. X. 24—25 апр. 1990 г. М. 1990. С. 183.

62. Ведомости Съезда народ, депутатов СССР и Верхов. Совета СССР. 1990. № 18. Ст. 313.

63. Журавлева Е. Травма по имени «Чернобыль» // Новые изв. 2005. 7 сент.

144

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.