Научная статья на тему 'Некоторые аспекты вербализации образа «Невеста» с лингвокультурологической точки зрения (на примере хантыйской народной сказки «Пўлӈи-лўњщи»)'

Некоторые аспекты вербализации образа «Невеста» с лингвокультурологической точки зрения (на примере хантыйской народной сказки «Пўлӈи-лўњщи») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
127
25
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕРБАЛИЗАЦИЯ / ОБРАЗ / ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ / НЕВЕСТА / ХАНТЫЙСКАЯ СКАЗКА / САКРАЛЬНОСТЬ / ТАБУ / НАРОД / VERBALIZATION / IMAGE / CULTURAL LINGUISTICS / BRIDE / KHANTY TALE / TABOO / PEOPLE / SACREDNESS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Дядюн Светлана Даниловна

В статье рассматриваются некоторые аспекты вербализации образа «Невеста» в хантыйской народной сказке, выделяются иносказательные (табуированные) сакральные обороты, а также формулы, указывающие на возрастные особенности, физиологические признаки половой зрелости.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOME ASPECTS OF VERBALIZATION OF THE IMAGE «BRIDE» IN TERMS OF CULTURAL LINGUISTICS (USING THE EXAMPLE OF KHANTY FOLK TALE «

This article describes some aspects of verbalization of the image «Bride» in Khanty folk tales, highlights allegorical (taboo) sacral phrases and formulas indicating the age characteristics, physiological signs of puberty.

Текст научной работы на тему «Некоторые аспекты вербализации образа «Невеста» с лингвокультурологической точки зрения (на примере хантыйской народной сказки «Пўлӈи-лўњщи»)»

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ВЕРБАЛИЗАЦИИ ОБРАЗА «НЕВЕСТА» С ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ХАНТЫЙСКОЙ НАРОДНОЙ СКАЗКИ «ПУЛЦИ-ЛУНЬЩИ»)

SOME ASPECTS OF VERBALIZATION OF THE IMAGE «BRIDE»

IN TERMS OF CULTURAL LINGUISTICS (USING

THE EXAMPLE OF KHANTY FOLK TALE «ПУЛуИ-ЛУНЬЩИ»)

С.Д. Дядюн S.D. Dyadyun

Вербализация, образ, лингвокультурология, невеста, хантыйская сказка, сакральность, табу, народ. В статье рассматриваются некоторые аспекты вербализа ции образа «Невеста» в хантыйской народной сказке, выде ляются иносказательные (табуированные) сакральные обо роты, а также формулы, указывающие на возрастные осо бенности, физиологические признаки половой зрелости.

Verbalization, image, cultural linguistics, bride, Khanty tale, sacredness, taboo, people. This article describes some aspects of verbalization of the image «Bride» in Khanty folk tales, highlights allegorical (taboo) sacral phrases and formulas indicating the age characteristics, physiological signs of puberty.

Объектом изучения в данной статье является хантыйская сказка «Пулуи-луньщи» («Сопливая-слюнявая»), записанная автором статьи от Екатерины Григорьевны Иныревой, 1944 года рождения, в селе Полноват Белоярского района Ханты-Мансийского автономного округа в 1997 г. Запись хранится в фольклорном отделе Обско-угорского института прикладных исследований и разработок [Хантыйская сказка...].

Сюжет сказки следующий. Живет отец с дочерью. Дочь срывает траву, отец готовит из травы приданое для дочери. Однажды на берегу реки девушка услышала голос духа воды: «Пусть тебя оденут в одежду из тонкого сукна, тонкого шелка и столкнут в воду!» Отец отдал свою дочь в жены духу воды.

Как-то раз ему в ведро попалась рыба-карась. Ночью мужчине приснился сон: красивая женщина расчесывает волосы и заплетает косы. Как только мужчина попытался подойти к женщине и обнять ее, у него в руках оказывалась рыбка. На третью ночь мужчине удалось схватить женщину. Дух воды послал одинокому мужчине жену

в образе карася. У них рождается дочь. Когда девушка готовила пищу, кто-то схватил ее за волосы и подвесил на перекладину для сушки дров (по словам информанта, в старину над огнем висело два бревна для сушки дров). Отец отрубает руку проказнику. Мать, узнав об этом, ругает дочь, затем отправляет ее из дома с напутствием: собирать в пути кусочки костей, мяса.

В пути девушка встречает бездетных супругов и остается у них жить. Вечером девушка отправляется к дому, где живет мужчина, наказанный ее отцом. Она незаметно высыпает содержимое туеска в его котел. Мужчина съедает эту пищу и восстанавливает свои силы.

После выздоровления он едет свататься к дочери Солнца. Красавица-невеста смеется над внешностью родственников жениха, и жених ее убивает. То же самое происходит со второй дочерью Солнца. При ссоре жених упоминает о своей суженой, дочери карася. После смерти дочерей Солнца мужчина устраивает приношение богам. Только тогда его нареченная заявляет о себе, вложив в запеченный хлеб записку о своем местонахождении.

Задача нашей статьи - выделить в сказке иносказательные (табуированные) сакральные обороты, формулы, указывающие на возрастные особенности, физиологические признаки половой зрелости.

Чтобы проанализировать понятийные составляющие концепта «Невеста», обратимся к значению и происхождению основного репрезентанта этого концепта в хантыйском языке - слову мень. В родственных языках обнаруживаются следующие параллели: в венгерском языке -тепуавзгопу «невеста», в коми-зырянском -монь «невеста», в мансийском - манычэ (лексема мань - в мансийском языке имеет значение «молодой»).

Основным способом языковой объективации номинанта в хантыйском языке являются слово мен> и сочетание меььнэ «девушка, вступающая в брак, или девушка, достигшая брачного возраста», эксплицирующие половую зрелость женщины - не /¡уваттыйа йис «девушка, достигшая половой зрелости» (букв.: стала возраста женщины). Кроме этих номинантов, в сказке присутствуют контекстные синонимы: эвийэ «девушка», йивды-асды эвийэ «девушка без роду, без племени»; неуийэ «женщина».

В изучаемом тексте «Пулуи-луньщи» представлено четыре образа невесты: 1) невеста духа воды; 2) невеста отца; 3) невеста - дочь Солнца; 4) сама героиня.

Невеста духа воды взята в жены против своей воли и воли своего отца. Н.В. Лукина дает подробное описание этого духа: «Более значительным является водяной дух. Он может проживать в любом водоеме. В воде у него город, населенный многими жителями, и имеются дети. По бытующим воззрениям, водяной дух и водяной царь дают людям рыбу, но первого можно просить и о лесной добыче; для того и другого устраивают жертвоприношения...» [Лукина, 1990, с. 17].

Когда девушка отправилась за водой, дух воды, сватаясь к ней, произнес: Ма тушкам эвэцт, -лупэ/], - сехтэм вхэ/] ней, вхэ/] йермака ат демэдтэдыйэн па тыв нык ат тв/\ыйэн, нык ат пвхэдмэдыйэн «Из моей бороды изготов-ленно для тебя тонкое сукно, тонкий шёлк, пусть

в него оденут тебя, приведут сюда к берегу и столкнут в воду».

Водный дух задал задачу, и, исходя из этого, следует брак против воли отца и его дочери: Ащэ/i лупэ/]: «Квртэн кврт швпа верцем, вошэн вош швпа вернем» «Отец разозлился: "В деревне оставлю людей половину, в городе оставлю в живых людей половину"». По сюжету осуществляется обмен невестами: отец отдает свою дочь духу воды, взамен получает в жены невесту в образе рыбы-карася. Как отмечает В.В. Дегтярева, «с рыбой связана тема смерти и воскрешения... Во всех перечисленных случаях рыба выступает в роли эквивалента нижнего мира, т. е. царства мертвых, где необходимо побывать, чтобы воскреснуть к новой жизни» [Дегтярева, 2010, с. 217].

Третья невеста - дочь Солнца. В тексте сказки реализуется тема противостояния между дочерью Солнца и народом жениха.

Четвертая невеста - главная героиня; связанная с ней сюжетная линия символизирует поиск нареченного жениха.

По этическим нормам хантов мужчине строго запрещалось прикасаться к женщине. Если он коснулся незамужней женщины, то должен жениться на ней, иначе за нарушение запрета следует наказание: Тутйух тахты щиран ухм днем свхтыйэдэт, щи твйи/щэм, твйи/щэм, путем патэца каншты кемн ил, щвухиты кемэн, вэдщи щи есцэмцайэм «Подвесят меня за волосы на дровяник, когда котел подгорит, начинает дымиться, только тогда меня отпускают». Отец девушки наказывает проказника, отрубает ему руку: А/\ты кэши тес. Ацты кэши /]ухтэс па щи нухсвхтэсы. Па нух свхтэсы, ащэ/\н сэвэрмэсый ошэ/1 шепи а/¡ты кэшийэн. «Взял отец саблю. Наточил ее. Как только девушку схватили за волосы, отец отрубил проказнику руку».

В тексте сказки имеется формула, которая отмечает половую зрелость героини: Тапэр а/ь/ьэты, нампэр а/ь/ьэты, сухдам /¡емэцтыйэцсэм «Надевала старую, ненужную одежду». По словам информанта, подобная формула тапэр а/ь/ьэты, нампэр а/ь/ьэты сухдам «старая, совершенно изношенная одежда» (букв.: мусор носить, хлам носить одежда)

ч

с m

о

ь

к Щ

w m н о

Рч <

о ^ о о

о я

2S

W

н S о

Рч

W

0

1

к %

о

W V S

ь

1-4

<с п

W

с

S

X

н

U

табуирована и указывает на то, что девушка достигла половой зрелости, у нее наступил период менструального цикла. Во время менструального цикла женщины надевали на себя старую, ненужную одежду. Затем эта одежда хранилась в отдельном месте. По словам девушки, отец догадался, что у нее начался менструальный цикл, и перестал задавать ей вопросы.

Луке/] лупийэл,: «Эвийэн атэл, хотэн, йанэс хотэн омсэ. Муу хотемэн питэра» «Мать говорит: "Дочери построй отдельный дом, другой дом. Возле нашего дома"». Тем самым мать дает понять отцу, что у девушки наступил период половой зрелости и девушке необходимо жить отдельно. В традиционном обществе во время менструального цикла девушка должна жить в отдельном доме, так как в это время она считается перешедшей в другое состояние.

Качества, по которым выбирается невеста, внешние признаки, красота описаны в сказке следующим образом: Щи хурасэп Тьщщэц веншэп не, щи хурасэп Хатэц веншэп не омэсэц «До того красивая с лицом месяца девушка, до того красивая с лицом солнца девушка сидит»; Щи хурасэп не, утэ, /¡ывел, тэцаал, хумпэллэ/¡, сорььи ими вух мирэн и/1 щи вухэдтэсы «До того красивая, с нее лучи солнца падают, золотые лучи искрятся»; Щи хурасэп Хатэ/1 эвитвс. И сорньэд ил, вухэ/1 и сорньэд нуххеухэ/¡. Щи хурасэн ханнехе «До того красивую дочь Солнца привез, один луч вниз течет, другой луч вверх поднимается»; Ма, - лупэ/], - мадэу хул, ай эвийем, /¡увты ки тесэм, а/1 муй хурасэп вес, а/\ ван>мэу вес. Нау, -лупэ/], - муй хурасэп тай/]эн?» «"Я, - говорит, -если бы привез маленькую дочь карася, вот она красавица, до чего она красивая, до чего она пригожая. А ты, какую красоту имеешь?"».

В хантыйском фольклоре часто встречаются примеры, в которых красота сравнивается с солнцем, с солнечными лучами. Внешность как таковая не описывается: нет конкретных описаний лица, носа, глаз, а только общее впечатление «сияния».

Основные черты характера невесты - терпеливость, выносливость. Текст сказки свидетельствует, что невеста выбирается по умениям и на-

выкам: Йу/\эн репата верэ/¡. Дув ньар турэн сехэтэ/] па йухителдэ «Домашнюю работу она выполняет. Траву рвет, домой несет».

Традиционные нормы предполагают наличие у невесты приданого: Нэул, тунты, пес тунты сыхэт тес. Хинтэн н>у/1 тунты, пес тунты вен хинтэн йонтса. И ай туйэсэн йонтса, и вен туйэсэн йонтса «Из легко отделяющейся бересты, предназначенной для похоронного обряда, мать сшила девушке большой и маленький туесок». В предложении имеется указание на определение пес - это береста, предназначенная для похоронного обряда; так как рука считается отрубленной, она помещается в этот туесок: Ащэдэн ехэ/] ней, ехэ/] йермака вер/1айэт «Отец готовит из него тонкое сукно, тонкий шелк» - в традиционном обряде одежду из тонкого сукна, тонкого шелка надевали только в исключительных случаях - на свадьбу или на похороны. Такая одежда преподносилась в дар духам-покровителям. Дув йаухэс, ин аукэц /¡эщитэм, верэм вен хинт йухи теслэ, йам /]емэтсух /]емтэс, йам /]емэтсух утэс. Йам ухшамэн, йам йернасэн /ьемэт/ьэс, ин вэй /ьемэт/ьэс «Девушка пошла, занесла изготовленный матерью большой берестяной кузовок, надела на себя нарядную одежду. Надела на себя красивую одежду и обувь».

Невеста отца, рыба-карась, в присутствии мужчины начинает плести косы, показав свои волосы, что строго запрещено в традиционной культуре народа ханты. Существуют особые запреты по отношению к волосам человека, так как считается, что волосы обладают магической силой. Женщина, достигшая половой зрелости, и замужняя женщина ни в коем случае не должны показывать волосы чужим людям. Если мужчина увидел волосы молодой незамужней женщины, то должен на ней жениться. Замужняя женщина заплетает две косы на голове, накидывает платок: Не омэсэ/]. Ухэ/1 ара /¡арпитэ/¡. Ухэ/\ куншты щира. Анте куншцэлдэ «Красавица сидит. Собралась она косы заплетать. Волосы расчесывает. Еще не расчесала»; Ин неуэ/], маттырн, и пелэксэвэ/] сэвма/], и пелэк анте сэвэ/\... «Та женщина половину головы заплела в косы, а другую еще нет»; Ин неуэ/] /¡уваттадэн-дуваттадэн сэв/\а/\ сэвма/],

муй ухша/ща/1 щив куншемэс, /¡уваттадэн-/]уватта/]эн куншемэс, пацаттацэн-пацатта-/]эн куншемэс. Ин нецэл, йоша щи павэтсэлдэ «Та же самая женщина заплела свои длинные косы, платок накинула. Схватил ее мужчина, попалась она ему в руки». В данном тексте дается подробное описание плетения кос.

В тексте сказки мы наблюдаем перемещения невесты в пространстве и времени. Невеста отправляется на поиски жениха. Чтобы отвратить беду от деревни и от семьи, мать отправляет дочь искать своего жениха, готовит ей приданое с напутственными словами: «Йа щи, эвийэ, оцэцверсэн, щи киньщамана, - лупэ/], -хуцта нумсэн питэц, щив мана, хуцта ввнрэн питэ/}, щив мана». Ин йошэл, хинта пунса. Щи швшэмэс «"Ну вот, доченька, натворила ты дел. С этим и уходи. Куда мысль повернет-туда и иди; куда душа позовет-туда и иди". Девочка положила руку мужчины (жениха) в туесок, пошла».

Отношения невесты Солнца к народу выражены в следующих фрагментах текста сказки: Тыв йухэтсэмэн, -лупийэ/], - мир ху/]ыйэва сем/]ы тувэмийэдсауэн, ма кинзща-ма хурасэп, ма кинзща ма ванзэнут - ит антвм. Ху/]ты сем пелкэт, ууэ/] педкэт «Когда мы сюда приехали, - говорит, - народ слепой пришел, красивее меня, пригожее меня - ни одного нет. Все без глаз и ртов»; Хул, семуэн тувэмийэ/]сэуэн. Ушэц щирэу ханнехв иса ант тай/]эн, а/] мул,ты се-мэн пелкэт, ууэ/] пелкэт «Всех слепых привел, приличного человека у тебя совсем нет, какие-то слепые и без ртов». Образ невесты в сказке представлен в сравнении с образом родственников жениха. В этом примере противопоставляются две стороны: родня жениха и родня со стороны невесты. Сама невеста противопоставляет себя родственникам жениха. Это ее первые впечатления.

Содержание сказки дает представление об обычаях и традициях народа. Невестка должна уважать свою новую родню, однако она посмела высказаться о них неуважительно. Она возомнила себя красавицей, возгордилась. В целом, чувствуется проблема противопоставления своего чужому - противостояние между людьми солн-

ца и народом жениха, т. е. хантыиским народом. Сравнив себя по внешности с некрасивым народом жениха, невеста нарушила обычаи и запреты. За нарушение хантыйских устоев жених ее убивает. Это значит, что в фольклорном тексте есть установка на соблюдение традиций и обычаев народа. Если бы невеста победила в этом противостоянии, то это означало бы, что традиции народа ханты изживают себя.

В тексте сказки отражено восхищение родственников жениха красотой невесты, дочери Солнца: /Муу Найэв пух, Вертэв пух щи хурасэп Хатэ/] эвитвс. И сорньэ/] ил, вухэ/], и сорньэ/] нух хеухэу]. Щи хурасэу ханнехв. Йа щи, - лупэ/], -н>ан>/]ам, -лупэ/], - тухи тэты. Ха/]эвэт муй па хатэ/] поры вер/]эт «Наш божественный сын такую красивую дочь Солнца привез. Один луч вниз искрится, другой вверх искрится. До того красивый человек. Ну вот, - говорит, - хлеб, - говорит, -туда [надо] отнести. Завтра или послезавтра будут делать приношение богам».

Наблюдается контраст между отношением невесты к родственникам жениха и отношением родственников к невесте. Смерть невесты вызывает негативное отношение. Прослеживается уже иное отношение к дочери Солнца, это подтверждает и эмотивная лексика: Ин Найэв пух, Вертэв пух щи хурасэп не тет/ьийэс, неуэ/] антвма йувма/]. Щимэщ муй, - лупэ/], - не? Сурма йиты верэ/] вес ки, йу/]эн сурма йита/]эн атэм вес, тата сурма йи/]. Мэн>айа йухтэс, мухты сурма йис «Наш сын Бога, сын Богини до того красивую невесту привозил, эта женщина умерла. Что за женщина? Если умереть собралась, так дома бы умерла. Здесь она умерла. Невестой стала, сразу же умерла».

Главная героиня, желая рассорить предназначенного ей мужчину и его невесту, производит магические действия: Ин /]ув щи мар муй /]ув шук, муй нзанз кар шук, муй па /ьикмэ/], ай хирыйэванух щи акэтэ/]. Хир /]ыпийа щи шави/]э/]э «Пока ждут, девушка на улице ходит, ходит. Какую-нибудь косточку найдет, корочку хлеба ли, какой кусок попадет, собирает все по кусочку. Собирает в мешок»; Йа, щив йухтэс, мир кута щив /]ууемэс. Ин не ехэ/] эвэ/]т и/] щи

<

£

С т

о

ь

к ^

м т н о

Рч

о ^ о о

О Й

3

м н к о

Рч

м

0

1

к

а

«

о м

V

к

ь

1-4

<с «

м с

X

Н

и

щ м

вухэдтэды ищи йошэ/], йошуэл, катдман. Щи артэн ампэт щата йаухцэт. Ин н>ан> кар шук хирэ/] шошемэслэ щив, ампэт кула питсэт. Ин не сам-мух/]э/] хирэ/] и/] ракнэс. Самэ/] и/] ракнэс. Тухи нин>шэмтый/]эс, а/]емэсэ/], щит/]эн хвхэ/]мэс йухи «Пошла девушка туда, встала среди толпы. Дочь Солнца из саней за руки вывели, держа за руки. А посреди толпы собаки ходят. Девушка высыпала содержимое мешка с кусочками пищи, собаки разодрались. У девушки сердце-печень упало от страха. Сердце упало. Она протянула руку, наклонилась, схватила мешок и домой побежала». Подобные действия осуждались народом, но девушка вынуждена была это сделать, так как жених был предназначен ей. В этот же день молодожены ссорятся, жених убивает свою невесту, дочь Солнца, и остается со своей возлюбленной.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Мы выделили в сказке сакральные табуи-рованные обороты и формулы, указывающие на возрастные особенности, физиологические признаки половой зрелости. Таким образом, фи-

гура «Невеста» вербализуется в тексте хантыйской народной сказки определенным набором языковых средств, которые имеют особую семантику. Эти средства подчеркивают сакраль-ность объекта для носителей хантыйской культуры. Все формулы передают нравственные установки этноса.

Библиографический список

1. Дегтярева В.В. Мифологемы водного мира в творчестве В.П. Астафьева // Вестник КГПУ. 2010. № 2. URL: http://www.kspu.ru/upload/ documents/old/l2l2010lverstka_1320049494.pdf

2. Лукина H.B. Мифы, предания, сказки хантов и манси: пер. с хант., манс., нен. яз. / сост., предисл. и примеч. Н.В. Лукиной; под общ. ред. Е.С. Новик. М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1990. 568 с. (Сказки и мифы народов Востока).

3. Хантыйская сказка «Пулуи-луньщи». ОУИПИ-иР. ХМФ.1. ХР. 36:00 / собиратель С.Д Дядюн, информант Е.Г. Инырева. 0,4 п. л.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.