Научная статья на тему 'Некоторые аспекты характеристики полицейского дознания по Уголовно-процессуальному законодательству России XYIII – XIX В. В. '

Некоторые аспекты характеристики полицейского дознания по Уголовно-процессуальному законодательству России XYIII – XIX В. В. Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
38
11
Поделиться
Журнал
Colloquium-journal
Область наук
Ключевые слова
досудебное производство / предварительное следствие / формальное следствие / дознание / субъекты досудебного производства / розыск по горячим следам / акт дознания. / pre-trial proceedings / preliminary investigation / formal investigation / inquiry / subjects of pre- trial proceedings / hot pursuit / act of inquiry.

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гирько Сергей Иванович

В статье анализируются правовые источники, регламентирующие расследование уголовных дел о преступлениях, включая судебное (предварительное) следствие и дознание по законодательным актам Российской Империи, вытекающие из них этапы и процедуры, источники доказательственной информации, а также теоретические воззрения наиболее известных ученыхпроцессуалистов того времени и приходит к выводу о том, что многие юридические подходы актуальны и сегодня, могут быть использованы в поиске решений по современным проблемным вопросам.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гирько Сергей Иванович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

SOME ASPECTS OF THE CHARACTERISTICS OF POLICE INVESTIGATION ON CRIMINAL PROCEDURAL LEGISLATION OF RUSSIA OF XVIII – XIX CENTURIES

The article analyzes the legal sources regulating the investigation of criminal cases of crimes, including judicial (preliminary) investigation and inquiry into the legislative acts of the Russian Empire, the stages and procedures arising from them, the sources of evidential information, as well as the theoretical views of the most famous procedural scientists of the time and concludes that many legal approaches are relevant today, can be used in the search for solutions to modern problematic issues.

Текст научной работы на тему «Некоторые аспекты характеристики полицейского дознания по Уголовно-процессуальному законодательству России XYIII – XIX В. В. »

ORHID ID 0000 - 0003 - 0344 - 0573 УДК 343.13

Гирько Сергей Иванович доктор юридических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации главный научный сотрудник ФКУ НИИ ФСИН России г. Москва, Российская Федерация DOI: 10.24411/2520-6990-2019-10301 НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОЛИЦЕЙСКОГО ДОЗНАНИЯ ПО УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ XYIII - XIX В.В.

Sergey Girko

chief researcher of the PKU research Institute of the Federal penitentiary service ofRussia, doctor of legal

Sciences, professor, Honored scientist of the Russian Federation

SOME ASPECTS OF THE CHARACTERISTICS OF POLICE INVESTIGATION ON CRIMINAL PROCEDURAL LEGISLATION OF RUSSIA OF XVIII - XIX CENTURIES

Аннотация

В статье анализируются правовые источники, регламентирующие расследование уголовных дел о преступлениях, включая судебное (предварительное) следствие и дознание по законодательным актам Российской Империи, вытекающие из них этапы и процедуры, источники доказательственной информации, а также теоретические воззрения наиболее известных ученых- процессуалистов того времени и приходит к выводу о том, что многие юридические подходы актуальны и сегодня, могут быть использованы в поиске решений по современным проблемным вопросам.

Abstract

The article analyzes the legal sources regulating the investigation of criminal cases of crimes, including judicial (preliminary) investigation and inquiry into the legislative acts of the Russian Empire, the stages and procedures arising from them, the sources of evidential information, as well as the theoretical views of the most famous procedural scientists of the time and concludes that many legal approaches are relevant today, can be used in the search for solutions to modern problematic issues.

Ключевые слова: досудебное производство, предварительное следствие, формальное следствие, дознание, субъекты досудебного производства, розыск по горячим следам, акт дознания.

Key words: pre-trial proceedings, preliminary investigation, formal investigation, inquiry, subjects of pre-trial proceedings, hot pursuit, act of inquiry.

Ученые - процессуалисты и практические работники, исследующие вопросы правовой регламентации досудебного производства и ведущие поиск выхода из многочисленных проблем, сложившихся в досудебном производстве по уголовным делам после принятия УПК России, обращены к уголовно-процессуальному законодательству, действовавшему в Российской Империи в дореволюционный период.

Убеждены, что поиск путей выхода из многих ситуаций, складывающихся и возникающих сегодня, просматривается через глубокий анализ источников отечественного права, а также через изучение зарубежного опыта формирования и развития полицейских систем, их процессуальных функций. Попробуем настоящее исследование посвятить вопросам правового регулирования досудебного производства источниками отечественного права и освещения теоретических подходов к этой проблеме в отдельных трудах российских правоведов.

Первый уголовно-процессуальный кодекс России «О судопроизводстве по преступлениям», содержащийся в 15 томе Свода законов Российской Империи 1835г., различал две формы расследования - предварительное следствие и формальное следствие.

В большинстве своем расследование осуществлялось квартальными надзирателями, полицией, приставами. Отличие состояло в том, что задачей предварительного следствия было установление признаков преступления и виновного. К предварительному следствию, например, относилось расследование «по горячим следам», розыск подозрительных лиц и наблюдение за ними, установление поличного с проведением для этого обысков и выемок и т.д. Формальное же следствие производилось только в отношении известного лица и представляло собой комплекс следственных действий по выяснению всех обстоятельств совершенного преступления (допрос обвиняемого, собирание доказательств его вины, принятие мер к обеспечению различного рода взысканий с обвиняемого [1, с. 36; 2, с. 737]. Впоследствии эти формы трансформировались в дознание и предварительное следствие.

В качестве приложения к Указу Александра-11 от 8 июня 1860 года о введении судебных следователей был издан «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление или проступок». Этими документами, впервые «де юре» предварительное расследования было разделено на дознание и следствие.

jurisprudence / <<ш^шмум~^®угма1>#те4)),2(0]9

152

В соответствии с Судебными Уставами 1864г. право производства следствия передавалось органам юстиции. В отличие от терминологии Свода Законов Российской Империи 1835г. формальное следствие стало именоваться предварительным следствием, а то, что именовалось предварительным следствием, получило термин «дознание». Согласно ст. 269 УУС судебный следователь мог проверять, дополнять, отменять действия чинов полиции по производству дознания, сам исправлял недостатки дознания [3, с. 27].

В юридической науке того времени дознание определялось по-разному. Так, В.К. Случевский считал, что целью дознания является обнаружение только признаков преступления, а розыск и изобличение виновного должен осуществлять следователь [4, с. 286]. Характерно, что примерно такое же определение содержалось в своеобразном комментарии к Судебным уставам: дознание - это «первоначальные изыскания, производимые полицией для обнаружения справедливости или несправедливости дошедших до нее слухов и сведений о преступлении или о таких происшествиях, о которых без розысканий нельзя определить, заключается или не заключается в них преступление» [5, с. 112-113].

Однако большинство авторов признавали неразрывную связь дознания с установлением лица, совершившего преступление. Например, А.А. Ква-чевский различал дознание в широком и узком смысле слова. В широком смысле - это все первоначальное производство, включая розыск. В узком - «собирание признаков одного преступления без указания преступника». При этом он отмечал, что отождествление дознания с розыском неточно, поскольку собственно «розыск составляет часть дознания, в обширном смысле - один из способов его производства, направленный к обнаружению и указанию скрытного, тайного, преимущественно виновника преступления»[6, с. 5-7]. Н.Н. Розин определял дознание как «меры, принимаемые указанными в законе органами для установления по горячим следам события преступного деяния, его намечающихся юридических черт и предполагаемого его виновника»[7, с. 415]. И.Я. Фойницкий утверждал, что дознание направлено на установление преступления и виновного в его совершении [8, с. 373].

Считалось, что существование дознания оказывает положительное влияние на качество следственной работы: во-первых, «полиция, дабы не сообщать следователю неверных сведений, по необходимости должна будет сперва сама удостовериться в справедливости того, о чем доносит, а через то число неосновательных следствий значительно уменьшится», а во-вторых, «судебный следователь, не участвуя в первоначальных разысканиях и посему не увлекаемый первыми, иногда ошибочными заключениями, догадками, предполагаемым виновным, может беспристрастно, без всяких предубеждений судить о вероятности возводимых на кого-либо подозрений» [9, с. 285].

Анализ положений Устава уголовного судопроизводства (далее УУС) приводит к выводу, что

в нем существовало три вида дознания: дознание как способ проверки заявлений и сообщений о преступлениях и проступках; дознание по делам местных установлений и дознание по делам, подсудным окружным судам.

Первый вид дознания полиция осуществляла в тех случаях, когда уголовно-правовые признаки происшествия сомнительны или о происшествии стало известно из источника, не вполне достоверного (ст. 253 УУС).

Второй вид дознания представлял собой установление в полном объеме всех обстоятельств совершенного преступления по делам, подсудным мировым судьям (ст. 47, 48, 52 Устава).

Третий вид дознания производился, когда полиция обнаруживала только что совершившееся или совершающееся преступление, а также когда следы обнаруженного преступления могли быть утрачены до прибытия на место происшествия следователя (ст. 238, 252-258 УУС). В этих случаях полиция заменяла следователя и имела право провести дознание. При этом производились следственные действия, не терпящие отлагательства -осмотр, освидетельствование, обыск, выемка и др. Основными же способами производства дознания были осмотр местности, обход притонов, преследование по горячим следам, использование данных криминалистических учетов, словесные расспросы. Срок дознания не ограничивался, за исключением случаев, когда обвиняемый задерживался полицией. Если следователь не имел возможности допросить задержанного в течение суток, то полиция составляла протокол, в котором отражался факт объявления этому лицу о причинах его задержания (ст.400 УУС). Таким образом, при производстве дознания производились как следственные, так и розыскные действия, а также применялись разнообразные меры процессуального принуждения.

Вместе с тем детальная регламентация производства дознания в Уставе уголовного судопроизводства отсутствовала. Однако по утверждению И.Я.Фойницкого, это не являлось недостатком или пробелом в законодательстве, поскольку установление формальных требований в этой стадии было бы не только бесполезно, но даже вредно для интересов уголовного правосудия: «порядок и образ действий полиции по производству дознания закон избегает регламентировать с точностью .. .для того именно, чтобы не стеснить полицию в этой деятельности, по существу своему требующей быстроты и целесообразности соответственно изменяющимся обстоятельствам» [8, с. 379-380].

Таким образом, по Российскому дореволюционному законодательству суть дознания состояла в обнаружении признаков преступления, производстве первоначальных следственных действий и розыске преступника, а также в исследовании всех обстоятельств совершения преступлений небольшой тяжести, подсудных мировым судьям.

Автором настоящих строк также проведены исследования, связанные с изучением дореволюционного законодательства и научных публикаций, освещающих нюансы его проблем. Частично нами

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

это сделано на уровне монографических исследований [10;11;12], а также в отдельных публикациях [13, с.24-28; 14, с.76-84].

В высказываниях ученых зачастую приходится слышать вывод о том, что полицейское дознание дореволюционной поры являлось примером чисто административной процедуры и отсюда анализ его особенностей вряд ли позволит обнаружить позитивную основу для разрешения современных процессуальных проблем.

Проведенный нами анализ с опорой на формулировки, содержащиеся в конкретных нормах законодательных актов не подтвердил подобных прогнозов.

Законодательством того времени на полицейских чинов была возложена одна из самых важных обязанностей, заключающаяся в исследовании уголовных дел (по преступлениям и проступкам): производство дознаний, обнаружение виновных, а в некоторых случаях и производство формальных следственных действий.

Какие же законодательные и инструктивные документы создавали правовую основу процессуальной деятельности полицейских чинов. К их числу безусловно относятся: Устав уголовного судопроизводства 1864 г. с последующими изменениями и дополнениями [9] (далее Устав), содержавший правила судебного и следственного производства.

Другим основополагающим актом являлась Инструкция Прокурора Московской Судебной Палаты г. Степанова от 15 октября 1909 года, вступившая в силу с 1 января 1910 года, которая выполнила роль обязательного циркулярного руководства чинам полиции по обнаружению и исследованию преступлений и проступков [15] (далее Инструкция). При этом все чины полиции, на которых возложено производство дознаний, были обязаны ею руководствоваться.

Очевидно, что с вводом в действие Инструкции, которая конкретизировала положения Устава и детализировала алгоритм действий чинов полиции при выполнении процессуальных действий, производство дознаний полицией и выполнение надзорных функций органами прокуратуры приобрели единообразный и упорядоченный характер.

Можно утверждать, что именно в это время сложилась окончательная модель процессуальной деятельности и функций полиции, что и позволило авторам именно установления Инструкции положить в основу своего анализа.

Основной уголовно-процессуальный закон России четко разграничил уровни процессуальной компетенции различных государственных органов. При этом - дознание было закреплено в качестве основной процессуальной формы деятельности чинов полиции, а формальное расследование - в качестве процессуальной формы реализации своих полномочий Судебного Следователя и Прокурора или его Товарища.

Так, в статье 252 Устава говорилось однозначно о том, что «когда ни Судебного следователя, ни Прокурора или его Товарища нет на месте, то

полиция, сообщая им о происшествии, заключающем в себе признаки преступного деяния, вместе с тем производит надлежащее о нем дознание».

Поводы к принятию решения о начале дознания раскрывались в ст.253 Устава «Когда признаки преступления или проступка сомнительны, или когда о происшествии, имеющем такие признаки, полиция известится по слуху (народной молве), или вообще из источника не вполне достоверного, то во всяком случае, прежде сообщения о том по принадлежности, она должна удостовериться через дознание: действительно ли происшествие то случилось и точно ли в нем заключаются признаки преступления или проступка».

Здесь же говорилось и о мерах, которые чины полиции были обязаны принять по результатам произведенного дознания: так, «Произведенное дознание, не подлежащее передаче Судебному Следователю или Мировому Судье по принадлежности, полиция представляет Прокурору или его Товарищу, который или прекращает оное, или распоряжается о его дополнении; если же, при рассмотрении представленного дознания, Прокурором или его Товарищем будут усмотрены в происшествии признаки преступления или проступка, то он передает такое дознание Судебному Следователю, или поручает полиции возбудить преследование перед мировым судьей»

Кстати, необходимо сказать, что в ст.250 Устава была закреплена обязанность полиции «немедленно и никак не позже суток по получении о том сведений» о всяком происшествии, заключающем в себе признаки преступления или проступка сообщить Судебному Следователю и Прокурору или его Товарищу, а в ст.251 Устава закреплена аналогичная обязанность полиции передать Мировым Судьям сведения по преступлениям и проступкам, подлежащим их ведомству.

Произведенное дознание полиция была обязана передать Судебному Следователю, ему же было необходимо впоследствии сообщить и все дополнительные сведения, собранные ею по тому же предмету (ст.255 Устава), а об этом факте, соответственно, донести Прокурору или его Товарищу.

Статья 254 Устава содержала информацию о процессуальных средствах, которыми осуществлялось дознание - «При производстве дознания, полиция все нужные ей сведения собирает посредством розысков, словесными расспросами и негласным наблюдением, не производя ни обысков, ни выемок в домах».

Кроме того, полиция должна была принять меры к сохранению следов преступления и пресечь подозреваемому способы уклоняться от следствия (ст.256,257 Устава), выполнить некоторые другие процессуальные действия: обеспечить привод обвиняемого, вручение ему повестки, по поручению Судебного Следователя принять участие в производстве следственных действий, соблюдая при этом требования закона.

Заметим, что в этом разделе содержатся самые общие сведения о сущности полицейского дознания.

Однако, уже в 27 разделе Устава, где речь идет о дознании по делам, подсудным ведомству Судебной Палаты или Особому Присутствию Правительствующего Сената очертания сущности процессуальных полномочий просматриваются более четко.

Так, в ст.1035 - 1 Устава четко определен перечень субъектов, производящих дознание. К ним закон относит офицеров отдельного корпуса жандармов, при содействии нижних чинов этого корпуса. В случае отсутствия указанных должностных лиц и неотложной необходимости в производстве дознания, его производят чины полиции, за исключением полицейских и околоточных надзирателей, урядников, городовых и стражников. Последние могут использоваться для оказания содействия. При этом решение о поручении дознания чину полиции принимается по согласованию Начальника Губернского Жандармского Управления и Прокурора Окружного Суда.

Закон также оговаривает и вопросы надзора и контроля за дознанием. Так, дознание производится под наблюдением местного Прокурора Окружного Суда или особо назначенного лица прокурорского надзора. Общее руководство производством дознания принадлежит Прокурору Судебной Палаты (ст.1035 - 5 Устава). Высшее наблюдение за дознанием принадлежит Министрам Юстиции и Внутренних дел (ст.1035 - 6 Устава).

В специальной норме оговорено начало и инициация дознания. «Дознания начинаются офицерами отдельного корпуса жандармов и чинами полиции, как по предложению подлежащего лица прокурорского надзора, так и по непосредственному их усмотрению. О преступлении к дознанию и о предмете исследования немедленно уведомляется Прокурор Окружного Суда» (ст.1035 - 9 Устава).

В статье 1035 - 10 Устава четко определяется процедура разрешения споров о начале дознания: «Если начальник Жандармского Управления в поступивших к нему заявлениях частных лиц или сообщениях полиции или других присутственных мест и должностных лиц не найдет достаточных оснований к производству дознания, то немедленно сообщает об этом Прокурору Окружного Суда, от которого зависит дело прекратить или же обратить оное к производству дознания».

Правовой режим такого дознания предусматривает использование самого широкого спектра процессуальных средств доказывания: осмотра, освидетельствования, обыска, выемки, предварительных допросов. Закон говорит, что «При производстве этих действий, они (лица, ведущие дознание - от авт.) соблюдают во всей точности правила, установленные настоящим Уставом для производства предварительного следствия» (ст. 1035 - 11 Устава).

Процедура дознания предусматривает избрание меры пресечения (ст.1035 - 14 Устава), производство розыска обвиняемого (ст. 1035 - 21 Устава), особенности производства по делам лиц с психическими отклонениями (ст. 1035 - 17 Устава) и несовершеннолетних (ст. 1035 - 18 и 1035 - 19

Устава), вопросы взаимодействия между Судебным Следователем и корпусом жандармов в случае передачи дела для производства предварительного следствия (ст.1035 - 29 Устава).

Самым тщательным образом сформулированы нормы, регламентирующие окончание дознания.

Дознание может быть прекращено. «Прекращение дознания при отсутствии в исследуемом событии состава преступного деяния, или отсутствия признаков какого - либо другого преступного деяния, зависит от Прокурора Окружного Суда» (ст.1035 - 25 Устава).

Оно может быть окончено производством. Отдельными нормами определен порядок объявления об окончании дознания (ст.1035 - 22 Устава), составления обвинительного акта (ст. 1035 - 32 Устава).

Иными словами, с учетом того, что при производстве такого дознания соблюдаются все процессуальные правила, установленные для предварительного следствия, оно выглядит в значительной мере разновидностью предварительного следствия, отличаясь от него по субъекту расследования и категориям расследуемых дел.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Если ограничиться сравнительным анализом исключительно положений Устава, то целостного и комплексного представления о сущности полицейского дознания не создается. С одной стороны - это ускоренное производство, позволяющее собрать предварительную информацию о происшествии, но с другой - это полноценное расследование, осуществляемое чинами полиции и жандармского корпуса.

Ответы на эти многочисленные вопросы можно отыскать в положениях Инструкции, где содержатся сведения о сущности этого процессуального института.

Под дознанием здесь понимается - «исследование уголовного дела по горячим следам в розыскном порядке, направленное к обнаружению обвиняемого и собиранию доказательств его виновности» (п.18 Инструкции).

Цель полицейского дознания заключается в том, чтобы собрать и представить в распоряжение судебной власти материал, необходимый для судебного исследования и рассмотрения уголовных дел. Путем дознания необходимо выяснить: 1) действительно ли, какое и при каких обстоятельствах совершено преступление; 2) кто и почему именно в совершении такового подозревается, причем не допускать, чтобы подозреваемый скрылся, а следы преступления изгладились (п.19 Инструкции).

Еще короче о целях дознания говорится в п. 15 Положения: «По обязанности обнаруживать преступления чины полиции, получив заявления или сведения о совершении преступления, производят дознание для выяснения, совершено ли преступление и, если совершено, то какое, когда, кем и при каких обстоятельствах».

Инструкция содержит исчерпывающий перечень субъектов, уполномоченных производить дознание. К ним относятся: 1) Полицмейстеры, Ис-

правники, Пристава разных наименований и помощники всех этих должностных лиц, чины сыскной полиции, полицейские надзиратели и все должностные лица, временно прикомандированные к исполнению обязанностей поименованных чиновников; 2) околоточные надзиратели в столицах и некоторых городах, полицейские надзиратели сыскной полиции и урядники в уездах; 3) чины речной полиции в пределах их ведомства; 4) волостные старшины, их помощники, сельские старосты, десятские; 5) чины отдельного корпуса жандармов при исполнении ими, в указанном законом случае и местностях, обязанностей общей полиции (п. 1 Инструкции).

Инструкцией, исходя из требований закона, на чинов полиции возлагается предупреждение готовящихся, раскрытие совершенных и пресечение обнаружившихся преступных деяний (п.5).

В п.6 Инструкции определены задачи чинов полиции, а именно:

«а) немедленно по получении сведений о совершенном преступлении извещать подлежащую судебную власть;

б) тщательно охранять могущие оказаться следы преступления, принимать безотлагательно самые энергичные меры к обнаружению и в подлежащих случаях задержанию виновных;

в) приступая без замедления к первоначальному дознанию, произвести таковое быстро и толково, не вдаваясь без особой надобности, в составление пространных актов, излагая одно существенное, ведущее к раскрытию преступления и выяснению виновных;

г) представить дознание по принадлежности, продолжать розыск, вкладывая в это дело все старание и согласуя свои действия с указаниями вступившей в дело судебной власти»

Закон возлагает на чинов полиции «во всяком месте, во всякое время дня и ночи, не исключая и праздничных дней, принимать словесные и письменные заявления о преступных деяниях.»

Закон обязывает чинов полиции собирать и принимать сведения о совершившихся преступлениях из всевозможных источников: «Таковыми же вообще могут быть: 1) народная молва и слухи; 2) подметные письма, безымянные пасквили, доносы; 3) заявление свидетеля, не бывшего очевидцем преступления; 4) объявление свидетеля, бывшего очевидцем преступления; 5) сообщение присутственного места или должностного лица о совершившемся преступлении; 6) заявление или жалоба потерпевшего; 7) непосредственное личное удостоверение в наличности преступления или его следов (напр., совершение преступления в присутствии чина полиции, нахождения трупа с признаками насильственной смерти и т.п.); 8) явка с повинной самого виновного» (п.17 Инструкции). Эти же источники являются поводами к началу дознания.

При этом, по своему содержанию:

ж а л о б ы - «заявления потерпевших от преступлений, их супругов, родителей, опекунов и вообще тех, которые имеют о них попечение. По ним

полициею не может быть отказано ни в производстве, в нужных случаях, дознания, ни в передаче жалобы и дознания судебной власти, по принадлежности, хотя бы при розысках жалоба и осталась без подтверждения» (ст.303 и 306 Устава);

о б ъ я в л е н и я - «Заявления лиц, бывших очевидцами преступления, а также тех, которые хотя не присутствовали при совершении преступления, но представили доказательства достоверности обвинения» (ст. 298 и 299 Устава);

я в к а с п о в и н н о й - «Заявления лиц о совершенных ими преступлениях» (ст. 310 Устава).

Знаменательно, что «Никем не подписанные и неизвестно от кого исходящие заявления называются безымянными пасквилями и подметными письмами» (ст.300 Уставов) и не рассматриваются.

«Имея налицо один из вышеуказанных поводов, чины полиции приступают к расследованию дела - дознанию» (п.18 Инструкции).

Представляет интерес и сама процедура дознания. Инструкция гласит, что «Дознание производится чинами полиции негласно, посредством розысков и выемок. При собирании сведений отнюдь не должно разглашать повод и цель его и собранные сведения не должны сообщаться кому-либо, кроме должностных лиц, участвующих в исследовании преступления» (п.21). Безусловно, важным моментом является форма фиксации добытых сведений. Инструкция определяет, что «Все собранные сведения записываются от имени лица, производящего дознание, в один общий акт (протокол), с точным указанием источника, из которого они получены. Будучи исключительно личным расследованием, дознание не требует подписи допрошенных лиц, а представляет собою, за единоличной подписью лица, производившего дознание, изложение предпринятых им действий и добытых сведений» (п.21).

Здесь же содержится и рекомендация: «При всяком дознании необходимо разобраться в получаемом путем расследования материале и отделить существенно важное от бесполезных мелочей и подробностей; поэтому нет надобности собирать сведения об оттенках проступка или преступления, которые не имеют влияния на подсудность дела, или о том, что делали свидетели до или после совершившегося факта, являющегося предметом расследования и т.д. Для чинов полиции вполне достаточно, если они укажут виновных, подозреваемых, причины подозрения, лиц, могущих дать положительные и полезные для дела показания и в каком смысле» (п.21 Инструкции).

Принципиальное значение имеют процедурные вопросы завершения и окончания дознания.

В том случае, если в ходе дознания установлены признаки преступления, то «хотя бы при этом и не было указания на виновного, чины полиции сообщают о совершенном преступлении и передают дознание той судебной власти, которой оно подведомственно, т.е. Мировому или Городскому судье, Земскому начальнику, уездному Члену Окружного Суда или Судебному Следователю» (п. 16 Инструкции).

В ситуации «необнаружения признаков преступления в происшествии, которое вызвало производство дознания, чины полиции представляют таковое на дальнейшее распоряжение прокурорского надзора, от которого и зависит прекращение дознания» (ст.250 и 253 Устава).

Здесь крайне важно еще одно положение закона «сами же чины полиции никакого дознания своею властью прекращать не имеют права» и далее: «Чиновник полиции в случае прекращения прокурорским надзором направленного таким образом дознания, без возбуждения по содержанию его дальнейшего судебного производства, объявляет о прекращении дознания заинтересованным в нем лицам» (п. 16 Инструкции).

В правовых актах содержится четкое указание и на место производства дознания. В частности, в п.24 Инструкции говорится о том, что «Дознание должно быть производимо по возможности на месте преступления. Вместе с тем чины полиции не должны при производстве дознания причинять напрасного беспокойства тем частным лицам, к которым они обращаются за получением сведений».

Хотелось бы отметить и то, что законодатель определил процессуальную форму и порядок завершения дознания и доведения его результатов до компетентных лиц. В п.28 Инструкции об этом говорится следующее: «Сведения о преступлениях сообщаются судебной власти непосредственно тем должностным лицом полиции, которое их получило. Акты дознания и исполненные поручения судебных властей передаются непосредственно лицом, производившим дознание, которое избирает кратчайший способ доставления дознания по принадлежности. При этом, если указанные действия, т.е. исполнение поручения или производство дознания, выполнены кем-либо из низших чинов полиции, то одновременно с направлением актов дознания к судебной власти производивший дознание обязан о том вкратце донести Приставу».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Изучение «Перечня форм протоколов делопроизводства полиции» подтверждает то, что итоговым процессуальным документом, содержащим основные выводы произведенного полицейского дознания, именуется Актом дознания.

Применительно к этой форме полицейского дознания нельзя не упомянуть еще о двух принципиальных постулатах.

Первый. «По производству дознаний полицейские чины поставлены в непосредственную зависимость не от полицейского начальства, а от прокурорского надзора. Поэтому не подлежит сомнению, что разъяснение общего порядка исполнения возложенных на полицейских чинов поручений по производству дознаний может исходить только от тех лиц, которым сии чины непосредственно подчинены собственно по делам этого рода, а не от служебного начальства, деятельность которого в отношении к следственной части, должна ограничиться наблюдением за точным исполнением полицейскими чинами возлагаемых на них судебными властями поручений. Право разъяснять полиции порядок производства дознаний и давать ей по

этому предмету циркуляры принадлежат Прокурорам Судебных Палат.

Поставление полицейских чинов, производящих дознания, в непосредственную зависимость от прокурорского надзора не устраняет подчинение их своему начальству, но лишь указывает на то, что предложения прокурорской власти по производству следствий и дознаний также обязательны для чинов полиции, как и предписания их начальства» (Разъяснения к ст.279 Устава).

Второй. «За упущения и беспорядки по следственной части, а также за неисполнение обязанностей по производству уголовных дел в мировых судебных установлениях чины полиции привлекаются к ответственности прокурорским надзором, от которого, смотря на важности упущений, зависит или сделать неисправным должностным лицам предостережение, или же предложить действия их на рассмотрение суда» (ст.53, 485-488 Устава).

Подводя промежуточный итог исследованию, осмелимся утверждать, что вышеописанная процессуальная форма дознания и являлась основной, характеризующей процессуальную компетенцию чинов полиции, присущей ей органически.

Говоря о производстве формального расследования, Инструкция содержит указание на три формы такой деятельности.

«1) когда чин полиции производит дознание для первоначального обнаружения преступления; 2) когда полицейский чин заменяет Судебного Следователя при первоначальном исследовании преступления; 3) когда полицейский чин исполняет отдельные поручения прокурорского надзора или Судебного Следователя по обнаружению и исследованию преступлений» (п.48 Инструкции).

Каждая из этих форм процессуальной деятельности чинов полиции содержит соответствующие требования и порядок проведения следственных и процессуальных действий. Однако более детальное рассмотрение их особенностей также является предметом самостоятельного исследования.

Подводя итог сказанному, следует сформулировать ряд выводов.

Во-первых, приведенная информация убедительно доказывает, что в рамках уголовного судопроизводства России, чины полиции выполняли целый ряд самостоятельных уголовно-процессуальных задач.

Прежде всего, они проводили дознания по целому ряду составов преступлений, дела о которых были подведомственны Мировым и Городским судьям. Такое дознание представляло собой самостоятельную процессуальную форму, со своими процедурными особенностями, присущими только ей источниками доказательств и особенностями процессуального оформления результатов.

Кроме того, чины полиции при строго определенных обстоятельствах и основаниях производили формальное дознание в трех режимах: предварительного дознания, с подменой Судебного Следователя, выполнения отдельных следственных действий по поручениям Судебного Следователя и лица прокурорского надзора.

Они же по делам, подсудным Мировым Судьям, поддерживали обвинение в судах.

Во-вторых, при реализации своих процессуальных задач чины полиции в процессуальном плане были подчинены Судебному Следователю и лицу прокурорского надзора, свои процессуальные и следственные действия согласовывали с ними, были им подотчетны.

В-третьих, при производстве дознания чины полиции были поставлены в непосредственную зависимость не от полицейского начальства, а от лиц прокурорского надзора, руководствуясь их установлениями.

В-четвертых, чины полиции, решая судьбу произведенного дознания, не обладали самостоятельностью в принятии решений. Материалы завершенных дознаний они передавал в органы прокурорского надзора, которые и определяли дальнейшую судьбу расследования.

В-пятых, в случаях принятия решения о прекращении дознания, чины полиции беспрекословно исполняли такие решения, не обладая правом их обжалования или опротестования.

Очевидно, что все перечисленные особенности процессуальной деятельности полиции в дореволюционный период увязаны в соответствующую логическую цепь и содержат значительный пласт информации, полезной с точки зрения существующих сегодня проблем уголовно-процессуальной деятельности органов милиции. Выделенные нами принципиальные положения режима дознания, содержащиеся в вышеуказанных правовых источниках требуют своего осмысления и, возможно, использования для разрешения и преодоления многих современных проблем досудебного производства.

Список литературы:

1. Полянский Н.Н. Доказательства в иностранном уголовном процессе. М., 1946.

2. Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. СПб,: Питер, 1995.

3. Перфильев В.В. Следствие в пореформенной России // Следователь: теория и практика деятельности. 1895, №1.

4. Российское законодательство Х-ХХ веков. Собр. соч. в 12 томах. М., 1994. Т.8.

5. Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны, изданные Государственной канцелярией. Ч.2. СПб., 1867.

6. Квачевский А.А. Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по Судебным Уставам 1864г. М., 1963.

7. Розин Н.Н. Уголовное судопроизводство. СПб., 1914.

8. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства: В 2-х томах. СПб.: Альфа, 1996. Т.1.

9. Судебные уставы 20 ноября 1864 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. С.И.Гирько. Уголовно-процессуальные функции милиции. М.:ВНИИ МВД России, 2003.

11. С.И.Гирько. Деятельность милиции в уголовном судопроизводстве. М.: Московский институт права, 2004.

12. С.И.Гирько. Роль и функции милиции в уголовном процессе России. М.: Издательство «Щит - М», 2005.

13. С.И.Гирько, Н.И.Скударева. Об органах предварительного расследования системы МВД России//Российский следователь. 2004. №6.

14. С.И.Гирько, Н.И.Скударева. О современных проблемах процессуальной регламентации до-знания//Журнал российского права.2004.№7.

15. Инструкция Прокурора Московской Судебной Палаты г. Степанова от 15 октября 1909 года, вступившая в силу с 1 января 1910 года.

Bibliography:

1. Polyansky N. N. Evidence in foreign criminal proceedings. M., 1946.

2. Cheltsov-Bebutov M. A. Course of criminal procedure law. St. Petersburg,: Peter, 1995.

3. Perfiliev V. V. Investigation in post-reform Russia // Investigator: theory and practice of activity. 1895, №1.

4. Russian legislation of the X-XX centuries. Coll. Op. 12 volumes. M., 1994. Vol. 8.

5. Judicial charters on November 20, 1864 with the statement of reasonings on which they are based, published by the State office. Part 2. SPb., 1867.

6. Kvachevsky A. A. On criminal prosecution, inquiry and preliminary investigation of crimes under the Judicial Statutes of 1864. M., 1963.

7. Rosin N. N. Criminal proceedings. SPb., 1914.

8. Foinitsky I. Y. Course of criminal proceedings: In 2 volumes. SPb.: Alpha, 1996. Vol.1.

9. The judicial statutes of November 20, 1864.

10. Girko S. I. Criminal procedural functions of the police. M.:VNII MVD Rossii, 2003.

11. Girko S. I. Activities of the police in criminal proceedings. M.: Moscow Institute of law, 2004.

12. Girko S. I. The role and functions of the police in the criminal process of Russia. M.: Publishing House "Shield - M", 2005.

13. Girko S. I., Skudareva N. I. About bodies of preliminary investigation of system of the Ministry of internal Affairs of Russia//the Russian investigator. 2004. No. 6.

14. Girko S. I., Skudareva N. I. On modern problems of procedural regulation of inquiry//Journal of Russian law.2004.No. 7.

15. The instruction of the Prosecutor of the Moscow Judicial Chamber G. Stepanov of October 15, 1909, which came into force on January 1, 1910.