Научная статья на тему 'Научные школы советских университетов ведущие центры вузовской науки и педагогики 1920-х 1980-х гг'

Научные школы советских университетов ведущие центры вузовской науки и педагогики 1920-х 1980-х гг Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
97
60
Поделиться
Ключевые слова
СОВЕТСКИЕ УНИВЕРСИТЕТЫ / НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / УЧЕБНО-ВОСПИТАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС / НАУЧНЫЕ ХИМИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Осколок Кирилл Владимирович

Статья посвящена проблемам формирования и развития научных школ советских университетов в 1920-е 1980-е гг. Опираясь на опубликованные и архивные источники, а также специальную литературу, автор показывает деятельность химических факультетов и кафедр университетов СССР по созданию ряда научных школ. Дан краткий анализ научной работы крупных ученых-химиков Московского, Казанского, Ленинградского, Саратовского, Томского и других университетов. Подчеркнута тесная связь научных исследований и учебно-воспитательного процесса в высшей школе. Отмечена роль выдающихся советских ученых в создании научных химических школ. Сделан вывод о преемственности научно-педагогической деятельности профессорско-преподавательского состава советских и современных российских университетов.

THE RESEARCH SCHOOLS OF SOVIET UNIVERSITIES AS LEADING CENTERS OF HIGHER SCHOOL SCIENCE AND PEDAGOGICS OF 1920-1980

The paper discusses the problems of formation and development of research schools of Soviet universities in 1920-1980. Basing upon the published and archival sources, as well as special literature, the author shows the activities of chemistry faculties and departments of the USSR universities on creation of a number of research schools. The short analysis of the scientific work of eminent chemistry scientists of Moscow, Kazan, Leningrad, Saratov, Tomsk and other universities is given. It is emphasized that there was a close connection between scientific researches and educational process at the higher school. The author considers the role of outstanding Soviet scientists in establishment of chemistry schools. It is concluded that there is continuity of scientific and pedagogical activity of the teaching staff of the Soviet and modern Russian universities.

Текст научной работы на тему «Научные школы советских университетов ведущие центры вузовской науки и педагогики 1920-х 1980-х гг»

УДК 378(075.8) Осколок Кирилл Владимирович

кандидат химических наук, доцент кафедры аналитической химии Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

НАУЧНЫЕ ШКОЛЫ СОВЕТСКИХ УНИВЕРСИТЕТОВ - ВЕДУЩИЕ ЦЕНТРЫ ВУЗОВСКОЙ НАУКИ И ПЕДАГОГИКИ 1920-Х - 1980-Х ГГ.

Oskolok Kirill Vladimirovich

PhD in Chemistry, Assistant Professor, Analytic Chemistry Department, Lomonosov Moscow State University

THE RESEARCH SCHOOLS OF SOVIET UNIVERSITIES AS LEADING CENTERS OF HIGHER SCHOOL SCIENCE AND PEDAGOGICS OF 1920-1980

Аннотация:

Статья посвящена проблемам формирования и развития научных школ советских университетов в 1920-е - 1980-е гг. Опираясь на опубликованные и архивные источники, а также специальную литературу, автор показывает деятельность химических факультетов и кафедр университетов СССР по созданию ряда научных школ. Дан краткий анализ научной работы крупных ученых-химиков Московского, Казанского, Ленинградского, Саратовского, Томского и других университетов. Подчеркнута тесная связь научных исследований и учебно-воспитательного процесса в высшей школе. Отмечена роль выдающихся советских ученых в создании научных химических школ. Сделан вывод о преемственности научно-педагогической деятельности профессорско-преподавательского состава советских и современных российских университетов.

Ключевые слова:

советские университеты, научные исследования, учебно-воспитательный процесс, научные химические школы.

Summary:

The paper discusses the problems of formation and development of research schools of Soviet universities in 1920-1980. Basing upon the published and archival sources, as well as special literature, the author shows the activities of chemistry faculties and departments of the USSR universities on creation of a number of research schools. The short analysis of the scientific work of eminent chemistry scientists of Moscow, Kazan, Leningrad, Saratov, Tomsk and other universities is given. It is emphasized that there was a close connection between scientific researches and educational process at the higher school. The author considers the role of outstanding Soviet scientists in establishment of chemistry schools. It is concluded that there is continuity of scientific and pedagogical activity of the teaching staff of the Soviet and modern Russian universities.

Keywords:

Soviet universities, scientific researches, educational process, scientific chemistry schools.

Фундаментальную основу высшего химического образования в Советском Союзе составляла научная деятельность кафедр и профильных научно-исследовательских институтов, действовавших в структуре университетов и ведущих химико-технологических вузов. При этом организационный и творческий центр этой деятельности составляли выдающиеся ученые-химики, вокруг которых формировались научно-педагогические школы. Химические факультеты и кафедры советских университетов проявили высокую научную активность уже в период их организационного становления. Например, открытие в 1918 г. в Саратове Микробиологического института, а затем и бакте-риохимической лаборатории, в создании которой принимала участие кафедра биологической химии Саратовского университета во главе с профессором В.В. Вормсом, положило начало саратовской школе бактериохимиков. Ее представителями явились, в частности, член-корреспондент АМН СССР профессор И.В. Домарадский и профессор И.И. Ивановский [1, с. 7-8].

Одним из существенных факторов развития университетской химии в СССР в 1920-е -1930-е гг. являлось издание научной, учебной литературы и периодики. В послереволюционные годы выходили в довольно большом количестве научные, научно-популярные и учебные издания по различным направлениям химии [2]. Сотрудниками химических факультетов и кафедр уже в 1920-х гг. велась работа по созданию научной и учебно-методической литературы. Научным химико-техническим издательством в Петрограде в 1919-1924 гг. было выпущено более 50 книг и брошюр по химии российских и иностранных авторов, в том числе фундаментальные работы В.Н. Ипатьева, Б.В. Бызова, В.Я. Курбатова, Б.И. Меншуткина, А. Мейтнера. В 1926 г. вышло в свет второе издание труда А.М. Беркенгейма «Основы теоретической химии». Профессором Саратовского университета В.А. Челинцевым в 1924 г. был издан учебник «Органическая химия» и два учебных пособия.

В 1920-х гг. в Москве издавались: «Журнал теоретической и прикладной химии», Бюллетень Общества испытателей природы, журнал «Почвоведение», а в Петрограде (Ленинграде): «Журнал Русского физико-химического общества», «Журнал прикладной химии», непериодический сборник

«Новые идеи в химии» под редакцией профессора Л.А. Чугаева и другие издания. С 1932 г. под редакцией А.М. Беркенгейма начал издаваться журнал «Успехи химии», посвященный достижениям в сфере теоретической, прикладной и технической химии. В журнале публиковались работы отечественных и иностранных ученых в области новейших направлений химии. В первом номере журнала помещены: труд В. Франкенбургера и Ф. Дюрра «Катализ», исследования Н.Н. Семенова «Химические силы и теоретические основы химической кинетики» и А.Е. Ферсмана «Новые проблемы в изучении минерального сырья». В последующих выпусках публиковались работы А.Е. Арбузова, А.В. Думанского, Л. Мейтнера. В редакционную коллегию журнала вошли профессора химфака МГУ - С.И. Вольфкович, Н.Д. Зелинский, Н.С. Курнаков и другие химики.

Большое значение для научной и образовательной деятельности химических факультетов имело восстановление в 1920-х - 1930-х гг. контактов с иностранными академическими и образовательными учреждениями, развитие обмена научной литературой с Гейдельбергским, Геттин-генским и другими университетами, имевшими традиционные научные связи с российской химической школой. Советские университеты получили право беспошлинного ввоза из-за границы книг, инструментов, лабораторного оборудования [3, с. 24], что позволило поддерживать и повышать научно-теоретический и технологический уровень учебного процесса на химических кафедрах и факультетах. Благодаря публикации переводных трудов иностранных ученых-химиков для советской науки были доступны достижения мировой химии [4].

В довоенный период в системе советской университетской химии были достигнуты научные и учебно-методические результаты, имевшие международное значение. В 1931 г. выдающимся химиком-органиком А.А. Баландиным, основателем мультиплетной теории гетерогенного катализа, были впервые в мире организованы лаборатория и кафедра органического катализа, открыта соответствующая специальность. Ученый выступил организатором Научного совета АН СССР и общесоюзной программы по изучению катализа [5, с. 395].

Во второй половине 1930-х гг. профессором А.П. Бунтиным была основана научная школа химиков-неоргаников Томского университета, в рамках которой во время Великой Отечественной войны удалось разработать метод электролитического травления черных и цветных металлов. На основе технологий, предложенных химиками Томского университета, на Томском химическом заводе производились горючие смеси для фронта [6, с. 8]. В 1960-е гг. в Томском университете получило развитие новое научно-исследовательское и образовательное направление - химия и технология редкоземельных элементов, которое возглавлял профессор В.В. Серебренников.

В годы Великой Отечественной войны научными коллективами химических факультетов осуществлялись исследования и научно-производственные разработки оборонного значения. В марте - апреле 1943 г. были восстановлены научно-исследовательские институты при Ленинградском университете, в том числе химический, в котором работали четыре профессора - доктора химических наук и несколько доцентов - кандидатов химических наук. Во взаимодействии с одним из оборонных заводов они проводили исследования по проблеме замены при сверлении растительных масел осерненными минеральными маслами, осуществляли анализ образцов стальных деталей военной техники.

В это же время часть коллектива химического факультета ЛГУ продолжала жить и работать в осажденном городе. Ученые химфака Ленинградского университета в дни блокады реализовали идею производства стрептоцида, сульфидина, никотиновой кислоты, глюкозы и других необходимых ленинградцам лекарственных препаратов. Химиками Азербайджанского университета разрабатывались проблемы развития технологий химической защиты, производства взрывчатых веществ и фармацевтических препаратов. Много сделали бакинские химики в развитии теории и технологии нефтехимии.

В учебные программы по химии ряда вузов были введены новые курсы, связанные с военным делом («Химия отравляющих веществ» и «Средства противохимической защиты»). После открытия в военные годы саратовского месторождения нефти и газа на химфаке Саратовского университета в 1944 г. была создана кафедра переработки нефти и газа (она действовала как самостоятельное подразделение до 1955 г., а затем вошла в состав кафедры органической химии с сохранением лаборатории нефти и газа). В 1945 г. был создан НИИ химии при Саратовском университете.

В годы войны научные разработки оборонного значения велись прежде всего в химико-технологических и педагогических вузах, имевших сильные химические школы. Например, в отчете о работе кафедры неорганической и аналитической химии Московского педагогического института за 1942-1943 гг. указано, что лаборатория кафедры по распоряжению ГКО вела исследования по теме «Качественный анализ пропитки трофейных углей» [7, л. 6-7].

Период 1950-х гг. стал эпохой подъема университетского образования и науки в Советском Союзе. Выдающиеся достижения советских ученых, работавших в университетах, получили широкое признание в мире в последующие десятилетия [8, с. 126]. Во второй половине 1940-х - 1950-е гг.

подготовка химиков-исследователей становится одной из ведущих и наиболее перспективных отраслей в системе университетского образования. На химических факультетах, на кафедрах и в лабораториях химического профиля в рассматриваемый период работают крупные ученые, академики и доктора наук, коллективы преподавателей и аспирантов, благодаря деятельности которых в университетах СССР успешно развиваются научно-педагогические химические школы.

Одним из важных направлений в работе МГУ, включая химический факультет, в середине 1950-х гг. стало развитие научных контактов с коллегами в других университетах. В частности, стимулом к научно-педагогическому сотрудничеству и обмену опытом между центрами университетской химии явились Ломоносовские чтения, впервые проведенные в 1956 г. с участием представителей Рижского, Казанского, Ростовского и Одесского университетов. В 1957 г. химфак МГУ выступил в качестве организатора Всесоюзного совещания работников вузов по химии нефти.

Во второй половине 1930-х - 1940-е гг. в образовательной политике Советского Союза прочно утвердилась концепция взаимодействия научно-исследовательского и учебного процессов в университетах. Академик АН СССР С.И. Вавилов, выступая на Х Пленуме ЦК профсоюза работников высшей школы и научных учреждений СССР в декабре 1946 г., подчеркивал значимость дореволюционного опыта воспитания научных кадров. «В ряде случаев высшая школа имела в своем составе превосходных профессоров-исследователей, а студенты на ходу превращались из учеников в ученых, - говорил он. - Такая старая традиция давала Ньютона, Ломоносова и Лобачевского, и, несомненно, именно на этом пути находится живой источник неиссякаемой и вечно развивающейся науки» [9, с. 5]. Примечательно, что С.И. Вавилов выступил с критикой политики развития научно-исследовательских институтов за счет кадров высшей школы, что, по его мнению, ослабило ее возможности по подготовке молодых ученых. Действительно, в течение рассматриваемого периода значительная часть университетской профессуры, в том числе химиков, совмещала преподавание в университете с работой в системе академических и отраслевых институтов. С одной стороны, это создавало постоянную живую связь между университетской и академической наукой, с другой - снижало в ряде случаев эффективность обоих направлений деятельности, вело к разрыву между учебной и научной работой [10, с. 11].

Постановление Совета министров СССР от 12 апреля 1956 г. «О мерах улучшения научно-исследовательской работы в высших учебных заведениях» запрещало практику совместительства в нескольких учебных заведениях, но в нем ничего не говорилось о сотрудничестве профессоров и преподавателей вузов в научно-исследовательских учреждениях. В середине 1950-х гг. большинство заведующих кафедрами химфака МГУ, по свидетельству академика А.П. Виноградова, являлись совместителями в структурах Академии наук СССР. В профессорско-преподавательских коллективах химических факультетов велось обсуждение параметров учебной и научной работы. Например, заведующий кафедрой аналитической химии химфака МГУ, член-корреспондент АН СССР И.П. Алимарин отмечал, что в большинстве случаев научную работу ведут только энтузиасты. У него лично была 800-часовая нагрузка и студенты смежных факультетов -биологи, геологи, биохимики, поэтому занят он в течение всего учебного года [11, л. 43, 83]. С другой стороны, насыщенность занятий со студентами определялась самими кафедрами, стремившимися максимально обогатить учебный процесс достижениями современной науки.

Успешно развивалась научно-исследовательская деятельность кафедр химического цикла Университета дружбы народов. Коллектив кафедры органической химии под руководством профессора Н.С. Простакова в середине 1960-х гг. занимался разработкой новых путей синтеза пиридиновых и пиперидиновых систем и их конформационным анализом. Исследования были направлены на получение биологически активных соединений, в том числе новых лекарственных препаратов. На кафедре неорганической химии осуществлялось изучение проблем химии комплексных соединений редких и рассеянных элементов в сотрудничестве с Институтом неорганической химии АН СССР, Институтом тонкой химической технологии, химическим факультетом МГУ имени М.В. Ломоносова. Коллектив кафедры физической и коллоидной химии во главе с профессором В.М. Грязновым вел исследования в области катализа и адсорбции, которые были связаны с тематикой студенческих спецпрактикумов и дипломных работ. Кафедра поддерживала контакты с Институтом нефтехимического синтеза и Институтом металлургии АН СССР [12, л. 30-31].

Наряду с разработкой новых проблем в химической науке и образовании химические факультеты Московского, Казанского, Ленинградского, Киевского и других университетов продолжали творчески развивать направления научно-исследовательской работы, сложившиеся в предшествующие десятилетия. Широкое признание получили исследования специалистов Горьков-ского университета в области химической термодинамики [13, с. 11-19]. В 1950-е - 1960-е гг. в Томском университете весьма эффективно работали молодые химики-неорганики, воспитанники профессоров А.П. Бунтина и В.В. Серебренникова. Авторитет в научном и педагогическом сообществе высшей школы завоевал химический факультет Саратовского университета, где с конца

1950-х гг. начали работу проблемная лаборатория гидрирования и катализа, лаборатория по физике и химии высокополимеров и полупродуктов, велись исследования в области коллоидной химии и электрохимии [14, с. 60].

В книге «Высшее образование в СССР за 50 лет (1917-1967)», посвященной достижениям советской высшей школы, особо выделялись успехи университетских ученых в области теории катализа, химии свободных радикалов в растворах. В то же время в деятельности химических факультетов фиксировались и определенные недостатки. Например, в Приказе Минвуза РСФСР от 6 июня 1963 г. «О работе Казанского государственного университета и о перспективах его дальнейшего развития» были отмечены отставание уровня учебной и научно-исследовательской работы университета от его реальных возможностей, отсутствие в штате университета докторов наук моложе 45 лет, слабая работа аспирантуры и другие недостатки. В частности, работа ряда кафедр химического факультета характеризовалась обилием тем и искусственной раздробленностью, а также недостаточным развитием самостоятельной работы студентов. Перед Казанским университетом была поставлена задача обеспечения более эффективного развития сложившихся научных школ по математике, физики, химии. В ближайшие 5-10 лет ученым КГУ предполагалось уделить основное внимание проблемам биохимии, химии и физики полимеров, химии и физики полупроводников, а также расширить применение метода парамагнитного резонанса в различных областях науки [15, с. 109].

Химический факультет МГУ являлся лидером в области внедрения в образовательный процесс ряда перспективных направлений химической науки и по развитию междисциплинарных специализаций. Так, с 1959 г. на химфаке Московского университета были организованы спецгруппы фи-зико-химиков с усиленной подготовкой по физике и математике. В 1965 г. академик АН СССР А.И. Белозерский основал в МГУ межфакультетскую лабораторию биоорганической химии. С 1975 г. на биологическом факультете университета действовала кафедра биоорганической химии во главе с Ю.А. Овчинниковым; в подготовке специалистов-биохимиков принимали участие ведущие ученые Института биоорганической химии имени М.И. Шемякина [16, с. 290-291].

Практикум и программа лекций для студентов-химиков, разработанные в лаборатории радиационной химии кафедры электрохимии МГУ, заинтересовали специалистов МХТИ имени Д.И. Менделеева, Московского института нефтегазовой промышленности имени И.М. Губкина, Ленинградского университета, Томского политехнического института, Белорусского и Латвийского университетов. Профессор МГУ Л.Т. Бугаенко читал курсы лекций по радиационной химии в Киевском, Кемеровском и Казанском университетах.

О проблемах, привлекавших к себе внимание специалистов-химиков Московского университета, свидетельствуют материалы ректорского совещания 21 сентября 1960 г. по вопросу о научной работе МГУ за 15 лет, посвященного химическому факультету. В этот период определялись новые направления исследовательской и образовательной работы химфака, в том числе создание межфакультетских специальностей в области биохимии, расширение подготовки кадров со специализацией по электрохимии и радиационной химии. Обсуждалась также тема внедрения достижений университетской химической науки в производство; академик А.Н. Несмеянов отмечал, что главным условием успеха в этом деле является ускоренное развитие химической промышленности и повышение ее технологического уровня [17, л. 7, 15-16, 49-50].

В 1970-е - 1980-е гг. продолжали углубляться связи между химическими факультетами университетов в различных регионах и республиках СССР, причем контакты развивались как через системы аспирантуры и докторантуры и институты повышения квалификации педагогических кадров, так и благодаря совместным научным разработкам. Например, в этот период осуществлялось тесное сотрудничество между Московским и Харьковским университетами в области коллоидной химии [18, с. 210]. Профессор Свердловского университета А.А. Тагер читала по приглашениям лекции в Московском, Казанском, Саратовском, Таджикском и Ташкентском университетах.

На развитие учебной и научной деятельности химического факультета Кабардино-Балкарского университета имени Х.М. Бербекова позитивное воздействие оказала организация в 1977 г. НИИ высокомолекулярных соединений (ИВС КБГУ), на базе которого в конце 1970-х - 1980-е гг. проводились научные конференции специалистов в области полимеров и по другим направлениям химической науки. Кроме того, создание института способствовало активизации послевузовского химического образования в КБГУ. Сегодня научная школа профессора А.К. Микитаева включает 28 докторов наук и более 110 кандидатов наук. Ученый является основателем и главным редактором научного журнала «Новое в полимерах и полимерных композитах» [19].

Химический факультет Московского университета являлся центром повышения квалификации преподавателей университетов и институтов. На базе факультета действовали Всесоюзные курсы по применению радиоактивных изотопов и ядерных излучений, курсы повышения ква-

лификации учителей химии средних школ РСФСР, подготовительное отделение для лиц с производственным стажем и заочная школа для сельской молодежи. В 1971 г. была организована двухгодичная вечерняя школа молодых химиков. В 1980-е гг. на химическом факультете Тюменского университета происходит становление научных исследований (нефтехимия, тонкий органический синтез, химическая кинетика), в разработке которых участвовали молодые специалисты, представители старшего поколения и студенты-химики [20, с. 32, 113-114].

Ректор Московского университета академик РАН В.А. Садовничий отмечал роль советских ученых-химиков в создании крупных научных школ. Так, академику А.Н. Несмеянову принадлежат основополагающие исследования в области элементоорганической химии, а также важные и оригинальные работы по теоретической органической химии, по созданию синтетических пищевых продуктов. Среди его учеников - академик О.А. Реутов. Крупные школы в области неорганической химии создали академики Н.С. Курнаков, В.И. Спицын и А.В. Новоселова; в области аналитической химии - академик И.П. Алимарин; в химии полимеров - академик В.А. Каргин; в химии белка и нуклеиновых кислот - М.А. Прокофьев. Гордостью Московского университета и отечественного естествознания являются работы академика Н.Н. Семенова - создателя теории цепных разветвленных реакций, горения и взрыва, единственного в нашей стране лауреата Нобелевской премии по химии. Более 40 лет возглавлявший кафедру химической кинетики на химфаке МГУ Н.Н. Семенов был организатором и первым директором Института физической химии АН СССР, академиком-секретарем и вице-президентом Академии наук. Его дела были продолжены выдающимся ученым академиком Н.М. Эммануэлем [21, с. 9-10].

Развитие научных школ и центров методики преподавания различных химических дисциплин на химических факультетах большинства университетов СССР, несмотря на объективные трудности, происходило на протяжении всего рассматриваемого исторического периода. В рамках проведенного автором статьи исследования показаны отдельные характерные примеры научно-педагогической деятельности химических факультетов и кафедр. Их подробное изложение содержится в многочисленных архивных документах и публикациях, посвященных развитию отечественной химии, ее отдельных направлений, а также в историко-биографических изданиях о судьбах и деятельности выдающихся ученых-химиков советских университетов.

В 1980-е гг. в советском обществе значительно ослабели моральные и материальные стимулы научно-образовательной деятельности профессорско-преподавательского состава высшей школы, что негативно сказывалось и на востребованности университетского химического образования. Однако, несмотря на вышеперечисленные трудности и проблемы, ученый мир университетской химии продолжал жить и развиваться. При этом деятельность химических факультетов и кафедр Московского, Ленинградского, Казанского, Киевского и других университетов опиралась на опыт предшествующих поколений, обогащенный собственными достижениями в научно-образовательной сфере. Созданный ими к концу 1980-х гг. научно-исследовательский потенциал в свою очередь стал основой для становления и развития современной российской системы университетского химического образования.

Ссылки:

1. Игнатов В.В. Из истории развития бактериохимии в Саратовском университете // Вопросы биохимии и физиологии микроорганизмов : межвуз. науч. сб. Саратов, 1979. Вып. 7. С. 7-8.

2. См.: Химическая литература : библиогр. указ. (1920-1951 гг.) / сост. И.А. Байтин ; под ред. проф. О.Е. Звягинцева. М. ; Л., 1953. 127 с.

3. Еженедельник НКП РСФСР. 1923. 25 авг. № 10 (39). С. 24.

4. См.: Тер-Майлен Г., Геслинг И. Новые методы органического химического анализа / пер. С.И. Орловой ; под ред. Ю.С. Залькинда. Л., 1931. 48 с.

5. Андреев А.И., Змеев В.А., Ильин И.В. История студенчества Московского университета. Т. II. 1905-1955. М., 2013. С. 395.

6. Земцов А.А. Развитие естественных наук в Томском университете. Томск, 1980. С. 8.

7. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 8080. Оп. 2. Д. 429. Л. 6-7.

8. Университетское образование: Приглашение к размышлению / В.А. Садовничий, В.В. Белокуров, В.Г. Сушко, Е.В. Шикин. М., 1995. С. 126.

9. Вавилов С.И. Некоторые вопросы развития советской науки (На основе доклада на Х Пленуме ЦК профсоюза работников высшей школы и научных учреждений СССР 6-9 декабря 1946 года) // Вестник высшей школы. 1947. Февр. № 2. С. 5.

10. Данилов А.Д. Пути эффективной организации научной работы // Вестник высшей школы. 1947. Февр. № 2. С. 11.

11. См.: Центральный государственный архив Москвы (ЦГАМ). Ф. 1609. Оп. 2. Д. 412. Л. 43, 83.

12. ЦГАМ. Ф. 1609. Оп. 2. Д. 558. Л. 30-31.

13. Карякин Н.В. Кафедра физической химии Нижегородского государственного университета имени Н.И. Лобачевского (К 70-летию). Н. Новгород, 2004. С. 11-19.

14. Саратовский университет. 1909-1959. Саратов, 1959. С. 60.

15. Химический факультет Казанского университета. Хронология основных событий. Т. 2. 1953-2008. Казань, 2008. С. 109.

16. Спиченкова Н.Е. Становление химического образования как результат развития науки // Химия и химическое образование. 5-й международный симпозиум 12-18 сентября 2011 г. : сб. науч. ст. Владивосток, 2011. С. 290-291.

17. ЦГАМ. Ф. 1609. Оп. 2. Д. 542. Л. 7, 15-16, 49-50.

18. Тенетов С.Г., Грицан Д.Н., Комарова Т.А. Основные направления развития коллоидной химии в Харьковском университете // История и методология естественных наук. М., 1982. Вып. 28. Химия. С. 210.

19. См.: Мусаев Ю.И. Ученый, педагог, основатель научной школы (Абдулах Касбулатович Микитаев) // Кабардино-Балкарский государственный университет имени Х.М. Бербекова. Пресс-служба.

20. Тенетов С.Г., Грицан Д.Н., Комарова Т.А. Указ. соч. С. 32, 113-114.

21. См.: Садовничий В.А. История научных школ Московского университета // О научных исследованиях и научных школах. Евразийское пространство. М., 2010. С. 9-10.