Научная статья на тему 'НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н. М. МАЛАХОВА. ПЕРИОД 1911‒1918 гг.'

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н. М. МАЛАХОВА. ПЕРИОД 1911‒1918 гг. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
160
15
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Санкт-Петербургская духовная академия / «Церковный вестник» / «Церковь и общество» / Основное богословие / теория психофизического параллелизма / Н. М. Малахов / В. С. Серебреников / протоиерей Сергий Соллертинский / протопресвитер Евгений Аквилонов / протоиерей Александр Замятин / St. Petersburg Theological Academy / Tserkovny Vestnik / Tserkov i Obschestvo / basic theology / theory of pscychophysical parallelism / Nil Malakhov / V. Serebrenikov / Archpriest Sergey Sollertinsky / Protopresbyter Eugene Akvilonov / Archpriest Alexander Zamyatin

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Д. А. Карпук

В статье на основании архивных и опубликованных материалов рассматривается научно-исследовательская, педагогическая и церковно-общественная деятельность Нила Михайловича Малахова (впоследствии протоиерея) в тот период времени, когда он являлся исполняющим должность доцента Санкт-Петербургской духовной академии (с 1911-го по 1918 г.). Некоторое внимание уделено периоду обучения Н. М. Малахова в столичной академии и содержанию его кандидатской диссертации на тему «Теория психофизического параллелизма и ее критическая оценка». Было выяснено, что в течение всего времени преподавания курс лекций по Основному богословию Н. М. Малахова практически не менялся и был посвящен морфологии религии. Под научным руководством Малахова было написано не менее 15 кандидатских диссертаций, одна из которых сохранилась вплоть до настоящего времени. Особое внимание в статье уделено редакторской деятельности Н. М. Малахова, который с мая 1914 г. по декабрь 1915 г. исполнял обязанности редактора академического журнала «Церковный вестник», являвшегося на рубеже XIX‒XX вв. одним из авторитетных церковно-общественных и научно-публицистических церковных изданий. Кроме того, в январе — феврале 1916 г. Малахов на собственные деньги издавал журнал «Церковь и общество». Все это позволяет говорить о том, что Н. М. Малахов являлся одним из перспективных молодых специалистов Санкт-Петербургской духовной академии в начале XX в.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Research and Scholarly Activities of Nil Malakhov during 1911‒1918.

In the article, on the basis of archival and published materials, the research, pedagogical and ecclesiastical activities of Nil Mikhailovich Malakhov (later an archpriest) are considered at the time when he was an acting assistant professor at St. Petersburg Theological Academy (from 1911 to 1918). Some attention is paid to the period of Malakhov’s study at Moscow Theological Academy and the content of his candidate’s dissertation on “The Theory of Psychophysical Parallelism and its Critical Evaluation.” The author finds that during the whole period of teaching the course of lectures on basic theology, Malakhov was devoted to the morphology of religion. Under the scientific leadership of Malakhov, at least 15 canidates’ dissertations were written, one of which has been preserved. Particular attention is paid to the editorial activity of N. Malakhov, who from May 1914 to December 1915, acted as editor of the academic journal Tserkovny Vestnik, which was at the turn of the 20th century one of the most authoritative ecclesiastical and scholarly church publications. In addition, in January and February of 1916, Malakhov published his own journal, Tserkov i Obschestvo with his own money. All this allows us to say that N. Malakhov was one of the promising young specialists of St. Petersburg Theological Academy in the beginning of the 20th century.

Текст научной работы на тему «НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н. М. МАЛАХОВА. ПЕРИОД 1911‒1918 гг.»

История богословия в Санкт-Петербургской Духовной Академии

Д.А. Карпук

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Н.М. МАЛАХОВА. ПЕРИОД 1911-1918 гг.

В статье на основании архивных и опубликованных материалов рассматривается научно-исследовательская, педагогическая и церковно-общественная деятельность Нила Михайловича Малахова (впоследствии протоиерея) в тот период времени, когда он являлся исполняющим должность доцента Санкт-Петербургской духовной академии (с 1911-го по 1918 г.). Некоторое внимание уделено периоду обучения Н. М. Малахова в столичной академии и содержанию его кандидатской диссертации на тему «Теория психофизического параллелизма и ее критическая оценка». Было выяснено, что в течение всего времени преподавания курс лекций по Основному богословию Н. М. Малахова практически не менялся и был посвящен морфологии религии. Под научным руководством Малахова было написано не менее 15 кандидатских диссертаций, одна из которых сохранилась вплоть до настоящего времени. Особое внимание в статье уделено редакторской деятельности Н. М. Малахова, который с мая 1914 г. по декабрь 1915 г. исполнял обязанности редактора академического журнала «Церковный вестник», являвшегося на рубеже Х1Х-ХХ вв. одним из авторитетных церковно-общественных и научно-публицистических церковных изданий. Кроме того, в январе — феврале 1916 г. Малахов на собственные деньги издавал журнал «Церковь и общество». Все это позволяет говорить о том, что Н. М. Малахов являлся одним из перспективных молодых специалистов Санкт-Петербургской духовной академии в начале ХХ в.

Ключевые слова: Санкт-Петербургская духовная академия, «Церковный вестник», «Церковь и общество», Основное богословие, теория психофизического параллелизма, Н. М. Малахов, В. С. Серебреников, протоиерей Сергий Соллертинский, протопресвитер Евгений Аквилонов, протоиерей Александр Замятин.

Нил Михайлович Малахов родился 7 декабря 1884 г. в с. Дубиновка, Старо-Осколь-ского уезда, Курской губернии, в семье мещанина1. В 1906 г. окончил Курскую духовную семинарию, после чего по итогам вступительных экзаменов был принят в число казеннокоштных студентов Санкт-Петербургской духовной академии. В период обучения в высшей богословской школе помимо общеобязательных предметов изучал «специальные науки исторической группы»2. Кандидатское сочинение Малахов написал по кафедре психологии на тему «Теория психофизического параллелизма и ее критическая оценка». К сожалению, текст кандидатской диссертации Нила Михайловича Малахова до настоящего времени не сохранился3. Согласно же опубликованным в Журналах заседаний совета академии отзывам, как научного руководителя, так и рецензента, работа была написана на высоком научном уровне.

Из отзыва научного руководителя профессора В. С. Серебреникова следует, что «обширная» работа Н. М. Малахова состояла из введения, семи глав, заключения

Дмитрий Андреевич Карпук — заведующий аспирантурой, заведующий архивом, доцент кафедры церковной истории Санкт-Петербургской духовной академии (dimand3@yandex.ru).

1 ЦГИА СПб. Ф. 1888. Оп. 1. Д. 591. Л. 2 об., 4.

2 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1910-1911 учебный год. СПб., 1911. С. 61.

3 Текст диссертации не удалось обнаружить ни в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (Ф. 573), ни в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (Ф. 277).

и приложения. Во введении Малахов рассказал о важности психофизической проблемы. Так, по мнению автора диссертации, теория параллелизма, согласно которой процессы, происходящие в мышлении и бытии, строго соответствуют друг другу и во времени, и в содержании, но совершенно не взаимодействуют друг с другом, получала все большее распространение среди современных ученых. В первой главе Малахов сделал общий обзор различных форм параллелистической теории, разделив эти формы на классы, показывая, что «в собственном смысле параллелистическими теориями могут остаться лишь теории реалистического и идеалистического монизма»4. Во второй главе были рассмотрены метафизические основы этих теорий. В третьей и четвертой главах содержался разбор естественнонаучных оснований рассматриваемых теорий. Наконец, последние три главы были посвящены оценке параллелистической теории с точки зрения ее практического отрицательного и положительного значения для психологии. Согласно свидетельству научного руководителя, Малахов тщательно проработал капитальное по его теме сочинение Busse «Geist und Körper. Seele und Leib»5. Итоговое суждение Серебреникова было довольно комплементарным: «В его сочинении, носящем на себе печать продуманности в целом и большинстве деталей и свидетельствующем о выдающейся работоспособности автора, об его способности к критическому анализу и умении отделить главное от второстепенного, дается ясное и отчетливое понятие о теории психофизического параллелизма и рельефно изображаются все ее существенные недостатки и достоинства. Написано сочинение ясным и живым языком и читается легко и с интересом. Уже в настоящем своем виде сочинение имеет несомненный научно-апологетический интерес и значение; переработанное же в магистерскую диссертацию, оно представит собою ценный вклад в русскую богословско-апологетическую литературу»6.

Рецензентом диссертации Малахова выступил профессор по кафедре педагогики протоиерей Сергий Соллертинский, который в студенческой среде был известен своей строгостью. О диссертации Малахова отец Сергий высказался довольно благожелательно, хотя, разумеется, не обошлось без критических замечаний: «Известные ему (Малахову. —Д. К.), повторяю — многочисленные, — сочинения он не только прочитал с начала до конца, но вчитывался в них с научной добросовестностью, почему в большей части их сделался полным хозяином. Опять на каждом почти шагу мы встречаемся здесь с большим диалектическим образованием, да не риторическим, а деловым, которое вдобавок вооружено и положительными знаниями, и осведомленностью в философии. Пытливость завидная; идеализм, доходящий как бы до неудовольствия на параллелистов, что они не умеют доказать субстанциальность духовного начала строго научным позитивным способом. В виду этого говорю: не только настоящая диссертация заслуживает денежной премии, но и внушает живейшее желание, чтобы автор ее считал на себе неотложный долг снова возвратиться к изучению важнейшего вопроса о параллелизме и представил о нем диссертацию на высшую степень маги-стра»7. В результате оба профессора настоятельно рекомендовали Совету академии отметить данную студенческую работу в том числе и денежной премией.

Нил Михайлович Малахов окончил Санкт-Петербургскую духовную академию в 1910 г. с самым высоким на курсе средним балом — 4,966. Примечательно, что вторым наиболее успешным выпускником этого курса стал Александр Сегенюк, сменивший в скором времени фамилию на Боярский и ставший впоследствии одним из идеологов обновленческого движения в 1920-х гг. Согласно академическому уставу двух первых по списку выпускников традиционно оставляли при академии еще на один

4 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской Духовной Академии за 1909-1910 учебный год. СПб., 1910. С. 527.

5 См.: Лазарев А. Рец.: Ludw. Busse. Geist und Körper. Seele und Leib. Leipzig. 1903, X + 488 // Вопросы философии и психологии. 1904. Кн. II (72). Март-апрель. С. 250-262.

6 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской Духовной Академии за 1909-1910 учебный год... С. 529.

7 Там же. С. 530-531.

год трудиться по своему предмету в качестве профессорских стипендиатов. Таким образом, на новый 1910/11 учебный год были оставлены Н. Малахов по кафедре психологии и А. Сегенюк по кафедре русской церковной истории. В том же учебном годы оба были удостоены студенческих денежных премий: Малахов — премии имени статского советника Иванова в размере 150 руб., Сегенюк — премии имени профессора протоиерея Павла Николаевского в размере 105 руб.8

В 1910 г., 7 мая, профессор по кафедре Основного богословия, которая в период действия академического устава 1884 г. носила название «Введение в круг богословских дисциплин», протоиерей Евгений Аквилонов был назначен на пост протопресвитера военного и морского духовенства. Соответственно Совет академии должен был решить вопрос о замещении ставшей вакантной академической кафедры, которую Аквилонов занимал в течение 20 лет, с 1890 г. Первое обращение к данному вопросу состоялось уже в конце 1909/10 учебного года — 11 июня9. Однако тогда было решено отложить замещение вакантной кафедры до начала следующего учебного года.

28 августа 1910 г. исполняющий обязанности ректора академии профессор И. Г. Троицкий на заседании Совета сообщил, что к настоящему времени поступило только одно заявление на замещение академической кафедры — от ректора Подольской духовной семинарии, выпускника Киевской духовной академии 1899 г., магистра богословия10, протоиерея Александра Замятина. Как раз во время обсуждения данной кандидатуры профессор В. С. Серебреников выдвинул в качестве еще одного кандидата на вакантную кафедру Н. М. Малахова. Возможно, это было несколько неожиданно для членов Совета, поэтому было принято следующее определение: «Суждение о замещении вакантной кафедры Основного богословия отложить до следующего заседания Совета академии»11.

Очередное обращение к данному вопросу состоялось через месяц, 29 сентября. На замещение вакантной кафедры по-прежнему претендовали только протоиерей Александр Замятин и Н. М. Малахов. К этому времени на имя секретаря Совета академии А. П. Высокоостровского поступило письмо от протопресвитера Евгения Акви-лонова, в котором бывший профессор с большой похвалой отзывался о диссертации Нила Малахова и признавал последнего «даровитым и многообещающим мыслителем, предлагающим не сырой и малообработанный материал, а логически стройную, пропорциональную в частях и философски изящную работу»12. Правда, не совсем понятно, читал ли отец Евгений саму диссертацию, поскольку сразу после назначения на столь ответственный пост, каковым являлась должность протопресвитера, у него практически все время уходило на решение многочисленных вопросов в ведомстве военного и морского духовенства. Конечно, можно предположить, что он и в самом деле просмотрел работу. А возможно, что он просто доверился мнению своего бывшего коллеги профессора Серебреникова. В любом случае, итоговое суждение было положительным для вчерашнего выпускника академии. Протопресвитер Евгений Аквилонов приветствовал «как самое удачное — предназначение г. Малахова на академическую кафедру Основного богословия»13.

После очередного обсуждения кандидатур состоялось голосование, и, несмотря на то, что протоиерей Александр имел степень магистра богословия, Совет столичной академии единогласно (в 16 голосов) избрал на вакантную кафедру своего воспитанника. Причина, по которой Совет отверг более маститого в научном отношении

8 Отчет о состоянии С.-Петербургской духовной академии за 1910 год. СПб., 1911. С. 43.

9 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской Духовной Академии за 1909-1910 учебный год... С. 412.

10 Протоиерей Александр Замятин был удостоен степени магистра богословия в 1904 г. за диссертацию на тему «Покаяние и его значение для нравственной жизни христианина».

11 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1910-1911 учебный год. СПб., 1911. С. 24.

12 Там же. С. 62.

13 Там же. С. 62.

кандидата, сводится, скорее всего, к тому, что протоиерей Александр Замятин был практически совсем не известен в Петербургской академии. Кроме того, не следует забывать, что профессорско-преподавательские корпорации дореволюционных академий чаще всего пополнялись за счет именно своих выпускников.

Впрочем, избирая Малахова на вакантную кафедру, Совет не рассчитывал, что Нил Михайлович сразу же приступит к чтению лекций. Предполагаюсь, что в течение сти-пендиатского года Малахов будет готовиться к занятию кафедры. Именно поэтому тогда же, 29 сентября, Совет открытым голосованием принял решение, что Малахова «по богословской стороне» будет готовить профессор по кафедре Догматического богословия протоиерей Петр Лепорский, а «по философской стороне» — В. С. Серебреников. Данное решение было одобрено правящим архиереем митрополитом Антонием (Вадковским) 2 октября14.

Однако получалось, что на 1910/11 учебный год кафедра Основного богословия по-прежнему оставалась вакантной. Поэтому 19 октября Совет академии обратился к обсуждению вопроса теперь уже о временном замещении кафедры на текущий учебный год. Было решено обратиться к протопресвитеру Евгению Аквилонову, чтобы он взял на себя этот труд15.

25 октября отцу Евгению было официально сообщено о данном решении, но он все же отказался, сообщив о своем решении в письме, которое и было озвучено на заседании Совета 12 ноября: «Глубоко тронутый весьма лестным для меня вниманием Совета академии, к сожалению, не могу принять на себя чтение в ней лекций, как по причине сложности моих настоящих обязанностей, так и по недостатку свободных часов, в виду которого я вынужден был, в начале текущего учебного года, выйти из Историко-филологического Института и, только на этих днях, из состава Комиссии по вопросу о присоединении старокатоликов к Православной Церкви. Кроме того, определяя меня на должность протопресвитера, Св. Синод в своем указе решительно и ясно связал мое назначение на новую должность с увольнением от духовно-учебной службы, вследствие чего мне представляется неудобным соглашаться на противоречащую упомянутому указу кандидатуру»16. Кроме того, отец Евгений в силу своей скромности и мужественности не стал говорить о еще одном очень серьезном обстоятельстве, почему он вынужден был отказаться от преподавания в академии. Речь шла о его здоровье. Отец Евгений очень серьезно болел, хотя и пытался это скрывать даже от знакомых. В конце концов организм не выдержал и в следующем, 1911, году, 30 марта, отец Евгений скончался от саркомы.

После получения отрицательного ответа от протопресвитера Евгения Аквилоно-ва Совет академии постановил: «В виду того, что Совет академии не находит среди наличного состава наставников лица, изъявляющего готовность взять на себя чтение лекций по Основному богословию в текущем учебном году, — освободить студентов I курса от слушания лекций по означенному предмету в настоящем учебном году с тем, чтобы курс Основного богословия выслушан был ими в будущем учебном году»17. Это компромиссное и вполне очевидное решение интересно своим свидетельством о том, что на заседании Совета предлагалось одному из профессоров взять на себя труд по чтению лекции по Основному богословию. Однако желающих не нашлось. О причинах, конечно, сказать теперь ничего нельзя, можно только предполагать. Хотя известно, что в подобных случаях при замещении других кафедр «временщики» чаще всего находились.

К обсуждению вопроса о замещении кафедры Совет академии вернулся уже только 6-7 сентября 1911 г. Тогда было постановлено допустить бывшего профессорского стипендиата Н. М. Малахова к прочтению положенных, согласно академическому уставу, двух пробных лекций. 22 сентября Нил Михайлович прочел первую

14 Там же. С. 62.

15 Там же. С. 75.

16 Там же. С. 89.

17 Там же. С. 89.

лекцию на избранную им самим тему: «Генезис религиозного сознания по доказательствам бытия Божия». Впоследствии, в 1912 г., в академическом журнале «Христианское чтение» была опубликована статья с точно таким названием18. Скорее всего, это и был литературно доработанный текст первой пробной лекция. 28 сентября Малахов прочел вторую лекцию на тему по назначению Совета: «Примирима-ли религиозная вера с научными понятиями причинности и законов природы». Тогда же, 28 сентября, при обсуждении выступлений Малахова профессор протоиерей Петр Лепорский на заседании Совета академии высказался относительно этих лекций, как вполне удовлетворительных по своему содержанию, построенных строго логически и изложенных удобопонятно. Вместе с тем ректор академии епископ Георгий (Ярошевский) по поводу лекций Малахова все же сделал несколько отрицательных замечаний19. Правда, в чем именно они заключались, неизвестно. Итоговое решение Совета академии по вопросу о замещении вакантной кафедры Основного богословия кандидатурой Н. М. Малахова было положительным. Указом Святейшего Синода от 20 октября 1911 г. за № 14372 Нил Михайлович Малахов был утвержден в звании исправляющего должность доцента по кафедре Основного богословия с 28 сентября20.

Итак, с сентября 1911 г. Н. М. Малахов стал наставником академии, в обязанности которого входило чтений лекций по своему предмету, рецензирование кандидатских диссертаций, научное руководство, а также исполнение различных поручений Совета академии.

Что касается преподавательской деятельности, то, судя по материалам Отчетов о состоянии академии за 1912-1915 гг., Н. М. Малахов преподавал Основное богословие по следующей программе, структура которой в течение всего этого времени не претерпела никаких изменений. На курс отводился один год. Сначала студентам предлагались общие предварительные сведения, имеющие характер введения в науку Основного богословия: понятие о науке, ее предмет, цель, задача, метод и разделение содержания («пропедевтика Основного богословия»21). Дальнейшие лекции были посвящены раскрытию и обоснованию общих предпосылок к рассмотрению и характеристике морфолого-генетического процесса развития религиозных форм. Затем Малахов давал слушателям первую часть курса Основного богословия — морфологию религии. Вниманию студентов предлагался общий очерк развития религиозных форм по следующей схеме: а) низшие естественные религии; Ь) высшие естественные религии и с) религии этические. Лектор указывал отличительные и характерные особенности каждой означенной группы религий как в ее целом, так и в частностях22.

В первые годы своей преподавательской деятельности Малахов ограничивался только теоретической частью, то есть только чтением лекций, и не проводил практических занятий, которые требовались академическим уставом 1910-1911 гг. Информация о практических занятиях появляется только в Отчете за 1914 г. Именно тогда Малаховым для практических занятий студентам было предложено реферирование диссертации В. С. Соловьева «Кризис западной философии». Разбор рефератов для более четкого и ясного уяснения сущности излагаемых философских положений или систем

18 Малахов Н.М. Генезис религиозного сознания по доказательствам бытия Божия // Христианское чтение. 1912. № 10. С. 1082-1096.

19 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1911-1912 учебный год. СПб., 1912. С. 54.

20 Там же. С. 80; Отчет о состоянии С.-Петербургской духовной академии за 1911 год. СПб., 1912. С. 21.

21 Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1916 год. СПб., 1917. С. 18.

22 См.: Отчет о состоянии С.-Петербургской духовной академии за 1912 год. СПб., 1913. С. 35-36; Отчет о состоянии Императорской С.-Петербургской духовной академии за 1913 год. СПб., 1914. С. 24; Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1915 год. СПб., 1916. С. 36; Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1916 год. СПб., 1917. С. 18.

сопровождался подробными историко-критическими комментариями23. Реферирование труда Соловьева продолжалось и в 1915 г.24 В 1916 г. из-за краткости учебного года «практические занятия, за недостатком времени, носили не систематический, а эпизодический характер и выразились в том, что желающими из студентов прочитано было несколько рефератов на данные темы по определенным источникам»25.

В период своей преподавательской деятельности Н. М. Малахов являлся также научным руководителем. Всего под его руководством было написано около 15 кандидатских диссертаций26: Григория Соколова («Вопросы о бессмертии души и загробной жизни с точки зрения разума и христианской веры»27), Петра Стрельникова («Религиозно-философские воззрения славянофилов и их церковно-общественные идеалы»28), Анатолия Богословского («Религиозно-философские воззрения С. Н. Булгакова и их оценка с православно-богословской точки зрения»29), Василия Соболева («Бог и познание Его по воззрениям Виктора Дмитриевича Кудрявцева-Платонова»30), Александра Федорова («Проблема зла по Вл. Соловьеву»31), Аркадия Боборыка («Религиозно-философские воззрения И. В. Киреевского»32), Ивана Гойтанникова («Религиозно-философские воззрения Л. М. Лопатина»33), Ивана Дубровского («Основы христианского теизма по воззрению Ф. А. Голубинского»34), Николая Меглицкого («Религиозно-философские воззрения Л. Н. Толстого»35), священника Леонида Гурича («Религия и христианство в понимании Достоевского»36), Василия Байдалина («Религиозно-философские воззрения Ю. Ф. Самарина»37), Николая Капацинского («Религиозно-философские воззрения М. Гюйо»38), Алексея Нечаева («Сущность православия и его роль в исторических судьбах славянства, по взгляду И. С. Аксакова»39), Александра Боголюбова («Христианское учение об искуплении в понимании проф. В. И. Несмелова»40). Как видно из названий тем, студенты активно интересовались именно современной философией и литературой. Также Н. М. Малахов выступал и в роли рецензента. Уже в первые годы ему пришлось писать рецензии на курсовые сочинения Владимира Лебедева («Психофизический параллелизм Гефдинга и его критическая оценка»41), Е. Ржецкого («Учение В. С. Соловьева о природе (Изложение и критика с философской и богословской точек зрения)»42), Алексея Орнатского («Обер-прокурорская власть в Св. Синоде во время Екатерины II»43), Михаила Щербакова («Славянский перевод книги Иисуса,

23 Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1914 год. СПб., 1915. С. 31.

24 Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1915 год... С. 37.

25 Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1916 год... С. 18.

26 На данный момент не удалось обнаружить данные за 1915/16 учебный год.

27 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1912-1913 уч. г. СПб., 1913. С. 443-446.

28 Там же. С. 457-460.

29 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1913-1914 учебный год. СПб., 1916. С. 407-409.

30 Там же. С. 558-560.

31 Там же. С. 600-601.

32 ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 3. Д. 113. Отзывы рецензентов. А — О. Л. 33.

33 Там же. Л. 44-44 об.

34 Там же. Л. 55.

35 Там же. Л. 86; См.: ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 3. Д. 114. Отзывы рецензентов. П — Я.Л. 137.

36 ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 3. Д. 114. Отзывы рецензентов. П — Я.Л. 137.

37 Там же. Л. 137.

38 Там же. Л. 137.

39 Там же. Л. 138.

40 Там же. Л. 138.

41 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1911-1912 учебный год... С. 301-308.

42 Там же. С. 347-350.

43 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1912-1913 уч. год... С. 395-396.

сына Сирахова»44). Как видно, здесь преподавателю Основного богословия попадались работы не только по философии и смежным с ней дисциплинам, но и по предметам, по которым Малахов точно не являлся специалистом. Заслуживает внимания тот факт, что до настоящего времени сохранилась одна диссертация, на которую Малахов писал рецензию (А. Орнатского45), и одна работа, автор которой писал исследование под руководством Нила Михайловича (П. Стрельникова46).

Что касается литературной деятельности, то в 1913 г. Малахов на страницах «Христианского чтения» опубликовал еще одну статью — на тему «Сущность религии»47. В 1913-1914 гг. им был подготовлен и напечатан целый цикл научно-популярных статей в академическом журнале «Церковный вестник»48. Примечательно, что подобного рода статьи религиозно-апологетического содержания на страницах этого авторитетного церковного периодического издания публиковались не так уже и часто. В основном редакция обращала внимание и рассматривала церковно-общественные темы, такие, как церковь и государство, церковь и общество, духовное образование, религиозно-нравственное содержание общества и т. п. Публиковался ли Н. М. Малахов в это время в других периодических изданиях, сказать сложно. На настоящий момент никаких данных на этот счет обнаружить не удалось.

Эта ли литературная деятельность Малахова повлияла или что-то другое, но указом Св. Синода от 16 мая 1914 г. Нил Михайлович был назначен временно исправляющим должность редактора академического журнала «Церковный вестник»49. На этом посту Малахов сменил доцента по кафедре истории русской литературы Г. В. Прохорова, занимавшего должность с 1 марта 1913 г.50 Данное назначение любопытно хотя бы тем, что обычно редакторскую должность назначенные Синодом лица должны были занимать в течение трех лет. Здесь же прошло только чуть больше года. Возможно, Прохоров опубликовал какие-нибудь резкие высказывания по тем или иным острым и дискуссионным вопросам, возможно, была какая-то другая причина. В любом случае, меньше чем через три года после назначения на академическую кафедру Малахов становится редактором одного из старейших и авторитетных церковных журналов. Учитывая, что академический журнал выходил 4 раза в месяц (52 номера в год), не сложно представить, что на эту работу у Нила Михайловича должно было уходить много времени и сил. В этих условиях, можно предположить, он вряд ли мог серьезно дорабатывать, перерабатывать и расширять свой академический лекционный курс по Основному богословию.

44 Там же. С. 499-500.

45 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Ч. 2. Д. 158. Орнатский Алексей. Обер-прокурорская власть в Св. Синоде во время Екатерины II. 1912-1913. Машиноп. 84 л.

46 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Ч. 2. Д. 228. Стрельников Петр. Религиозно-философские воззрения славянофилов и их церковно-общественные идеалы. 1913. Машиноп. 138 л.

47 Малахов Н.М. Сущность религии // Христианское чтение. 1913. № 6. С. 769-786.

48 Малахов Н.М. Когда наступил мрак... // Церковный вестник. 1913. № 11. Стлб. 328-331; Он же. Вечное чудо // Церковный вестник. 1913. № 13. Стлб. 389-391; Он же. Праздник жизни // Церковный вестник. 1913. №15-16. Стлб.451-453; Он же. Мировые загадки и религия // Церковный вестник. 1913. №18. Стлб. 533-536; Он же. Загадка о религии // Церковный вестник. 1913. №21. Стлб. 629-633; Он же. Во главу угла... // Церковный вестник. 1913. № 23. Стлб. 692-695; Он же. Религия, как историческая сила // Церковный вестник. 1913. № 28. Стлб. 856-861; № 30. Стлб. 919-923; Он же. Религия, как полнота жизни // Церковный вестник. 1913. №33. Стлб.1015-1019; №34. Стлб. 1053-1056; Он же. Позитивизм и религия // Церковный вестник. 1914. №7. Стлб. 196-200; №8. Стлб. 229-232; №9. Стлб. 265-267; Он же. «Жилец 3-го этажа» // Церковный вестник. 1914. №22. Стлб.654-658; Он же. Вера и неверие (Психологические параллели) // Церковный вестник. 1914. №23. Стлб. 692-696; №24. Стлб. 717-720; №25. Стлб. 753-756; Он же. Социологическая теория религии // Церковный вестник. 1914. № 26. Стлб. 783-786; № 28-29. Стлб. 847-851; Он же. «Ultimaratio regis» // Церковный вестник. 1914. №45. Стлб. 1354-1357.

49 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1913-1914 уч. год... С. 381.

50 Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1912-1913 уч. год... С. 194.

На посту редактора «Церковного вестника» Малахову приходилось много работать с авторами, искать материалы и т. д. Статей самого Малахова, подписанных его именем, за редакционный период было не так уж и много. С другой стороны, возможно, какое-то количество статей Малахов подготовил и опубликовал анонимно. В любом случае, Нил Михайлович как редактор должен был вычитывать и подбирать все материалы для каждого номера, что само по себе представляет довольно большой и серьезный труд.

Кроме того, именно Малахову пришлось решать материальный вопрос. Дело в том, что еще в 1913 г. профессорско-преподавательская корпорация академии, являвшаяся юридически собственником двух журналов — «Церковного вестника» и «Христианского чтения», столкнулась с довольно серьезной проблемой — нехваткой средств на издание двух журналов. Здесь следует пояснить, что в синодальный период оба журнала издавались исключительно за счет подписки. Никаких дотаций, других источников дохода и т. д. не существовало. Начиная же с 1905 г. «Христианское чтение» стало убыточным журналом — расходы в два раза превышали доходы. Какое-то время дефицит удавалось погашать за счет доходов с «Церковного вестника» и прежних накоплений. Однако, очевидно, все время так продолжаться не могло. В годы Первой мировой войны финансовые трудности обострились еще больше. В результате в 1915 г. корпорации в прямом смысле слова пришлось выбирать между научно-богословским «Христианским чтением» и церковно-публицистическим «Церковным вестником». Академия сделала единственно возможный и правильный выбор в пользу первого. Что касается второго, то права на дальнейшее издание «Церковного вестника» были переданы, согласно указу Св. Синода от 21 декабря 1915 г., Миссионерскому совету при Св. Синоде51. Новым редактором стал профессор протоиерей Тимофей Буткевич. С №8 за 1917 г. «Церковный вестник» перешел в ведение Совета по укреплению и распространению православной веры и стал выходить под редакцией архимандрита Христофора52.

Таким образом, Н.М.Малахов стал последним из 11 редакторов «Церковного вестника», выходившего в качестве периодического издания столичной духовной академии. Среди тех, кто редактировал этот академический церковно-публицисти-ческий периодический орган, были такие известные профессора, как А. Л. Катан-ский, Н. А. Скабаланович, А. П. Лопухин, протоиерей Александр Рождественский, Д. П. Миртов, Б. В. Титлинов, И. И. Соколов.

Что же касается Малахова, то он попытался продолжить церковно-общественное служение профессоров столичной академии в им же самим на его собственные деньги основанном журнале «Церковь и общество». По крайней мере, еще на страницах «Церковного вестника» в 1915 г. сообщалось, что «Церковь и общество» станет преемником «Церковного вестника». Впрочем, даже поверхностный анализ содержания первых номеров журнала показывает, что новый церковный орган значительно уступал своему предшественнику. Поэтому нет ничего удивительного в том, что журнал Малахова просуществовал всего лишь два месяца, в течение которых вышло 5 номеров. Примечательно, что из содержания пятого номера следует, что Малахов не только не планировал прекращать издание, но даже наоборот — он сообщал читателям, что периодичность издания только возрастет: «Вследствие технических затруднений, вызываемых обстоятельствами военного времени, в печатании журнала произошел перерыв, почему очередной 5 № выходит в свет с значительным запозданием. Упущенное время будет наверстано ускоренным выпуском ряда двойных №№»53. К сожалению, этого не произошло. Пятый номер журнала, вышедший 20 февраля, стал последним.

51 Поэтому не совсем корректно говорить, что Малахова отстранили от редактирования «Церковного вестника». См.: Богданова Т.А. Н.Н. Глубоковский. Судьба христианского ученого. М.; СПб.: «Альянс-Архео», 2010. С. 588.

52 АндреевГ.Л. Христианская периодическая печать на русском языке 1801-1917: библиографический указатель. Т. II: Н — Я.М 1998. С. 204-205.

53 Церковь и общество. 1916. № 5. С. 16.

После закрытия академии в 1918 г. Н. М. Малахов покинул Петроград. В годы Гражданской войны находился в рядах Белой армии на юге, где был известен как талантливый лектор по религиозным, философским и общественным вопросам54. Позже эмигрировал в Югославию. Какое-то время преподавал в русском кадетском корпусе. Был рукоположен в сан священника и с 1923 г. являлся настоятелем русской православной церкви в г. Нови Сад. С 1924 г. — профессор духовной семинарии св. Саввы в г. Сремски Карловцы, где преподавал нравственное богословие, апологетику, педагогику, философию, логику, психологию и церковно-славянский язык. Был возведен в сан протоиерея. Скончался отец Нил 9 сентября 1934 г. в г. Сремски Карловцы на 50-м году жизни после продолжительной болезни (туберкулеза)55. Похоронен там же 11 сентября 1934 г. В некрологе, опубликованном на страницах газеты «Возрождение», об отце Ниле говорилось следующее: «Одаренный, широко образованный и необычайно скромный, — протоиерей Нил Малахов как по своей профессорской, так и священнической деятельности пользовался искренней любовью и уважением и среди русских, и среди сербов. Многие русские, находящиеся в рассеянии, с теплым чувством вспомнят почившего борца за правду Божию и Святую Русь и помолятся за упокой прекрасной души его»56.

Источники и литература

1. Андреев Г.Л. Христианская периодическая печать на русском языке 1801-1917: библиографический указатель. Т. II: Н — H.N. Y., 1998.

2. БогдановаТ.А. Н.Н.Глубоковский. Судьба христианского ученого. М.; СПб.: «Альянс-Архео», 2010.

3. Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской Духовной Академии за 1909-1910 учебный год. СПб., 1910.

4. Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1910-1911 учебный год. СПб., 1911.

5. Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1911-1912 учебный год. СПб., 1912.

6. Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1912-1913 уч. г. СПб., 1913.

7. Журналы заседаний Совета Санкт-Петербургской духовной академии за 1913-1914 учебный год. СПб., 1916.

8. К. Протоиерей проф. Н. М. Малахов [Некролог] // Возрождение. Париж. 1934. 1 ноября (№ 3438). С. 2.

9. Лазарев А. Рец.: Ludw. Busse. Geist und Körper. Seele und Leib. Leipzig, 1903. X + 488 // Вопросы философии и психологии. 1904. Кн. II (72). Март-апрель. С. 250-262.

10. Малахов Н.М. „Ultimaratio regis" // Церковный вестник. 1914. №45. Стлб. 1354-1357.

11. Малахов Н.. М.. «Жилец 3-го этажа» // Церковный вестник. 1914. № 22. Стлб. 654-658.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Малахов Н.. М.. Вера и неверие (Психологические параллели) // Церковный вестник. 1914. № 23. Стлб. 692-696; № 24. Стлб. 717-720; № 25. Стлб. 753-756.

13. Малахов Н.. М.. Вечное чудо // Церковный вестник. 1913. № 13. Стлб. 389-391.

14. Малахов Н.. М.. Во главу угла... // Церковный вестник. 1913. № 23. Стлб. 692-695.

15. Малахов Н.. М.. Генезис религиозного сознания по доказательствам бытия Божия // Христианское чтение. 1912. № 10. С. 1082-1096.

16. Малахов Н.. М.. Загадка о религии // Церковный вестник. 1913. № 21. Стлб. 629-633.

17. Малахов Н.. М.. Когда наступил мрак... // Церковный вестник. 1913. № 11. Стлб. 328-331.

18. МалаховН.М. Мировые загадки и религия // Церковный вестник. 1913. №18. Стлб. 533-536.

54 К. Протоиерей проф. Н.М.Малахов [Некролог] // Возрождение. Париж. 1934. 1 ноября (№ 3438). С. 2.

55 В «Гласнике» датой кончины указано 9 (26) октября 1934 г., в других источниках — 1 сентября 1934 г. См.: Богданова Т.А. Н. Н. Глубоковский. Судьба христианского ученого... С. 587.

56 К. Протоиерей проф. Н. М. Малахов... С. 2.

19. Малахов Н.М. Позитивизм и религия // Церковный вестник. 1914. № 7. Стлб. 196-200; № 8. Стлб. 229-232; № 9. Стлб. 265-267.

20. Малахов Н.М. Праздник жизни // Церковный вестник. 1913. № 15-16. Стлб. 451-453.

21. МалаховН.М. Религия, как историческая сила // Церковный вестник. 1913. №28. Стлб. 856-861; № 30. Стлб. 919-923.

22. МалаховН.М. Религия, как полнота жизни // Церковный вестник. 1913. №33. Стлб. 1015-1019; №34. Стлб. 1053-1056.

23. МалаховН.М. Социологическая теория религии // Церковный вестник. 1914. №26. Стлб. 783-786; № 28-29. Стлб. 847-851.

24. Малахов Н.М. Сущность религии // Христианское чтение. 1913. № 6. С. 769-786.

25. ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Ч. 2. Д. 158. Орнатский Алексей. Обер-прокурорская власть в Св. Синоде во время Екатерины II. 1912-1913. Машиноп. 84 л.

26. ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 2. Ч. 2. Д. 228. Стрельников Петр. Религиозно-философские воззрения славянофилов и их церковно-общественные идеалы. 1913. Машиноп. 138 л.

27. Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1916 год. СПб., 1917.

28. Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1915 год. СПб., 1916.

29. Отчет о состоянии Императорской Петроградской духовной академии за 1914 год. СПб., 1915. С. 31.

30. Отчет о состоянии Императорской С.-Петербургской духовной академии за 1913 год. СПб., 1914.

31. Отчет о состоянии С.-Петербургской духовной академии за 1910 год. СПб., 1911.

32. Отчет о состоянии С.-Петербургской духовной академии за 1911 год. СПб., 1912.

33. Отчет о состоянии С.-Петербургской духовной академии за 1912 год. СПб., 1913.

34. ЦГИА СПб. Ф. 1888. Оп. 1. Д. 591. Паспорт Н. М. Малахова.

35. ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 3. Д. 113. Отзывы рецензентов. А — О.

36. ЦГИА СПб. Ф. 277. Оп. 3. Д. 114. Отзывы рецензентов. П — Я.

37. Церковь и общество. 1916. № 5.

Dmitry Karpuk. Research and Scholarly Activities of Nil Malakhov during 1911-1918.

In the article, on the basis of archival and published materials, the research, pedagogical and ecclesiastical activities of Nil Mikhailovich Malakhov (later an archpriest) are considered at the time when he was an acting assistant professor at St. Petersburg Theological Academy (from 1911 to 1918). Some attention is paid to the period of Malakhov's study at Moscow Theological Academy and the content of his candidate's dissertation on "The Theory of Psychophysical Parallelism and its Critical Evaluation." The author finds that during the whole period of teaching the course of lectures on basic theology, Malakhov was devoted to the morphology of religion. Under the scientific leadership of Malakhov, at least 15 canidates' dissertations were written, one of which has been preserved. Particular attention is paid to the editorial activity of N. Malakhov, who from May 1914 to December 1915, acted as editor of the academic journal Tserkovny Vestnik, which was at the turn of the 20th century one of the most authoritative ecclesiastical and scholarly church publications. In addition, in January and February of 1916, Malakhov published his own journal, Tserkov i Obschestvo with his own money. All this allows us to say that N. Malakhov was one of the promising young specialists of St. Petersburg Theological Academy in the beginning of the 20th century.

Keywords: St. Petersburg Theological Academy, Tserkovny Vestnik, Tserkov i Obschestvo, basic theology, theory of pscychophysical parallelism, Nil Malakhov, V. Serebrenikov, Archpriest Sergey Sollertinsky, Protopresbyter Eugene Akvilonov, Archpriest Alexander Zamyatin.

Dmitry Andreyevich Karpuk — Candidate of Theology, Associate Professor and Secretary at the Department of Church History, Dean of the Graduate Program and Head Archivist at St. Petersburg Theological Academy (dimand3@yandex.ru).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.