Научная статья на тему 'Национальное религиозное сознание и трансформационные процессы в духовной жизни России'

Национальное религиозное сознание и трансформационные процессы в духовной жизни России Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
421
62
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУССКОЕ НАЦИОНАЛЬНОЕ САМОСОЗНАНИЕ / ЭТНИЧЕСКОЕ САМОСОЗНАНИЕ / НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР / РУССКАЯ ИДЕЯ / НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ / РУССКИЙ НАРОД / НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Малахова Оксана Владимировна

Статья посвящена проблеме национального религиозного сознания, этнокультурным проблемам. Рассматривается национальное как философская категория, этническое самосознание, национальный характер народа. Определено, что этнопсихологические черты народа находятся в тесном взаимодействии с его культурой и историей. Потребность в изучении национального сознания возрастает по мере того, как общество осознает важность самоопределения и самоидентификации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Национальное религиозное сознание и трансформационные процессы в духовной жизни России»

УДК 2:130.123

МАЛАХОВА О.В. Национальное религиозное

сознание и трансформационные процессы в духовной жизни России

Статья посвящена проблеме национального религиозного сознания, этнокультурным проблемам. Рассматривается национальное как философская категория, этническое самосознание, национальный характер народа. Определено, что этнопсихологические черты народа находятся в тесном взаимодействии с его культурой и историей. Потребность в изучении национального сознания возрастает по мере того, как общество осознает важность самоопределения и самоидентификации.

Ключевые слова: русское национальное самосознание, этническое самосознание, национальный характер, русская идея, национальная идея, русский народ, национальная идентичность.

В настоящее время этнокультурные проблемы, как и развитие национального самосознания, приобретают особую глубину социально-философского осмысления и значимость. Связано это с общественно-политическими, социально-экономическими и историко-культурными процессами, происходящими в стране.

Неоценимое научно-теоретическое и практическое значение имеет исследование основных закономерностей и специфических особенностей формирования этнокультуры в условиях обновления всей сферы общественной жизни. Отношения между нациями приобрели актуальность и остроту на современном этапе роста этнокультурных проблем и национального самосознания. В этой связи возникает необходимость комплексного изучения основныхзакономерностей детерминации национального самосознания, этнокультурных и этносоциальных процессов.

Невозможно выявить общие закономерности и специфические особенности динамики национального самосознания, не изучив особенности этнической культуры. Одним из основных факторов наци-

онального самосознания является этническая культура. Синтез человека с природой, а также межнациональные контакты происходят через культуру.

Углубляется интерес к познанию классического культурного наследия, вырабатывается новое явление в области духовной культуры, наблюдается динамика развития национального самосознания в условиях обновления общественной жизни. Интенсификации коммуникативной связи способствует расширение информационного блока.

Изучение и развитие национальной культуры, этнокультурных связей с другими народами стран Востока и Запада многие годы были прерваны. Сквозь пласты тысячелетий сегодня возвращается национальная культура, происходит переосмысление духовного наследия у всех народов. Все это способствует развитию духовно-нравственных ценностей, формирует национальное самосознание.

Как философская категория национальное включает в себя многообразие индивидуального, богатство материальной и духовной жизни нации, представля-

ет собой многие стороны жизни национальных общностей, особенного, отдельного. Общее и особенное, национальное и инонациональное - явления органически взаимосвязанные, это необходимо учитывать. Одной из значимых закономерностей в духовном развитии общества является утверждение инонационального, общего в национальном.

Как нравственная категория национальное - достаточно сложная проблема, которая касается всех сторон бытия этноса. Она особенно актуальна в сегодняшних условиях обновления общественной жизни, поскольку связана с особенностями национального мышления, с психологическим складом нации, сознанием человека. В.Г. Белинский писал: «Искусство никогда не развивается независимо - одиноко: напротив, его развитие всегда бывает связано с другими сферами сознания»1.

В сфере сознания национальное может быть основной идеей национально-исторической жизни народа, отображением в художественной культуре национального характера и национальных особенностей народа, а также отличительных черт национальной психологии. Общеизвестно, что нация - это исторически сложившаяся форма общности людей, которая приходит на смену народности. Нации свойственны общность материальных условий жизни, территория и экономика, известные черты национального характера, общность языка, которые проявляются в национальном своеобразии ее культуры.

В процессе межнациональных контактов этническое самосознание формируется на основе противопоставления свойств, образов и других особенностей. Именно противопоставление своей общности другим, - писал Б.Ф. Поршнев, всегда способствовало внутри общности фиксации и активному закреплению своих этнических отличий и тем самым скреплению общности2.

Длительным эволюционным процессом генетически обусловлен национальный характер любого народа. Уникальность типов мышления, психическо-

го склада определяется не только социальной средой и воспитанием, сложившимися традициями, а также наследственными чертами. «В каждой нации, - писал Ф.Х. Кессиди, - представлены все типы темпераментов, разновидности склада ума и восприятия окружающей действительности... Национальный характер не сводится просто к психическим особенностям народа, которые встречаются у него чаще всего. Национальный характер есть неповторимое сочетание отличительных черт данной нации. Каждая нация - это своего рода индивидуальность, живая целостность, главными признаками которой являются особенности психического склада и типов мышления»3. Об этом Н.О. Лосский писал так: «Природная оригинальность и мощь народного характера обеспечивают ему хранение своеобразного национального лица... В деле хранения и развития национального своеобразия кроме природной мощи народа нужно еще содействие национального воспитания и образования»4. По его мнению, эмоционально-волевое, интеллектуальное вживание в саму конкретную жизнь, в содержание национального характера, национального творчества должно быть главным средством воспитания.

В плотном взаимодействии с историей и культурой находятся этнопсихологические черты народа. На различных этапах эволюции происходили закономерности развития и формирования национальных черт характера, а также и национального самосознания. «У каждого народа есть свой особый духовный внутренний мир, отражающий его социальные, географические, этнические, языковые и другие особенности, - писал В.Д. Попов. - Душа народа - это его общественная психология, то есть включающая такие всеобщие обоснования душевной жизни каждого человека, которые формируют его национальный характер, традиции, обычаи, нравы, привычки. И чем лучше психологическое здоровье народа, тем он сильнее духом»5.

На сегодняшний момент Россия переживает критический период истории. Не лишены оснований пессимистические

прогнозы, в том числе сценарий близкого конца Российского государства, упадка русской культуры, деградации русского национального характера. По словам Н.А. Моисеевой, В.И. Сороковиковой, возникает необходимость комплексных исследований происходящих в России процессов, структуры национально-этнического сознания, национального характера и его изменений в полиэтническом социуме6. Очередная модернизация современной России обострила проблемы национальной идентичности и национального самосознания, обусловила актуальность социально-философской рефлексии феномена национально-этнического сознания, его структуры, динамики и значения деформации русского национального характера.

Достаточно давно вызывает интерес исследователей проблема русского национального сознания. С 40-х годов XIX в. в России стали появляться работы об этом феномене. Основной целью были прогнозы развития российской нации в условиях цивилизационно-культурного выбора. Феномен национально-этнического сознания (в первую очередь русского) в рамках философского подхода интересовал П. Чаадаева, В. Розанова, П. Милюкова, С. Булгакова, С. Франка, Г. Шпета, Н. Бердяева, Л. Карсавина. В филологической науке был выбран другой фокус исследования национально-этнического сознания. А. Потеб-ню, А. Афанасьева, Ф. Буслаева, И. Мюллера, Н. Косымова, Н. Колтогорова, В. Шевырева, С. Широкогорова интересовало в национально-этническом сознании символическое пространство.

Третье направление исследования этих проблем было представлено социально-психологическими разработками И. Боду-эна-де-Куртене, М. Ковалевского, Н. Данилевского, М. Михайловского, Н. Овсяни-ко-Куликовского, П. Лаврова, Н. Кареева, В. Бехтерева и других. Эта область научной мысли, во многом спекулятивно-умозрительная, развивалась в конце XIX-начала XX вв. либо под влиянием западноевропейских этнопсихологических концепций («психология народов» В. Вун-да, концепция «коллективных представ-

лений» Э. Дюркгейма, «архаическое мышление» Л. Леви-Брюля), либо в полемике с ними. В 70-х годах XX века в дискуссиях по проблемам национального самосознания определялись понятия «национальный характер», «психический склад нации», «национальный темперамент». Уточняя представление о столь сложном феномене, необходимо заметить, что единого мнения здесь нет.

Потребность в изучении национального сознания возрастает по мере того, как общество осознает важность самоопределения и самоидентификации. Арнольд Тойнби поставил вопрос перед западной цивилизацией: «Предстоит ли нам процесс упадка и распада как некий неизбежный рок, от которого ни одной цивилизации не уйти?».7 На свой вопрос он ответил отрицательно, полагая, что судьба цивилизации не определяется фатальными факторами, а решающим образом зависит от ее творческих сил. Сегодня перед Россией стоит подобный же вопрос. Чтобы найти ответ на вызов эпохи, нужно понять, насколько способны силы народа, его сознание справиться с этими задачами.

Со времен П.Я. Чаадаева русские мыслители задумывались о том, что Россия - страна не европейская, которая существует по совершенно иному принципу. Н.А. Бердяев однажды сказал, что русская история скорее случается, нежели происходит. Это вполне закономерно в православно-русской цивилизации, которая развернута, в отличие от Европы, не по прагматической горизонтали, а по религиозной вертикали.

В.С. Соловьев о русском народе говорил следующее: «Кому была когда-либо открыта мысль Бога о какой-либо нации, кто может говорить народу о его долге? Проявлять свою мощь, преследовать свой национальный интерес - вот все, что надлежит делать народу, и долг патриота сводится к тому, чтобы поддерживать свою страну и служить ей в этой национальной политике, не навязывая ей своих субъективных идей. А для того, чтобы узнать истинные интересы нации и ее действительную историческую миссию, есть только

одно верное средство, это - спросить у самого народа, что он об этом думает, призвать на совет общественное мне-ние»8.

У В.С. Соловьева находим, что русский народ - народ христианский, и, следовательно, чтобы познать истинную русскую идею, нельзя ставить себе вопроса, что сделает Россия чрез себя и для себя, но что она должна сделать во имя христианского начала, признаваемого ею, и во благо всего христианского мира, частью которого она предполагается9. Для выполнения своей миссии она должна всем своим существом войти в общую жизнь христианского мира и приложить все свои национальные силы на осуществление, во взаимодействии с другими народами, того совершенного и вселенского единства человеческого рода, непреложное основание которого дано нам в Церкви Христовой. Но не так-то легко отдает себя в жертву дух национального эгоизма. В России он утвердился, открыто не отрекаясь от религиозного характера, который присущ русской национальности.

В.С. Соловьев считал, что во Вселенской Церкви прошлое и будущее, традиция и идеал не только не исключают друг друга, но равно существенны и необходимы для создания истинного, настоящего человечества, его благосостояния в данное время10. Благочестие, справедливость и милосердие, чуждые всякой зависти и всякому соперничеству, должны образовать устойчивую и нерасторжимую связь между тремя основными действующими силами социального и исторического человечества, между представителями его прошлого единства, его настоящей множественности и его будущей целостности.

Однако, по мнению Н.А. Бердяева, мы не можем претендовать на создание в ХХ веке Вселенской Церкви своими человеческими силами. Если Вселенской Церкви никогда не было, если она не ведет своего начала от Иисуса Христа, то ее никогда и не будет11. Конференции, конгрессы, интерконфессиональные объединения могут быть символом возникновения среди христианского человечества ново-

го вселенского духа. Но они не могут претендовать на создание церкви, которая в итоге впервые будет истинно вселенской.

«Русская идея, - пишет В.С. Соловьев, - не может быть ничем иным, как некоторым определенным аспектом идеи христианской, и миссия нашего народа может стать для нас ясна, лишь, когда мы проникнем в истинный смысл христианства»12.

Верно суждение В.С. Соловьева о том, что истинная Церковь всегда осуждает доктрину, утверждающую, что нет ничего выше национальных интересов; это новое язычество, творящее себе из нации верховное божество, этот ложный патриотизм, стремящийся стать на место религии13. Одновременно церковь признает права наций, нападая на национальный эгоизм; церковь уважительно относится к власти государства, но противоборствует его абсолютизму.

До конца веков должны существовать национальные различия, народам необходимо оставаться обособленными членами вселенского организма, и сам данный организм должен существовать в жизни; человеческое единство не должно существовать в виде скрытой силы или абстрактного существа. Оно должно воплотиться в реальном социальном теле, явная центростремительная сила которого могла бы противодействовать множеству центробежных сил, раздирающих человечество.

По Н.А. Бердяеву, национальное возрождение России связано с идейным обновлением, с новыми идеями, более могущественными, чем старые прогрессивные идеи. Хроническая болезнь национального развития - это оторванность передовой интеллигенции от народа. Еще со времен Петра идет эта болезнь. Эту болезнь нельзя вылечить идеями космополитическими и отвлеченными, а также традиционными идеями русской радикальной интеллигенции14.

В произведении Н.А. Бердяева «О русском национальном сознании» находим, что в историческом развитии русского национального самосознания были две черты, противоположные внутренне, но

внешне нередко переплетавшиеся, - это национальный мессианизм, осознание великого призвания России, долга перед миром и человечеством, т. е. осознание апологии национального самодовольства и идеальной задачи, национальной корысти, перед фактами действительности грубое преклонение15. Мы можем быть хороши и должны быть хороши - вот в идеале национальное сознание; все наше -хорошо, мы не можем стать лучше и не должны - вот достаточно грубый, первобытно-языческий национализм.

Н.А. Бердяев считал, что русский народ есть в высшей степени поляризованный народ, он есть совмещение противоположностей, им можно очароваться и разочароваться, от него всегда можно ждать неожиданностей, он в высшей степени способен внушать к себе сильную любовь и сильную ненависть16. Русский народ - это народ, который вызывает беспокойство западных народов. Как и индивидуальность человека, любая народная индивидуальность есть микрокосм и поэтому заключает в себе противоречия. Русский народ можно сравнить с еврейским народом по противоречивости и по-ляризованности. То, что именно у этих народов сильно мессианское сознание, не случайно. Сложность и противоречивость русской души могут быть связаны с тем, что в России приходят во взаимодействие при столкновении два потока мировой истории - Восток и Запад. Русский народ не является ни чисто европейским, ни чисто азиатским народом. Россия является целой частью света, огромным Востоко-Западом, она объединяет два мира. В русской душе всегда боролись два начала - как восточное, так и западное.

Как западные народы, русский народ не был народом культуры по преимуществу, он был больше народом вдохновений и откровений, впадал легко в крайности и не знал меры.

В западном смысле Россия никогда не была аристократической страной, как не смогла стать буржуазной. В основу формаций русской души легли два противоположных начала: аскетически-монашес-

кое православие и природная, языческая дионисическая стихия.

Можно открыть противоположные черты в русском народе: от деспотизма, гипертрофии государства до анархизма, вольности; от жестокости, склонности к насилию до доброты, человечности, мягкости; от обрядоверия до исканий правды; от индивидуализма,обостренного сознания личности до безличного коллективизма; от национализма, самохвальства и универсализма до всечеловечности; от эсхатологически-мессианской религиозности до внешнего благочестия; от искания Бога до воинствующего безбожия; от смирения до наглости; от рабства до бунта. Но никогда русское царство не было буржуазным17.

П.Я. Чаадаев считал, что «мы не принадлежим к одному из великих семейств человеческого рода; мы не принадлежим ни к Западу, ни к Востоку, и у нас нет традиций ни того, ни другого»18.

Русская мысль начала XIX в. и начала XX в. свидетельствует о том, что русская идея существует и соответствует призванию и характеру русского народа. По своей душевной структуре и по своему типу русский народ - религиозный.

Н.А. Бердяев о сознании говорил следующее: «У русских моральное сознание очень отличается от морального сознания западных людей, это сознание более христианское.

Русские моральные оценки определяются по отношению к человеку, а не к отвлеченным началам собственности, государства, не к отвлеченному добру»19.

«Нужно помнить, - писал Н.А. Бердяев, - что природа русского человека очень поляризованная. С одной стороны - смирение, отречение; с другой стороны - бунт, вызванный жалостью и требующий справедливости. С одной стороны - сострадательность, жалостливость; с другой стороны - возможность жестокости; с одной стороны - любовь к свободе, с другой - склонность к рабству. У русских - иное чувство земли и самая земля иная, чем у Запада. Русским чужда мистика расы и крови, но очень близка мистика земли»20.

Русский философ Н.О. Лосский наряду с Н.А. Бердяевым отмечал: «Основная, наиболее глубокая черта характера русского народа есть его религиозность и связанное с нею искание абсолютного добра, следовательно, такого добра, которое осуществимо лишь в Царствии Бо-жием. Совершенное добро без всякой примеси зла и несовершенства существует в Царствии Божием, потому что оно состоит из личностей, вполне осуществляющих в своем поведении две заповеди Иисуса Христа: люби Бога больше себя и ближнего, как себя»21. Сотворив человека, Бог распространил на него свой промысел. Это значит, что Бог направляет жизненный путь людей, сохраняет их. Таким образом, задача православия перед верующими - смиренно переносить радости жизненные и невзгоды, ждать терпеливо «знаков Божьих» для того, чтобы после пребывать в Царствии Божием и достигнуть вечного блаженства.

Невозможно не согласиться с Н.А. Бердяевым, что путь России - особый. Россия есть Великий Восток-Запад, она есть целый огромный мир, и в русском народе заключены великие силы, русский народ есть народ будущего. Он разрешит все вопросы, которые Запад уже не в силах разрешить, которые он даже не ставит во всей их глубине22. Но это сознание всегда сопровождается пессимистическим чувством русских грехов и русской тьмы, иногда сознанием, что Россия летит в бездну. И всегда ставится проблема конечная, не серединная. Русское сознание соприкасается с сознанием эсхатологическим.

В наше время проблема национального сознания, национальной идеи актуальна как никогда. Н.К. Симаков высказал предположение о том, что национальная идея всегда проявляется в России в ситуации национального выбора, как это было во время принятия православной веры, когда решался вопрос, какой культурой и цивилизацией Россия станет. Культура и цивилизация сохраняют религиозно-конфессиональный характер, несмотря на секуляризацию и даже дехристианизацию. «Мы все равно остались православной

цивилизацией и культурой. И в этом смысле Русская идея в XXI веке должна быть связана с продолжением жизни России в ее традиции. Однако это не означает, что нужно реанимировать XIX век», - считает Н.К. Симаков23.

По предположению А.Л. Казина, возможно, на сегодняшний момент Россия является единственной страной в мире, которая сохранила духовную перспективу своей жизни и культуру, в отличие от нехристианского (языческого) Востока или от постхристианского Запада, практически расставшегося с верой уже в эпоху Просвещения24. Русский дух религиозен насквозь - он не знает никаких других ценностей, кроме религиозных. Эти слова были написаны в 1938 г., уже после разрушения храмов, всех опытов научного атеизма и т.п.

У А.С. Панарина находим, что общественная наука давно уже не сравнивает цивилизованность только с одним Западом, признавая другие существующие цивилизации на земле. Однако западники вынуждены презирать Россию, поскольку, отказывая ей в своеобразной цивили-зационной идентичности, они применяют к ней западный эталон и обвиняют в несоответствии данному эталону.

Кое-кто уже готов выдвинуть дилемму: или Россия станет западной страной, или она не имеет права на существование вообще, поскольку представляет вызов «цивилизованному человечеству в своем традиционном виде, а также собственному «цивилизованному» меньшинству».

По словам А.В. Шарова, то, что сегодня происходит на уровне цивилизации, представляет собой своеобразный переходный период. В его основе лежит глубинная смена парадигмы общественного развития25. Многогранная интеграция мира и обострение глобальных проблем приводят к формированию глобального сознания как отражения новой реальности. Поставили под вопрос рациональность многих ориентаций, выступавших в качестве главных направлений развития, объективные закономерности развития цивилизации. Конфликты и многочисленные войны, противостояние народов и

разобщенность, деградация природной среды и поляризация мира - вот неполное перечисление глобальных проблем, которые породил сам человек.

Наибольшим трансформациям в современном мире подвержен сложившийся исторически образ мышления и жизни, кризисом которого порождена остро стоящая в сегодняшних условиях проблема идентичности. Именно в условиях кризиса идентичности методологическое значение приобретают традиции и вера, национальный язык и культура, считает Г.А. Абрамян26. Традиционно духовная культура является носительницей национальной идентичности, в частности те ее связующие, которые наиболее тесно соотносятся с мировоззренческими ориентирами данного народа (нации). Отсюда следует, что мировоззренческий характер имеет современное столкновение цивилизаций Востока и Запада как борьба за обладание «умами масс», за сознание человека.

Философы, этнопсихологи и социологи в последние годы уделяют большое внимание определению национального характера, национальному самосознанию, национальной психологии. Они констатируют, что национальная индивидуальность не есть неповторимое,единичное, а представляет собой взаимообусловленность и взаимосвязь общего и единичного. При всей своей индивидуальности, каждый человек есть воплощение общих и индивидуальных черт. Национальное самосознание заключается в принадлежности к данной общности, любви к национальной культуре, родному языку, приверженности к национальным ценностям, в осознании общности интересов и в осознанном чувстве национальной гордости. Таким образом, данные структурные компоненты национального самосознания находятся в постоянном диалектическом развитии.

Национальное самосознание направлено к постижению в духе и судьбе народа того, «что Бог думает о нем в вечности», оно связывает все эмпирические проявления исторического бытия нации воедино. Историческая память является непременным условием развития и существо-

вания, разрушение ее приводит его к негативному самоотождествлению своей личности с данным мгновением ее бытия, вносит в самосознание народа болезненные искажения, ведет к забвению того, что всякая эмпирическая личность несовершенна и лишь в непрерывном сознательном становлении может приблизиться к полноте личной жизни.

Разрушение исторической памяти приводит к тому, что убивается в народе духовная тяга к этой полноте, калечится его нравственная личность, уничтожается вера в возможность творческого преодоления зла и надежда на возрождение.

С точки зрения Э.С. Эфендиева, национальное самосознание как определенная совокупность идей, ценностных установок носит конкретно-исторический характер. Поэтому нет национального самосознания вне и помимо сознания принадлежности людей к «своей нации». Индивидуальное чувство, проходя ряд этапов, становится этническим национальным чувством, национальным сознанием27.

Национальное самосознание является единством индивидуального и общественного, национального и социально-классового, которое по-разному проявляется в отношениях между людьми и непременно существует в социальной памяти, передается каждому поколению в объективированной или субъективной форме этнокультуры.

Феномен духовной культуры и национального самосознания - в национальной идее и реальности. Ф.М. Достоевский писал: «Без высшей идеи не может существовать ни человек, ни нация»28.

О нынешних задачах Русского духа Б.Г. Дверницкий сказал следующее: «Дух нашего народа достиг высоты в идее Святой Руси. Потом он достиг силы в Русской Державе. Но сейчас нужно обрести внутреннюю крепость Русского духа. Эту крепость мы можем обрести в процессе развития русского национализма, задачей которого является раскрытие логоса русской нации, осознание и совершенствование самобытных граней русского характера в религии, культуре, во всех формах человеческого творчества. И когда каждый

русский в своей конкретной жизни, в своей профессии будет стремиться деятельно реализовать национальное и православное самосознание, тогда мы и сможем вместе дать отпор нивелировке, обезличиванию и разврату, который сегодня буйствует, как во времена Ноя».29

Рассматривая национальное сознание, приходим к такому выводу, что национальные вопросы и этнокультурные проблемы поверхностно нельзя решать, нельзя не учитывать, что национальное самосознание очень ранимо, как и национальные чувства. Источником скрытой этнической напряженности, а также одной из главных причин, которая тормозит культурный поиск и процесс формирования национального самосознания, является разделение этносов на разные категории, а также наличие народов, не обладающих высоким уровнем культуры.

Таким образом, при исследовании национального самосознания как феномена в системе общественного сознания и влияющих на него этнокультурных факторов хотелось бы отметить, что национальное, этническое сознание - это довольно длительный, противоречивый и сложный процесс.

Обновление на современном этапе всей сферы общественной жизни требует и всестороннего критического анализа прошлого, и глубокого социально-философского подхода к осмыслению проблемы национального возрождения. Перед исследователями встает ряд проблем. Взаимообусловленность национального сознания и национального самосознания, диалектика взаимосвязи в современном этнокультурном процессе являются одними из таких важных вопросов. Это, безусловно, затрагивает выяснение места национального самосознания в структуре общества, приводит к определению функции и его роли в системе социального организма и этнокультурных факторов качественных изменений в национальном самосознании.

При изучении национального самосознания как системы взаимодействующих элементов и как части общественного сознания необходимо понять, что нацио-

нальные интересы могут выступать в качестве катализатора исторического самосознания, который опирается на историческую память.

Идеалы общества, национальные идеи этносоциальной жизни определяют духовную жизнь общества. Прежде всего через творчество и мировоззрение художника выражается свободный дух культуры, однако каждый в отдельности человек должен иметь как свои национальные ориентиры, так и стремление к духовному их проявлению.

1 Белинский В.Г. Соч. Державина / Собр. соч. в 3-х т., т. 2. М.: ГИХЛ, 1948. С. 483.

2 Поршнев Б.Ф. Социальная психология и общественная практика. М., 1966. С. 95.

3 Кессиди Ф.Х. Народ и нация // Философия социологической мысли. Киев. 1992. № 6. С. 36-37.

4 Лосский Н.О. Характер русского народа. М.: Ключ, 1990. Кн. 2. С. 44.

5 Попов В.Д. Психология и экономика. М.: Сов. Россия, 1989. С. 25.

6 Моисеева Н.А. Менталитет и национальный характер (о выборе метода исследования) / Прогноз развития российского общества в условиях цивилизационно-культурного выбора // Социологические исследования. 2003. № 2.

7 Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. СПб.: Питер, 1996. С. 39-40.

8 Соловьев В.С. Русская идея / Россия глазами русских. СПб.: Наука, 1991; Хрестоматия по философии: Учебное пособие для высших учебных заведений. Сост. А.Р. Абдуллин. Уфа, 2003. С. 158-159.

9 Там же. С. 176.

10 Там же. С. 177.

11 Бердяев Н.А. Вселенскость и конфессио-нализм. М.: ВЕХИ, 2000 // www.vehi.net

12 Соловьев В.С. Русская идея / Россия глазами русских. СПб.: Наука, 1991; Хрестоматия по философии: Учебное пособие для высших учебных заведений. Сост. А.Р. Абдуллин. Уфа, 2003. С. 176.

13 Там же. С. 178.

14 Бердяев Н.А. О русском национальном сознании. М.: ВЕХИ, 2000 // www.vehi.net

15 Там же.

16 Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века / О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.: Наука, 1990. С. 43-44.

17 Там же. С. 44-45.

18 Там же. С. 73.

19 Там же. С. 266-267.

20 Там же. С. 266-269.

21 Лосский Н. О. Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер русского народа. М., 1991. С. 240.

22 Бердяев Н.А. Русская идея. Основные проблемы русской мысли XIX века и начала XX века / О России и русской философской культуре. Философы русского послеоктябрьского зарубежья. М.: Наука, 1990. С. 105.

23 Симаков Н.К. Русское национальное сознание и современность / «Круглый стол» журнала «Имперский курьер» //www.rus-imperia.com

24 Казин А.Л. Россия в нехристианском мире: к вопросу о нашем будущем / Перспективы человека в глобализирующемся мире / Под ред. В.В. Парцвания. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2003. С. 211.

25 Шаров А.В. Трансформация ценностей в меняющемся мире / Вызовы современности

и ответственность философа: Материалы «круглого стола», посвященного Всемирному Дню философии. Кыргызско-Российский Славянский университет / Под общ. ред. И.И. Ивановой. Бишкек, 2003. С. 85.

26 Абрамян Г.А. Противостояние Запад-Восток как главная цивилизационная ось современности (Методологически-мировоззренческий аспект) / Путь Востока. Универсализм и партикуляризм в культуре. Материалы VIII Молодежной научной конференции по проблемам философии, религии, культуры Востока. Серия «Symposium», выпуск 34. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2005. С. 11.

27 Эфендиев Ф.С. Этнокультура и национальное самосознание. Нальчик: Эль-Фа, 1999.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

28 Достоевский Ф.М. Собрание сочинений: В 10 т. М., 1958. Т. 10. С. 420.

29 Дверницкий Б.Г Русское национальное сознание и современность / «Круглый стол» журнала «Имперский курьер» // www.rus-imperia.com

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.