Научная статья на тему 'Национал-популизм в посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы: причины роста электоральной поддержки'

Национал-популизм в посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы: причины роста электоральной поддержки Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
2378
478
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Ачкасов Валерий Алексеевич

В статье анализируются факторы роста политической поддержки правых популистов в странах Центральной и Восточной Европы. Автор выясняет, что некоторые из них являются общими и для Запада и для Востока Европы, а некоторые характерны только для посткоммунистических стран. К числу общих причин относятся: 1) избиратели голосуют за правые популистские партии и на востоке, и на западе Европы не потому, что их экономические или социальные программы имеют для них особую привлекательность. Напротив, они голосуют за правых популистов оппозиционную партию par excellence, чтобы выразить недовольство экономической ситуацией в стране; 2) практически все право-популистские партии стран ЕС являются противниками европейской интеграции, которая интерпретируется как управляемый элитой антинациональный проект, искаженный дефицитом демократии и коррупцией. Однако при этом евроскептицизм правых популистов на западе и востоке Европы, наряду со сходством причин, имеет серьезные различия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Национал-популизм в посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы: причины роста электоральной поддержки»

------- Политология ------------------

Современный правый радикализм

Национал-популизм в посткоммунистических странах Центральной и Восточной Европы: причины роста электоральной поддержки

В.А. Ачкасов

В статье анализируются факторы роста политической поддержки правых популистов в странах Центральной и Восточной Европы. Автор выясняет, что некоторые из нихявляются общими и дляЗапада и для Востока Европы, а некоторыехарак-терны только для посткоммунистических стран. К числу общих причин относятся:

1) избиратели голосуют за правые популистские партии и на востоке, и на западе Европы не потому, что их экономические или социальные программы имеют для них особую привлекательность. Напротив, они голосуют за правых популистов - оппозиционную партию par excellence,

— чтобы выразить недовольство экономической ситуацией в стране;

2) практически все право-популистские партии стран ЕСявляются противниками европейской интеграции, которая интерпретируется какуправляемый элитой антинациональный проект, искаженный дефицитом демократии и коррупцией.

Однако при этом евроскептицизм правых популистов на западе и востоке Европы, наряду со сходством причин, имеет серьезные различия.

Вначале нового тысячелетия происходит смещение оси конфликтности из социально-классовой сферы в сторону этно-национальных и этно-конфессиональных отношений. Появляются новые правопопулистские партии «третьей силы» не только в странах «ядра» Евросоюза, но и в европейских посткоммунистических странах. Эти партии также стремятся занять свою нишу в политической жизни и борются за власть как с традиционными левыми, так и с традиционными правыми движениями и организациями. В целом причины подъема волны правого популизма в посткоммунистических странах, понятны: некоторые из них являются общими и для запада, и для востока Европы, другие характерны только для восточноевропейских государств.

Общее, что определяет электоральные успехи

правых популистов в странах ЕС, по мнению ряда исследователей, состоит в том, что избиратели голосуют за них, так как не удовлетворены экономическими изменениями, происходящими в их странах. Соответственно, избиратели голосуют за правые популистские партии не потому, что их экономическая или социальная политика имеет для них особую привлекательность. Напротив, они голосуют за правых популистов - оппозиционную партию par excellence, — чтобы выразить недовольство экономической ситуацией в стране, то есть в знак протеста1.

Из этого логически следует еще одна общая черта: практически все право-популистские партии стран ЕС являются противниками европейской интеграции, которая интерпретируется как управляемый элитой антинациональный проект, искаженный дефицитом демократии и коррупцией.

Ачкасов Валерий Алексеевич - д.полит.н., профессор, заведующий кафедрой международных политических процессов факультета политологии СПбГУ. E-mail: val-achkasov@yandex.ru

Параллельно углублению и расширению интеграции, правительства всё больше вовлекаются в международную кооперацию, которая, по мнению правых популистов, уничтожает подотчетность политической власти народу на национальном уровне. Однако евроскептицизм правых популистов на западе и востоке Европы, наряду со сходством причин, имеет и ряд серьезных различий.

В Центральной и Восточной Европе, по словам немецкого журналиста К.О. Ланге, «сегодня растет новое нетерпение. После столь значительных жертв в прошлом люди, наконец-то, хотели бы пользоваться плодами экономического роста»2. Предложенная в начале 1990-х гг. новыми политическими элитами стран ЦВЕ цель «возвращения в Европу» получила массовую поддержку. «Западный проект» оказался для населения стран ЦВЕ крайне привлекательным уже потому, что имел серьезное преимущество перед коммунистическим - идеал, на который он был нацелен, казался вполне осязаемым. Однако его реализация требовала больших усилий и жертв, что сегодня начинают осознавать граждане посткоммунистических стран, вступивших в 2004 и 2007 гг. в Европейский союз.

До сих пор удавалось поддерживать легитимность «проекта» за счет ожиданий лучшего будущего. Все зависело от готовности Запада подкреплять свою гегемонию в Восточной Европе реальными материальными ресурсами. Однако ожидаемой «манны небесной» не пролилось. Массовые категории населения стран региона столкнулись с суровыми реалиями адаптации к жестким стандартам ЕС, что и породило волну разочарования в проекте «возвращения в Европу». Именно это во многом определяет рост электоральных успехов правых популистов на востоке континента. В то же время в предвыборной риторике правых популистов Западной Европы расширение ЕС на восток интерпретируется как ложный шаг, приведший к увеличению числа «нахлебников», с которыми чиновники ЕС заставляют делиться.

Кроме того, во всех государствах региона, конечно же, есть выигравшие от системных трансформаций 1990-х гг., но «в течение уже 20 лет в обществе углубляется раскол между выигравшими и проигравшими от реформ. Во всех странах региона к выигравшим от экономических трансформаций принадлежат политики, но далеко не всегда - избиратели. Постоянные случаи коррупции демонстрируют избирателю этот разрыв»3. Все это ведет к отчуждению проигравших от государства. В посткоммунистических обществах «не все граждане способны ценить основные ценности либеральной демократии, к которым относятся основные свободы личности, плюрализм образа жизни и убеждений, взаимная терпимость и готовность к компромиссу, уважение демократического порядка. Как только на горизонте появляется кризис, немало граждан с готовностью оставляет позиции свободы и попадает в руки правых популистских и фундаменталистских движений», - отмечает немецкий исследователь К.

Беллестрем4.

Таким образом, усиление политического влияния в странах ЦВЕ национал-популистов, противников европейской интеграции - это и плата «за слишком быстрое продвижение, за иногда возникающие уродливые формы интеграции, за отрыв политических элит от своих народов, которые лишь частично идентифицируют себя с пока еще абстрактным европейским целым и по-прежнему мыслят национальными, а иногда и националистическими категориями»5.

Россиянам феномен национал-популизма знаком с момента политического успеха партии В. Жириновского в декабре 1993 года. Однако и в других европейских посткоммунистических странах также есть «свои ЛДПР» и свои политические лидеры -популисты. «Термин «популизм», - пишет Ю.И. Игрицкий, - в современном научном лексиконе относится, как правило, ко всем политическим идеологиям и стратегиям сил, апеллирующих к народу с разных трибун... и обещающих осуществить основные массовые требования, - либо путем исправления последствий непопулярных решений существующей (предшествующей) власти в рамках традиционной социально-политической системы, либо посредством изменения системы»6. К числу современных разновидностей популизма исследователи относят популизм протеста (или социальный) и популизм идентичности (националистический).

Популизм протеста - это критика элит, сочетающаяся с прославлением народа, понимаемого как «простые люди», «обычные граждане». Данная разновидность популизма означает «гипердемократизм», призыв к непосредственной демократии и отрицание общепринятых демократических процедур. Популизм идентичности так же, как и популизм протеста, направлен против элит, против демократического государства как института. Но главное внимание уделяется протесту против «чужих», «иностранцев». Элиты осуждаются, прежде всего, потому, что они не национальны, а космополитичны7. Популизм идентичности для стран ЦВЕ сегодня - это и «инструмент символического преодоления пропасти между победителями и проигравшими (в результате радикальных социальных трансформаций - авт.), связанный с предубеждениями, которые разделяют обе группы: национальные мифы, скепсис в отношении ЕС и тому подобное»8. Поэтому в странах Центральной и Восточной Европы сегодня политические дивиденды получает именно «популизм идентичности». Идеология правых популистских партий региона - это комбинация нативизма (смесь национализма и ксенофобии) и авторитаризма. Главными вопросами в предвыборных программах являются проблемы утраты национального суверенитета, преступности, коррупции и негативных последствий членства в Европейском союзе.

В Венгрии 1990-х гг. это - «Партия венгерской справедливости и жизни», руководимая писателем

Й. Чуркой. Это - крайне радикальная, ультраправая партия с программой, направленной на весьма экзотическую цель «восстановления Венгрии в довоенных границах». Она не попала в парламент в 1994 г. (набрав всего 2% вместо необходимых 5% голосов), но в 1998 году перешагнула этот барьер. Более того, она вошла в правящую коалицию с партией премьер-министра В. Орбана «Федерация молодых демократов» и «Партией мелких собственников» Ж. Торгиана. Идеология этой партии - антикоммунизм, антисемитизм, обещание лучшей жизни (после прихода ее к власти). Она выступает и против политических и экономических идеалов объединения Европы, которые рассматриваются как угроза венгерской нации, поэтому требует выхода Венгрии из состава ЕС9. Электорат партии - 150-200 тыс. человек, для Венгрии это не так уж и мало.

Сегодня партия имеет малый вес на политической арене Венгрии. Однако в 2005 году она вошла в союз с еще одной крайне правой группировкой «Движение за лучшую Венгрию»

- 1оЬЫк, появившейся на политической арене Венгрии после поражения правых сил на выборах в парламент 2002 года. Основная цель новой партии, провозглашенная в программе - это «защита ценностей и интересов нации и противостояние любым стремлениям, направленным на подрыв основ нации и государства. Основной задачей партии является защита, воспроизводство и приумножение венгерской нации, национальное единство и солидарность, передовое сельское хозяйство, защита окружающей среды, развитие транспортной, энергетической и информационной инфраструктур»10.

«Движение за лучшую Венгрию» является твердым идеологическим евроскептиком: «Партия убеждена в том, что присоединение к ЕС - не лучший выход для Венгрии. Правительство при вступлении приняло невыгодные условия, отдав Венгрию в руки брюссельских бюрократов. «Йоббик» отвергает Лиссабонский договор, который был принят всеми партиями венгерского парламента»11. Партия активно выступает против цыган, евреев и некоторых других меньшинств страны, а на митингах ее ораторы отличаются весьма резкой риторикой. Неожиданно высокие результаты партии на выборах в Европейский парламент 2009 года и на национальных парламентских выборах 2010 года позволяют говорить о появлении нового и достаточно влиятельного игрока на крайне правом фланге венгерского политического пространства. Успех партии, вызван, по мнению многих аналитиков, провалом социальной политики правительства социал-демократов12. На данный момент «Йоббик» имеет представительство в ЕП (3 депутата и 14% голосов на выборах 2009 года) и занимает третье место в парламенте Венгрии (47 мест и 16%).

На парламентских выборах в апреле 2010 года убедительную победу одержала правоконсервативная партия Виктора Орбана «ФИДЕС - Венгерский гражданский союз»,

завоевав конституционное большинство в парламенте. Социалисты, до этого находившиеся у власти, получили по партийным спискам всего 19%. И лишь на 3% меньше заработала националистическая праворадикальная партия «Йоббик». По ряду вопросов ФИДЕС также занимает право-популистскую позицию. Так, по мнению экспертов, партия В. Орбана планирует выполнить один из ключевых пунктов своей программы, предоставив гражданство и право участвовать в венгерских выборах сотням тысяч этнических венгров, проживающих на территории Словакии, Румынии и Сербии. В результате соседние государства теперь подозревают венгерских правых в желании пересмотреть итоги Второй мировой войны и реализовать проект «Великой Венгрии», осуществляя «ползучую аннексию части их территории»13.

В Словакии жестко евроскептическую, право-популистскую позицию занимает «Словацкая национальная партия». В её программе провозглашается, что:

— «целью является объединение словаков дома и за границей, сбережение природной репродукции словацкого народа, а также охрана и сбережение народного достояния, как духовного, так и экологического (среды обитания)»;

— «8Ы8 - за сбережение национальной обособленности европейских государств и культур и за усиление славянской взаимности и взаимопомощи в Европе»14;

— Словацкая национальная партия прямо высказывается против формирования централизованного наднационального европейского супергосударства или европейской федерации, затрагивающей национальный суверенитет Словакии. Партия демонстрирует значительный рост

поддержки населения Словакии. Если на выборах в национальный парламент 2002 года она получила 3,32% голосов, не пройдя в него, то в 2009 году ей удалось набрать 11,6% голосов. На выборах в Европейский парламент 2004 года партия не преодолела 5-процентный барьер, однако смогла делегировать одного своего представителя в ЕП-2009, набрав 5,9% голосов словацких избирателей. Популярности среди избирателей «Словацкой национальной партии» (вошедшей после выборов 2006 г. в правящую коалицию) способствовала ксенофобская античешская, антицыганская и антивенгерская риторика, а также и прежде всего, разгромная критика «Партии венгерской коалиции», которая представляла, по разным оценкам, от 500 до 600 тыс. этнических венгров, проживающих в Словакии. Речь идет об основном национальном меньшинстве в стране с населением чуть более 5 млн. человек.

В Польше давно действует правоконсервативная «Конфедерация независимой Польши», правда, не столь громко и скандально проявляющая себя, как названные выше партии. Однако во время парламентских выборов осенью 2005 года на

политической сцене Польши самыми влиятельными оказались две партии, ведущие происхождение от антикоммунистической оппозиции и «Солидарности»: «Право и справедливость» (ПиС) братьев Качиньских (Лех Качиньский -президент Польши до своей трагической гибели в авиакатастрофе под Смоленском в 2010 г., а Ярослав был премьер-министром до осени 2007 г.) и «Гражданская платформа» (ГП), лидеры которой Дональд Туск и Ян Рокита. Если ГП - партия либерально-консервативной направленности, то ПиС - радикальная консервативная партия, в программе которой очень сильны элементы популизма и национализма. При этом партия братьев Качиньских, вместе с двумя другими небольшими партиями - популистской «Самообороной Речи Посполитой» А. Леппера15 и правой националистской, католической и антисемитской «Лигой польских семей» Р. Гиртыча16, - составляли до недавнего времени правящую коалицию Польши. А. Смоляр резонно отметил в этой связи: «Победа братьев Качиньских

- это счет, выставленный польской «перестройке» той частью общества, которая понесла наиболее серьезный ущерб и которая менее других была готова к свободе»17.

Национально-консервативные силы страны, интересы которых отражают эти партии, опасаются, что «интеграция Польши в Европейский союз, переплетение польской экономики с мировым рынком, а также растущее влияние западной культуры и образа жизни могут размыть национальную идентичность и тесную связь граждан с польской историей»18. Для того, чтобы этого не допустить, была провозглашена цель создания «Четвертой республики», которая должна заменить возникшую после 1989 года «Третью республику». Как заметил другой польский исследователь - А. Рыхард: «Возможно, польское общество пребывает в преддверии формирования новой модели демократии, включающей в себя элементы популизма, авторитаризма и демократии большинства»19. Однако пока можно констатировать снижение уровня правопопулистских, евроскептических настроений в Польше после 2005 года, что вполне соотносится со снижением уровня безработицы в стране (2004 г. - 20,6% безработных, в 2007 г. - 15,1%20) и с постепенным улучшением отношения польского населения к ЕС.

В Чехии «право-популисткую нишу» занимает «Республиканская партия Чехии». Она также является жестким евроскептиком, она решительно настроена против объединения Европы, которое рисуется как контролируемая немцами распродажа чешской собственности, без каких-либо дивидендов для чешского народа21. В принципе, подобная позиция свойственна для большинства маргинальных партий рассматриваемого региона. Республиканская партия сегодня в полном смысле маргинальна, она не представлена в чешском парламенте с 2002 года.

Неразрешенность или недостаточная

решенность социально-экономических проблем на протяжении двух десятилетий, постепенное разочарование в стратегии «возвращения в Европу» обусловили движение «по спирали» политических предпочтений восточноевропейского электората, Ю.И. Игрицкий отмечал в этой связи: «.Сначала взяв резко вправо (эра апологетов быстрой декоммунизации, либерализации и приватизации по образцам США и Великобритании), затем пошло влево (приход к власти «партий преемниц»

- сторонников европейского социального государства), затем снова вправо, но уже со скорректированным курсом, на знамени которого значились право-популистские и национальные лозунги. Конечно же, эти лозунги смотрелись на разных знаменах по-разному: они были вышиты мелким бисером в одних странах (Чехия, Словения) и наклеены огромными буквам в других (Венгрия, Словакия, Румыния, Болгария, Сербия, Польша). Объяснение этого различия кроется, прежде всего, в степени остроты социальных и особенно национальных проблем в разных странах»22.

С. Хантингтоном отмечал парадокс новых демократий, который заключался в том, что демократические «правила игры» облегчали приход к власти политическим объединениям, апеллирующим, прежде всего, к групповым лояльностям - этнической, конфессиональной либо классовой, но одновременно отбрасывали ценности и образцы западной либеральной демократии23. Поэтому, если активность национал-популистских партий в целом не очень опасна для стабильных старых демократий, то в новых демократиях, при определенных условиях, она может стать причиной их падения. Польский политолог Е. Налевайко писал: «Странам Центральной и Восточной Европы присуща некая внутренняя, имманентная предрасположенность к популизму идентичности: для большинства популистских партий региона характерны видение государства как собственности доминирующей этнической группы, неприятие гражданского общества, уверенность в необходимости господства присущего большинству народа вероисповедания, недоверие к соседям и институтам либеральной демократии»24. Впрочем, это верно и для постсоветских государств.

После вступления стран Восточной и Центральной Европы в Европейский союз многие граждане европейских государств и на востоке, и на западе континента испытывают все большее разочарования от экономических и политических последствий членства в «Единой Европе». «Идея единой Европы перестала играть роль вдохновляющего и мобилизующего девиза, как это было в течение длительного времени - с середины 40-х по середину 90-х годов минувшего столетия. Теперь это не столько ценностный ориентир, выстраданный предыдущим трагическим опытом и наполненный богатейшим историко-филологическим содержанием, сколько прагматическая задача, определяемая экономическими и геополитическими интересами европейских государств»25.

Или, как писал в 2005 г. Клод Аллегр, «европейцы уже больше не хотят расширения Европы, пока им не разъяснят, в чем заключается ее функция и цели»26. В этой связи исследователи предсказывают рост электоральных успехов националистов, последовательно выступающих против процессов европейской интеграции и глобализации не только на Востоке Европы, но и на Западе. Поэтому одной из насущных проблем для большинства стран Европы становится проблема маргинализации и вытеснения с политической арены националистических идеологий и партий, исповедующих евроскептицизм, презрительное отношении к «чуждым» этническим общностям и отрицающих саму возможность предоставления демократических и гражданских прав всем группам населения своей страны. Поскольку политическая мобилизация большого числа групп, объединенных по этническому, расовому, религиозному или какому-либо другому приписываемому негативному критерию, будет скорее подрывать, а не создавать основу для европейских демократий.

Болгарский исследователь Иван Крастев считает, что рост популярности популистских партий в странах, недавно вошедших в ЕС, «обусловлен приоритетом строительства капитализма и отодвигания на второй план проблем строительства демократии, . фактическим исключением принятия решений в вопросах экономики из демократического процесса». По его мнению, рост популизма отражает новую структуру конфликтов в современной европейской политике: на смену противостоянию между левыми и правыми пришло «структурное столкновение . между элитами, которые становятся все более подозрительными по отношению к демократии», и массами, которые, протестуя против политиков технократов, все более поддерживают политиков анти-либеральных27.

В 1950-х годах прошлого века за радикалами и экстремистами правого толка закрепился ярлык «вечно вчерашние». Он оказался недостаточно адекватным современным политическим процессам в Европе. История показывает, что эти политические силы способны к мимикрии и саморефлексии, которые обеспечивают им сегодня заметный политический успех. В условиях, когда значение классовой идентичности и идеологии снизилось, и традиционные европейские партии, как и партии стран Центральной и Восточной Европы, стали все более зависимыми от социокультурных характеристик избирателей, правые популистские и этно-региональные партии продемонстрировали способность привлекать поддержку ряда социальных и региональных групп. Они сделали ставку на одну из самых выигрышных стратегий - ксенофобию, политизацию этничности и расизм.

Однако следует специально отметить, что те же факторы, которые дают крайне правым популистам возможность добиваться серьезных электоральных успехов сегодня, могут вскоре обернуться против них, поскольку «третий путь»

и «простые решения» сложных проблем, стоящих перед Европой, которые они предлагают, вполне иллюзорны. Они не способны практически удовлетворить электоральный «спрос», однако почти неизбежно их деятельность способна породить новые проблемы и конфликты. Правый популизм, несомненно, опасен для демократии, особенно на востоке Европы, так как он апеллирует к неконтролируемой мобилизации масс, причем не во имя созидания, а во имя разрушения.

Используя утопии, массовые иллюзии и затаенные страхи избирателей, популизм акцентирует существующее различие между умозрительным демократическим идеалом и реально существующей неизбежно несовершенной демократией. Как отметил известный британский социолог З. Бауман, «популизм предлагает нереальные методы решения реальных проблем. Опасность популизма - в пренебрежении правилами демократической игры, сведении политики к борьбе добра со злом»28.

Популизм растет и на западе, и на востоке Европы, «самое ясное объяснение этих параллелей

- то, что в обоих регионах ... политические и экономические системы попали под давление процесса глобализации и находятся в стадии изменений. Только в ЦВЕ именно на волне отказа от социалистического прошлого сопротивление этим тенденциям было (ранее) меньше, чем в западноевропейских обществах с их традициями социального государства и институализированного классового компромисса», - считает немецкий исследователь Д. Зегерт29. Однако электоральные успехи право-популистских партий зависят не только от их способности выразить недовольство и опасения избирателей в связи с происходящими радикальными экономическими и социальными изменениями и мобилизовать поддержку, но и от ряда конкретных «национальных» факторов: политико-культурных традиций

страны, особенностей политической среды, взаимоотношений с ведущими политическими силами и др.

Achkasov VA. The Factors of Growth ofNational-Populism in Post-Communist Countries of Central and Eastern Europe.

Summary: In this article author analyzes the factors of central and eastern european right populists’ political support growth. Author concludes that some of them are common for western and Eastern Europe and some of them are typical only for post-communist countries. The main common factors are:

1) the electors vote for right populists parties not because their economic and social programs are very attractive. They vote for right populists parties - opposition party par excellence - for to express dissatisfaction with the economic situation in their countries;

2) practically all the right-populist EUparties are strong opponents of the European integration. However there are a lot of differences in euroscepticism of right populist in western and eastern Europe.

----------- Ключевые слова -------------------

выборы, национал-популизм, популистские партии, европейская интеграция, экономическая ситуация, посткоммунистические страны.

-------------- Keywords -------------

elections, national-populism, populists parties, European integration, economic situation, post-communist countries.

Примечания

1. Esping-Andersen, G0sta Politics without Class: Postindustrial Cleavages in Europe and America // H. Kitschelt, P. Lange, G. Marks, and J. D. Stephens, eds., Continuity and Change in Contemporary Capitalism. Cambridge: Cambridge University Press, 1999. - pp. 293-316; Betz G. Op. cit.; Brug W. van der, M. Fennema and Tillie J. Why Some Antiimmigrant Parties Fail and Others Succeed: A Two-Step Model of Aggregate Electoral Support. Comparative Political Studies, 38. - 2005. - pp. 537-573.

2. См.: Орлов Б.С. «Сращивание Западной и Восточной Европы»: Культурно-исторические аспекты проблемы // Актуальные проблемы Европы: Сб.науч.тр. - М. ИНИОН, 2007, № 4: Две Европы: Процесс интеграции / Ред.сост. Ю.А.Гусаров, С.18.

3. Зегерт Д. Трансформация и развитие партий в Восточной Европе после завершения переходного десятилетия // Политическая конкуренция и партии в государствах постсоветского пространства. Сб.статей. / Ред-сост. Мелешкина Е.Ю., Михайлова Г.М. - М.: ИНИОН, 2009, С.32.

4. Беллестрем К.. Сколько плюрализма может вынести человек? (к вопросу о вызове коммунитаристов либерализму) // Глобализация и столкновение идентичностей. Международная Интернет-конференция 24 февраля - 14 марта 2003 / Сб. материалов; под ред. А. Журавского, К. Костюка. М.: КноРус., 2003,С. 269.

5. Кризис ЕС: Последствия и перспективы // Современная Европа. 2005. № 4, С. 24.

6. Национализм и популизм в Восточной Европе. Сб. науч. трудов./ Редкол.: Игрицкий Ю.И. (отв. ред.) и др. - М, ИНИОН, 2007, С.5.

7. Там же, С. 59-60.

8. Зегерт Д. Трансформация и развитие партий в Восточной Европе после завершения переходного десятилетия..., С. 33.

9. Justice and Life Party Opposes War and EU Entry. "Europe Intelligence Wire" February 14, 2003 http://www.accessmylibrary.com/coms2/ summary_0286-22449311_ITM

10. http://www.jobbik.com/russian.html

11. Там же.

12. Русская служба BBC. «На выборах в Венгрии ожидают победу правых» http://www.bbc.co.uk/russian/international/2010/04/100411_ hungary_elections.shtml, «Венгрия сменила виноватых на правых» http://digester.ru/Cluster.aspx?uid=2010041315&id=78

13. «Однако». 2010. № 14 (30), 19 апреля, С. 9.

14. Материалы официального сайта партии: http://www.sns.sk/dokumenty/program-strany/

15. «Самооборона Польской Речи Посполитой» - это партия, завоевывающая избирателей среди людей, критически настроенных к тем социально-политическим и экономическим преобразованиям, которые произошли в Польше после 1989 г. (за «Самооборону» голосовали, в основном, жители сельской местности и провинции, безработные, бывшие колхозники, неквалифицированные рабочие). «Самооборона» является право-популистской партией, провозглашающей лозунги, призывающие к радикальному изменению существующего порядка. Немецкий журнал «Der Spiegel» называет лидера Самообороны А. Леппера «человеком, возглавляющим целую армию разгневанных фермеров, готовых по его команде перекрывать улицы и заводить всю страну в тупик».

16. ЛПС - одна из тех польских политических группировок, которые являются ярыми противниками интеграции Польши в Европейский Союз. Деятели ЛПС высказываются за активное вмешательство государства в сферу экономики. Одновременно главными задачами своей партии они считают защиту таких традиционных ценностей, как семья, патриотизм, религия, свобода и собственность» (www.poland.gov.pl.) «Лига Польских Семей» получила 7,9% голосов во время парламентских выборов в 2001 года, что позволило ей занять 38 мест в Сейме. На выборах 2004 г. в Европейский парламент ЛПС получила 16 % голосов, которые дали ей 15 из 54 мест, зарезервированных для Польши в Европейском парламенте. Партия стала третьей по популярности польской партией, уступая первенство лишь «Гражданской платформе» и правящей в то время партии «Право и справедливость». На выборах 2005 г. партия получила те же 8% голосов. В 2006-2007 гг. члены Лиги входили в правящую коалицию (правительство Ярослава Качиньского). Однако в 2007 году ЛПС получила на досрочных выборах лишь 1,5 % голосов и в Сейм не попала. Также партия не смогла попасть в Европарламент по результатам выборов 2009 года. Анализ электоральной географии выборов в Европарламент 2004 года и парламентских выборов 2001 и 2005 годов, позволяет говорить, что распределение голосов по регионам Польши у партии неравномерное. Партия имеет наибольшую поддержку на территориях Восточной Польши с преобладающим сельским населением, низкой степенью урбанизации и низкой плотностью населения. Низкую поддержку партии оказывают урбанистические и промышленные регионы западной и поморской Польши. В октябре 2007 года «Лига польских семей» в очередной раз была обвинена в антисемитизме. Причиной стала политическая кампания, организованная партией и проходившая под лозунгом: «Польские жизни губят в Ираке в угоду еврейским и американским интересам».

17. Смоляр А. Польские радикалы у власти // Pro et ^^гаЖурнал российской внутренней и внешней политики. 2006, № 5-6 (34), С.95.

18. Феттер Р. Прошлое как фишка в большой игре. Братья Качиньские хотят насадить национал-консервативное видение истории // Intern. Politik. - М., 2006, № 5, С.65.

19. Рыхард А. Посткоммунизм: Институциональный порядок или хаос? (реф.) // Системные изменения и общественное сознание в странах Восточной Европы / Редколл.: Шаншиева Л.Н.(отв.ред.) и др. - М.: ИНИОН, 2008, С.34.

20. http://www.cbos.pl/spiskom.pol.2007/k_007.08.pdf.

21. Petr Kopecky; Cas Mudde: "The Two sides of euroscepticism: Party positions on European Integration in East Central Europe” //European Union Politics, 2002, №3 С. 306

22. Игрицкий Ю.И. Предисловие // Национализм и популизм в Восточной Европе., с.10.

23. Huntington S. Democracy for the Long Haul // Journal of Democracy. 1996. Vol. 7 (2), p.6.

24. Nalewajko E. Populizm a demokracja. W-wa, 2004, s. 57.

25. Кризис ЕС: Последствия и перспективы // Современная Европа. - М., 2005, № 4, С. 35.

26. Аллегр К. Европа не просто идея // Русская Европа. СПб., 2005. № 7 (11).

27. См.: Крастев И. Странная смерть либеральной Центральной Европы // Прогнозис. 2007, № 3.

28. Бауман З. Текучая современность. СПб.: Питер, 2008, С. 211.

29. Зегерт Д. Трансформация и развитие партий в Восточной Европе после завершения переходного десятилетия., С.40.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.