Научная статья на тему 'Народная приватизация по-российски: оценки и выводы'

Народная приватизация по-российски: оценки и выводы Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
758
356
Поделиться
Ключевые слова
ПРИВАТИЗАЦИЯ / МАССОВАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ / ЗАЛОГОВЫЕ АУКЦИОНЫ / ПРИВАТИЗАЦИЯ ПО-РОССИЙСКИ / PRIVATIZATION: THE RUSSIAN WAY / ЛИБЕРАЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ / ВАУЧЕР / ОЛИГАРХИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Шереметьева Лариса Николаевна

Статья посвящена проблеме приватизации, проведенной в России в ходе либеральных реформ. В статье показывается, как декларированная «народная приватизация» была проведена реформаторами в интересах узкого круга лиц, правящего класса России и Запада. В статье даются оценки российской приватизации отечественными и зарубежными экспертами, учеными, политиками, а также выводы о последствиях прошедшей приватизации для российского общества.

PEOPLE''S PRIVATIZATION IN RUSSIA: ASSESSMENTS AND CONCLUSIONS

The article is devoted to the problem of privatization carried out in Russia in the course of liberal reforms. The article shows, how declared a «people's privatization» was conducted by the reformers in the interests of narrow circle of persons, the ruling class of Russia and the West. The article provides assessment of the Russian privatization of domestic and foreign experts, scientists, politicians, and the conclusions about the consequences of the recent privatization of the Russian society.

Текст научной работы на тему «Народная приватизация по-российски: оценки и выводы»

• 7universum.com

A UNIVERSUM:

ЛгУ\ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ

НАРОДНАЯ ПРИВАТИЗАЦИЯ ПО-РОССИИСКИ: ОЦЕНКИ И ВЫВОДЫ

Шереметьева Лариса Николаевна

канд. филос. наук, РФ, г. Волгоград E-mail: lsherem@yandex.ru

PEOPLE'S PRIVATIZATION IN RUSSIA: ASSESSMENTS AND CONCLUSIONS

Sheremetyeva Larisa

Candidate of philosophical Sciences, Russia, Volgograd

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена проблеме приватизации, проведенной в России в ходе либеральных реформ. В статье показывается, как декларированная «народная приватизация» была проведена реформаторами в интересах узкого круга лиц, правящего класса России и Запада. В статье даются оценки российской приватизации отечественными и зарубежными экспертами, учеными, политиками, а также выводы о последствиях прошедшей приватизации для российского общества.

ABSTRACT

The article is devoted to the problem of privatization carried out in Russia in the course of liberal reforms. The article shows, how declared a «people's privatization» was conducted by the reformers in the interests of narrow circle of persons, the ruling class of Russia and the West. The article provides assessment of the Russian privatization of domestic and foreign experts, scientists, politicians,

Шереметьева Л.Н. Народная приватизация по-российски: оценки и выводы // Universum: Общественные науки : электрон. научн. журн. 2014. № 3 (4) . URL: http://7universum.com/ru/social/archive/item/1146

and the conclusions about the consequences of the recent privatization of the Russian society.

Ключевые слова: приватизация, массовая приватизация, залоговые аукционы, приватизация по-российски, либеральные реформы, ваучер, олигархи.

Keywords: privatization, mass privatization, loans for shares auctions, privatization: the Russian way, liberal reforms, voucher, the oligarchs.

Еще до начала либеральных реформ в России 1990-х годов, в период горбачевской перестройки, ученые экономисты-рыночники, представители оппозиционных политических партий (демократическая платформа в КПСС, «Яблоко»), в поисках путей повышения эффективности советской экономики заговорили о необходимости ее разгосударствления, проведения народной приватизации* по примеру других стран. Потом эти идеи получили поддержку на первых съездах народных депутатов СССР в виде принятых законов о государственном предприятии, о кооперации, о собственности в СССР, об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий.

Именно в разгосударствлении и приватизации политики и ученые, представители общественных сил («неформалы») видели путь преодоления в СССР неантагонистического противоречия между общественным характером производства и государственной собственностью на средства производства. В мирное советское время по мере роста бюрократизации партийного и хозяйственного аппарата это противоречие вело к большему оттеснению трудящихся от управления производством, отчуждению их от результатов своего труда. Чтобы преодолеть эти отрицательные явления реального социализма, необходимы были экономические реформы, которых ждал советский народ. Но они все запаздывали. Поэтому объявленная в конце 1980-х годов горбачевская перестройка была воспринята советскими гражданами с воодушевлением и надеждой на улучшение экономического положения

в стране. Но разочарование наступило быстро: предавшая социалистическую идею под лозунгом «Больше социализма!» правящая элита во главе с М. Горбачевым оставила советский народ не только без необходимых экономических реформ, но и без руководящей и направляющей силы общества — КПСС и социалистического государства, а также — и без страны [29; 36; 40].

После государственного переворота 1991 года, совершенного либерал-демократами во главе с Б. Ельциным, привлекательная, но не очень понятная для простых людей идея реформаторов о «народной приватизации» уже не вызывала большого энтузиазма в обществе. Все были свидетелями первых акций реформаторов 1992 года — либерализации цен и обесценения вкладов граждан в Сбербанке, а поэтому правительство радикал-реформаторов Е. Гайдара не пользовалось особым доверием у народа. Обещание главного идеолога приватизации А. Чубайса двух автомобилей «Волга» каждому гражданину от общенародной собственности вызывало в народе улыбку. Но шумная рекламная кампания вокруг открывшихся «центров народной приватизации» привела в них миллионы граждан России, желающих получить свою долю общенародной собственности. Однако многие граждане, получившие ваучеры**, либо не знали, что с ними делать, либо не верили власти, а потому свои ваучеры дешево продали спекулянтам или дельцам из чековых инвестиционных фондов.

Социологические исследования, проведенные в конце 1991 года в Волгоградской области лабораторией социологических исследований Волгоградского социально-политического института, подтверждали неготовность участия граждан в приватизации. Опрос более 1 1 тысяч трудящихся области показал, что почти 90 % из них не знают, что означает «приватизация», зачем она затеяна в стране [2]. Поэтому обмануть граждан, не сведущих в делах приватизации, путем хорошо организованной пропагандистской кампании председателю Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом (КГИ) А. Чубайсу и его соратникам было несложно. В своей книге «Приватизация по-российски»

А. Чубайс раскрывает пропагандистскую кухню приватизации: «Надо было не только придумать эффективные схемы, написать хорошие нормативные документы, но и убедить Думу в необходимости принятия этих документов, а главное — убедить 150 миллионов человек населения встать со своего места, выйти из квартиры, получить ваучер, а потом ещё и осмысленно вложить его! Конечно, пропагандистская составляющая была фантастически важна» [31].

Президент России Б. Ельцин также включился в агитацию за приватизацию, гарантируя всем равные возможности. Он заявил по телевидению в декабре 1993: «Нам нужны миллионы собственников, а не горстка миллионеров. В этой новой экономике у каждого будут равные возможности, остальное зависит от нас. Каждый гражданин России, каждая семья получат свободу выбора. Приватизационный ваучер — это для каждого из нас билет в мир свободной экономики» [25, с. 53]. Этот факт — одно из доказательств того, что президент РФ Б. Ельцин, как и президент СССР М. Горбачев, не был на самом деле гарантом ни своих обещаний, ни соблюдения Конституции страны.

Позже провозглашенную сверху «народную приватизацию» народ стал называть «прихватизацией». Как же это случилось? Ведь первоначально принятый Закон РСФСР от 03.07.1991 «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР» предполагал равные возможности участия граждан страны в приватизации общенародной собственности. По данному закону граждане получали от государства равные суммы вкладов на именной приватизационный счет для приобретения государственных и муниципальных предприятий. Реализация этого права гарантировалась государством. Закон об именных счетах исключал деятельность спекулянтов-прихватизаторов [17]. Но потом все пошло по худшему для народа сценарию.

Летом 1992 года, когда народные депутаты Верховного Совета РСФСР ушли в отпуск, президент РФ Б. Ельцин издал Указ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации» [35], в котором уже не было именных приватизационных счетов, а были безымянные чеки

(«ваучеры»), номинальной стоимостью уже не в две «Волги», а по 10 тысяч рублей, за получение которых граждане должны были сами заплатить по 25 рублей комиссионных (по мнению экспертов, номинальная стоимость ваучеров была занижена в 20 раз [16]). Когда депутаты вернулись из отпуска, они были поставлены перед фактом, что «ваучеры» А. Чубайса и его соратников из правительства реформаторов уже напечатаны для всех граждан России. Были и способствующие подмене приватизационных счетов на ваучеры из депутатского корпуса: С. Рябов, первый заместитель председателя Верховного Совета РСФСР, и С. Красавченко, председатель комитета Верховного Совета РСФСР по экономической реформе, видимо, за эти заслуги их вскоре пригласили на руководящие посты в администрацию президента [33]. Депутаты РСФСР не проявили принципиальность, не стали отстаивать положения закона об именных приватизационных счетах и оставили ход приватизации без контроля. На первый взгляд такое поведение народных избранников кажется странным. Но на самом деле, это закономерно, ведь депутаты РСФСР пренебрегли национальными интересами еще ранее, когда поддержали государственный переворот 1991 года, не остановили действия президента-узурпатора Б. Ельцина по развалу СССР. Наоборот, на V съезде народных депутатов РСФСР, в октябре 1991 года, депутаты предоставили президенту РФ сверхполномочия по изданию указов, имеющих силу закона. Это делалось якобы для того, чтобы никто не мешал президенту РФ и его правительству осуществлять радикальную экономическую реформу. Народные избранники переложили свою ответственность на президента РФ и оставили его действия без всякого контроля. Защитить интересы народа было некому. То есть афера с бумажными «ваучерами» под громким названием «народной приватизации» — это, в первую очередь, результат преступной безответственности народных депутатов РСФСР. Запоздалое понимание ошибочности своих решений или неоправданной бездеятельности, видимо, пришло позже к большинству депутатов РСФСР, что вылилось в противостояние с исполнительной ветвью Федеральной власти и завершилось

расстрелом Верховного Совета РСФСР в октябре 1993 года. Устранение Верховного Совета РСФСР только развязало руки верховной исполнительной власти РФ по разворачиванию массовой приватизации в стране.

Приватизация в России была беспрецедентной по масштабам и срокам проведения. Согласно данным доклада председателя ГКИ В. Полеванова (с ноября 1994 г. по январь 1995 г.), сменившего на этом посту А. Чубайса, председателю правительства РФ от 18 января 1995 г., «около 60 % предприятий стали негосударственными, порядка 40 млн. человек — акционерами; в 20 субъектах Федерации приватизация прошла практически полностью. .. .500 крупнейших приватизированных предприятий России стоимостью не менее 200 млрд. долларов были фактически проданы за бесценок — за сумму около 7,2 млрд. долларов. Так, одно из крупнейших предприятий страны — Завод им. Лихачева в Москве со стоимостью основных фондов не менее 1 миллиарда долларов — был продан за 4 миллиона долларов!» [16]. По оценке В. Полеванова, «по сути, произошло крупнейшее в истории России разбазаривание государственной собственности, что само по себе явилось одним из источников кризиса и заложило основы многочисленных будущих конфликтов, направленных на передел собственности» [16].

Отсутствие независимого контроля привело к тому, что чековая приватизация сопровождалась многими нарушениями закона. Чубайс лукавит, говоря, что надо было убедить депутатов. Как показано выше, приватизация проводилась не по принятому закону РСФСР, а по указу президента РФ и нормативным актам приватизационных ведомств, которые зачастую не носили правового характера. Доклад В. Полеванова председателю правительства РФ содержал подробный анализ противоправных действий организаторов приватизации — председателя ГКИ Б. Чубайса и К° — в ходе ее первого этапа в 1992—1994 гг. Полеванов был единственным из председателей ГКИ, кто не входил в «команду Чубайса» и пытался бороться с установленным при А. Чубайсе криминальным порядком приватизации. Как пояснил В. Полеванову президент РФ Б. Ельцин, «МВФ поставил ультиматум:

или увольняете Полеванова, или Россия не получит транш в шесть миллиардов долларов» [38]. В. Полеванову удалось продержаться на посту председателя ГКИ всего 70 дней, но благодаря этому принципиальному и мужественному человеку, российскому обществу стали известны «тайны ваучеризации всей страны».

В. Полеванов свидетельствует: «В Госкомимуществе сидели 35 советников, сотрудники иностранных фирм. В основном американцы. Свободно пользовались базой данных. Могли заранее знать, где, когда и на каких условиях пройдут аукционы по продаже госимущества, даже когда это составляло не просто коммерческую, а государственную тайну. С такой информацией победить на аукционе — дело техники. В любой западной стране доступ иностранных специалистов в подобные учреждения строго ограничен.

...Запад прибирал к рукам оборонные предприятия. Это подтвердили материалы силовых ведомств, которые я запросил через две недели после назначения. Например, подставная российская фирма на средства гражданина США Д. Хэя, связанного с ЦРУ, приобрела около 30 % акций Московского электродного завода с НИИ «Графит», производящего стратегический графит для военного ракетостроения. И научно-исследовательский институт под давлением американцев отказался принять заказ Военно-космических сил России» [16]. И таких примеров противоправных действий ГКИ под руководством А. Чубайса, подрывающих нашу безопасность, в докладе В. Полеванова много.

Об активном участии западных спецслужб в организации российской приватизации пишут и В. Лисичкин, бывший член Комитета по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности Государственной Думы (1993—1995 гг.), доктор экономических наук, академик, и Л. Шелепин, доктор физико-математических наук, профессор, в своей книге «Россия под властью плутократии». Исследователи отмечают, что Европейский банк реконструкции и развития подготовил для РФ 600-страничное «Руководство по приватизации» (в изложении фирмы «Сентрал Юропиан»), что только в 1992 году

по приглашению ведомства А. Чубайса в Россию прибыло более 200 иностранных консультантов, среди которых были кадровые сотрудники ЦРУ и кадровые военные разведчики. В книге приводятся, например, такие факты пренебрежения национальной безопасностью в ходе приватизации: «Приказом № 141 по Госкомимуществу А. Чубайс назначил гражданина США Д. Хея (по данным ФСК — кадрового сотрудника ЦРУ) начальником отдела иностранной технической помощи и экспертизы. По инициативе последнего А. Чубайс, приказом от 5 октября 1992 г., создал в Госкомимуществе экспертную комиссию. В ее задачи входило: «В обязательном порядке рассматривать все проекты указов президента России, постановлений правительства, распоряжений председателя и заместителей председателя Госкомимущества по поводу определения специфики приватизации в отдельных отраслях народного хозяйства, создания холдинговых компаний и передачи управления предприятиями (пакетами акций в траст)» [25, с. 47]. В книге описывается механизм сбора стратегической информации для иностранных консультантов, для этого Госкомимущество и Федеральный фонд имущества создали на иностранные деньги Российский Центр приватизации во главе с М. Бойко, а также сеть региональных центров от восточных до западных границ России. Идея создания такого центра принадлежала отцу М. Бойко, эмигранту из СССР и профессору разведшколы ЦРУ. По его идее «центр — легальная структура для легального сбора стратегической информации о российской экономике и ВПК под видом оценки готовности российских предприятий к приему иностранных инвестиций» [25, с. 47]. Например, для приватизации в Поволжье и в Волгоградской области была подготовлена специальная программа приватизации американца Джеффри Шварца, реализованная с помощью волонтеров двух американских организаций «Центр гражданских инициатив» и «Агентство по международному развитию» [6].

Исследователи В. Лисичкин и Л. Шелепин оценивают ущерб обороноспособности страны от приватизация по-Чубайсу: «Реальная стоимость

проданных предприятий, если оценивать по самым минимальным оценкам рыночную стоимость аналогичных предприятий США и Западной Европы — более 1 триллиона долларов США. А шокотерапевты продали по указанию заокеанских хозяев всего за 7,2 млрд. долларов, что, как минимум, в сто пятьдесят (150!) раз дешевле. Нажились и местные дельцы путем искусственного занижения цен предприятий» [26].

Известный американский ученый, Нобелевский лауреат по экономике Джозеф Стиглиц отрицательно оценивает проведенную в России приватизацию: «Приватизация в России в том виде, как она была ей навязана, отнюдь не способствовала экономическим успехам страны... Под нажимом Соединенных Штатов, Всемирного банка и МВФ, настаивавших на быстрой приватизации, Правительство России отдало за бесценок государственные активы. и создало мощный класс олигархов и бизнесменов, которые заплатили в виде налогов малую частицу того, что они заплатили бы в любой другой стране» [34].

Можно сказать, что выше приведенные факты свидетельствуют о том, что массовая приватизация в России проходила под внешним управлением Запада, что организаторы российской приватизации осуществляли целенаправленные действия на подрыв суверенитета и безопасности страны. В итоге это позволило ряду иностранных западных компаний и фирм скупить наши предприятия оборонного комплекса за бесценок на чековых аукционах, проникнуть в их управленческие структуры, прибегая к услугам посреднических фирм, зарегистрированных в России [16].

Кроме иностранцев, незаконно допущенных к приватизации российских предприятий, от чековой приватизации выиграли прежние руководители предприятий, так называемые «красные директора». Установленный порядок давал им преимущества в приобретении акций предприятия. Далее, путем разных схем административного давления на работников, директора смогли скупить большинство акций предприятия и стать полновластными хозяевами. После этого они становились неподконтрольными не только государству,

но даже акционерам. Миллионы же граждан в результате такой чековой приватизации, как и в случае с вкладами Сбербанка в 1992 году, вновь были обмануты, они превратились в массу «неимущих собственников», которым некуда было жаловаться, ведь приватизация «по-Чубайсу» не предполагала решать социально-экономические проблемы страны.

Как откровенничал главный организатор российской приватизации А. Чубайс, «приватизация в России до 97 года вообще не была экономическим процессом. Она решала совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе. Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили. Мы решили её полностью» [20].

Попытки предотвратить криминальную приватизацию, организованную правящей элитой страны, предпринимались депутатами разных уровней, но все они вместе взятые были значительно слабее всевластного президента РФ по Конституции РФ, принятой после государственного переворота 1993 года. Но для истории ценны все примеры народной борьбы против грабительской приватизации.

Московская областная Дума в своем решении (№ 10\35 от 02.11.94 г.) отмечала, что «в программу приватизации заложена ошибочная концепция», что «продолжение приватизации в таких условиях может привести общество к социальному взрыву», так как «большинство населения отстраняется от приватизации, доступ к ней получает только небольшая часть общества, сумевшая накопить достаточно крупные капиталы» [16, приложение 2]. В обращении Московской Думы к Президенту РФ предлагалось приостановить действие Указа № 1535 от 22 июля 1994 г. «Об основных положениях Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года». Аналогичные решения приняли представительные органы Республики Мордовия, Алтайского края и целого ряда других регионов [16].

Резкие оценки итогов приватизации были даны в заявлении фракции ЛДПР Государственной думы «Итоги приватизации в 1992—1994 гг. в Российской

Федерации», в нем отмечалось, что ни одна из основных экономических целей приватизации, сформулированных в Указах Президента, не достигнута, что «создан класс мафиозно-коррумпированных структур (1—2 % населения) и криминальное рыночное хозяйство, далекое от цивилизованного социально ориентированного рынка, например, европейского типа», что «в результате резкого несправедливого социального расслоения населения сформированы условия для развязывания гражданской войны» [16, приложение 3]. Но даже такие резкие заявления в российском парламенте не останавливали алчных «прихватизаторов».

Если на самом верху не удавалось остановить несправедливую антинародную приватизацию, то на местах, в регионах России, это было сделать еще труднее. Например, в Волгоградских представительных органах власти не было единства в вопросах приватизации, так как у депутатов не было достаточных знаний и опыта. Попытки приостановить незаконную приватизацию предпринимались в основном лидерами левых политических партий и их представителями в региональных и местных Советах, они выглядели более информированными в этом вопросе, но уже теряли свое влияние в органах власти.

Еще до начала массовой приватизации представители оппозиционных левых сил Волгоградской области (КПСС, ВКПб, РКРП, СПТ) говорили о ее незаконности и разрушительности для экономики страны, призывали граждан не участвовать в распродаже госсобственности, требовали проведения народного референдума по столь значимому вопросу.

В феврале 1991 года, на пленуме Волгоградского обкома КПСС в докладе секретаря обкома Г. Слышкина были довольно точно предсказаны последствия приватизации и выражены взгляды трудящихся и рядовых коммунистов в отношении приватизации. «Социальное чутье коммунистов-рабочих заслуживает уважения, — говорилось в докладе. — Ведь действительно, приватизация «государственного» имущества есть не что иное, как антиконституционный, реакционный социальный переворот, основанный

на насильственной экспроприации народной собственности. «Акционирование» государством «государственных», а в действительности народных предприятий — это грабеж народа. ...Нельзя забывать и о социальных последствиях политики приватизации, которая приведет к колоссальному имущественному неравенству, основанному отнюдь не на разнице трудового вклада, и острому социальному недовольству» [5]. Но, как и в обществе, на пленуме коммунистов не было единства в понимании сути происходящих процессов. Председатель Волгоградского горсовета Ю. Чехов, например, наоборот, отстаивал целесообразность перехода к рынку и приватизации.

Объективные оценки правовой ситуации дал лидер областной организации РКРП, депутат Волгоградского городского Совета народных депутатов В. Евтушенко, изложивший свои взгляды в августе 1992 года в «Обращении к народным депутатам Волгоградских областного, городского и районных Советов народных депутатов в связи с создавшейся правовой обстановкой после принятия 11 июня 1992 года Верховным Советом Российской Федерации Программы приватизации». В. Евтушенко обратил внимание народных избранников на то, что «согласно Конституции РФ государственная собственность РФ является достоянием ее многонационального народа», что надо решать такие «важные вопросы государственной жизни через всенародное обсуждение и всенародное голосование (референдум)», и что «согласия на приватизацию и деление своей собственности народ не давал» [9]. Депутат указывал, что смена собственника идет в нарушение статей Конституции РФ (ст. 5, 8, 10, 11, 19,) Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности в РСФСР» (преамбула, ст. 19, п. 2, ст. 32), Закона РСФСР «О собственности в РСФСР (ст. 2, п. 3, ст. 3, п. 2), Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий РСФСР» (ст. 3, п. 2). В обращении делался вывод о том, что «в принятой Программе заложен принцип насильственной деколлективизации, не учитывается печальный опыт насильственной коллективизации 20-30-х годов», что «этими действиями гражданам отказано в праве выбора форм

собственности» [9]. Евтушенко призывал депутатов всех уровней «осознать надвигавшуюся социально-конфликтную ситуацию и для ее предотвращения обратиться в Конституционный суд России о нарушении Верховным Советом норм Конституции РСФСР», а до принятия решения «наверху» — «приостановить действие Программы приватизации, принятой Верховным Советом, приостановить разрушение существующих форм собственности» [9]. Но Волгоградский областной Совет, только принявший 14 августа 1992 года областную программу приватизации, не нашел оснований для обращения в Конституционный суд РФ [10]. Трижды инициированные В. Евтушенко обращения от имени сессии и малого Совета Волгоградского городского Совета народных депутатов к Верховному Совету РСФСР по вопросу незаконности приватизации остались без ответа.

В антикризисной программе, предложенной депутатской фракцией «Коммунисты» (КПРФ) 16-й сессии Волгоградского областного Совета 21 созыва в сентябре 1993 года, давался анализ идущей в области приватизации. В частности, отмечалось: «Приватизация государственной и муниципальной собственности в области стала самоцелью. Эффективность приносится в жертву срокам (темп приватизации в Волгоградской области один из самых высоких в России). ...Как показывают итоги уже проведенной малой приватизации, новые хозяйственные субъекты не стали работать лучше, а лишь повысили цены на свою продукцию и услуги. .Резко сократилось количество хлебных, молочных, овощных магазинов, так как сохранность профиля объектов после продажи никем не контролируется. Ухудшилось обслуживание населения» [13].

Коммунисты считали более целесообразным отдавать объекты торговли, системы общественного питания и бытового обслуживания только в аренду, без изменения формы собственности и профиля. По их мнению, продолжение принятой программы большой приватизации, акционирования предприятий приведет к полной потере управляемости, усилению тенденции к использованию доходов предприятий преимущественно на потребление,

ваучеризация — это мощный катализатор социальной напряженности, так как широкий слой мелких вкладчиков либо получит ничтожные дивиденды на свои акции через несколько лет, либо не получит вовсе [14]. В итоге коммунисты предлагали областному Совету следующий выход из ситуации: приостановить законодательным актом приватизацию, как малую, так и большую, на один год и разработать научно обоснованную программу разгосударствления в интересах трудящихся, области в целом, с учетом перспектив региона как субъекта Российской Федерации [12]. Но коммунистов тогда не услышали, сессия приняла к сведению информацию об антикризисной программе [11].

О нарушениях законности в ходе приватизации в правительство докладывали в 1994 году разные исполнительные структуры федеральной власти: и. о. Генерального прокурора РФ А. Ильюшенко — записка от 29.11.94 г. исх. № 19-15-94 «О фактах разбазаривания федеральной собственности на предприятиях военно-промышленного комплекса»; записка министра МВД В. Ерина и заместителя министра В. Страшко; первый заместитель директора Службы внешней разведки В. Трубников — письмо от 29.11.94 г. исх. № 3152/4745 и др. [16]. Но это не повлияло на криминальный характер приватизации.

Депутаты Государственной Думы первого созыва В. Лисичкин, М. Лемешев, М. Сидоров, А. Сидоров, А. Звягин также обращались к руководству страны с требованием немедленно прекратить приватизацию «по-Чубайсу», но получили отказ [27].

Государственная Дума только через год после избрания, в декабре 1994 года, отреагировала на завершающуюся массовую чековую приватизацию. В постановлении Госдумы приватизация была признана неудовлетворительной, говорилось о необходимости проведения существенной корректировки политики приватизации, поскольку «итоги первого ее этапа не соответствуют основным целям социально-экономических реформ» [30]. Но это была уже запоздалая реакция представительной власти, которая, по действующей

Конституции РФ, все равно не могла повлиять на действия Президента и правительства РФ по вопросам приватизации.

Дальнейшие действия исполнительной власти по проведению денежного этапа приватизации оказались не менее противоправны, чем массовая чековая приватизация. На залоговых аукционах 1995—1996 гг. были распроданы государственные стратегические, энергетические, металлургические, транспортные предприятия. Тогда ГКИ незаконно выставил на торги ряд крупных госпредприятий на условиях выдачи кредитов правительству под залог акций этих предприятий. А в случае невозврата заимствованных правительством денег, акции госпредприятий становились собственностью кредиторов. Проверка Счетной палаты установила, что деньги кредиторам были выделены Министерством финансов незаконно из бюджета в сумме почти 604 млн. долларов по существенно заниженной ставке, эта сумма как раз и составляла запланированные заимствования правительства [8]. Кредиторами оказались приближенные к ельцинской семье банкиры (банки «Империал», «Инкомбанк», «ОНЭК-СИМбанк», «Столичный банк сбережений», «Менатеп» и «Международная финансовая компания»). По сценарию правительство «кредит» не возвратило, и крупные стратегические предприятия России, такие как «Юкос», «Лукойл», «Сиданко», «Сибнефть», Челябинский меткомбинат, «Норильский никель», Новолипецкий металлургический комбинат, морские пароходства (Северо-Западное, Мурманское, Новороссийское) и другие, за бесценок перешли к новым хозяевам — первым российским олигархам [32].

В результате залоговых аукционов в частных руках иностранных компаний и российских криминальных структур оказались основополагающие для экономики отрасли: машиностроение, нефте- и газодобыча и переработка, производство электроэнергии, водный, речной, авиационный транспорт, объекты связи.

По итогам приватизации была создана социальная база правящего режима во главе с классом олигархов, наиболее известные из них: Березовский,

Гусинский, Абрамович, Алекперов, Дерипаска, Смоленский, Фридман, Малкин, Ходорковский, Потанин, Иордан, Чубайс, братья Черные, Вяхирев, Лужков, Бендукидзе [25, с. 90—108]. Российская приватизация привела к сверхконцентрации капитала. По признанию заместителя генерального прокурора В. Колесникова, «кучка людей» завладела 80—90 % собственности в стране» [3, с. 114]. Исследователи генезиса и содержания российской олигархии часто называют ее «плутократией», «клептократией», «коррупцией» [4; 19; 26].

В марте 1996 года в стенах Государственной Думы была создана комиссия по анализу итогов приватизации в 1992—1996 годах и ответственности должностных лиц за ее негативные результаты. Бывший депутат Госдумы В. Лисичкин, входивший в данную комиссию, назвал документы комиссии «свидетельством преступной сущности ограбления России, превращения народов нашей страны в рабов и целенаправленного разрушения единого народнохозяйственного комплекса страны», он прямо утверждал, что «приватизация «по-Чубайсу» явилась главным источником социально-экономической катастрофы в России, криминализации общества» [27].

В докладе комиссии приватизация экономики России в 1992—1996 годах с теоретической точки зрения была названа «глубоко ошибочной», так как проведена «бессистемно, без научного обоснования, при игнорировании зарубежного опыта». Комиссия считала, что с практической точки зрения приватизация «привела к катастрофическим социально-экономическим последствиям, был нанесен громадный ущерб всем отраслям экономики, науки и культуры, подорван оборонный потенциал страны». С экономической точки зрения приватизация, по определению комиссии, «равнозначна беспрецедентной экономической диверсии», так как потери от разрушения экономики «превышают более чем в двадцать раз суммарные доходы российского бюджета за 1996 год и в два с половиной раза потери в Великой Отечественной войне». По мнению комиссии, с правовой точки зрения «приватизация явилась преступным актом, так как привела к колоссальным

экономическим и социальным потерям, проводилась поспешно с грубым нарушением», в ряде случаев — с «игнорированием законности и при отсутствии нормативной базы, явилась причиной криминализации общества и прогрессивного роста преступности». Методы осуществления приватизации были названы комиссией «авантюрой, позволившей в короткий срок обогатиться небольшой кучке «новых русских», банкирам, коммерсантам и агентам иностранных государств за счет накопленных поколениями богатств и абсолютного обнищания широких масс обманутого трудового народа» [24]. Комиссия подтвердила выводы, сделанные раньше, что ни одна из провозглашенных целей и задач приватизации не достигнута.

В 2004 году Счетная палата РФ провела анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 гг., который также констатировал криминальных характер прошедшей в России приватизации, невыполнение поставленных экономических и социальных целей по итогам приватизации, отсутствие независимого контроля над ходом приватизации и присутствие коррупции в органах власти. В отчете Счетной палаты не было резких оценок, которые дают многие отечественные и зарубежные эксперты. Во вступительном слове председатель Счетной палаты РФ С. Степашин сказал, что аналитическая работа палаты не может содержать каких-либо политических выводов и оценок, а представляет только факты. Вместе с тем С. Степашин считает, что, «как неоднократно заявлял Президент Российской Федерации, пересмотра итогов приватизации нет, и не будет» [1, с. 16]. Такая позиция контрольного органа Федерального Собрания определена его конституционным статусом, Счетная палата контролирует исполнение федерального бюджета и не является независимым органом от исполнительной власти. При нынешнем коррупционном политическом режиме в России невозможно поставить заслон криминальной приватизации госсобственности, так как до сих пор в стране не создан орган независимого от исполнительной власти народного контроля. Правящая элита не заинтересована в этом.

В создании независимого народного контроля над властью заинтересовано российское общество, которое ждет возвращения российскому народу его национального достояния, приватизированного олигархией. Вот еще оценки российской приватизации экспертами. Директор Института экономики РАН Р. Гринберг назвал ваучерную приватизацию в России «самой грандиозной аферой века» [39]. Американский экономист Джеффри Сакс так охарактеризовал действия российских реформаторов: «Колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями... российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей» [39].

Возникла ситуация вопиющей несправедливости: верховные власти России под громкие лозунги «народной приватизации» государственной собственности оставили массы без собственности, которую присвоили приближенные к власти люди. Российская приватизация решала не экономические задачи повышения эффективности работы предприятий, как принято в мире, а политические — радикального изменения отношений собственности и смены политического строя в России, который был закреплен принятием новой Конституции 1993 года, носящей нелегитимный характер [7]. Судьбоносный вопрос изменения формы общественной собственности решался без согласия на то самого ее хозяина — российского народа. Была нарушена Конституция РСФСР, референдум по данному вопросу не проводился. Процесс приватизации носил нелегитимный характер. Это подтверждают все социологические исследования, проведенные в России за последние двадцать лет. Например, по опросу, проведенному Институтом социологии РАН, в 2001 году 85 % опрошенных граждан отрицательно оценили прошедшую приватизацию государственной собственности 1992—1993 годах и только 7 % —

положительно. Спустя десять лет оценки немного изменились, но отрицательная оценка приватизации осталась высокой — 60 %, положительная увеличилась до 27 % опрошенных граждан [15, с. 43]. Исследования Левада-центра в 2000—2007 гг. говорят о высокой доле опрошенных, выступающих за полный или частичный пересмотр итогов приватизации, в пределах — 78—83 %, тогда как доля готовых оставить их без изменений — в пределах 7—15% [28] . Похожие показатели получены и в опросах РОМИР в 2003 г. и ИСПИ РАН в 2006 г. [21].

Через двадцать лет после начала проведения «западных» реформ и приватизации госсобственности в России видны их губительные политические и социально-экономические последствия для российского общества и государства: вымирание населения, деиндустриализация промышленности, разрушение оборонного комплекса, деградация сельского хозяйства, медицины, сферы культуры, науки и образования, торговли, ЖКХ, высока степень коррупции власти. В стране произошла утрата внутренних источников развития. Все двадцать лет Россия не может развиваться, из нее вывозятся природные ресурсы, капиталы и «мозги». Российская олигархия оставила общество без природного национального достояния: 85 % природной ренты присваивают владельцы и менеджеры частных отечественных и иностранных компаний, такого сегодня нет ни в одной стране мира [37]. Российская олигархия не платит своему государству налоги, по данным председателя комитета по экономической политике и предпринимательству Государственной Думы Е. Федорова, на начало 2010 года 95 % компаний российской экономики находились в собственности офшорных структур [22, с. 168—169]. Российские олигархи как неэффективные менеджеры видят только один выход из кризиса — в продаже оставшейся государственной собственности, ныне таковой в России осталось 12 %, это значительно меньше, чем в развитых странах: США (32 %), Англии (40 %), Германии (48 %), Швеции (62 %), Китае (66 %) [23, с. 7].

Несмотря на катастрофические последствия, приватизация в России продолжается. Теперь правящая элита готовится распродать последние стратегические предприятия государства, такие как «Совкомфлот», «Международный аэропорт Шереметьево», «ИНТЕР РАО ЕЭС», «Банк ВТБ», «Русгидро», «НК Роснефть», «Зарубежнефть», «Объединенная зерновая компания», «Россельхозбанк», «Росагролизинг», «Аэрофлот — российские авиалинии» и др., а также существенно снизить долю государства в уставных капиталах «Объединенной судостроительной корпорации», «Объединенной авиастроительной корпорации», «Научно-производственной корпорации «Уралвагонзавод», ОАО «Российские железные дороги», «Акционерной компании «Транснефть» [18]. Это можно назвать только умышленным вредительством, что, безусловно, приведет к еще большему ослаблению суверенитета и безопасности России.

Такой губительный курс диктует отечественной компрадорской олигархии глобальная западная олигархия, пока их интересы по ослаблению и уничтожению России совпадают. Только сам народ России может разорвать путы отечественной и мировой олигархий, и в этом ему может помочь обостряющийся глобальный и отечественный кризис. Нарастающее противоречие между правящим олигархическим классом и все более беднеющим народом России долго продолжаться не может. Общество может взорваться изнутри, это может даже привести к разрушению страны. У российской олигархии пока есть выбор: либо встать на сторону народа, либо укрыться на своих западных виллах, но и там сегодня становится небезопасно. Обострение ситуации может вынудить отечественную олигархию, хотя бы ради своего самосохранения, принять меры по восстановлению справедливости и равновесия в обществе, суверенитета и обороноспособности страны. Такой бы вариант был бы для России щадящим. Для этого необходимо: изменить налоговую политику в пользу большинства общества; принять закон о национализации и возвратить народу его национальное достояние (недра, землю, леса, реки и озера), стратегические, энергетические и оборонные

предприятия; отменить коммерциализацию сферы медицины, образования, науки и культуры, а также ЖКХ; восстановить институты народных референдумов и честных выборов; ввести государственный и независимый народный контроль во всех жизненно-важных сферах, особенно по проверке качества продовольствия и медикаментов. А прежде всего, надо начать с восстановления полного суверенитета Российского государства: разорвать кабальные договоры с МВФ, ВТО и НАТО, восстановить государственный статус Банка России, вернуть в страну российские стабилизационные фонды и золотовалютные резервы из США и стран-офшоров. И, конечно, общество ждет пересмотра итогов несправедливой приватизации для восстановления экономики страны и ее развития, как это было сделано в братской Белоруссии. События на Украине и в Крыму показали, что русский народ способен постоять за себя, за будущее своих детей и внуков.

* Приватизация (от лат. privatus — частный) — передача государственного или муниципального имущества за плату либо безвозмездно в собственность частных лиц и организаций/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.juridicaLslovaronHne.com>...nP/4807-

PRIVATIZATSIYA (дата обращения: 15.03.2014).

** Ваучер (англ. voucher): 1) документ, удостоверяющий оплату товаров и услуг (напр., оплаченный счет-фактура, погашенный счет), выдачу кредита, получение денег (расписка) и т. п. 2) то же, что приватизационный чек. См.: Большой Энциклопедический словарь (БЭС)/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.slovopedia.com>2/194/214135.html (дата обращения: 15.03.2014).

Список литературы:

1. Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993—2003 годы. 2-е издание, дополненное / Отв. ред. Председатель Счетной палаты Российской Федерации, д. ю. н., профессор С.В. Степашин. — М.: Олита, 2005. — 408 с.

2. Благославов Б. Преграда приватизации — мы сами // Вечерний Волгоград. — 1991. — 3 декабря.

3. Букреев В., Рудык Э. Приватизация в России: былое и думы или кто виноват и что делать?//Альтернативы. — 2005. — № 2. — С. 112 — 129.

4. Водолеев Г. В предвкушении инаугурации/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.pomnimvse.com>publ.4.html. (дата обращения: 14.03.2014).

5. Волгоградская правда. 1991. 13 февраля.

6. Волгоградская правда.1993. 5 и 16 января, 29 апреля.

7. Воронин Ю.М. «Загогулины» Основного Закона // Улики. — 2012. — № 10. — 12 декабря. — С. 2—4.

8. Гельман М. Ночной стриптиз Анатолия Чубайса. 2009-0304/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www. apn.ru>Публикации>print21395.html (дата обращения: 14.03.2014).

9. Государственный архив Волгоградской области (ГАВО) Ф. 2115. Оп. 11. Д. 3585. Л. 248.

10. ГАВО. Ф. 2115. Оп. 11. Д. 3585. Л. 268.

11. ГАВО Ф. 2115. Оп. 11. Д. 4145. Л. 361.

12. ГАВО Ф. 2115. Оп. 11. Д. 4145. Л. 365.

13. ГАВО Ф. 4144. Оп. 11. Д. 4145. Л. 170.

14. ГАВО Ф. 4144. Оп. 11. Д. 4145. Л. 170—171.

15. Двадцать лет реформ глазами россиян (опыт многолетних социологических замеров). Аналитический доклад Института социологии РАН. — Москва, 2011/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http: //www.isras.ru/analytical_report_twenty_years_reforms.html (дата обращения: 25.11.2013).

16. Доклад председателя ГКИ Полеванова В.П. (Исх. № ВП-424-ДСП от 18.01.95г.) Председателю Правительства РФ В.С. Черномырдину/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www. nationalization. ru>Privat90/doklad_polevanov.html (дата обращения: 20.02.2014).

17. Закон РСФСР от 03.07.1991 № 1529-I «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.busmesspravo.ru>ЗаконодательствоРоссии>.. ,_DocumID_ 38775. html. (дата обращения: 16. 02.2014).

18. Зюганов Г.А. Перемены ради спасения. // Советская Россия. — 2012. — 12 января.

19. Илюхин В. Власть Коррупция Кризис (2009 г/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.viktor-iluhin.ru>vlyast_korrupciya_krizis (дата обращения: 14. 03.2014).

20. Как предавали Россию. А. Чубайс: Приватизация вообще не была экономическим процессом (видео)/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL:http://www.nnm.me>Футбол>.. .a-chubays-privatizaciya... http://bunich.ru/ pri...php?id= 5&gid=47 (дата обращения: 20.02.2013).

21. Капелюшников Р. Собственность без легитимности? 27 марта 2008/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www. polit.ru>Статьи>2008/03/27/sobstv (дата обращения: 14.03.2014).

22. Катасонов В.Ю. Мировая кабала. Ограбление по. / Валентин Катасонов. — М.: Алгоритм, 2013. — 384 с.

23. Лемешев Михаил. Кто вору лестницу подставляет? // Отечественные записки, 2014. — № 5. — 27 февраля. — С. 5—7.

24. Лисичкин В. Из Доклада Комиссии Госдумы по анализу итогов приватизации (1997 г)/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.dal.by>История>20-09-13-4 (дата обращения: 20.02.2014).

25. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Россия под властью плутократии. — М.: Алгоритм, 2003. — 245 с.

26. Лисичкин В., Шелепин Л. Россия под властью плутократии. История черного десятилетия. Глава 4. Черная приватизация. Начало экспроприации/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www. patriotica.ru>subjects/problems.html (дата обращения: 20.02.2014).

27. Миронов Б. Враг народа. Факты и документы. Генеральная прокуратура возвела государственного преступника А.Б. Чубайса в ранг государственного деятеля/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.russia-talk.com>rf/Mironov-Chubais.html (дата обращения: 14.03.2014).

28. Общественное мнение — 2007. — М.: Левада-центр, 2007.

29. Павлов В. Август изнутри. Горбачевпутч. — М.: Деловой мир, 1993. — 128 с.

30. Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 9 декабря 1994 г. № 378-I ГД «Об итогах первого этапа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации»/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.businesspravo.ru>Законодательство России>..._DocumID_43900.html (дата обращения: 20.02.2014).

31. Приватизация по-российски. / Под ред. Анатолия Чубайса. — М.: Вагриус, 1999, — 366 с. / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: ru.wikipedia.org> Чубайс, Анатолий Борисович (дата обращения: 20.02.2014).

32. Проблемы приватизации собственности в России/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.knowledge.allbest.ru>Экономика и экономическая>Другие документы (дата обращения: 14.03.2014).

33. Смирнов В.М. Афера на выборах / В.М. Смирнов. — М.: Алгоритм, 2008. — 240 с. / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www. gumer.mfo>bibliotek_Buks/History/smimov... (дата обращения: 20.02.2014).

34. Стиглиц Д. Ухабы глобализации? Джозеф Стиглиц «Разрушение России»// The Guardian (Великобритания). 9 апреля 2003.

35. Указ Президента РФ от 14.08.1992 № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации»/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.businesspravo.ru>Законодательство

Россию.. ._DocumID_41040.html (дата обращения: 15.02.2014).

36. Фроянов И.Я. Россия: Погружение в бездну / И. Фроянов. — М.: Эксмо: Алгоритм, 2009. — 448 с.

37. Ханжин Б.М., Хромов В.И. Нас накрыло черное облако // Советская Россия. — 2012. — 26 июля.

38. Черных Е. Как Полеванов боролся против Чубайса/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.mssobaltorg>РуссоБалт>...-vladimir-pavlovich (дата обращения: 20. 02.2014).

39. Шевченко С. (КОНТР) РЕВОЛЮЦИЯ/ [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.forum-msk.org/material/politic/9575011.html; pomnimvse.com>publ.4.html (дата обращения: 14.03.2014).

40. Шутов А.Д. Россия в жерновах истории / Анатолий Шутов. — М.: Вече, 2008. — 512 с.