Научная статья на тему 'Направления государственного регулирования послекризисного развития экономики'

Направления государственного регулирования послекризисного развития экономики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
177
131
Поделиться
Ключевые слова
КРИЗИС / ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / ДЕФИЦИТ БЮДЖЕТА / РОССИЯ / НЕФТЯНЫЕ ЦЕНЫ / RUSSIA. OIL PRICES / CRISIS / FINANCIAL REGULATION / BUDGET DEFICIT

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Буглай Вадим Борисович

Мировой финансовый кризис, связанный с насыщением мирового рынка избыточной массой финансовых активов, был преодолен за счет смягчения денежно-кредитной политики. Практически нерешенными, однако, остались вопросы формирования и регулирования межгосударственного движения финансовых активов. Это сохраняет возможность появления новых «пузырей», а для России это чревато дестабилизацией биржевых цен на экспортируемое энергетическое сырье, трудностями при финансировании долгосрочных и крупных инвестиционных нефтеи газо-проектов.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Буглай Вадим Борисович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

The world financial crisis connected with the excessive amount of world financial assets was regulated by soft monetary supply policy. The problems of transnational capital assets movement control and regulation remained nevertheless unsolved. New financial bubbles may appear. For Russia it may take the form of price destabilisation for the exported market energy resources and difficulties when finding the financial resources for long term big oil and gas projects.

Текст научной работы на тему «Направления государственного регулирования послекризисного развития экономики»

Направления государственного регулирования послекризисного развития экономики

В. Б. Буглай

Особенность послекризисного регулирования мировой экономики заключалась в том, что кризис произошел в новой финансово-экономической системе, которая позволяла получать исключительные прибыли не за счет новых организационных и технических идей, а путем манипуляций с финансовым капиталом.

Разразившийся в 2008 году финансовый кризис был связан, прежде всего, с колоссальным разбуханием массы финансовых инструментов, значительная часть которых оказалась необеспеченной реальными активами, т.е. «зараженной». Предпосылки возникновения кризиса оказались заложенными в функционировании так называемой англо-саксонской модели инвестиционного развития, по сравнению с банковской, связываемой с европейской континентальной моделью. Если во втором случае основой финансирования является банковское кредитование, то в первом варианте приток инвестиций обеспечивается в основном за счет средств фондового рынка. Составным элементом развития такого фондового рынка становится либерализация движения капитала, что, совместно с упрощением трансформации одних активов в другие, приводит к бесконтрольному, хаотичному росту объема финансовых активов.

Первоначально кризис начался в США в системе высокорисковых ипотечных кредитов категории ‘^иЬрпте”. В течение ряда лет объемы выдачи этих кредитов росли, а требования к заемщикам падали. В 2007 году, когда начался обвал на ипотечном рынке, число дефолтов и просрочек по кредитам резко возросло. Одновременно шла коррекция на рынке недвижимости.

Кризис на рынке недвижимости перекинулся на финансовые рынки. Выяснилось, что на балансах многих банков находились в значительном количестве сложные финансовые дол-

говые инструменты, являющиеся производными от ипотеки (деривативы). Эти активы моментально оказались неликвидными, потому что стало невозможным оценить их реальную стоимость. Массовое списание по ипотечным активам привело к дефициту ликвидности. Банки стали неохотно кредитовать друг друга, опасаясь потерять деньги. Масштабные списания по ипотечным кредитам привели к дефициту ликвидности в мировом финансовом секторе; банки крайне неохотно списывали средства по ипотечным кредитам. Центральные банки для спасения и поддержания падающего финансового сектора резко расширили поддержку финансовому сектору, выделяя для этого дополнительные финансовые средства.

Особенно быстрыми темпами развивалось создание и использование такой формы финансовых инструментов, как деривативы. Деривативы - это финансовый инструмент, цены или условия которого базируются на соответствующих параметрах другого финансового инструмента, который рассматривается как базовый. Целью выпуска деривативов является получение прибыли от изменения цены. Особенностью деривативов является тот факт, что их количество не обязательно совпадает с количеством базового инструмента. Первоначально использовались довольно простые деривативы, но затем они были дополнены более сложными Синтетическими облигациями (CDO

- Colaterralised Debt Obligation), кредитными дефолтными свопами (Credit Default Swaps), которые должны были снизить риски, распределяя их среди инвесторов и обеспечивая правильную оценку рискованности ситуации на рынке. Синтетические облигации, обеспеченные долговыми обязательствами, представляли собой клоны, имитирующие оригинал ипотечных обязательств. Они не предоставляли финансовые средства, но позволяли обеспечивать более эффективное распределение капи-

тала. Они раздували объем ценных бумаг, обеспеченных ипотечными обязательствами. Первоначальной целью всех операций была генерация комиссий и платежей за обслуживание. В общем было создано CDO c рейтингом ААА - высшего уровня при этом большего количества, чем собственно ипотечных облигаций1. Процесс шел долгие годы и завершился крахом, ущерб от которого исчислялся триллионами долларов.

Опасность такого рода деривативов заключалась в том, что они аккумулировали скрытый дисбаланс спроса и предложения, проявление которого в определенный момент времени могло нарушить сложившееся равновесие. Обычно это проявляется в тот момент, когда цена базового актива переваливает определенный барьер.

Некоторые из этих деривативов особенно опасны и это относится прежде всего к производным CDS-кредитным дефолт-свопам. Эти бумаги создавались в качестве страховочных на случай дефолта держателя облигаций. Однако бумаги были пущены в свободное обращение и стали использоваться для организации давления на рынок. Это может достигаться при массированной продаже бумаг с последующей их покупкой на более выгодных условиях. Практически их использование привело к маскировке рисков, возникающих по причине низкого качества кредитов, а в дальнейшем непрозрачному их распределению среди широкого круга инвесторов.

По свидетельству Банка международных расчетов, по состоянию на 2008 год объем мирового рынка кредитных деривативов в номинальном выражении составлял 15,9 трлн долларов, из которых на долю кредитных свопов приходилось 98,2%, на кредитные опционы

0,67%, на прочие виды кредитных деривативов 0,08%. Если говорить о номинальном объеме всего рынка кредитных деривативов, то он за год составил 200 трлн долларов.

Одновременно структура портфеля финансовых активов (ПФИ) стала настолько сложной и непрозрачной, что оценить реальную стоимость портфеля имеющихся финансовых активов оказалось практически невозможно. Компании разрабатывали и рассчитывали сложные математические модели для оценки надежности имеющихся кредитных портфелей. Однако эти модели оказались неадекватными

для оценки потенциального положения на растущем финансовом рынке. Результатом стало расширение новых моделей производных финансовых инструментов с одной стороны и окончательное запутывание ситуации с наличием кредитных рисков.

Использование деривативов в значительном объеме искажало картину не только на уровне отдельных фирм, но и на межгосударственном уровне. Так, например, выяснилось, что в 2001 году Греция брала кредиты на миллиарды евро у американского банка Goldman Sachs: при этом многомиллиардные кредиты проходили по документам как свопы - обмен национальными валютами разных стран между банками на определенный срок. Таким образом, Греция втайне от европейских властей получала дополнительную ликвидность, за счет чего искусственно сокращала размер своего государственного долга и бюджетного дефицита. По некоторым данным, незаконные операции, прикрытые деривативами, позволили снизить размер госдолга Греции на сумму в 2,5 млрд евро.2

Оценивая последствия использования деривативов в целом, можно сказать, что наиболее пострадавшим оказался банковский секторе, где в основном и скопились эти «плохие» активы. Под вопросом оказалась залоговая стоимость базовых финансовых инструментов, резко сократилось кредитование, возник кризис ликвидности.

Основной удар пришелся на акции и облигации банковского сектора, где скопилась основная масса скрытых долгов. Падение стоимости активов банков и финансовых организаций привело к снижению их способности к кредитованию. Снижение стоимости акций и объектов недвижимости ограничило спрос среди тех, кто живет на свой капитал. Отсутствие уверенности в будущем привело к падению доверия к экономической системе, отказу от несрочных инвестиций, от потребления того, что не представлялось необходимым (в частности покупка жилья и автомобилей). Упал совокупный спрос. Страны попали в дефляционную ловушку в связи с падением покупательной способности населения.

Первой и самой непосредственной реакцией государств на сложившуюся ситуацию стала фактическая национализация и перевод под систему государственного управления ряда

банковских институтов. Под государственный контроль перешли крупные банки, начавшие испытывать трудности с кредитованием. Правительство Великобритании национализировало Northern Rock, Bradford & Bingler, выкупило контрольный пакет акций Bank of Scotland, Lloyds Banking Group. Правительство Германии приобрело 100% акций банка Hypo Real Estate. В США были фактически национализированы крупнейшие ипотечные компании Fannie Mae, Freddie Mae, страховая компания AIG, были выделены крупные средства для спасения City. Bank of America, J.P.Morgan Chase и ряда других банков. Некоторые государства ограничились рекапитализацией финансового сектора и предоставлением государственной помощи (Австралия). В других случаях (Испания, Швейцария) государство зарезервировало за собой право выкупа неликвидных активов.3

Вторым шагом в сфере корректировки регулирования стало смягчение денежно-кредитной политики, предусматривающей уменьшение кредитной ставки, увеличение дефицита государственного бюджета. Это должно было компенсировать падение объема кредитования, возникшего в связи с недоверием к залоговым активам.

Еще совсем недавно официальная доктрина монетаристов, заложенная в основу официальных программ правительств и международных финансовых организаций, не допускала превышения величины дефицита бюджета 3%, а объем государственного долга 60% ВВП. Как известно, это были основные критерии, позволяющие странам Европы вступить в еврозону. В России важнейшим условием предоставления МВФ кредита в начале девяностых годов было ограничение дефицита госбюджета страны величиной 3-4% в год.

После наступления кризиса в 2008 году одним из первых ответов национальных правительств стало снижение процентных ставок рефинансирования с целью расширить объемы кредитования промышленности и физических лиц; практически все страны одновременно снизили ставки: Федеральная резервная система США - до 1,5%, ЕЦБ - 3,75%, Банк Англии

- 4,5%, ЦБ Канады - 2,5%, ЦБ Швеции - 4,25%, ЦБ Швейцарии - 2,5%, Народный банк Китая

— 0,27%. Политику «нулевых процентных ставок» приняла на вооружение Япония. Резервный банк Индии снизил учетную ставку на 0,5%

— до 7,5%. По мнению правительств, это должно было привести к повышению ликвидности банковской системы в стране и способствовать борьбе с мировым финансовым кризисом.

Одновременно выросла допускаемая правительствами стран величина дефицита государственного бюджета, с результирующим ростом объема государственного долга. В США постоянно растущая величина государственного долга приближается к 90% величины ВВП. По подсчетам ОЭСР4 средняя величина гос-долга в европейских странах, постепенно увеличиваясь, выросла с 69% от ВВП в 2000 году, до прогнозируемых 86% в 2010 году. Лидерами по госдолгу стали Греция (103,4%), Италия (118%), Бельгия (102%), Франция (78%), Германия 75,4%. Особенно высок уровень госдол-га в Японии, где он зашкаливает за 200%.

В рамках денежно-кредитной политики центральных банков наблюдается эмиссия денег для покупки разнообразных ценных бумаг. Ко -нечная цель этой политики состоит в том, чтобы наводнить финансовые рынки деньгами или ликвидностью. Центральные банки увеличивают количество денег в обращении, результатом чего становится уменьшение стоимости денег и усиление инфляции. Наводняя рынок ликвидностью, центробанки ставят задачу увеличить объем кредитования и ликвидировать нехватку денег. На конец 2009 года по сравнению с 2008 годом количество обращающихся денег в США выросло (в %) на 5,4, в Европе (еврозоне) на 0,3, Великобритании на 10,8, Японии на 3,3%5.

Возникли новые опасности и прежде всего на уровне выполнения государством своих обязательств по внутренним и внешним долгам. Ситуация усугубляется еще больше, поскольку к государственному долгу следует добавить долги частного сектора, и прежде всего банковского. Сейчас предпринимаются шаги с целью поддержать страны, оказавшиеся в наиболее трудном положении. Это касается, прежде всего, Греции. В настоящее время ЕЦБ скупает задолженность (суверенные долги) Греции, выделив для этой цели 750 млрд евро.

Однако вряд ли такая помощь окажется адекватной решению всей проблемы задолженности. Следует иметь в виду, что в настоящее время в еврозоне существует долгов на 22 трлн евро, предоставленных в основном частным хозяйствам (всего ВВП еврозоны составляет около 9 трлн евро).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кризисные явления, распространившись по миру, начали приобретать весьма опасный характер, провоцируя последующие негативные события.

Исследования, проведенные К. Рогоффом и К. Рейнхартом, в работе, посвященной финансовым кризисам, позволили выявить тезис

о том, что исторически за волной международного кризиса обычно следует в течение нескольких лет волна международных дефолтов.6 Особое место в решении проблем возникшего международного финансового кризиса должен был бы играть МВФ как практически единственный международный орган, ориентированный на решение глобальных финансовых проблем мировой экономики. Проблема, однако, заключается в том, что его основные принципы функционирования были разработаны для урегулирования совершенного других случаев возникновения кризисных ситуаций - падение финансовых поступлений при товарном дефиците, уменьшении цен, структурных диспропорций экономики оказались малоприспособленными к новым условиям. Неадекватность этих положений стала очевидной уже в конце девяностых годов, когда МВФ просмотрел возникновение финансового кризиса азиатских стран, а в 2008 году оказался неспособным спрогнозировать новый мировой финансовый кризис.

Показательно, что неэффективность предложенных рекомендаций связывалась органами МВФ не столько с принципиальной ошибочностью подхода, сколько с недостаточно жестким выполнением условий. Если в начале кризиса восьмидесятых годов набор требований при предоставлении обусловленного кредита составлял 10-12 позиций, то в ходе кризиса конца девяностых годов количество предлагаемых к выполнению позиций увеличилось до 50-80, включая такие своеобразные требования, как демонополизация рынка чеснока и изменение налогов на фураж.7

Вероятность того, что МВФ выступит в роли разработчика новых правил регулирования мировых финансовых рынков, крайне низка. В лучшем случае его роль ограничится функцией «кредитора последней инстанции», повышением величины уставного фонда, объема выдаваемых кредитов, изменением доли стран-участниц в уставном капитале при сохранении в неизменности контрольного пакета в руках США.

Единственным общим результатом ведущихся в настоящее время дискуссий по изменению параметров деятельности МВФ стало решение увеличить уставной фонд МВФ (включая изменение доли или квоты стран-участниц) повышение доли новых развивающихся стран (Индии и Китая) и связанное с этим увеличение объемов выделяемых антикризисных ресурсов.

Усиливается критика международных рейтинговых агентств, пропустивших наступление кризиса и дававших завышенные оценки надежности американским банкам. Начались дискуссии по поводу того, не может ли модель, при которой услуги оплачиваются теми, кто их заказывает носить предвзятый и необъективный характер.

Еще одной попыткой решения вопроса могло бы стать решение на уровне совещания крупнейших международных форумов «группы восьми» и «группы двадцати». Однако здесь возникают проблемы различия в потенциалах и особенностях экономического регулирования и различного поведения отдельных стран в мировом хозяйстве. Практика показывает, что каждое государство стремится сохранить «свободу рук», концентрируя свое внимание на решении индивидуальных проблем. Такие крупные государства, как Китай, Индия, арабские страны демонстрируют нежелание выходить за пределы круга задач, связанных с оптимизацией развития собственных экономик. Попытки разработать и утвердить глобальные программы не приводят к какому-нибудь серьезному практическому результату.

В общем принимаемые на национальном и международном уровне решения представляют прежде всего попытки решить текущие проблемы, не касаясь изменения глобальных внутренних причин возникшей кризисной ситуации, связанной, прежде всего, с наличием бесконтрольной массы финансовых активов, оторвавшихся от реальной стоимости страхуемых ими товаров. Попытки ввести какие-либо законодательные ограничения на движение, функционирование и использование деривативов носят фрагментарный и хаотичный характер, и предпринимаются независимо и сугубо индивидуально правительствами отдельных стран.

Президент США Б. Обама выступил с предложением ограничить системные риски от банковской деятельности. Предлагается нало-

жить ограничения на размеры пассивов крупнейших банков, а также ограничить банковскую практику торговли ценными бумагами за счет собственных средств, в том числе за счет вкладов граждан, застрахованных государством. Предлагается лимитировать размер финансовых корпораций, а также ограничить деловые связи банков с такими «теневыми» инвестиционными институтами, как хедж фонды и фонды private equity.

Состоявшаяся в апреле 2009 года встреча лидеров стран «большой двадцатки» предложила Базельскому комитету по банковскому надзору скорректировать правила деятельности банков. Сформулированные новые требования по регулированию касаются ликвидности капитала и объема ликвидности. По новым правилам банки должны будут увеличить размеры своих фондов на 100%. После обсуждения, в случае их утверждения, планируется утвердить эти новые положения до конца 2012 года. Эти предложения, однако, встретили жесткую критику со стороны крупнейших банков, заявивших, что выполнение этих требований может привести к непредсказуемым последствиям.8

Реагируя на разразившийся кризис, ФРС предприняла ряд шагов, непосредственно направленных на исправление сложившейся ситуации. Сюда входили следующие действия.

1.Снижение краткосрочной процентной ставки. Целевая ставка, установленная Комиссией по открытым рынкам (Federal Open Market Committeе), была опущена до уровня 0,00-0,25%.

2. Расширился перечень инструментов, необходимых для предоставления краткосрочной ликвидности финансовым институтам. Ставка рефинансирования была снижена до 0,5%, а срок предоставления займов был продлен до трех месяцев

3. Были разработаны совместно с министерством финансов программы целевого финансирования, предполагающие предоставление ликвидности напрямую заемщикам и инвесторам на кредитных рынках. Сюда были включены программы студенческих займов, автокредитов, займов, гарантированных Управлением малого бизнеса.

4. Наконец, немаловажное значение приобрели программы покупки ФРС на открытом рынке долгосрочных ценных бумаг компаний

Fannie Mae и Freddie Mac на общую сумму около 200 млрд долл. В 2009 году ФРС на ипотечном рынке купил бумаг на сумму 1,25 трлн долл.

В США подготовлен новый законопроект о регулировании рынка деривативов. В соответствии с этим законопроектом крупные инвестбанки, торгующие деривативами, будут обязаны создавать необходимые резервы капитала, а контроль за их деятельностью будут делить Комиссия по ценным бумагам и Комиссия по срочной биржевой торговле. Важной частью новой программы станет запрет на необеспеченные дефолтные свопы. Обсуждение этого законопроекта, однако увязло в разногласиях по поводу того, каковы должны быть обязательные резервы капитала у банков, осуществляющих выпуск этих финансовых инструментов.9 В качестве средства выхода из кризиса были предложены две программы: план Полсона (Emergency Economic stabilisation Act of 2008) и план Обамы (American Recovery and Reinvestment Act of 2009).

Основным элементом плана Полсона стала Программа уменьшения неблагополучных активов (Troubled Assetts Relief Program). Она включала в себя следующие компоненты:

(1) приобретение «проблемных активов» Казначейством США;

(2) банки, у которых приобретены данные активы, эмитируют ценные бумаги;

(3) стабилизируется ситуация на финансовых рынках;

(4) возвращаются потраченные денежные средства. Результатом становится рост цен на акции банков.

Финансовые институты, получающие помощь по этой программе, определяются на основе оценки величины их ликвидности, объема активов финансового института, чувствительности к банковскому риску. Важным элементом принятия этого закона стало введение ограничений на оплату труда (точнее размеров бонусов) руководителей финансовых институтов и менеджеров банков.

План Обамы отличался от плана Полсона тем, что он предусматривал инвестиции в экономику страны. Сюда входили: инвестиции в производство возобновляемых энергоресурсов, уменьшение энергозатратности;

-инвестиции в науку и передовые технологии;

- модернизация транспортной системы;

-налоговые субсидии школам колледжам, финансирование образовательных программ;

-инвестиции в здравоохранение.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако эти программы встретили активное сопротивление в Конгрессе и их выполнение затормозилось.

Европейские лидеры, со своей стороны, выступили с заявлениями о необходимости ужесточить правила использования прежде всего деривативов. В начале марта 2010 года президент Франции Н. Саркози, канцлер Германии А. Меркель, премьер-министр Греции Г. Папандреу и глава еврогруппы Ж.-К. Юнкер выступили с предложениями ужесточить меры регулирования торговых платежей и операций с высокорисковыми производными ценными бумагами.10 Как указывают авторы заявления, цены на финансовые продукты перестали отражать реальное состояние регулируемого сектора. Предлагается добиться большей прозрачности финансовых рынков, обеспечить регуляторам неограниченный доступ к инвестиционному портфелю организаций, занимающихся операциями с деривативами и к информации о динамике рынка ценных бумаг.

Европейский центральный банк11 предлагает при проведении сделок с внебиржевыми деривативами использовать контрагентов, отвечающих за центральный клиринг. Предлагается при сделках с этими деривативами отчитываться перед торговыми депозитариями. Дискуссии и споры по введению системы регулирования продолжаются.

В принципе все согласны с необходимостью введения ограничений на действия банков, однако среди экспертов нет единого мнения относительно «границ», т.е. отнесения конкретных учреждений, юрисдикций или типов активов к какой-либо конкретной категории в рамках существующей системы. Не менее сложной является проблема определения разницы в подходах к регулированию в различных юрисдикциях (англосаксонской и континентальной). Однако ведущиеся дискуссии не влияют на общую тенденцию массового и практически бесконтрольного роста финансовых активов. Соответственно опасность, связанная с возникновением нового «цунами» на рынках финансовых активов, сохраняется.

По данным исследователей, рост финансовых активов значительно превышает рост мирового ВВП. В соответствии с данными, обнародованными Банком международных расчетов (Bank for International Settlement), общий объем деривативов всех категорий составил на начало 2008 года 596 трлн долларов12. Это превышает мировой ВВП в семь- восемь раз. Две трети из этой суммы, или около 393 триллионов, касаются деривативов, связанных с игрой на процентных ставках. Что касается Кредитных дефолтных свопов, то они, показав тридцатипроцентный рост за год, достигли к началу 2009 года 58 трлн долл. Для сравнения можно сказать, что в 1980 году объем финансовых активов был равен величине мирового ВВП.

Кризис затронул именно те регионы, на которые приходится основная масса деривативов. Из общего количества около 60% приходится на США, на еврозону порядка 20-процентов и около 14 процентов на британский рынок. На развивающиеся рынки приходилась оставшаяся часть деривативов, и по характеру они были достаточно раздроблены, хотя и характеризовались быстрым развитием. Если в первых годах третьего тысячелетия на них приходилось 7% общей величины объема, то сейчас эта доля достигла 14%. Однако этот рынок характеризуется крайней раздробленностью и незавершенностью. Китай в основном держит свои средства на банковских депозитах, для Японии характерна форма государственной задолженности.

В настоящее время можно говорить о некоторой стабилизации, однако, одновременно мы постоянно наблюдаем возникновение отдельных кризисных ситуаций в различных областях мирового хозяйства. В последний период появились новые проблемы в США. Они, однако, связаны не с жилищным рынком, но с кризисом в строительстве офисных торговых центров и многоквартирных жилых комплексов. В настоящее время объем рынка коммерческой недвижимости оценивается в США в 6,7 трлн долларов, на низкокачественные ипотечные кредиты приходится 1,4 трлн долларов.13 Под угрозой оказываются тысячи небольших банков США. Вероятность невыполнения условий выплаты кредитов, по мнению аналитиков, составляет 65% всех случаев.

Далеко не всегда адекватно отражается ситуация в банках. Как выяснила специальная проверка в конце 2009 года в течение периода с начала двухтысячного года сразу более 18 банков, включая такие гиганты, как СоЫшап Sachs, Morgan Stanley, J.P.Morgan Chase пользовались легальными схемами, которые позволяли вводить в заблуждение относительно реального положения банка. Цель махинаций состояла в том, чтобы уменьшить кредитные риски и повысить уровень капитализации банка.

Не решена окончательно проблема «токсичных» ипотечных кредитов. Так, например, около половины имеющейся в США задолженности, равной 1,4 триллиона долларов, не покрывается стоимостью заложенного актива. Наиболее опасными представляются займы, выданные на пике «пузыря» коммерческой недвижимости. Продолжаются сомнительные сделки с деривативами. Еще в 2009 году Комиссия по ценным бумагам США (SEC) подала в суд на американский банк Goldaman Sachs, обвинив его в мошенничестве с использованием производных ипотечных бумаг. Банк структурировал и выводил на рынок так называемые синтетические облигации, доходность и риски которых зависели от базовых ипотечных бумаг класса subprime. Банк при этом не раскрывал данные о первичных бумагах.

Официальные государственные деятели говорят об окончании кризиса и начале выздоровления мировой экономики. Однако на уровне мировых экспертов прогнозы о возможности развития и наступления второй волны кризиса крайне противоречивы. По данным финансового ресурса INo.com, глава Международного валютного фонда Д. Стросс-Кан, выступая в марте 2010 года перед студентами университета в Йоханнесбурге, подчеркнул, что в будущем мировой финансовый спад неизбежен, но он не берется прогнозировать «природу и время» его наступления. По мнению выступавшего, лидеры стран, успокоенные некоторым улучшением макроэкономических показателей в начале 2010 года, могут ослабить меры по проведению экономических реформ, в частности, уменьшить регулирование и надзор за финансовыми рынками.14

Что касается России, то для нее результаты борьбы за введение регулирующих начал в деятельность и функционирование финансовых рынков самым непосредственным образом

влияют на финансовые поступления и возможные инвестиционные затраты. Проблема заключается в том, что более восьмидесяти процентов всей валютной выручки страны формируется за счет продажи энергоносителей - нефти и газа, поставляемых в основном в Западную Европу.

Если говорить о нефти, то цена на этом рынке формируется в основном за счет спекулянтов, а торговля идет на основе производных финансовых инструментов - фьючерсов, функционирующих по законам спекулятивного рынка. Рынок нефти движется исключительно под влиянием спекулянтов, и ключевыми факторами для него являются динамика рынков акций и курса американской валюты. Результатом становятся колоссальные колебания цен, не связанные ни со стоимостью добычи, ни с объемами потребления. Так, например, в течение последних двух лет мы наблюдали четырехкратное изменение цены, когда она упала с исторического максимумам 147 долл. за баррель в 2008 году до 35 долл. к концу февраля 2009 года. В период 2003-2008 года объем спекуляций на сырьевых рынках вырос с 13 млрд до 317 млрд долл., а баррель нефти в 2008 году менял своего владельца в среднем 28 раз, прежде чем быть окончательно проданным15. Средний недельный объем торгов по контрактам на нефть сорта ШТ1 в 2008 году был в 9,25 раз больше показателя 2003 года в денежном выражении.16 Иначе говоря, рекордные цены 2008 года были достигнуты за счет спекулянтов.

Вопросам возможных коренных изменениях формирования мировых цен на «черное золото» была посвящена международная конференция, прошедшая в феврале 2010 года в То -кио. Многие ждали от конференции решительных действий, изменений в разработке программы перехода на долгосрочные контракты, отражающие реальные издержки. Однако этого не произошло. Весьма симптоматично, что в аналогичном направлении к потенциальному переходу на биржевую торговлю движется и рынок газа. В настоящее время цена на газ во многом зависит от экономики отдельных газовых проектов, учитывающих издержки и рентабельность.

Однако сейчас прослеживается тенденция к появлению множества альтернативных поставщиков и путей доставки, также как и новых способов добычи и доставки газа (сжиженный природный газ - СПГ, сланцевый газ

за счет сжигания сланцев в подземных хранилищах). Это с неизбежностью означает бурное развития зарождающейся биржевой торговли «бумажным газом» (биржевыми газовыми контрактами), роста спекулятивных действий и переход от реальных цен в сторону спекулятивных, расширение использования различного рода деривативов.

Общим результатом становятся крайняя волатильность поставок, сумм вырученных средств и рост неопределенности в прогнозах по объемам получаемых от продажи энергоносителей средств. Это затрудняет расчет объема финансовых кредитов на строительство нефте- и газопроводов, которые стоят десятки миллиардов долларов и являются в настоящее время основой программ развития экономики России.

В общем можно сделать вывод, что вплоть до последнего времени основные успехи были достигнуты в рамках ликвидации непосредственно негативных последствий кризиса, но не разработки программ предотвращения их в будущем. Более того, эмиссионная накачка денежными средствами, закачиваемыми в мировое хозяйство, ведет к дополнительным рискам финансовых потрясений в перспективе.

Для нашего государства, где основным источником поступлений валюты являются сырьевые товары, требующие долгосрочных и многомиллиардных инвестиций, жизненно важным является наличие действенной, эффективно функционирующей общемировой системы контроля за функционированием мирового финансового рынка. Глобальное регулирование, при этом, должно дополняться программами на региональном и страновом уровнях.

Примечания:

1 Ведомости 26.04.2010 (25920) 2http://www.dni.ru/economy/2010/2/26/186308.html 3 Деньги и кредит. 2.2010 с.27 4www.reuter.com/article. OECD countries

5 Банковское дело №»2,2010, с.6

6 Kenneth Reaugof, Karmen Reinhart.This Time is different: Eight Centuries of Financial Folly N/Y/2008.

7 Kapur D. The IMF. A Cure or a Curse? // Foreign Policy. Summer 1998. P.123

8 http: //vremya. ru/2010/65/8/251858. html

9 РБК daily 19.10.2009

10 http://www.rosinvest.com/news/687514.

11 РБК daily 19.04.2010

12 http:// seekingalpha.com/article/99674-coming-soon-the-600trillion-derivatives-tmer

13 http://kievskarus.ucoz.ru/newa/v2010-02

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 http://www.bfm.ru/news/201 ‘0/03/09

15 Matt Taibbi: The Great American Bubble Machine. Jul 13,2009. http:www.rollingstone.com/

16 Буньков В. Эпоха пузырей.//Ой & Gas Journal, 2009, №»7-8. - С.10-14.

Библиография:

Агеев А.В. Мировой финансовый кризис в условиях глобализации: тенденции, проблемы и пути их решения. Материалы научно-практической конференции 24 ноября 2009 / Всероссийский заочный финасово-экономический ин-т; Фил. в г. Орле (ред-кол. Агеев А.В. и др.) Орел: Фил ВЗФЭИ в. г. Орле.

Гайдар Е. Т. Финансовый кризис в России и в мире М.: Проспект, 2009.- 256 с.

Киндлбергер Ч.П. Мировые финансовые кризисы: мании, паники и крахи/Ч.Киндлбергер, РАлибе-р\пер. с англ.\ Санкт-Петербург Питер 2010. - 247 с.

Сорос Дж. Мировой экономический кризис и его назначение. Новая парадигма финансовых рынков Москва: Манн. Иванов и Фербер, 2010. - 187 с.

Frank Nathaniel. International monetary fund (Washington 09\104 Financial spillovers to emerging markets during the global financial crisis/Monetary a.capital markets dep.; prep. By Nathaniel Frank a. Heiko Hesse /Washington IMF, 2009. - 401 p.

Mecagni Mauro (IMF) 08/103 The Persistence of capital account crises /Strategy,Policy a.review dep.; prep. By Mauro Mecagni, Ruben Atoyan, David Hofman. Washington IMF 2009. - 115 p.

$