Научная статья на тему 'Наполеоновский двор эпохи империи в характеристике Стендаля'

Наполеоновский двор эпохи империи в характеристике Стендаля Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1178
106
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАПОЛЕОН БОНАПАРТ / НАПОЛЕОНОВСКИЙ ДВОР / ЭТИКЕТ / ИМПЕРСКАЯ ЗНАТЬ / ИМПЕРАТОРСКИЙ ПРИЕМ / NAPOLEON"S COURT / BONAPARTE / ETIQUETTE / IMPERIAL NOBILITY / IMPERIAL RECEPTION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Ольшанская Наталия Михайловна

Выявлены и рассмотрены взгляды Стендаля современника Наполеона Бонапарта на придворное общество эпохи Империи. В работе делается вывод, что его описание императорского двора может считаться важным дополнением к основным источникам по освещению данной проблемы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Stendals Bonaparte Napoleons contemporary views on the imperial epoch court society are considered and examined. The author concludes that Stendals description of the imperial court can be treated as an important supplement to the basic information sources on this problem.

Текст научной работы на тему «Наполеоновский двор эпохи империи в характеристике Стендаля»

© Н.М. Ольшанская, 2009

УДК 94/99

ББК 63.3(4Фра)+63.3(0)52

НАПОЛЕОНОВСКИЙ ДВОР ЭПОХИ ИМПЕРИИ В ХАРАКТЕРИСТИКЕ СТЕНДАЛЯ

Н.М. Ольшанская

Выявлены и рассмотрены взгляды Стендаля - современника Наполеона Бонапарта - на придворное общество эпохи Империи. В работе делается вывод, что его описание императорского двора может считаться важным дополнением к основным источникам по освещению данной проблемы.

Ключевые слова: Наполеон Бонапарт, наполеоновский двор, этикет, имперская знать, императорский прием.

Наполеоновская эпоха давно привлекает к себе внимание исследователей, некоторые аспекты, такие как личность Наполеона, особенности его режима, основные военные конфликты в историографии, получили всестороннее освещение 1. Проблеме формирования наполеоновского двора также было уделено внимание исследователей, но, привлекая самый разнообразный материал, историки обошли стороной работу «Жизнь Наполеона» Стендаля, сподвижника и близкого к императорскому двору человека, информация которой, безусловно, может добавить дополнительный штрих к характеристике придворного общества французского императора.

Стендаль с 1806 г. по протекции своего родственника Пьера Дарю, крупного сановника, занимает одну из должностей в администрации Наполеона. С 1810 г. он - аудитор Государственного Совета, принимает участие в разработке и принятии важнейших законов государства. Постепенно у него складывается собственная точка зрения, оценка происходящих событий.

Императорский двор вышел из консульского, создание которого продолжалось несколько лет, и свой окончательный вид он принимает вскоре после провозглашения империи. Уже во время празднеств, посвященных ко-

ронации в декабре 1804 г., этот процесс был практически завершен [9, с. 2].

Стендаль отметил, что «Бонапарт убедился в двух вещах: в том, что если он хочет быть монархом, ему нужно создать двор, чтобы пленить податливый французский народ, на который слово “двор” оказывает неотразимое действие, и в том, что он во власти военных» [6, с. 117]. Сам, будучи придворным, он был уверен в том, что сопровождение императора, состоящее из обер-гофмаршала, камергеров, конюших, министров, придворных дам, должно определенным образом влиять на армию, которая «питала врожденное уважение к тому, что именуется двором» [там же]. При этом Наполеон, будучи сам честолюбивой личностью, поощрял честолюбие своих подданных. Стендаль верно заметил: «При монархе, который был когда-то лейтенантом артиллерии, и при маршалах, начавших с профессии деревенских музыкантов или учителей фехтования, каждый аудитор стремился стать министром, каждый сублейтенант мечтал о шпаге коннетабля» [там же]. В этом и кроется кардинальное отличие наполеоновского от старого аристократического двора: Бурбонов окружали представители старых дворянских фамилий, получившие прекрасное и утонченное воспитание, но чаще всего ведущие праздный образ жизни. Наполеон формировал свое окружение из представителей самых разных сословий, проявивших себя на военном поприще либо на админист-

ративной работе, но, несомненно, лояльных по отношению к нему.

По мнению мадам де Сталь, «Бонапарт прекрасно знал, что парижане потешаются над новоявленной знатью» [4, с. 150]. Желая укрепить свое положении, он стал стремиться заручиться поддержкой старого дворянства. «Для принуждения родовитых французов и француженок к службе при его дворе у Бонапарта имелось страшное оружие - он грозил изгнанием» [там же, с. 151], - вспоминала знаменитая писательница, сама испытавшая тяготы пребывания за границей, так как отказалась признать режим Наполеона Бонапарта. Одна мысль об удалении из столицы приводила в трепет парижан, любивших праздность и развлечения.

В результате такой политики в дальнейшем в этот двор стали вливаться потомки вернувшихся во Францию знатных фамилий. Этот процесс усилился ко времени второй женитьбы Бонапарта на внучке Марии-Терезии. Об этом нелестно отзывалась в «Рассуждениях о Французской революции» мадам де Сталь: «Бонапарт льстил новой знати, смешивая ее со старинной, а сам при этом соединял тщеславие выскочки с исполинской мощью завоевателя; он предпочитал выслушивать льстивые похвалы от царедворцев былых времен, потому что они знали это ремесло куда лучше даже самых раболепных из новых людей. Всякий раз, когда дворянин, бывавший некогда при королевском дворе, делился воспоминаниями о тогдашнем этикете, предлагал ввести в обиход лишний реверанс, более церемонный способ стучать в дверь чьей-либо прихожей, вручать депешу, дворянина этого приветствовали так, как если бы он способствовал благополучию рода человеческого» [там же, с. 365].

Известно, что мадам де Сталь с момента своего изгнания стала очень резка в своих суждениях о личности Наполеона, о методах его правления, поэтому к ее сведениям необходимо подходить критически.

Отметим, что создание имперской знати происходило постепенно. 18 мая 1804 г., одновременно с провозглашением Наполеона императором его братьям был присвоен титул принца. К ним обращались теперь не иначе, как «ваше императорское высочество».

30 марта 1806 г. в Италии были созданы двадцать два герцогства, которыми Наполеон думал награждать своих верных подданных. Чуть позднее были учреждены придворные должности - «великий канцлер», «великий казначей», «обер-камергер». 1 марта 1808 г. император издал закон об учреждении имперских титулов, система которых была строго иерархична. Титулы находились в строгой зависимости от должностей, которые их обладатели занимали в государственном аппарате Империи. Министры и сенаторы, архиепископы получали титул графа, генеральные прокуроры, епископы и мэры - титул барона, члены Почетного легиона - титул шевалье. Общее число подданных, награжденных этими титулами, равнялось 3 300 [4, с. 364].

Стендаль писал об этом сестре Полине в Париж 4 июня 1810 года: «Я близко общаюсь с людьми, которые родились плебеями с четырьмя тысячами франков годового дохода, а теперь стали знатными, имеют кресты, сорок тысяч франков в год и здоровье Геркулеса» [7, с. 99].

Несмотря на свою иронию, сам Стендаль титулов не избегал, напротив, просил отца купить ему баронство. В одном из писем просил сестру, чтобы она поговорила еще раз с отцом об этом, «если представится случай. Нужно, чтобы дело было сделано в скором времени» [там же].

Император следит за всем: в 1806 г. он разрабатывает серию указов об Этикете при императорском дворе. Эти указы останутся в силе до конца Первой империи и войдут вновь в употребление при Наполеоне III.

Для придворных являлось большой честью быть приглашенными на малые приемы. Это давало право быть принятым в салоне императора в любое время. Эти же люди вхожи и к Жозефине. Стендаль отмечал, что для дам, которые имели доступ ко двору, высшая милость - быть приглашенной на прием к императрице. Описание одного малого приема, на котором присутствовали император с императрицей, семь дам и еще несколько высоких сановников, Стендаль излагает со всеми подробностями. Император работал с бумагами, дамы молчали. Два или три раза он обращался к императрице с вопросом: «Что же дамы все время молчат?» [6, с. 123]. Стен-

даль отмечает также страх присутствующих перед Наполеоном и гнетущую тишину. В такой атмосфере проходили 2 часа - с 8 до 10 часов вечера. Стендаль резюмирует: «В прежние времена люди, вернувшись в Париж, всюду рассказывали бы о приеме в Сен-Клу. Теперь этого уже недостаточно; создать двор - дело нелегкое» [6, с. 123].

Особенностью императорского двора, по Стендалю, являлась скука, царившая повсюду. Он считал, что «император, словно нарочно, образовал двор из самых скучных людей, которых только можно найти» [там же, с. 124]. Это князь Невшательский, Луи-Филипп де Се-гюр, сенатор и церемониймейстер, де Богарне, Дюрок и другие. «Я склонен думать, что император, совершенно не умевший занимать общество, недолюбливал людей, обладавших этим талантом, который так необходим при дворе, если хотят, чтобы двор соперничал с буржуазией. Все придворные в Сен-Клу были весьма приличными людьми. При этом дворе, снедаемом честолюбием, совсем не было мелкой подлости; но зато там царила удручающая скука» [там же], - таково мнение Стендаля о наполеоновском дворе, изложенное в «Жизни Наполеона». Об этом же Стендаль отметил еще раньше в письме сестре Полине 4 июня 1810 г., говоря о раутах приближенных Наполеона: «Какие у них скучные вечера! В конце концов для них является счастьем сыграть в вист, не имея охоты к картам, - и это в 35 лет» [7, с. 99].

Таковы оценки императорского двора Стендалем, данные им вскоре после падения наполеоновской империи. В 20-е гг. XIX в. он проявляет себя как талантливый публицист, и в одной из статей, напечатанной в английской газете «London Magazine» в ноябре 1824 года, которая называлась «Господин Бенжамен Констан “О религии”», обращает внимание читателя на новую черту придворного общества, какой ранее, при французских королях Франциске I, Людовике XV и др., быть не могло. Он отметил, что император, «желая окружить уважением свой новорожденный двор, объявил с присущей ему железной волей, что двор должен быть нравственным, - и двор стал таким» [5, с. 183]. С тех пор замужняя женщина никогда и нигде не могла появиться без мужа. В свою

очередь, обязательное присутствие супруга на светских раутах, несмотря на то, что являлось в глазах Наполеона высоконравственным, по мнению Стендаля, отражалось на искусстве вести разговор - он опять возвращался к теме скуки при императорском дворе. Любая женщина в присутствии мужа теряла свою независимость, муж подавлял непринужденность ума, порождающую шутки, тонкие намеки. Он спрашивал: «Удастся ли вам необходимым для этого тоном импровизации вставлять в свой рассказ остроты, собранные вами за день, если за вами наблюдает тот, кто, может быть, сам занимается тем же делом? Это невозможно». Стендаль делает вывод: «Когда муж появляется на пороге, искусство разговора неизбежно должно бежать в окно» [5, с. 184].

Таким образом, Стендаль затронул в своих работах такой чрезвычайно серьезный и проблематичный вопрос, как процесс формирования, развития и деятельности наполеоновского придворного общества. Детальное описание им одного из приемов останется одним из источников по освещению данной проблемы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. новейшую литературу о наполеоновской эпохе: [1; 2; 3; 8].

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Боботов, С. В. Наполеон Бонапарт - реформатор и законодатель / С. В. Боботов. - М.: Контракт, 1998. - 335 с.

2. Ленц, Т. Наполеон / Т. Ленц. - М. : АСТ : Астрель, 2008. - 160 с.

3. Оливер, М. Армия Наполеона: 1799-1815 / М. Оливер, Р. Партридж. - М. : АСТ : Астрель, 2005. - 258 с.

4. Сталь, де Ж. 10 лет в изгнании / Д. де Сталь. -М. : ОГИ, 2003. - 529 с.

5. Стендаль. Господин Бенжамен Констан «О религии» / Стендаль // Собр. соч. В 15 т. Т. 7. -М. : Правда, 1959. - 389 с.

6. Стендаль. Жизнь Наполеона. Воспоминания о Наполеоне / Стендаль // Собр. соч. В 15 т. Т. 11. - М. : Правда, 1959. - 431 с.

7. Стендаль. Письма / Стендаль // Собр. соч. В 15 т. Т. 15. - М. : Правда, 1959. - 367 с.

48

Н.М. Ольшанская. Наполеоновский двор эпохи Империи в характеристике Стендаля

8. Туган-Барановский, Д. М. Наполеон и республиканцы (Из истории республиканской оппозиции во Франции в 1799-1812 годах) / Д. М. Туган- Барановский. - Волгоград : Изд-во ВолГУ 2005. - 258 с.

9. Щеголев, С. И. Двор императора Наполеона / С. И. Щеголев // Великая Французская револю ция, империя Наполеона и Европа : сборник. - СПб. Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. - 341 с.

STENDAL’S DESCRIPTION OF NAPOLEON’S IMPERIAL EPOCH COURT

N.M. Olshanskaya

The Stendal’s - Bonaparte Napoleon’s contemporary - views on the imperial epoch court society are considered and examined. The author concludes that Stendal’s description of the imperial court can be treated as an important supplement to the basic information sources on this problem.

Key words: Bonaparte, Napoleon S court, etiquette, imperial nobility, imperial reception.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.