Научная статья на тему 'Начало литературной деятельности Н. С. Лескова. Цикл статей о винных откупах'

Начало литературной деятельности Н. С. Лескова. Цикл статей о винных откупах Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
481
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НИКОЛАЙ ЛЕСКОВ / ПУБЛИЦИСТИКА / ЗЛОБОДНЕВНОСТЬ / ГРАЖДАНСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ / ИРОНИЯ / НАРОДНОСТЬ / СТИЛЬ / NIKOLAY LESKOV / JOURNALISM / TOPICAL CHARACTER / CIVIL RESPONSIBILITY / IRONY / NATIONALITY / STYLE

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Калесник Е.Ю.

В статье анализируются публикации Н.С. Лескова, посвящённые реформе винных откупов, утверждается социальная направленность ранней публицистики писателя. Статья позволяет лучше понять проблемы, волновавшие Н. Лескова в начале его публицистического творчества, увидеть отличительные особенности поэтики писателя, проявляющиеся уже в этот период.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BEGINNING OF N. S. LESKOV''S LITERARY ACTIVITY. CYCLE OF ARTICLES ABOUT WINE PAYOFFS

In the article N. S. Leskov’s publications devoted to reform of wine payoffs are analyzed, the social orientation of early journalism of the writer is stated. The article allows to understand better the problems concerning N. Leskov at the beginning of his publicistic creativity, to see the distinctive features of poetics of the writer which were shown already during this period.

Текст научной работы на тему «Начало литературной деятельности Н. С. Лескова. Цикл статей о винных откупах»

УДК 821.161.1.09. ЛЕСКОВ Н.С. КАЛЕСНИКЕ.Ю.

аспирант, кафедра русской классической литературы, Московский государственный областной университет

Е- т a il: h elirm a i @уа п с! ex. ги

UDC 821.161.1.09. LESKOV N.S.

KALESNIK E.YU.

Graduate student, Department of the Russian classical literature, Moscow State Regional University E-mail:helirma i @ya ndex.ru

НАЧАЛО ЛИТЕРАТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Н.С. ЛЕСКОВА. ЦИКЛ СТАТЕЙ О ВИННЫХ ОТКУПАХ BEGINNING OF N. S. LESKOVS LITERARY ACTIVITY. CYCLE OF ARTICLES ABOUT WINE PAYOFFS

В статье анализируются публикации Н.С. Лескова, посвященные реформе винных откупов, утверждается социальная направленность ранней публицистики писателя. Статья позволяет лучше понять проблемы, волновавшие Н. Лескова в начале его публицистического творчества, увидеть отличительные особенности поэтики писателя, проявляющиеся уже в этот период.

Ключевые слова: Николай Лесков, публицистика, злободневность, гражданская ответственность, ирония, народность, стиль.

In the article N. S. Leskov's publications devoted to reform of wine payoffs are analyzed, the social orientation of early journalism of the writer is stated. The article allows to understand better the problems concerning N. Leskov at the beginning of his publicistic creativity, to see the distinctive features of poetics of the writer which were shown already during this period.

Keywords: Nikolay Leskov, journalism, topical character, civil responsibility, irony, nationality, style.

Николай Семёнович Лесков (1831-1895) пришёл в литературу из публицистики, начало его публицистической деятельности приходится на предреформенное время, когда страна жила в ожидании больших перемен к лучшему, прежде всего, отмены крепостного права. Это время отразилось и на проблематике ранней публицистики писателя, освещавшего проблемы занятости народа, народного образования, женской эмансипации. Злоупотребления в чиновничьей среде, оказания «про-столюдью» врачебной помощи, проблемы гигиены, и, конечно же, являвшийся в то время наиболее важным, крестьянский вопрос. Но не менее остро обсуждался в обществе вопрос о винных откупах, бывших тоже своеобразной формой взимания дани с простого народа. К теме винных откупов Н. Лесков обращался в то время неоднократно в статьях, которые получили название «цикла по «винному вопросу».

Существовавшая в предреформенное время в России система винного откупа давала государственную монополию на право торговли спиртными напитками предпринимателям-откупщикам. Винные откупа являлись важной статьёй дохода для государства, но в первую очередь они были выгодны откупщикам, для которых откуп явился источником «непрерывного и бесхлопотного обогащения» [5, с. 105], позволив многим из них в короткое время нажить значительные состояния. «Характерными чертами предпринимательской группы откупщиков <.. .> были ее паразитирование на казенном финансировании и тяготение к устройству своих дел через подкуп и дачу взяток представителям государствен-

ной администрации сверху до низу...» [там же, с. 105]. Огромные прибыли приносило откупщику и его договорённость с правительством о том, что торговцы из других местностей не имели права ввозить водку в его владения, а сам он «имел право на всех дорогах и заставах ставить свою стражу и обыскивать проезжающих» [там же, с. 102]. Крымская война значительно ухудшила финансовое положение страны, и после её окончания откупщики, поддерживаемые правительством, подняли цену на продукт в несколько раз, а качество его при этом понизилось. Всё это и привело к так называемым «питейным бунтам», которые стали возникать уже с начала 1859 года. Люди стали бойкотировать питейные заведения, в 32 губерниях появились «Общества трезвости», а позже, в мае 1859 года народ стал громить питейные лавки.

Николай Лесков в это время служил в торговой компании «Шкотт и Вилькенс», принадлежащей его родственнику, англичанину Александру Шкотту. Пришёл он туда в 1857 году, в возрасте 26 лет, выйдя в отставку с должности секретаря рекрутского присутствия в Киеве. «С прекращением Крымской войны и возникновением гласности и новых течений в литературе. - вспоминал Н.С. Лесков, - немало молодых людей оставили службу и пустились искать занятий при частных делах, которых тогда вдруг развернулось довольно много. Этим движением был увлечен и я. Мне привелось примкнуть к операциям одного английского торгового дома, по делам которого я около трех лет был в беспрестанных разъездах» [13, Т.11, с. 141]. По долгу службы

© Калесник Е.Ю. © Kalesnik E.Yu.

Лесков, тогда не помышлявший и о деятельности публициста, писал Шкотту деловые отчёты, которые Илья Васильевич Селиванов - в то время известный писатель обличительного направления - начал «спрашивать, читать и находил их «достойными печати», а в авторе их пророчил «писателя» [там же, с. 18-19]. Волна «питейных бунтов», постепенно охватившая всю Европейскую Россию, проходила на глазах у Лескова, который не мог остаться в стороне от событий, волновавших значительную часть русского общества, и решил взяться за перо, тем более что о положении винокуренного дела во многих местностях Лесков знал не понаслышке. В 1859 году в газете Московские ведомости, в № 85 от 9 апреля под рубрикой «Распространение трезвости», была опубликована небольшая заметка с подписью «Н.Г-въ» - одним из известных псевдонимов Лескова, родившегося в селе Горохово Орловской губернии. Эта публикация открывает цикл Лескова по «винному вопросу ».

Важно, что именно с острой общественной проблемой оказалось связанным начало литературной деятельности будущего писателя. Следует отметить важнейшую особенность, обусловившую всё творчество и Лескова-публициста, и Лескова-писателя. Яркая черта его таланта - сопричастность окружающей жизни, в которой он стремился быть не наблюдателем, а деятельным участником, содействовать решению многих общественных проблем, как социально-экономических, так и духовно-нравственных. Все они входили в творчество Лескова как его живые, непосредственные впечатления. Этот творческий принцип писателя сразу проявился в его первых литературных опытах. По своему характеру заметка стоит в ряду «писем, писанных из разных мест» к А. Шкотту [там же, с. 18]. Редактором газеты «Московские ведомости» в то время (с 1856 по 1862 год) был известный русский публицист В.Ф. Корш1. Газета с литературно-общественной проблематикой, с 1859 года выходившая ежедневно, придерживалась либерального направления, на её страницах печатались статьи на разнообразные темы внутренней жизни, и И.В. Селиванов, сам публиковавшийся в этой газете, возможно, принёс туда эту заметку Н. Лескова как интересную для читателя. Селиванов сотрудничал и с «Московским вестником», который с ноября 1859 года издавался А.Н. Плещеевым2. Здесь в 1860г. (№50, 51, 7 декабря) появилась публикация Н. Лескова «Факт из истории водворения откупной системы в России» с подписью «...ъ».

Первые публицистические статьи Н.С. Лескова отразили множество важных для него тем, размышлений и образов. Во время работы над ними у будущего писателя складывались и общественно-политические взгляды, и художественные вкусы. Это время можно назвать и пробой оттачивания пера, ведь во время работы в ка-

1 Валентин Фёдорович Корш (1828-1883) - русский журналист, публицист, историк литературы, переводчик.

2 Алексей Николаевич Плещеев (1825-1893)-поэт, писатель,

публицист, переводчик, литературный критик и общественный деятель. Под его руководством «Московский вестник» стал политической газетой, поддерживавшей позиции «Современника».

честве публициста постепенно формировались черты писательской манеры Лескова.

И.П. Видуэцкая отмечает, что Лесков «был выдающимся мастером малых жанровых форм, разнообразие которых в его творчестве поистине неисчерпаемо. Он работал не только в традиционных жанровых формах повести, новеллы, святочного рассказа, художественного очерка, сказки, но и создал свои, оригинальные жанры» [3, с. 188]. «Заметка о распространении трезвости» и «Факт из истории водворения откупной системы в России» представляют собой такую оригинальную лес ко вс кую жанровую форму - «случай из жизни». «Заметка о распространении трезвости» - зарисовка с натуры, показывающая одну из причин недовольства крестьян системой винных откупов - резкое повышение цены на продукт при резком снижении его качества; «Факт из истории водворения откупной системы в России», на примере происшествия, произошедшего в начале 19 века, показывает, чего стоила простому народу откупная монополия и почему она была окружена народной ненавистью. Здесь ярко проявляется специфическая особенность не только публицистического, но и художественного мышления Лескова: в доказательство своей мысли приводить случай из жизни. РИ. Сементковский3 писал об этом: «Неистощим был Лесков в своих интересных рассказах. Бывало, мы ведем какой-нибудь ультраотвлеченный спор... Спорим до слез, так как в основе спора лежит чисто теоретическое несогласие, мало считающееся с реальными фактами, с трезвой действительностью, - и вдруг Лесков заговорит. Он извиняется, что на минутку отвлечет наше внимание от занимающего нас вопроса, что не имеет необходимых знаний, чтобы высказать компетентное и убедительное суждение, но хочет только рассказать «маленький случай из жизни»...Много я наслушался этих лесковских рассказов, и меня всегда удивляло, как его «маленький случай из жизни» метко иллюстрировал, а иногда и разрешал наши теоретические споры, одним словом подчас заменяя длинные рассуждения, удивляло и то. как неистощим запас жизненных наблюдений Лескова» [8, с. 776].

В заметке «Распространение трезвости» автор сразу настраивает читателя на реальность описываемых событий, подчеркивая этим её значимость: «Примите и дайте место в достопочтенной вашей газете моим строкам: они малограмотны, но достоверны и заслуживают внимания...» [12, с. 639] Упоминание точных географических названий также служит подтверждением достоверности изложенного: «30-го числа марта, в проезд мой по Дмитровскому тракту в столичный град Москву, остановился я для ночлега в деревне Хлебниковой, принадлежащей его сиятельству графу Дмитрию Николаевичу Шереметьеву» [там же].

Д.С.Лихачёв отмечал, что часто «Лесков-автор как бы прячется за чужими словами <...> так же, как он прячется за своими рассказчиками <...> или за каким-

3 Ростислав Иванович Сементковский (1846-1918) - русский писатель, публицист, переводчик.

либо псевдонимом» [16, с. 291], а «следовательно, не дает никакой оценки тому, о чем говорит» [там же]. Отчасти поэтому писатель в своих произведениях постоянно прибегает и к диалогу, ограничивая авторское повествование небольшими комментариями происходящего. Авторский пересказ и здесь Лесков заменяет диалогом, и диалогизация действия является несущей сюжетно-композиционной конструкцией. Так. из разговора двух местных жителей читатель узнаёт о том, что на сходе все жители единогласно приняли решение не пить больше вина, а из беседы автора с хозяином дома, у которого публицист остановился на ночлег, выясняется главная причина бойкотирования крестьянами их питейных лавок: «до второй недели поста продавали вино по 5 р. за ведро, а теперь набавили еще 1 р. и продают по 6р.; да и вино-то стало гораздо хуже; это ведь откупщикам нажива, а нам крайнее разорение; авось этим дадим им урок» [12, с. 639]. Примечательно, что Лесков индивидуализирует речь своих героев, хотя индивидуализация речи персонажей - это скорее функция литературно-художественных произведений, а не социально-публицистических. Так проявляется ещё одна из основных писательских черт Н. Лескова, которую Б.М. Другов назвал «выработка типичности» средствами языка» [7, с. 194]. Индивидуальностью и своеобычностью языка Лесков увлекал читателей и критиков; с его помощью в своём творчестве создал множество социально-психологических типов. Так и здесь одно-единственное, привлекшее внимание автора, бытующее в описываемой местности словечко на горке, которое он включает в текст повествования, придаёт ему не только жизненность и достоверность, но и русский национальный колорит, отчасти показывает особый образ мыслей крестьян, называющих подобное заведение не питейным домом или уж совсем некрасивым словом кабак, а каким-то стыдливо-по этичным - на горке: «Деревня эта, можно сказать, довольно порядочная, жители в ней более исправные; на краю ее к Москве на горке есть питейный дом или просто кабак. Слово на горке помещаю потому, что в этот день пришлось мне слышать: один крестьянин, средних лет, зовет другого: «Пойдем, брат Иван Евстигнеич, в последний раз на горку, выпьем по шкалику и простимся с кабачком и целовальником Ефимом, ведь нынче был сход, и все единогласно дали подписку, чтоб отнюдь не пить вина, под страхом строгого наказания ». - «Пойдем», - отвечал Пеан, и оба поспешно пошли в кабак, действительно стоящий на горке» [12, с. 639]. Своей зарисовкой с натуры публицист поведал читателю, как и почему «распространяется трезвость» в глубинке, и исполнил просьбу крестьянина, который, беседуя с автором, «порассказал,, что было на сходе, как все дружно приняли предложение об этом вотчинной конторы; и в заключение сказал, что составленный приговор пошлют в главную СПб. контору на утверждение, а потом публикуют, если будет можно, в «Московских ведомостях» [12, с. 639].

Почти все произведения Н.С. Лескова наполнены

историческими преданиями и народными легендами, благодаря чему читатель может увидеть широкую картину жизни от стародавних времён до современности. Очень часто писатель обращался к прошлому, сопоставляя его с современностью. И.П. Видуэцкая отмечала, что «в своем отношении к истории Лесков оказывался близок к Щедрину, который считал, что «и история может иметь свой животрепещущий интерес, объясняя нам настоящее, как логическое последствие прежде прожитой жизни» [3, с. 151]. В статье «Факт из истории водворения откупной системы в России» Лесков рассказывает читателю историю, случившуюся в Орле в начале 19 века, когда появившаяся система винного откупа, дававшая преимущество только одному помещику, лишала права других заводчиков продавать свой товар на этой территории. Обращение писателя к Орлу неслучайно. ведь Лесков - орловец, и на протяжении всего творческого пути писателя Орел и его обитатели будут появляться во многих его произведениях. Как отмечает E.H. Ашихмина, «прекрасное знание Лесковым бытового уклада жизни сословий, их психологических характеристик. религиозных ценностей и национальных особенностей позволило писателю делать не только яркие этнографические зарисовки, представляющие разнообразные стороны жизни российской провинции XIX века, но и рисовать образ города, который при сохранении индивидуальных черт своего облика одновременно вырастает до обобщения, являя собой общерусский пример и образец постижения истории российской повседневности» [1, с. 11-12].

Лесков начинает повествование сравнительной пейзажной картиной, служащей для воссоздания времени и места действия. «Орловская губерния, вероятно, уже известна читателю из «Записок охотника» U.C. Тургенева, поэтому не стану утомлять его внимания излишними описаниями; скажу только, что теперь она представляет почти везде холмистую степь; <...> В начале нашего столетия Орловская губерния представляла совершенно другой вид: везде почти были дремучие леса, они тянулись из-за Калуги на Тулу; говорят, что тогда из Орла в Калугу нужно было ехать густым лесом, только изредка прерываемым какою-нибудь деревушкою с очищенным вокруг полем да убогой станцией почтовой дороги» [15, с. 838]. По словам автора, людей, которые «совершенно не стеснялись средствами к добыванию» [там же] денег, было тогда очень много. Это и «бродяги-охотники», для которых дремучие орловские леса стали приютом, и дворня, «сильно пошаливавшая на большой дороге» [там же]. Лесков использует фольклор родного края, обращение к которому во многом имеет автобиографические причины, что отмечали многие исследователи (Гроссман Л.П., Эйхенбаум Б.М., Другов Б.М.), ведь будущий писатель, с детства много общавшийся с простым народом, полюбил язык своего родного края и умело пользовался им в своих произведениях. Прибауткой характеризует автор Орловскую губернию того времени: «Орёл да Кромы/Первые воры, /А Карачев/ На поддачев» [там же]. О шельмоватости и

смекалистости орловцев Лесков не раз упоминал позже в своих произведениях. Так, в рассказе «Продукт природы» (1893) читаем: «Орловский народ» считался «пошельмоватее», а куряне - «ведомые кмети» - подразумевались якобы «подурасливее» [14, с.200]. Как отличительную черту орловцев Лесков отмечал и удальство, своеобразную бесшабашность. В статье автор так вспоминает некоторых «представителей этих бродяг», которых «застал ещё в живых»: «это были два бесстрашных охотника на медведей, которые с одноствольным ружьем, заряженным кусками старых гвоздей и свинца, по целым ночам караулили лесного зверя, стоя за каким-нибудь деревом. Меня поражало всегда в них совершенное отсутствие чувства самосохранения; последний из них умер недавно, свалившись с конька собственной избы, которую хотел поправлять; старику было 85 лет» [15, с.838]. Упоминание о местном народном поверье еще ярче подтверждает сказанное писателем об опасности тех мест, показывает, как тяжело приживался откуп на столь «беспокойной почве»: «доходило до того, что, например, между Мценском и Волховом, между Волховом и Карачевым никто и не думал ездить по ночам; на дороге даже явилась чудотворная икона, спасавшая от лихого человека; считалось непростительной оплошностью не заехать поклониться ей и не отслужить напутственного молебна» [там же].

Из дальнейшего рассказа мы узнаём, что заводчики, не получившие право откупа, делали «подрыв откупам» [там же], отправляя свое вино в соседнюю губернию и продавая его там по дешёвой цене; откупщики же, защищая свои права, боролись с этим «корчемством» [там же]. И хотя и те, и другие для охраны перевозимого товара собирали бродяг, однако именно откупщики, по словам автора, «не стеснялись в выборе средств» [там же], и их «вооружённые кордоны» [там же] были готовы стоять насмерть. «Да, откупная монополия стоила простолюдину не одной только трудовой деньги, которую он нес в кабак к откупщику, но нередко просто самой жизни» [там же], - заключает автор, показывая, почему ещё с давних времен откуп негативно воспринимался народом.

Характерной чертой стиля Лескова является использование элементов фольклора, в первую очередь сказовой манеры повествования, которая издавна была присуща народному творчеству, где рассказчик (сказывающий) являлся свидетелем событий, а роль его самого состояла в спокойном и правдивом изложении фактов и событий. «От себя самого я говорю языком старинных сказок и церковно-народным в чисто литературной речи» [19, с.339], - заявлял писатель. Обращение Лескова к фольклорной стилизации тоже имеет автобиографические причины. Живя в Орле в конце 40-х годов, будущий писатель посещал дом орловской помещицы Е. П. Мардовиной, являвшийся в то время одним из культурных центров города. Там Н. Лесков познакомился с собирателем русского фольклора Петром Васильевичем Киреевским, с известным украинским эт-

нографом и фольклористом Афанасием Васильевичем Марковичем, о котором впоследствии писал как о человеке. которому обязан всем своим «направлением и страстью к литературе» [18, с. 164], его будущей женой Марией Александровной Вилинской (Марко Вовчком), братьями Якушкиными.4 По убеждениям и склонностям это были разные люди, однако всех их объединяла любовь к народному творчеству. Общение с ними во многом способствовало раннему увлечению Лескова творчеством Н.В. Гоголя, Т.Г. Шевченко. Для создания «эпической» интонации публицист использует сложный синтаксис, ритмически организующий повествование, в первую очередь, периоды со сходным построением, в которых однородность стилистической конструкции дополняется рядом однородных членов (в основном глаголов) и усиливается лексическими повторами: «Заводчик проведал про эту меру, кликнул клич всем удалым головам, желавшим участвовать в экспедиции, снарядил 30 троек лихих коней, поместил на каждую по бочке вина да по два молодца и отправил транспорт»; «Проведал заводчик, что дело добром не кончится, что придется ему недешево поплатиться за спекуляцию, - нужно было принять энергические меры», «Откупщик как ни был занят своими делами, как ни дешево обходилась ему потеря людей, видел необходимость самому вмешаться в такое дело» [15, с.839] и т.д. Широко использует автор отдельные слова и выражения народной речи (причём часто в сочетании их со словом современным) - «служивый», «проведал», «убивали и ранивали», «сели на свои тройки и стрелой полетели к месту назначения», «биться смертным боем», уже в раннем творчестве умело используя фольклорные изобразительные средства. Подчёркнуто спокойное, неторопливое повествование, с одной стороны, '¡бучит как отголосок давно рассказанной случившейся истории, а с другой - придает сатирический оттенок этой трагедийной коллизии. Обывательские представления о традиционных методах борьбы между конкурентами (откупщиком и заводчиком) - доносе, подкупе, обмане, о чиновничьей жадности, сочетаются с утрированно наивными авторскими замечаниями и сравнениями, содержащими намек на современность: «Чтобы выпутаться из подобного положения, он (заводчик) прибегнул к средству, к которому обыкновенно прибегают в таком случае, то есть поскакал в губернский город и донес, кому следовало, что откупщик слишком разбавляет вино, что на собственном его заводе есть недогар в вине»: «Средство оказалось действительным; чиновничество, всегда жадное до всяких казусов, в особенности таких прибыльных, как откупные, - сейчас нарядило следствие, по которому оказалось, что действительно на заводе был недогар в вине» [там же]. «Завод опечатали и поставили караул. Теперь уже откупщик был в критическом положении - он рисковал лишиться прав на откуп;

4 Павел Иванович Якушкин (1822-1872) - российский писатель-этнограф, собиратель народных песен, присловий, загадок и побасенок, двоюродный брат декабриста Ивана Дмитриевича Якушкина.

большая часть его состояния пропала, дешево от такого дела не отвяжешься» [там же]. Смех сквозь слёзы вызывает и изображение «смекалки» ру сского человека, для которого не бывает безвыходных ситуаций: «Но изобретательный ум русского человека шел на помощь: подкупили караульных, подняли крышу опечатанного погреба и налили спирту во все бочки, потом заделали и послали просьбу самому губернатору о переследовании. Следователь явился, осмотрел печати, Которые, разумеется, оказались нетронутыми, - вино надлежащей крепости, - с завода сняли опечатку, и тогда уже доносчик не мог вывернуться... » [там же].

Так своим рассказом, который, по словам автора, он привел, чтобы доказать, «что далеко не так мирно обошлось дело водворения откупной системы, как это многие полагают» [там же], Лескову удалось показать «исторически выработанное в народе омерзение к откупам» [11, с.133]

Напечатанная практически в одно время со статьёй «Факт из истории водворения откупной системы в России» (1860 г., №203, 19 ноября) в «Указателе экономическом» публикация «Несколько слов о местах распивочной продажи хлебного вина, водок, пива и меда» представляет собой, можно сказать, социологическое исследование, подтверждаемое фактами из русской жизни, и посвящена существующей в России культуре потребления алкоголя. Журнал «Указатель экономический» издавался в Петербурге с 1857 года до 1861 известным русским экономистом, видным представителем русской либеральной интеллигенции Иваном Васильевичем Вернадским (1821-1884), который привлекал к сотрудничеству публицистов, хорошо освещавших экономическую и социально-бытовую проблематику. Одним из них стал и Николай Лесков. В своей статье автор развивает мысль о необходимости «благопристойных» [9, с.805] современных питейных заведений, так как «идти в наше откупное питейное заведение для того, чтобы выпить там водки, пива или меду, не всякому удобно, потому что войти туда противно, а пить там еще противнее. <... > Их вечно грязная обстановка внесет в его душу самое тяжелое, самое возмутительное впечатление. Здесь от никогда не мытого пола до облитого свечным салом гвоздя, которым нечесаный, с оплывшими глазами подносчик выковыривает из посуды бумажную затычку и обтирает своею грязною, немытою дланью горлышко откупоренной посуды, — все посягает на оскорбление эстетической стороны человека. Не говоря уже о том, что, заходя в эти заведения, рискуешь натолкнуться на самые неприятные сцены, в которых, подчас, можешь быть поставлен в необходимость взять на себя роль страдательную» [9, с.805]. Как видно, Лесков продолжает говорить о наболевших проблемах социальной гигиены, которые он ярко освещал на страницах киевской газеты «Современная медицина». Примечательно, что и здесь будущий писатель проявляет интерес к исследованию социально-психологического состояния общества, показывает, что проблема отчасти касается сферы

человеческих отношений, коренится в культуре и быте людей. Основной причиной отсутствия «благопристойных» заведений автор считает выгоду откупщиков, которые. заботясь только о повышении своих доходов, а не об интересах потребителя, по сути, спаивают народ водкой, на которой «тёмные барыши крупнее» [там же, с.806], пиво же сознательно производят плохого качества. оттого народ не пьёт его. По мнению публициста, преобладание крепких спиртных напитков превращает народ в «неразборчивых» людей, «пьянствующих водкой» [там же], а это совершенно логично приводит к тому, что откупщики абсолютно не боятся конкуренции, и о чистоте и удобстве питейных заведений уже и говорить не приходится, так как их посетителям «всё равно, где бы ни напиться» [там же]. Сожалея об отсутствии «чистых» [там же, с. 805] мест, автор указывает и на вредное влияние такой неэстетичной обстановки на поведение людей, потому что во многом неприглядность, которой «сопровождаются их грубые оргии» <..„> - не их собственная вина» [там же, с.806]. Ещё одной из причин отсутствия приличных питейных заведений публицист называет препятствие, являющееся по сути не экономическим, а психологическим - это «превратное понятие о приличии, в силу которого выпить в меру и не в меру в каком-нибудь известном ресторане прилично, а выпить бутылку пива в скромном пивном погребе - неприлично ...» [там же, с.807]. Для наглядности примера Лесков использует сатирическое описание такой реакции общества в Киеве, где недавно открывшееся пивное заведение, с прекрасным интерьером, вежливым обслуживанием и недорогим пивом хорошего качества, «встретило много осуждений со стороны некоторых господ» [там же]. Если кто-нибудь из них и заходил туда, «то не чрез парадные двери, как все другие, а пролезал иначе и не садился в зале, боясь смешаться с людьми, а жался особнячком в боковых комнатах» [там же]. Публицист даёт этим господам ироничную характеристику, для создания которой использует церковно-славянскую лексику (Евангелия от Иоанна - «прелазящие инуде» [там же]). В дальнейшем использование церковнославянской лексики станет одной из отличительных черт художественной манеры Лескова, а по приёмам её использования и широкому её применению исследователи причислят писателя к самобытным явлениям русской литературы. В заключение статьи автор высказывает надежду в то, что и пренебрежительное отношение откупщиков к народу, и ложное понятие о приличии исчезнут, и питейные заведения смогут называться благопристойными.

Особое место в цикле о винных оттупах занимает статья «Очерки винокуренной промышленности. (Пензенская губерния)». Не ставшая первой опубликованной работой Лескова, именно она была первым крупным сочинением, с которым Н. Лесков хотел появиться в печати. Так случилось, что эта статья была опубликована только в 1861 году (№4. апрель) в журнале «Отечественные записки». Эта работа представляет собой очень содержательное исследование, в котором

будущий писатель выступает прежде всего в роли экономиста. Н.С. Лесков всегда рассматривал экономику как такую сторону жизни общества, которая имеет не просто важное, а абсолютно необходимое значение как для общества в целом, так и для отдельного человека. Формированию экономических взглядов способствовали и многолетний опыт собственных «деловых странствий» [8, с. 186], и изучение трудов ведущих российских и зарубежных экономистов, и личное общение со многими из них (И.В. Вернадским, И.К. Бабстом, Д.П. Журавским). Писательский талант Лескова проявляется и в этой сугубо экономической статье, читать которую и познавательно, и интересно - так умеет он увлечь читателя темой. Н. Лесков хорошо знал положение винокуренного дела в Пензенской губернии, потому что в селе Райском, Городищенского уезда находилась штаб-квартира компании «Шкотт и Вилькенс». Основной проблемой статьи является невыгодность для экономики страны многих винокуренных предприятий, в первую очередь из-за избыточных привилегий, предоставленных правительством помещикам и дворянству. Лесков сразу заявляет о том, что монополия на винокурение в великорусских губерниях отдана сословию помещиков-землевладельцев, получающих от правительства освобождение от налогов и многочисленные кредиты. «Нет сомнения, что правительство смотрело на развитие винокурения как на средство к размножению скотоводства, возвышению земледелия, а отсюда многостороннего улучшения народного хозяйства» [10, с.421], - отмечает автор и называет цель своей работы: «Делая очерк пензенского винокуренного производства, мы постараемся показать: насколько оно отвечало видам правительства, основанным на своих экономических соображениях» [там же]. Статистика становится у публициста важнейшим инструментом исследования поднимаемой проблемы, а также убедительным аргументом. Лесков подсчитывает количество вина, выкуренного в Пензенской губернии за последние 10 лет согласно документам и в действительности, делая вывод, что данные эти сильно преувеличены для того, чтобы заводчики могли делать «заподряды на возможно большую выкурку» [там же. с.422]. Публицист приводит подробную таблицу, показывающую, «во что обходится заводчикам ведро вина с поставкою на место сдачи» [там же, с.429], потом перечисляет и несомненные выгоды, приносящие винокуренным делом «при благоразумном и расчетливом его производстве» [там же, с.431]. Подробно, в цифрах, разбирает каждую из этих статей, показывая, какие выгоды доставлены винокурением краю в последние 10 лет и приходит к выводу, что пензенские заводы по-своему успешны - они «производят почти пятую часть всего вина, потребляемого великорусскими губерниями, в которых существует откупная система» [там же, с.435]. Но эти доходы составляют «весьма значительное приобретение прежде всего для 55 наличных пензенских винокуров, владеющих 69 заводами» [там же], и правительства, «приобретающего у них вино всегда по сходной для себя цене» [там же.

с.436]. Но для благоденствия пензенского края необходимо винокурение, способствующее развитию скотоводства и земледелия, а этим губерния похвастаться не может. Скотоводство в совершенном упадке из-за недостатка корма, ведь барду, получаемую при выгонке вина и используемую как корм для скота, из-за её быстрой порчи, могут покупать только те, кто живет не дальше 12-15 вёрст от завода. А поскольку по статистике, представленной публицистом, винокуренных заводов в губернии 69, то и пользоваться ею могут только 69 «малых пространств» [там же, с.437], а «лишняя барда, делаясь чрез несколько времени негодною для употребления, спускается в реки» [там же, с.439]. Публицист утверждает, что «производство винокурения на малом числе больших заводов не принесло сельскому хозяйству той пользы, какую могло принесть, если б производилось на большем числе меньших заводов» [там же, с.438] и настаивает на том, что производство винокурения должно предоставляться «не одному привилегированному классу, а вообще, без различия сословий, всем лицам, владеющим землею и занимающимся возделыванием ее» [там же, с.442]. Лесков говорит и о неразумном ведении производства многими помещиками, которые «часто грустно ошибаются и нередко оканчивают годовое винокурение недокурами» [там же, с.441], и о потворстве местных властей этим помещикам в получении отсрочек по кредитам. В этой экономической статье ярко проявляется активность молодого публициста, стремление использовать все возможности, чтобы быть услышанным, побудить тех, к кому обращено его слово, к действию. Лесков настаивает на важности каждого человека в государстве, во главу угла ставит благосостояние народа, благополучие России. Огромную важность в достижении этой цели Лесков отводит не только политическим шагам, но и экономической образованности общества, умению смотреть правде в глаза, видеть недостатки и своевременно устранять их, необходимости каждого добросовестно трудиться не только для себя, но и для блага родины: «Отбросим прежде всего в сторону ложный стыд и выскажем горькое признание в том, что родная Русь знакома нам меньше, чем заморские земли. Правда, широко пораскинулась она, сразу не обхватишь ее. Что ж делать? Пусть каждый из нас возьмет на свою долю тот угол, в котором он живёт, взглянет на экономический быт его, сделает верную оценку каждому явлению своего угла и скажет: ускоряет или замедляет оно развитие народного благосостояния. <...> А без такого знакомства невозможен успех в деле народного блага» [там же, с.420]. Лесков здесь, в отличие от многих его обличительных будущих статей, достаточно осторожен, например, когда говорит, о «преизбытке спекулятивного характера» [там же, с.438] в пензенском винокурении. Тем не менее эта блестящая экономическая статья явилась «во многом щекотливой, если для некоторых издателей не одиозной» [8, с. 190] и не сразу нашла издателя.

Уже будучи известным публицистом, постояннным и основным сотрудником газеты «Северная пчела»5,

5 1860 по 1864 гг. редактором газеты был Павел Степанович

Н.С. Лесков также не оставлял без внимания проблему винных откупов. В бесподписной статье «По винному вопросу» (1862 г., №34,4 февраля) Лесков вновь возвращается к этой теме. Статья носит яркий обличительный характер, в ней публицист разоблачает откупщиков, наживших благодаря откупу состояния и теперь использовавших все возможности, чтобы сохранить свое преимущество и «по-прежнему насильствовать и разорять народ, деморализируя его разными неправдами» [11, с.133]. Хотя основные положения реформы винных откупов начали разрабатываться ещё в ноябре 1860 г. специальной комиссией во главе с А.П. Заблоцким-Десятовским, а впервые законопроект под названием «Положение о питейном сборе» был опубликован 4 июля 1861 г., решение об отмене откупа откладывалось, так как откупщики всеми силами старались сохранить свое влияние.

В этой статье своё отношение к откупу публицист выражает чётко с самого начала статьи. По глубокому убеждению Лескова, откуп - это прежде всего способ «закабалить какими-нибудь средствами народ к себе в покрутчики» [там же]. Совершенно иными оказываются здесь и выразительные средства, в первую очередь это полемика с воображаемыми оппонентами. Подчеркивая, что винный вопрос один из самых насущных и современных, автор с некоторой иронией указывает: «Как же уж теперь-то, в наши времена, водке не играть первенствующей роли, когда все наши главные капиталисты именно водкою-то и разжились?» [там же]. В качестве примера он приводит аргумент, в котором легко узнаются богатые откупщики. Авторская ирония сменяется постепенным нарастанием напряжения, проявляющимся в синтаксически однородном построении предложений, в использовании элементов сниженной лексики: «Кого хотите возьмите для образца. Вот, например, богатейший из золотопромышленников нажился от сивухи; богатейший из домовладельцев вырос на штофах; богатейший из рантъеров, предавшихся неге и роскоши, в кабаке воспитался; богатейший из банкиров вылез из подвальных» [там же]. Лесковское отношение к откупщикам и их способам добывания денег лишено полутонов и выражено предельно ясно: «Гранитное подножие» славы и богатства составляют или кабацкие операции, или нагревания рук на тепленьких казенных местечках. Иных путей не имелось при отживающей системе откупов» [там же].

Горячим и страстным монологом, построенным по всем принципам ораторского искусства. Лесков напоминает читателю, чем являлось в недавние времена «откупное юпитерство» [там же]. Здесь и риторические вопросы, и восклицательные предложения, и согласие с воображаемым собеседником, и фразеологизмы служат

Усов (1828-1888). При нём газета сменила свой курс от крайне охранительного на умеренно либеральный; в ней стали публиковаться произведения писателей-демократов (В. А. Слепцова, Ф. М. Решетникова, Марко Вовчка и других), статьи о Н. А. Некрасове, М. Е. Салтыкове-Щедрине. Активное участие в газете в 1861—1862 гг. принимал Артур Бенни, соратник А. И. Герцена, друг Н.С. Лескова. В 1864 «Северная пчела» прекратила своё существование.

утверждению и заострению основной мысли: «Давно ли миновалось то время, когда откупщики были всесильными повелителями, по мановению которых склонялись через все падежи разные существительные в надежде на прилагательное. Кто из нас не помнит, какое значение имела служба в казенных палатах? Ревизское отделение было недурно: рекрутские наборы вместе со слезами и воплями народа несли радость казенным палатским чиновникам; но питейное отделение - это был совершенно эдем, в котором люди, словно сыр в масле катались! Кто не помнит старинных вице-губернаторов, переименованных потом в председателей казенных палат... Да что вице-губернаторы: столоначальники палаты жили точно так же, как строители и инженеры французских шоссе и железных дорог!» [там же]. Этот монолог заканчивается своеобразным выводом, в котором публицист показывает, что главное, что должно сделать общество - не уступать под натиском откупа. «Масса откупщиков сильна, очень сильна. Она добром не уступит. II что ей закон, когда она, в былое время, могла обходить его по собственному усмотрению?» [там же].

Действительно, откуп всеми силами пытался удержать привилегированное положение в своих руках. Так, в 1862 г. сильная группировка откупщиков даже смогла убедить Министерство финансов в необходимости принять их предложение, согласно которому в обмен на возможность продолжать собирать акциз со спиртных напитков на территории всей России они должны были построить разветвленную сеть железных дорог. Но, несмотря на все старания откупщиков, им это не удалось: министром финансов М.Х. Рейтерном, сторонником реформ, предложение откупщиков было отклонено, и 1 января 1863 г. откуп был окончательно ликвидирован. Реформа 1863 года была очень важна для пореформенной России тем, что отменила одну из традиционных сословных привилегий, позволила окончательно установить монополию государства в сборе налогов, привела на смену запутанной схеме откупов единую систему налогообложения, а «винный откупщик, этот «новый русский» и «олигарх» крепостнической эпохи, должен был срочно искать новое применение нажитым им крупным капиталам» [4, с. 139]. Реформа 1863 г. имела положительные последствия и для установления правопорядка, положив конец практике систематической коррупции, существовавшей при откупе. Немалую роль в проведении реформы в жизнь сыграла и деятельность публицистов, не только отражавших, но и формировавших общественное мнение на протяжении этих лет. Н.С. Лесков, посвятивший немало публикаций винному вопросу, всегда надеялся на деятельный отклик общества. который был услышан.

Таким образом, можно сказать, что статьи на темы винных откупов, хотя и представляют собой обособленную тематическую группу в ранней публицистике Н. Лескова, не являются полностью едиными по жанру и проблематике. Это и специфические формы малых ле-сковских жанров - «случаи из жизни», и экономический

очерк, и полемическая статья. И хотя все эти публикации Лескова касаются проблемы винных откупов, публицисту удаётся рассмотреть различные практические вопросы, связанные с ней. Здесь звучат вопросы и отношения народа к откупу, и улучшения состояния сельского хозяйства, и вопросы гигиены, и вопросы пития, и вопросы злоупотреблений в чиновничьей среде, и вопрос пьянства и т.д. Публикации Лескова из цикла «по винному вопросу» свидетельствуют о глубоком интересе писателя к проблемам и событиям, происходившим в России в предреформенное время и сразу после отмены крепостного права, когда страна жила надеждами на успешное реформирование экономики, на решение множества социальных проблем; поэтому многие статьи этого периода, в которых будущий писатель освещал различные проблемы общественной жизни, были исполнены оптимизма. Уверенность в положительных грядущих переменах видна и в этих публикациях Лескова. И.П. Видуэцкая отмечала, что «одна из самых характерных особенностей подхода Лескова к русской жизни заключалась в том, что он взглянул на нее не только глазами поэта и мыслителя, но и глазами практика, делового человека, близко знакомого с повседневной жизнью всех сословий России» [3, с.159-160]. По ёмкой, образной, выразительной манере письма Лескова видно, как внимательно он вглядывался в жизнь, обрабатывал факты, представляя читателю многоцветную картину современной российской действительности, отразить которую ярче и правдивее он считал своей целью. «Сейчас я стремлюсь показать людям жизнь, какова она есть, а скоро выступлю и как «изящный словесник» [2. с. 157], - сказал в 1860 г. Н.С. Лесков будущему библиографу своих произведений П.В. Быкову6.

6 Пётр Васильевич Быков ( 1844—1930 ) — русский поэт, прозаик, переводчик, историк литературы, известный библиограф. Составил изданный отдельно указатель сочинений Н. С. Лескова (1889).

Действительно, основными темами статей становятся те явления, которые видел публицист в современной ему противоречивой действительности, которые волновали писателя, те трудности, с которыми он сам встречался. Рассказывая о них читателю, писатель призывает его содействовать развитию страны, ведь в представлении Лескова, обладавшего сильным чу вством гражданской ответственности, настоящее счастье общества может стать действительностью только в условиях активизации «всех внутренних сил самого общества» [17, с.13]. По этим статьям видно, как формируются и отличительные стороны поэтики будущего писателя: важность для автора исследования социально-психологического, нравственного состояния общества, особенностей народного мироощущения. Лесков мастерски показывает явления, ставшие веянием времени. Несмотря на то, что в этих публикациях все герои безымянны и не имеют портретного описания, автору удаётся создать яркую картину действительности, используя целый спектр художественных средств, из которых особенно выделяется речевая характеристика. Ярко проявляется и неизменный интерес будущего писателя к народному слову. Уже здесь мы видим художника, «тонко знающего русский язык и влюбленного в его красоту» [6, с.237]. Как отличительные черты стиля Лескова выступают и употребление писателем церковнославянской и старославянской лексики, и привычка подтверждать достоверность описываемого явления собственным опытом. Позже Лесков скажет: «Меня сейчас потому и узнаешь в каждой статье, хотя бы я и не подписывался под ней. Это меня радует» [19, с.333]. Можно с уверенностью утверждать, что читая и совсем ранние статьи Н.С. Лескова, мы, читатели, всегда узнаем его

Библиографический список

1. Ашихлтна Е. Н. Город Орёл в творческой лаборатории Н.С. Лескова: Автореф. диссер. на соиск. учен. степ. канд. филол. наук. 0рёл.2010.

2. Быков П.В. Силуэты далёкого прошлого. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1930.

3. Видуэцкая II.П. Творчество Лескова в контексте русской литературы XIX века // Вопросы литературы. 1981. № 2. С. 148-188."

4. Гавтт М.Л. Вопрос о винных откупах в истории законодательства Российской империи XVIII—XIX вв. // Экономическая история. Обозрение. Выпуск 13. Под ред. Л.И.Бородкина. 2007. М.: Изд-во МГУ С.127-139.

5. Гавтт М.Л. Роль винных откупов в формировании крупных капиталов в России XIX в. Экономическая история. Ежегодник. 2002. М.: Российская политическая энциклопедия, 2003. С. 92-110.

6. Горький A.M. Н.С. Лесков. //Горький A.M. Собр. соч. в 30 томах. Т.24. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1953. С.228-237.

7. ДругоеБ.М. Н. С. Лесков. Очерк творчества. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1961.

8. Лесков А.Н. Жизнь Николая Лескова: По его личным, семейным и несемейным записям и памятям. В 2-х томах, T.l. М.: Художественная литература, 1984.

9. Лесков Н.С. Несколько слов о местах распивочной продажи хлебного вина, водок, пива и меда. //Указатель экономический. 1860. С.805 - 807.

10. Лесков Н.С. «Очерки винокуренной промышленности» (Пензенская губерния)» //Отечественные записки. 1861, №4. С. 419-444.

11. ЛесковН.С. По винному вопросу. //Северная пчела. 1862. №34. С.133

12. ЛесковН.С. Распространение трезвости. И Московские ведомости. 1859. №85. С.639

13. ЛесковН.С. Собр. соч. в 11-ти томах. Т. 11. М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958.

14. Лесков Н.С. Собр. соч. в 6-ти томах. Т. 6. М.: Правда, 1973.

15. Лесков Н.С. Факт из водворения откупной системы в России. //Московский вестник. 1860. №50, 51. С, 838-839

16. ЛихачёвД.С. Особенности поэтики произведений Н.С. Лескова. //Избранные работы: В 3-хтомах. Т.З. М.: Художественная литература, 1987.

17. Столярова II.B. Лесков и Россия. // Лесков Н.С. Собр. соч. в 30-ти томах.Т. 1. М.: Терра, 1996. С.7-100.

18. ФаресовА.И. Против течений, СПб., 1904.

19. Эйхенбаум Б. М. Чрезмерный писатель: К 100-летию рождения Н. С. Лескова // Эйхенбаум Б. М. Опрозе: Сб. статей. Л.: Художественная литература, 1969. С. 327-345.

References

1. Ashikhmina Е. N. The city of Oryol in creative laboratory of N. S, Leskov. The abstract of the thesis for a degree of Candidate of Philology. 0rel.2010.

2. BikovP. К Silhouettes of the remote past. M.: State publishing house of fiction, 1930.

3. Viduetsliaya I. P. Leskov's creativity in the context of the Russian literature of the 19th century//Questions of literature. 1981.№ 2. Pp. 148-188.

4. Ga\'lin M. L, A question of wine payoffs in the history of the legislation of the Russian Empire of the XVIII—XIX centuries// Economic history. Review. Release 13. Under the editorship of L. I. Borodkin. 2007. M.: MSU publishing house. Pp. 127-139.

5. Ga\'lin M. L. A role of wine payoffs in forming of the large equities in Russia 19th century. Economic history. Annual. 2002. M.; Russian political encyclopedia, 2003. Pp. 92-110.

6. Gorky A. M. N. S. Leskov.//Gorky A. M. collection of works, in 30 volumes. V.24. M.: State publishing house of fiction, 1953. Pp. 228-237.

7. DmgovB. M. N. S. Leskov. Creativity sketch. M.: State publishing house of fiction, 1961.

8. Leskov A. N. Nikolay Leskov's life: On his personal, family and single records and memories. In 2 volumes, v. 1. M.: Fiction, 1984.

9. Leskov N. S. Several words about places of onsale of grain wine, vodka, beer and honey.//The index is economic. 1860. Pp. 805 -807.

10. Leskov N. S. "Sketches of the distilling industry" (Penza province)"//Domestic notes. 1861, № 4. Pp. 419-444.

11. Leskov N. S. On a wine question.//Northern bee. 1862. № 34. P. 133.

12. Leskov N. S. Distribution of sobriety.//Moscow sheets. 1859. № 85. P.639.

13. Leskcn'N. S. Collection of works in 11 volumes. V. 11. M.: State publishing house of fiction, 1958.

14. Leskov N. S. Collection of works in 6 volumes. V. 6. M.: Pravda, 1973.

15. Leskov N. S. The fact from a settlement of the lease system in Russia.//Moscow bulletin. 1860. № 50, 51. Pp. 838-839.

16. Likhachvov D. S. Features of poetics of works ofN. S. Leskov.//Chosen works: In 3 volumes. V.3. M.: Fiction, 1987.

17. Stolyamva I. К Leskov and Russia./ZLeskov N. S. collection of works in 30 volumes. V.l. M.: Terra, 1996. Pp. 7-100.

18. FaresovA. I. Against currents, SPb., 1904.

19. Evkhenbaum В. M. Excessive writer: To the 100 anniversary of the birth N. S. Leskova/ZEykhenbaumB. M. About prose: collection of articles. L.: Fiction, 1969. Pp. 327-345.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.