Научная статья на тему 'Начало боевой деятельности легендарного партизанского отряда под командованием Косицина'

Начало боевой деятельности легендарного партизанского отряда под командованием Косицина Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
219
34
Поделиться
Ключевые слова
ПАРТИЗАНЫ / ЛЕНИНГРАДСКАЯ ОБЛАСТЬ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / УЖАСЫ ВОЙНЫ / НАЦИСТСКАЯ ГЕРМАНИЯ / ОККУПИРОВАННАЯ ТЕРРИТОРИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Спиридонов Алексей Владимирович

Героические подвиги партизан, большая часть из которых погибли, рассматриваются в данной статье. Описывается патриотизм ленинградских студентов, которые сражались против врага за свободу своей Родины. Рассказывается о трудностях, с которыми пришлось столкнуться студентам-партизанам в подпольной войне на оккупированной территории Ленинградской области в начале Великой Отечественной войны.

The beginning of the Great Patriotic war for Kosicyn’s partisan detachment

The heroic deeds of partisan one third of which had lost their lives in this bloody war are described in this article «The beginning of the Great Patriotic war for Kosicyn’s partisan detachment». It displays the patriotism of the Soviet people who stopped the advance of the Nazi German and together with Western allies preserved the freedom of their Motherland. This article gives numerous examples of the horrors of war and its countless victims. Thereby it’s an attempt to persuade people that war is appalling in its absurdity and contrary to human nature.

Текст научной работы на тему «Начало боевой деятельности легендарного партизанского отряда под командованием Косицина»

УДК 94(47).084.8:355.425.4

А. В. Спиридонов

Начало боевой деятельности легендарного партизанского отряда под командованием Косицина

Героические подвиги партизан, большая часть из которых погибли, рассматриваются в данной статье. Описывается патриотизм ленинградских студентов, которые сражались против врага за свободу своей Родины. Рассказывается о трудностях, с которыми пришлось столкнуться студентам-партизанам в подпольной войне на оккупированной территории Ленинградской области в начале Великой Отечественной войны.

The heroic deeds of partisan one third of which had lost their lives in this bloody war are described in this article «The beginning of the Great Patriotic war for Kosicyn’s partisan detachment». It displays the patriotism of the Soviet people who stopped the advance of the Nazi German and together with Western allies preserved the freedom of their Motherland. This article gives numerous examples of the horrors of war and its countless victims. Thereby it’s an attempt to persuade people that war is appalling in its absurdity and contrary to human nature.

Ключевые слова: партизаны, Ленинградская область, Великая Отечественная война, ужасы войны, нацистская Германия, оккупированная территория.

Key words: partisan detachments, Leningrad region, the Great Patriotic War, Motherland, the horrors of war, Nazi German, countless victims, the occupied territories.

О легендарном партизанском отряде Д.Ф. Косицина написано много восторженных статей и отзывов. Но в литературе нет упоминания о начале боевой деятельности этого партизанского отряда [1; 2; 4-6; 8; 9], о первых днях борьбы против оккупантов, о сложностях и проблемах, с которыми пришлось столкнуться партизанам-лесгафтовцам. Тем более это важно знать в связи с тем, что вместе с отрядом Косицина было сформировано 12 боевых партизанских отрядов из студентов ГОЛИФК. И из этих 12 отрядов только три оказались успешными [7. Д. 722, 746, 780, 783, 923, 924, 1093, 1219, 1237]. В чем же причины успеха студенческого партизанского отряда под командованием Д.Ф. Косицина? На этот вопрос можно ответить, рассмотрев подробнее первые дни и недели его боевой деятельности.

В соответствии с приказом № 005 [7. Д. 923. Л. 18] по Штабу Ленинградского военного округа от 29 июня 1941 г. группа № 5 1-го добровольческого отряда должна была действовать в районе де-

© Спиридонов А. В., 2012

ревни Вошково. 29 июня группа Косицина с остальными группами 1-го добровольческого отряда направилась к Пскову.

Партизаны не тратили время впустую и начали свою боевую деятельность с первого дня. Уже к 1 июля отряд добрался до места назначения. И с этого момента началась боевая деятельность отряда. Направляясь к месту расположения на четырех автомобилях, проезжая через деревню Подложье, члены отряда узнали от местных крестьян о нахождении здесь немецких диверсантов. Машина диверсантов была обстреляна, двоим удалось скрыться, а одного немца удалось взять в плен. Захваченного в плен диверсанта сдали в районный отдел НКВД, где немецкий диверсант рассказал, что был направлен для определения наиболее удобного расположения для высадки вражеского десанта. Так с первого дня и началась боевая деятельность пятой группы 1-го добровольческого отряда под командованием Косицина.

На следующий день, 2 июля, отряд разместился в полутора километрах от деревни Вошково в большом лесу. Там была создана база. Косицин об этом писал в своем отчете следующее: «Устроившись, закопав основные боеприпасы и продукты, мы стали знакомиться с населением и через местные органы убедились, что две деревни Рык и Вошково неблагонадежны» [7. Д. 923. Л. 18]. Из первых действий партизанского отряда по созданию базы можно сделать вывод, что отряд действовал строго по инструкциям, которые, как выяснилось впоследствии, не всегда имели практическую пользу.

3 июля Косицин принял решение перебраться в деревню Вошково из леса. Это было сделано из-за того, что жители деревни прекрасно знали местонахождение базы Косицина.

8 июля был задержан шпион. Косицин приказал отвести этого диверсанта в ближайшую воинскую часть для дальнейшего выяснения личности. Но в ходе конвоирования произошла попытка побега немецкого шпиона. Так и не поняли, как этому диверсанту удалось подстрелить ведшего его бойца Голубева (не из отряда студентов-лесгафтовцев), возможно, кто-то помогал со стороны. Лешуков (член отряда) смог застрелить этого диверсанта из своего нагана, но выяснить его личность так и не смогли. Эта была вторая встреча с немецкими диверсантами.

Следует отметить, что по прибытии на место Косицин сумел наладить продуктивную работу с местным райкомом и отделом НКВД. Так, 8 июля прибыли две машины с оружием и боеприпасами. Но командир отряда был и разочарован. После знаменитой речи Сталина, где он призывал население вступать в партизаны и бороться с захватчиками из последних сил, Косицин ожидал, что в его отряде прибавится бойцов. Но, как отмечал сам командир 5-й груп-

пы: «к сожалению, из местного населения я никого не имел у себя в отряде» [7. Д. 923. Л. 19].

К 9 июля немецкие войска начали подходить к району расположения партизанской группы. В соответствии с приказом командования им было необходимо помочь в эвакуации населения и скота. Косицин, вспоминая об этом, писал: «после того, как было приказание отводить население и угнать скот, мы своим отрядом помогли, так как население не хотело уходить, а вообще же ушло на одни сутки» [7. Д. 923. Л. 19]. Сам отряд ушел с последними частями Красной Армии. Отошли в лес, забрав с собой все основное, что не было закопано. Таким образом, отряд находился в лесу до 14 июля, не предпринимая никаких серьезных действий.

Можно предположить, что эти пять дней члены отряда находились в растерянности в связи с немецким наступлением и не знали, как действовать. Но в действительности все это время отряд изучал немцев и обстановку. Так, база была перенесена (в связи с тем, что крестьяне знали местонахождение старой). На новую базу перетащили самое необходимое - патроны. Далее убедились, что немецкие части действуют преимущественно по дорогам, а на территорию леса не заходят. У Косицина с самого начала были подозрения в отношении местного населения деревень Вошково и Рыково, которые затем, к сожалению, подтвердились, в связи с чем 20 июля отряд в третий раз поменял базу, на этот раз уже успешно. Новая база находилась в районе деревни Переростень на шоссейной дороге, соединяющей Лужское шоссе и Порхов. В этом районе около озера Радиловское и была создана новая база. Несмотря на то, что отряд действовал далеко от базы, он всегда возвращался на нее в первый период своей боевой деятельности.

С 14 июля в районе Порхова немецкие части продвигались в сторону Лужского оборонительного рубежа. С 14 по 17 отряд наблюдал за переброской большого количества немецких войск (кавалерия, артиллерия в сопровождении с танками) в район деревень Радилово и Ситинка. Было принято решение не вступать в бой с превосходящими силами противника. Но 19 июля во время разведки в деревне Ситинка 5-я группа под командованием Косицина попала в перестрелку. Следует обратить внимание на действия отряда в данной ситуации: «Попав в большую перестрелку, нам пришлось закопать рацию, питание, а шифр радист уничтожил сам, ничего не сказав» [7. Д. 923. Л. 20]. Эта ситуация показывает насколько четко и слаженно действовал отряд с первых дней своей боевой деятельности. Через некоторое время отряду удалось вернуться, но поддерживать связь с командованием уже не смогли.

20 числа во время разведки был обстрелян штаб немецкого полка, расположившийся в деревне Ситинка. 22 июля лесгафтовцам удалось провести крупную боевую операцию, в ходе которой им удалось убить немецкого генерала.

Эта была первая боевая операция, которая планировалась заранее. Ночью отряд подготовил засаду на шоссе Псков-Порхов. 18 чел. расположились по двум сторонам дороги: основная масса с одной стороны, а на противоположной группа из 7 чел. Ожидали несколько машин, если проезжала одна, то не реагировали. Заранее было решено так: «если идет мотоцикл, стреляют два человека с противоположной стороны, а третье отделение должно было стрелять при появлении машины» [7. Д. 923. Л. 21]. Появился сначала мотоцикл, но он прошел на большой скорости целым. Затем показалась машина мышиного цвета, которая шла на медленной скорости. После того как в автомобиль бросили гранату, из него выбежал один человек и убежал в сторону леса. Затем партизаны бросили еще одну гранату, подождали пять минут. Члены отряда подошли к машине и обнаружили три тела, машина была очень сильно искорежена. После беглого осмотра удалось выяснить по форме одежды, что в машине был убит немецкий генерал-лейтенант. «У него была шапка большая, - отмечал в своем отчете Косицын, - парадная, как видно вызывался к параду; шапка с позолотой, свастикой, массивная, обыкновенно в таких не ходят» [7. Д. 923. Л. 20]. В результате операции отряд получил многочисленные трофеи: генеральскую шапку и френч, 2 винтовки, 2 планшета, еду, 2 пистолета, карты, письма, какие-то планы. Письма были переданы в ближайший штаб Красной армии. Генеральскую шинель отдали леснику из деревни Переростень.

Вслед за этой успешной боевой операцией последовали и другие.

Уже 24 июля в Малаховке-Алексеевке было сбито два мотоцикла [7. Д. 923. Л. 21]. Из-за того, что сзади шли танки, пришлось отойти без выяснения того факта, с кем была подбита машина.

25 июля в Малаховке-Алексеевке была сбита легковая машина и убито три немца [7. Д. 923. Л. 21]. 27-28 июля проведена разведка в районе Поддубья, где был обнаружен военный аэродром немецкой люфтваффе. Отряду не удалось установить точное количество немецких самолетов, но удивляет скорость, с которой немецкие войска обосновывались на Советской территории. Отряд предпринял попытку обстрелять охрану аэродрома, но там оказалось много солдат, поэтому пришлось отойти.

29 июля во время разведки был обнаружен немецкий склад с боеприпасами в лесу в стороне от Радиловского озера. Там было до 140 ящиков - около 6500 бронебойных и зенитных орудий [7. Д. 923.

Л. 22]. Было принято решение поджечь склад, так как там не было охраны. Вечером этого же дня небольшая группа была отправлена на выполнение данного задания, но его выполнить не удалось, так как члены группы были окружены немецкими велосипедистами. Последовало решение подготовиться к поджогу склада и совершить его 30 июля. Группа из пяти человек отвлекла на себя внимание большой группы немецких велосипедистов, в то время остальная часть отряда с заранее приготовленными горючими материалами и сучьями подожгли ящики с боеприпасами по команде отвлекающей группы. Это было сделано для того, чтобы отвести немцев от склада как можно дальше и дать время группе скрыться после поджога. Разрыв снарядов продолжался в течение полутора часа. Безусловно, такая операция не могла остаться немцами без внимания: в «ближайших деревнях по два дня делали (немцы) облавы, уясняли, кто поджег, искали красноармейцев, партизан» [1, с. 22].

С каждым днем войны боевой опыт партизанского отряда возрастал. Так, уже 4 августа был сделан первый завал на дороге в районе деревень Янково и Алексеевка. Другая группа совершила налет на автомобиль. Косицин решил действовать маленькими группами количеством 7-8 бойцов, считая, что действия такой боевой группы будут наиболее эффективны.

Отряд постоянно использовал различные методы борьбы с оккупантами. Уже 10 августа был совершен первый подрыв железнодорожного моста в направлении Псков-Луга на площадке Раздежа на реке Курее. Операцию по подрыву возглавлял Миков. От основной базы шли к этому месту около двух суток. Когда в первый раз подошли к мосту, то обнаружили там большое количество охранников. Но через некоторое время охрана ушла, и осталось всего девять немцев. Левченко и Бусарь днем пошли на разведку. Они обнаружили, что немцы занимаются кто чем хочет: «играют в карты, некоторые едят, другие расхаживают в трусиках» [1, с. 76]. Миков принял решение начать операцию рано утром. Когда подошли к мосту, оказалось, что немцев там нет. Тогда пять человек из отряда остались в засаде, а остальные во главе с Федоровым произвели закладку взрывчатки. В этот момент послышались голоса немцев. Группа Микова подожгла фитиль и отошли на триста метров. Затем послышался взрыв и стрельба. Через некоторое время Миков, Федоров, Левченко и Бусарь убедились, что подрыв был произведен успешно.

Через некоторое время отряду Косицина удалось выяснить, что в деревне Кузов расположились на ночлег восемь грузовых машин с немцами. Было принято решение утром подготовить засаду. На пути следования вражеской колонны были заминированы два моста.

Около обоих мостов сделали засаду, в которой участвовал весь отряд. В момент прохождения немецкой автоколонны был произведен подрыв большого моста, часть автомашин смогли проскочить, другая же вынуждена была остановиться. Немцы выбегали из машин и бежали врассыпную. Бойцы отряда стали забрасывать их гранатами. В ходе операции применялась и термитная жидкость, которая воспламенялась при попадании в противника и особенно в грузовики. Отряду удалось уничтожить все восемь грузовых машин. Точное количество убитых немцев удалось установить после их похорон на Никандровой пустыни. Крестьяне сообщили, что немцы похоронили до 40 немцев. Таким образом, боевая деятельность отряда с каждой последующей операцией становилось все более эффективной.

Следующие четыре дня после разгрома вражеской автоколонны отряд отдыхал и выяснял обстановку на оккупированной территории.

В первых числах сентября немцы приказали крестьянам ускорить своз ржи. Раньше был приказ сделать это к 20 сентября, а потом срок был перенесен на 10 сентября. Познакомившись с немецкими старостами, командиру отряда удалось узнать, в каком направлении будут везти зерно и сколько. Косицин советовал крестьянам посылать немцам не все зерно, чтобы часть утаивали. Сам же отряд готовился сорвать немецкую кампанию по заготовке и сбору зерна с оккупированных территорий. При подготовке к этому мероприятию попутно взрывали мосты не только на шоссейных дорогах, но и на проселочных, соединяющих шоссейные. Таким образом, при подготовке к срыву немецкой хлебозаготовительной кампании было подорвано 16 мостов из них: 4 железнодорожных, 12 маленьких [7. Д. 923. Л. 25]. Эта работа проводилась с 25 августа по 1 сентября.

По указанию штаба армии с 1 по 4 сентября производились завалы на дорогах. В свою очередь немцы приказывали местным крестьянам разбирать их. В связи с этим было принято решение: с 6 сентября делать на завалах следующую надпись: «Крестьяне, не разбирайте, минировано. Косицин» [7. Д. 923. Л. 29]. Это делалось специально, чтобы не подвергать крестьян опасности.

Этот факт показывает, насколько сильно отличалась боевая деятельность обычного солдата на поле боя, где главной задачей было уничтожение врага и продвижение вперед, в то время как для партизан главным было при проведении диверсионной и подпольной работы не навредить мирному населению, которые тоже оказались в сложной ситуации на оккупированной врагом территории. Минировали же эти завалы с помощью упрощенного взрывателя, чтобы можно было легко разминировать. Несмотря на то, что крестьян предупреждали об опасности, такими образом предупреждая

немцев, главную свою задачу отряд выполнял: не давал захватчикам чувствовать себя спокойно на временно оккупированной ими территории.

Еще один случай подчеркивает благородное отношение парти-зан-лесгафтовцев к местным жителям. К деревне Переростень, в которой находились лояльные партизанам крестьяне, подошел немецкий отряд численностью в 300 чел., направлявшийся к деревне Большак. Но дорога к деревне была предварительно завалена партизанами. Немцы разбудили в 6 утра всех жителей деревни и заставили разбирать завал, но завал был не заминирован, чтобы не подвергать лишней опасности крестьян. Таким образом, выполняя основную свою деятельность, студенты-партизаны старались подвергать как можно меньшей опасности крестьян оккупированных областей.

В ходе срыва хлебозаготовительных мероприятий врага партизанам удалось не допустить до ссыпного пункта около 47 подвод [7. Д. 923. Л. 28]. Попавшая к ним в руки рожь частью сжигалась, а частью просто высыпалась на землю.

Вместе с тем партизаны обратили внимание на то, что крестьяне многих деревень1, несмотря на обращения членов отряда, сдавали рожь четко по плану. Очень показателен эпизод, описывающий этот период деятельности партизанской группы № 5. По направлению к деревне Малаховка двигалось 25-26 подвод с зерном. Они шли без охраны, но рассчитывали в деревне Малаховка встретиться с другими крестьянами, где был немецкий конвой. На пути следования этих телег партизаны устроили засаду и заставили крестьян ссыпать все зерно, после чего оно было сожжено. На первый взгляд, эти действия партизан могут показаться кощунственными - уничтожать зерно крестьян, когда они могли бы его сами тяжелой зимой 41/42 года использовать. Но как раз крестьянам это зерно все рано не попало бы в руки, а было бы использовано немецкой армией, а значит, партизаны, уничтожая зерно, осложняли ситуацию армии захватчиков.

24 сентября командованием полка было принято решение о выходе в советский тыл. 28 октября отряд прибыл в Новую Ладогу для переправы в Ленинград. Так закончился боевой поход 5-й группы первого добровольческого партизанского отряда под командованием Косицина.

В ходе боевой деятельности отряд Косицина потерял четыре студента. Двое погибли: Николай Атапович Голубев и Георгий Ми-

1 Деревни Заходы, Литогло, Березняк и Малаховка.

59

хайлович Зотов [7. Д. 923. Л. 51]. Двое - Евгений Владимирович Ко-бус и Генрих Генрихович Кооп - пропали без вести [7. Д. 923. Л. 51].

Таким образом, анализируя результаты первого опыта боевой деятельности студенческого партизанского отряда под руководством Д.Ф. Косицина, можно сделать следующие выводы. Во-первых, все бойцы отряда действовали слаженно, подчинялись беспрекословно приказам своего командира, безусловно, пользовавшегося авторитетом. Во-вторых, сам командир Д.Ф. Косицин, не имея специального военного образования, сумел действовать достаточно грамотно в сложной боевой обстановке и не раз проявлял инициативу и смекалку там, где не каждый кадровый военный мог бы это сделать. В-третьих, ни командир, ни бойцы отряда ни в одной критической ситуации не потеряли самообладания и сохраняли боевой настрой, который и помог пройти первое испытание с таким невероятным успехом. Свидетельством этому может служить стремление других отрядов лесгафтовцев присоединиться к отряду Косицина. В-четвертых, следует отметить невероятное везение отряда, которым они пользовались, например убийство немецкого генерала в первые дни боевой деятельности. В-пятых, это бережное отношение Косицина к жизням каждого бойца, стремление не рисковать понапрасну, там, где было безусловное превосходство сил противника, Косицин не вступал в бой, а старался обойти, отлично понимая исход сражения.

Полагаем, именно эти причины и стали главной основой эффективности боевой деятельности легендарного отряда Дмитрия Федоровича Косицина.

Список литературы

1. Егупов Л.Ф. За всех или за себя? Быль о 1-м Добровольческом партизанском отряде ленинградских спортсменов-лесгафтовцев. - СПб., 1995.

2. Карицкий К.Д. Ленинградские партизаны. - Л., 1962.

3. Лесгафтовец. Орган партбюро и дирекции Государственного ордена Ленина института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта.

4. Не сломленные бурей: Партизаны и бойцы незримого фронта в битве за Ленинград / сост. Н. Масолов. - М., 1975.

5. Петров Ю.П. Партизанское движение в Ленинградской области. 19411944. - Л., 1973.

6. Самухин В.П. Волховские партизаны. Рассказ о борьбе ленинградских партизан в полосе Волховского фронта. - Л., 1969.

7. Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГА ИПД СПб.). Ф. № 0-116 - Ленингр. штаб партиз. движ. (Л.Ш. П. Д.). Оп. 1.

8. Шевердалкин П.Р. Героическая борьба Ленинградских партизан. - Л.,

1959.

9. Шевердалкин П.Р. Ленинградские партизаны. - Л., 1947.