Научная статья на тему '«На мою долю выпал жребий весьма завидный, он научит меня переносить трудности в жизни слуги церкви и Отечества!»: архимандрит Моисей (Рыбальский) по письмам к епископу Иеремии (Соловьеву)'

«На мою долю выпал жребий весьма завидный, он научит меня переносить трудности в жизни слуги церкви и Отечества!»: архимандрит Моисей (Рыбальский) по письмам к епископу Иеремии (Соловьеву) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
285
39
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АРХИМАНДРИТ МОИСЕЙ (РЫБАЛЬСКИЙ) / ЕПИСКОП ИЕРЕМИЯ (СОЛОВЬЕВ) / СТАРЧЕСТВО / УЧЕНОЕ МОНАШЕСТВО / ДУХОВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / ARCHIMANDRITE MOISEY (RYBALSKIY) / BISHOP JEREMIAH (SOLOVIEV) / ELDERHOOD (THE ORTHODOX ELDERS) / SCHOLARLY MONKHOOD / RELIGIOUS EDUCATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Богданова Татьяна Александровна

Статья посвящена архимандриту Моисею (Рыбальскому), незаурядному представителю ученого монашества, почти тридцать лет отдавшему духовно-училищной службе: бывшему наставником в Ставропольской (1849-1852), инспектором в Тифлисской (1853-1858), ректором в Смоленской (1858-1861) и Томской (1861-1877) семинариях, настоятелем Хирского Стефановского и Спасо-Преображенского Авраамиева монастырей. Трижды (в 1853, 1854, 1856 гг.) он ездил в Тегеран к Императорской российской миссии для совершения пасхальных богослужений в миссии, был принят при персидском дворе, награжден от шаха тростью и шалью, имел золотой наперсный крест, ордена св. Анны 2-й ст. и св. Владимира 4-й и 3-й ст. После увольнения от духовно-училищной службы настоятель Богородицкой Площанской пустыни (1877-1884), духовный писатель. В основу статьи положены письма о. Моисея своему воспитателю и духовному наставнику епископу Иеремии (Соловьеву; в схиме Иоанну), известному своей подвижнической жизнью, в послушании коего о. Моисей оставался до конца жизни. Внимание сосредоточено на личности о. Моисея, стойком и преданном служении его духовной школе, вопреки различным сложным обстоятельствам времени и места.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Богданова Татьяна Александровна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

“An Enviable Lot Befell Me which Will Teach Me to Endure Hardship in the Life of a True Servant of his Church and Fatherland!” Archim. Moisey (Rubalskiy) in his Letters to the Bishop Jeremiah (Solov’ev)

The contribution is devoted to Archimandrite Moisey (Rybalskiy), an outstanding representative of the scholarly monkhood, who dedicated almost 30 years of his life to the religious educational system: serving as a mentor in the Seminary of Stavropol (1849-1852), then working as inspector in the Tiflis Seminary (1853-1858), being the Rector of the Smolensk Seminary (1858-1861) and the Tomsk Seminary (1861-1877), and thereupon acting as the Father Superior of the Khirskiy monastery of St. Stephan and the Spasso-Preobrazhenskiy monastery (i. e., on the Transfiguration of the Saviour). Archimandrite Moisey was sent for three times (in 1853, 1854 and 1856) to the Imperial Russian Missionery Office in Tehran to celebrate the Divine Service on the Easter. He was also invited to visit the Iranian Court and received precious gifts from the Persian Shah a walking stick and a shawl; he was awarded with a golden pectoral cross and with the orders of St. Anna (2-nd degree) and St. Vladimir (3-rd and 4-th degrees). After his retirement from the religious educational system he became the Father Superior of the Bogoroditskaya (Holy Virgin) Ploschanskaya Pustyn (hermitage) in 1877-1884. He also wrote religious works. The article is based on Fr. Moisey’s letters to his spiritual Father and instructor, Bishop Jeremiah (Soloviev, John in the scheme) who was famous for his ascetic life; Father Moses stayed in obedience to Fr. Jeremiah till he died. Special attention is given to the personality of Father Moisey, to his loyal and devoted service to the ecclesiastical school in spite of any difficulties of time and space.

Текст научной работы на тему ««На мою долю выпал жребий весьма завидный, он научит меня переносить трудности в жизни слуги церкви и Отечества!»: архимандрит Моисей (Рыбальский) по письмам к епископу Иеремии (Соловьеву)»

Т.А.Богданова

«НАМОЮ ДОЛЮВЫПАЛ ЖРЕБИЙ ВЕСЬМА ЗАВИДНЫЙ, ОН НАУЧИТ МЕНЯ ПЕРЕНОСИТЬ ТРУДНОСТИ В ЖИЗНИ СЛУГИ ЦЕРКВИ И ОТЕЧЕСТВА!»: АРХИМАНДРИТ МОИСЕЙ (РЫБАЛЬСКИЙ) ПО ПИСЬМАМ К ЕПИСКОПУ ИЕРЕМИИ (СОЛОВЬЕВУ)

Статья посвящена архимандриту Моисею (Рыбальскому), незаурядному представителю ученого монашества, почти тридцать лет отдавшему духовно-училищной службе: бывшему наставником в Ставропольской (1849-1852), инспектором в Тифлисской (1853-1858), ректором в Смоленской (1858-1861) и Томской (1861-1877) семинариях, настоятелем Хирского Стефановского и Спасо-Преображенского Авраамиева монастырей. Трижды (в 1853, 1854, 1856 гг.) он ездил в Тегеран к Императорской российской миссии для совершения пасхальных богослужений в миссии, был принят при персидском дворе, награжден от шаха тростью и шалью, имел золотой наперсный крест, ордена св. Анны 2-й ст. и св. Владимира 4-й и 3-й ст. После увольнения от духовно-училищной службы — настоятель Богородицкой Площанской пустыни (18771884), духовный писатель. В основу статьи положены письма о. Моисея своему воспитателю и духовному наставнику епископу Иеремии (Соловьеву; в схиме Иоанну), известному своей подвижнической жизнью, в послушании коего о. Моисей оставался до конца жизни. Внимание сосредоточено на личности о. Моисея, стойком и преданном служении его духовной школе, вопреки различным сложным обстоятельствам времени и места.

Ключевые слова: архимандрит Моисей (Рыбальский), епископ Иеремия (Соловьев), старчество, ученое монашество, духовное образование.

Личность есть главнейший объект и субъект истории. Можно сказать, что история создана («придумана») для человека, — процесс, совершающийся во времени с повторными и многократными напоминаниями, «по требованиям божественно-спасительной педагогии», с целью трениро-

© Т. А. Богданова, 2016

185

вания нас для «получения небесного гражданства»1, складывающийся из наших действий, помыслов, чувствований, слов. И многое определяется в нем взаимоотношениями людей, влиянием друга на друга, поддержкой и противодействием, любовью и враждой, или безразличием.

Архимандрит Моисей принадлежал к той части представителей ученого монашества, кто, отдав почти половину жизни духовно-училищной службе, завершил свою «карьеру» настоятелем монастыря, минуя высшую ступень служения — иерархическую, к которой ученое монашество предназначалось прежде всего. По окончании МДА кандидатом богословия около трех лет (1849-1852) служил наставником в Ставропольской семинарии, 5 лет (1853-1858) — наставником и инспектором в Тифлисской, три года ректорствовал в Смоленской и 16 лет (1861-1877) — в Томской. Таким образом, за 28 лет сменил 4 епархии, 9 лет служил на Кавказе (1849-1858), где шла война с горцами, которую о. Моисей мог наблюдать из окна кельи, и 16 лет в Сибири (1861-1877).

Онисим Андреевич Рыбальский, как звали в миру архимандрита Моисея, родился в Киеве около 1818 г.2 В 1831 году своим родителем — чтецом Андреем — отдан на воспитание архимандриту Иеремии (Соловьеву)3, тогда профессору и инспектору Киевской духовной академии. В 1834 г. Иеремия стал ректором Киевской семинарии, в 1839 г. ректором Киевской академии, 6 апреля 1841 г. хиротонисан в епископа Чигиринского, викария Киевской епархии с увольнением от ректуры. С января 1843 по ноябрь 1849 г. преосвященный Иеремия занимал новоучрежденную Кавказскую кафедру, затем менее года, по июль 1850 г. — Полтавскую. В декабре 1850 г. переведен в Нижний Новгород4. Смиренный в частной жизни, епископ Иеремия проявлял не-

1 Глубоковский Н. Н. Благовестие христианской славы в Апокалипсисе св. апостола Иоанна Богослова: Сжатый обзор. 1оп!апуШе, 1966. С. 113-114.

2 У архимандрита Моисея был брат — о. Иаков, живший в Умани, скончавшийся не позднее июля 1869 г., о. Моисей помогал своим племянникам.

3 Иеремия (в миру Иродион Иванович Соловьев, 1799-1884), епископ Нижегородский. Уроженец Орловской епархии, в Орловской семинарии учился вместе с Иваном Борисовым, будущим архиепископом Херсонским Иннокентием, и был дружен с ним всю жизнь.

4 О пребывании владыки Иеремии в Нижнем Новгороде пишет профессор СПбДА А. Л. Катанский, учившийся в 1852-1858 гг. в Нижегородской семинарии; см.: Катан-

преклонность в делах Церкви, «прямо и безбоязненно» выступая против «злоупотреблений и церковных неблагоприличий», что приводило к конфликтам преосвященного с гражданской властью. Его деяния не всегда получали «надлежащую оценку» и со стороны паствы, от которой он нередко терпел поношения за взыскательность и обличительные проповеди. По своей живой впечатлительности и нелюбви к двое-душничеству епископ Иеремия много скорбел, встречая неправду, и не раз посылал в Св. Синод прошения об увольнении. Наконец, 17 июня 1857 г. его отпустили на покой в Нижегородский Печерский монастырь с пенсией в 1000 р., затем он проживал в Городецком Феодоровском монастыре Балахнинского уезда и последние годы — в нижегородском Благовещенском монастыре, в 1860 г. тайно принял схиму с именем Иоанн. Редко выходил из кельи, почти ежедневно служил в своей домовой церкви и изредка — священническим служением со своим келейником иеродиаконом Никоном — в монастырской церкви. Был щедрым (и тайным) благотворителем, жертвуя на храмы5, богадельни, и особенно — в учебные заведения6, духовные и светские.

Среди русских иерархов XIX в. преосвященный Иеремия занимает особое место. Всячески избегая мирской славы, он пользовался среди епископата большим почтением и со многими состоял в переписке7. Как отмечал биограф владыки Иеремии, жизнь преосвященного не раз

ский А. Л. Воспоминания старого профессора (с 1847 по 1913 гг.). Вып. 1. Петроград, 1914.

5 В июле 1879 г. преосвященный Иеремия передал в церковь Санкт-Петербургской духовной академии иерусалимский крест с частицами святых мощей, подаренный ему митрополитом Киевским Филаретом, а за четыре дня до смерти — напрестольные Евангелие (с собственноручною надписью) и крест в московский храм Христа Спасителя «на память о почивших в 1812 году воинах».

6 На его вклады содержалось немало стипендиатов: в память митрополита Киевского Филарета (Амфитеатрова), архиепископа Херсонского Иннокентия (Борисова), прп. Серафима Саровского, епископа Нижегородского Иакова (Вечеркова), профессора Киевской духовной академии протоиерея И. М. Скворцова и др.

7 Среди его корреспондентов архипастыри — Иннокентий (Борисов), Антоний (Амфитеатров), Исидор (Никольский), Григорий (Постников), Иринарх (Попов). В библиотеке Орловской семинарии хранились три тома писем к владыке Иеремии разных лиц и переплетенные отдельно письма за 1837-1852 гг. митрополита Киевского Филарета (Амфитеатрова).

неожиданно меняла свое течение. Мечтавший с юности о монастырском уединении, он 13 лет отдал духовно-педагогической деятельности, 14 лет состоял правящим архиереем, последние 27 провел на покое — в молитве, чтении и богомыслии. Разнообразие положений и связанных с ними испытаний обогатило епископа Иеремию глубоким духовным опытом. Прекрасно знал он творения Исаака Сирина, Иоанна Лествич-ника, преп. Антония Великого, из русских святителей — Димитрия Ростовского и (особенно любимого им) Тихона Задонского. В первые годы своего отшельничества епископ Иеремия занимался литературными трудами. Главная тема его сочинений — «умное делание»8.

В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в бумагах преосвященного Иеремии9 хранится около 100 писем к нему архимандрита Моисея за период с сентября 1852 г. по август 1873 г., из которых можно узнать о подробностях прохождения им службы и о личности архимандрита Моисея. Письма воспитателю и духовному наставнику — своего рода исповедь. Очевидно, что преосвященный Иеремия имел на своего «крестового иеромонаха» не просто большое влияние, до конца жизни оставался тем опытным в духовной жизни старцем, в послушании коему Моисей находился, вступив на путь монашеский.

Так удивительно сложилось, что на всех местах своего служения архимандрит Моисей встречался с «земляками», учениками, пострижениками и «сослуживцами» епископа Иеремии (Соловьева), а после увольнения от духовно-училищной службы в 1877 г. назначен был настоятелем Севской Богородицкой Площанской пустыни Орловской епархии, знаменитой тогда на всю Россию своими старцами. Выбор именно этой пустыни вряд ли был случаен. В ней некогда думал провести жизнь Иродион Соловьев (в монашестве — Иеремия), когда в 1824 г. подал архиепископу Орловскому Гавриилу (Розанову) прошение отпу-

8 Титов А. А. Преосвященнейший Иеремия, в схимонашестве Иоанн, епископ Нижегородский и Арзамасский + 6 декабря 1884. Биографический очерк. М., 1887.

9 Бумаги владыки Иеремии были переданы в библиотеку (архив) СПбДА, по-видимому, в 1899-1900 г. экономом Санкт-Петербургского митрополичьего дома архимандритом Никоном (в прошлом келейником епископа Иеремии); помимо сочинений архипастыря, пять переплетов писем к нему от разных лиц: ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1 (Собрание СПбДА). А1/281, А11/307, А11/308, А11/323, А11/329. Часть бумаг преосвященного, в том числа письма к нему, находятся в РГИА. При цитировании архивных документов орфография и пунктуация оригинала сохраняются.

стить послушником в Площанскую пустынь, но тот назначил Свенский монастырь.

В январе 1843 г. епископ Иеремия был переведен из Киева на только что учрежденную Кавказскую епархию. В апреле 1843 г. прибыл в Ставрополь. Здесь, в Ставрополе, бывший при нем Онисим Рыбаль-ский был пострижен в монашество, о чем есть запись епископа Иеремии на страницах книги «Памятник веры»: «1845. 20 Окт. Имел отеческое удовольствие постричь в монашество сына своего по духу и воспитанника Онисима. Благодарю Тебя, милосердый Господи, и молю Тя, милуй и соблюди и приведи нас в Царствие Твое Небесное. — Поелику иночество Онисима было предметом моих постоянных молитв: то за год пред сим 20 Августа, в день Пророка Самуила, я сказал себе, что Самуилом нареку Онисима, зане прошу иночества его, как Анна чадства, от Господа Саваофа. Так и решился было пред самым постригом написал уже к своему отцу Смарагду10; но вчера имя Самуил мне представилось страшным, потому, что носит в себе имя: Бог, по евр. ЕлЪ, то дабы не грешить против третией заповеди: не приемли имени Господа и пр. всуе, я нарек Онисима Моисеем — имянем, которое заключает в себе все утешительное, все поучающее, все || радостное. Пророче и Боговидче Моисее! Буди вождь и ходатай и нам грешным — ему соименнику своему, и мне грешному, и доведи — доведи — доведи до Ханаана Небесного, Благодатию Ходатая Нового Завета, Господа Иисуса Христа. Ему же со Отцем и Святым Духом слава буди во веки. Аминь. Постриг совершен в Крестовой Креста Господня Церкви. Итак желание отца моего Смарагда исполнилось. Онисиму судил Бог быть первым на Кавказе постриженцем. Устрой Господи о нем вещь благу.

22. Посвятил11 Моисея в Иеродиакона. Буди Благодать с ним, и пребуди»12.

10 Смарагд, иеромонах Брянского Свенского монастыря, у которого будущий владыка Иеремия был в послушании во время пребывания в монастыре, впоследствии (18421859) игумен Свенского монастыря, в 1848 г. — архимандрит. В бумагах епископа Иеремии есть письмо к нему архимандрита Смарагда от 8 апреля 1859 г., в котором тот благодарил за память: «Ваши молитвы драгоценны мне потому, что они сердечные» (ОР РНБ. Ф. 573. А11/329. Л. 130-131 об.).

11 Сверху написано: рукоположил.

12 ОР РНБ. Ф. 573 (Собрание СПбДА). А11/380. Л. 201-201 об. «Памятник веры, представляющий благочестивому взору христианина празднества, православною церко-

В 1846 г. Моисей был направлен в Московскую духовную академию, о чем 17 августа преосвященный Иеремия также оставил запись: «Отпустил Моисея в Московскую академию или, ближе к делу моему сказать, — в Свято-Троицкую Лавру, к подножию преподобного Сергия. После пятнадцати лет пребывания с ним, жаль было расстаться; но зато ощутил в сердце своем новое чувство, сладкое чувство, свойственное родительскому сердцу, — радость и благодарность Промыслу Божию о благополучном совершении поприща воспитания, — Слава Тебе, Господи!»13. Имя кандидата богословия иеромонаха Моисея указано в списке выпускников МДА за 1848 год (8-й из 27)14. Таким образом, он учился в МДА два года15.

По окончании академии отец Моисей «ходил пешечком в виде странника» в Ростов поклониться мощам святителя Димитрия Ростов-ского16. В конце 1848 г. определен наставником в Ставропольскую семинарию, открытую в 1846 г. епископом Иеремией. Прибыл в Ставрополь

вию установленные святым угодникам Божиим, с кратким описанием их жития; с присовокуплением избранных на каждый день текстов Священного Писания, благочестивых размышлений и духовных стихотворений, руководствующих к непрестанному упражнению в богомыслии. С приложением к каждому месяцу листков для ежедневного записывания на них своих мыслей, чувствований и поступков». М., 1838. Записи владыки Иеремии сделаны на листках для записывания к месяцу октябрю (С. 361-362).

13 Записки преосвященного Иеремии (Соловьева), архиепископа Нижегородского (1799-1884), за время бытности его епископом Кавказским и Черноморским в г. Ставрополе в 1846, 1847 и 1848 годах / публ. К. Евтропова // Томские ЕВ. 1901. № 11. С. 6-17, 15; № 12. С. 6-18.

14 Указан выпускником Киевской духовной семинарии.

15 Сам преосвященный Иеремия в свое время был принят на второй курс СПбДА и учился в академии три года (1824-1827).

16 Об этом Моисей вспоминал позднее в одном из писем Иеремии. Убеждая того не беспокоиться о судьбе своих рукописных сочинений, Моисей упоминал столь почитаемых Иеремией святителей Тихона Задонского и Димитрия Ростовского: «Несмотря на то, что последний лег во гроб на черновых литературных трудов своих, которые и теперь со времени открытия Его мощей хранятся как редкость, что я своими глазами видел и осязал их руками, читал в 1848 году, когда я, по окончании академического курса из Сергиевой Лавры, ходил пешечком в виде странника. || Святители ничего не оставили для напечатания, между тем мы видим их напечатанными и изданными в тысячных экземплярах. Вы только пишите, и найдут христолюбцы со средствами и усердием к доброму делу. И так и Вам об этом хлопотать не следует, а предав их в волю Божию успокоиться». ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/329. Л. 120-120 об. Письмо от 14 июня 1869 г.

не ранее 1 декабря 1848 г. В ноябре 1849 г. преосвященный Иеремия был назначен в Полтаву. Спустя много лет, в декабре 1871 г. отец Моисей писал ему: «Богу угодно было разлучить меня от Вас пространством, но не духом и любовью»17.

Оставшись один в Ставрополе, о. Моисей в письмах Иеремии горько сетовал по поводу службы на «скучном» для него Кавказе, сожалея, что «в Академию ездил», которая придала ему «больше гордости, а смирение. взяла». «Для духа моего это очень ощутительно. То ли дело быть простым монахом, жить где угодно душе, а теперь я настоящий невольник — где прикажут, там и живи, а — не там, где хочется. О уединение, святое уединение! Пошел бы к старцу воду возить или дрова рубить, помет выносить, навоз чистить, словом совершенно покорить свою волю воле человека опытного в духовной жизни. Что я теперь? Монах не монах, человек не человек, а так, какое-то отребье мира. Пустыня, святая пустыня, а не город мне приятна. Завидую жизни монаха доброго, послушника! — || Господи! Господи! спаси мене и твори со мною, что Господи угодно, а не мне, я ложь, а ты вечная Истина, всего себя предаю Тебе моему Господу, Утешителю»18.

В начале 1853 г. иеромонаха Моисея перевели в Тифлис. Было ли это по вмешательству епископа Иеремии, можно лишь предполагать. В Тифлисской семинарии иеромонах Моисей служил под началом ректора архимандрита Израиля (Лукина)19. «Ректор у нас земляк Ваш Архимандрит || Израиль весьма умен и весьма хорош в общежитии — мы все его любим и живем все согласно»20. Отец Моисей преподавал патристику, археологию, гомилетику, нравственное богословие, латинский и греческий языки. «Я запасся Академическими Записками по всем почти предметам в Академии, и они мне в настоящее время служат кладом, их сокращаю и выдаю ученикам, а пространное сам говорю в классе и сходит с рук. Ученики меня слушают, и я ими весьма доволен, разумеется,

17 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/329. Л. 97.

18 Там же. А11/323. Л. 7-7 об. Письмо от 9 октября 1852 г., Ставрополь.

19 Израиль (в миру Яков Иванович Лукин, 1801-1864), воспитанник Орловской духовной семинарии, которую окончил в 1821 г., двумя годами позднее епископа Иеремии (Соловьева) и преосвященного Иннокентия (Борисова), выпускник II курса КДА

(1825), ректор Тифлисской семинарии в 1851-1858 гг., в 1858-1859 г. ректор КДА.

есть в семье и не без урода, но я все покрываю больше благоразумным терпением»21. Иеромонах Моисей сообщал своему духовнику, что первые экзамены весною 1853 г. «кончил весьма благополучно — за хорошие ответы по предметам, мною преподаваемым, я получил от Высоко-преосвященнейшего Экзарха Ревизора Тифлисской Семинарии по определению Святейшего Синода благодарность во услышание всех моих сослуживцев»22. И впоследствии писал своему воспитателю: «Я, благодарение Господу, счастлив в Тифлисе; дела мои по должности бредут»23. Ежедневно читал творения святых отцов, Пролог, Четьи-Минеи.

Трижды (в 1853, 1854, 1856 г.) о. Моисей по предписанию Св. Синода — «послать в Персию к Посольству благонадежного иеромонаха» — и выбору экзарха Грузии архиепископа Исидора (Никольского)24совершал поездки в Тегеран к Императорской российской миссии для исполнения богослужений в Страстную и Светлую недели Пасхальной седмицы и всех духовных треб для состоящих при русской миссии православных.

В письмах владыке Иеремии отец Моисей подробно описал свое первое путешествие в Тегеран, отмеченное неординарными событиями. 15 марта 1853 г., отслужив раннюю Литургию в семинарской церкви, в сопровождении курьера Главного генерального штаба и двух причетни-ков25 выехал из Тифлиса, получив прогонных туда и обратно 1 000 руб. серебром26. С собою иеромонах Моисей вез всю необходимую для со-

21 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 39 об. Письмо от 2 февраля 1854 г.

22 Там же. Л. 25. Письмо от 6 июля 1853 г.

23 Там же. Л. 37. Письмо от 1 января 1854 г.

24 Исидор (в миру Иаков Сергеевич Никольский, 1799-1892), по окончании СПбДА (1825) оставлен в академии бакалавром; в 1824-1827 г. будущий владыка Иеремия учился в СПбДА. Исидор и Иеремия были ровесниками, оба постриженики ректора СПбДА епископа Григория (Постникова): Иеремия — в 1824, Исидор — в 1825. В августе 1829 г. архимандрит Исидор был назначен ректором родной для Иеремии Орловской семинарии, а Иеремия на его место оставлен в СПбДА. В 1844-1850 гг. архиепископ Исидор находился в Грузии, в 1858 — митрополит Киевский, в 1860 — митрополит Новгородский и Петербургский, первоприсутствующий в Св. Синоде.

25 Это были псаломщик эриванского Покровского собора Иван Поликсенов и причетник приходской нахичеванской церкви св. равноапостольного князя Владимира Мирон Вигилянский.

26 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 13. Письмо от 14 марта 1853 г., Тифлис.

вершения богослужения утварь27. Большую часть пути он и спутники его совершили верхом, 6 апреля благополучно прибыли в Тегеран: «Встречали меня здесь по-царски — вся Миссия с конвоем выехала за 5ть верст и все это в блестящей форме и сопровождали меня верха||ми на отлично убранных лошадях до города и городом в дом Министра Князя Долгорукова, который принял меня весьма радушно и вот я по милости Божией живу теперь в Княжеском Доме в отлично убранных комнатах, все к моим услугам. От границы до Тегерана 800 с лишним верст ехал верхом — на колесах здесь по Персии ехать нет никакой возможности. Горы, груды камней, скалы, вершины, ущелия без леса и годной к употреблению травы, быстрые реки — вот что мне встречалось || и провожало по Персии. Несмотря на трудность верховой езды я приехал здоров в Тегеран и начну служить в Молитвенной Комнате с 8-го апреля»28. В Тегеране в это время свирепствовала холера, но о. Моисей оставался здоров и благополучно служил. 28 апреля он сообщал епископу Иеремии: «12-го Апреля я Княгиню Долгорукову29 из Реформатства, по милости Божией, присоединил к Православию и в сей же день в 2-а часа по полудни я имел честь представляться вместе с Министром30 и всеми чиновниками Миссии Его Величеству Насредину Шаху Персид-

27 Часть церковной утвари была выдана из экзаршей канцелярии — «Св. Миро, Свят. Антиминс,. подрясник, Набедренник и службу на святую Пасху, из коих Св. Миро, подрясник и книжку и набедренник» он должен был доставить обратно. Часть получил от Осетинской комиссии. Кроме того, специально для поездки были приобретены «сребропозлащенный потир, дискос, звездица, копие, кропило, дароносица, напрестольный крест, Евангелие, ковшик для теплоты, Плащаница, две иконы Спасителя и Богоматери, две священнические ризы, праздничные и траурные, два кожаных чемодана для укладки вещей». Если посланник вернет за купленные вещи деньги, их можно было оставить в миссии, в противном случае все нужно везти обратно. Подвижной престол необходимо было сдать на хранение при миссии (Из предписания архиеп. Исидора Моисею. № 324 от 13 марта 1853 г. Тифлис. ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 13 об.). «Для жертвенника разрешается вам употребить простой столик, покрыв его приличною пеленою, и окропив как оный, так и все посланные с Вами богослужебные вещи св. водою» (Там же. Л. 16).

28 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 17, 17 об., 18. Письмо от 8 апреля 1853 г., Тегеран.

29 Мария Ивановна Долгорукова (урожд. Десворт-Сальт-Бомель, 1809-18.03.1853, Тифлис).

30 Князь Дмитрий Иванович Долгоруков (1797-1867), в ранге полномочного министра при персидском дворе в Тегеране в период 11.06.1845-20.03.1854.

скому, который посадил меня на полу на ковре — повыше Министра нашего Двора, который сидел на кресле, а Шах на своем троне. 26 || Апреля я другой раз представлялся Шаху с одним Старшим Драгоманом Адольфом Лаврентьевичем Графе и Министром Иностранных Дел при дворе Персидском. Шах был очень ласков, смеялся, разговаривал со мной чрез Драгомана о различии Православного исповедания от Армянского, Католического от Протестантского. Разговор продолжался полчаса и у меня ужасно ноги заболели от сидения на ковре поджавши ноги по персидски; от Шаха пошли к Первому Министру Двора Его Величества, который поднес мне рисунки Палок на выбор по воле Его Величества и когда я указал на любой [sic!] мне рисунок — Он сказал, поздравляю Вас с Милостию Шаха. Эта Палка у Его Величества, она усыпана драгоценными каменьями. Вы ее получите у Полномочного Министра Князя Долгорукова и с тем мы отправились из дворца в Миссию. Какая эта Палка || я — ее еще не видел и не получал, но во всяком случае я ее получу с грамотой от Шаха на Палку»31.

30 апреля иеромонах Моисей покинул Тегеран; на обратном пути посетил Тавриз, где его ждал российский генеральный консул Николай Адрианович Аничков «для освящения исправленной им древней Православной церкви и исповеди членов Консульства»32. Из Тавриза о. Моисей писал епископу Иеремии: «Желание и надежда Ваша, что я прежде Вашей рекомендации сам себя зарекомендую пред Высокопреосвященнейшим Экзархом, сбылись. Поручение, данное им, ясно говорит, что я в лице его почему то заслужил его внимание. Этому обязан я не себе и не своей осмотрительности, а молитвам Вашего Преосвященства, без них я давно бы пал по юности и глупости моей ими только существую и сохраняюсь»33.

2 июня иеромонах Моисей вернулся в Тифлис, проехав туда и обратно более 2000 верст верхом, «что было непросто»34, по его словам. 5 июня подал рапорт о поездке, а 8 июня после Литургии архиепископом Исидором (Никольским) произведен в игумены. 10 июня 1853 г. кн. Д. И. Долгорукий направил архиепископу Исидору послание, в котором выразил

31 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. AII/323. Л. 19 об.-20 об. Письмо от 28 апреля 1853 г., Тегеран.

32 Там же. Л. 33.

33 Там же. Л. 21. Письмо от 15 мая 1853 г.

глубочайшую признательность «за прекрасный выбор Ваш падший на духовное лицо столь достойное по своим качествам и образованию»35.

На 1854 г. игумен Моисей был «поставлен Катихизатором Церкви Грузинския»36 и с 9 января каждый воскресный день в кафедральном Сионском соборе Тифлиса проводил катехизические беседы.

4 февраля 1854 г., вновь назначен для исправления духовных треб в Императорскую российскую миссию в Тегеране и Генеральное консульство в Тавризе. 24 февраля получил наперсный крест из кабинета экзарха Грузии, 28 февраля выехал из Тифлиса, 6 марта был в Нахичевани, 11 марта к вечеру в Тавриз «прибыл на персидской лошади, иноходе, Богу благодарение благополучно». «Дорога из Нахичевани до Тавриза была сухая, — сообщал он преосвященному Иеремии, — в горах Марандских встретили зиму в полном смысле сего слова — снег по брюхо лошади, далее <...> меня ждет в дороге великая грязь, впротчем, Що було, то бачили, а що буде, то побачимо»37. С 9 марта начался Урус — Новый год, все улицы в Тавризе были «наполнены Персиянами с утра до ночи — все в Праздничных платьях — Чохах в персидских высоких наподобие сахарных голов шапках ходят не спеша, важно, спесиво и к удивлению без шуму»38. Из Тавриза дорога на Тегеран шла сначала через горы, а потом 350 верст по плодоносной Султанайской долине, через город Казбин, знаменитый своим превосходным виноградом, «<.> и когда Вы проезжаете по городу, Персияне во множестве предлагают Вам свежий, крупный, на вкус весьма приятный виноград во всякое время года не с тем, чтоб взять с Вас плату — нет, а чтобы похвалиться своим садом»39. А 30 марта игумен Моисей писал уже из Тегерана: «27-го Марта был день моего въезда на Верховой лошади в рясе, в Клобуке в сопровождении 65-ти всадников на прекрасных лошадях, — был день въезда в Тегеран, столицу Персии при весьма благоприятной погоде. Встретили меня за 12ть верст от Тегерана все чиновники Миссии, Русские подданные, Армяне, во главе которых были два армянских священника высланные здешним Армянским || Епархиальным

35 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 27 об.

36 Там же. Л. 37. Письмо от 1 января 1854 г.

37 Там же. Л. 47, 47 об. Письмо от 14 марта 1854 г. Тавриз.

38 Там же. Л. 47 об.-48.

Епископом Фаддеем, Донские казаки здесь и экипаж был выслан к моим услугам, но я не сел в экипаж, а остался верхом потому, что мне со всяким нужно было сказать несколько слов каждому встретившему мое недостоинство. Князя застал я в горестном положении, он лишился супруги своей Княгини Марии Ивановны Долгорукой. Она умерла 15го Марта сего года в Тифлисе, куда она приехала лечиться || больная за несколько месяцев до моего выезда из Тифлиса в Тегеран. Утешал Князя, живу в его доме и занимаю весь нижний этаж. 30-го марта отслужил большую панихиду и первую Литургию в Тегеране и с сего дня будет продолжаться ежедневно до моего выезда из Тегерана Богослужение»40. Накануне отъезда из Тегерана, 14 апреля, отец Моисей сообщал владыке Иеремии о главных событиях своего пребывания в миссии, прежде всего о визите с кн. Д. И. Долгоруким к шаху. Тот, как писал игумен Моисей, «принял меня по прежнему весьма милостиво, посадил меня близ своего трона на полу, который услан дорогими персидскими ковра||ми. Пожаловал мне на память персидскую шаль. Я также был представлен 1му Министру Его Величества Мирзе-Ага-Хану и Министру Иностранных дел Мирзе Сеид-Хану, которые приняли меня весьма милостиво и угощали по восточному обычаю: Кальяном, Кофем без сахару, Кальяном, Чаем и опять Кальяном, который я, разумеется, не курил»41. На этот раз 10 марта, в Великую Субботу о. Моисей «обратил в Православие» шефа музыки двора Его Величества шаха Марка. «Во все время моего здесь пребывания погода стояла прекрасная — все цветет и зеленеет, воздух упоительно хорош и потому, я, слава Богу, здоров и благодушен на чужбине»42.

6 мая 1854 г. игумен Моисей возвратился в Тифлис. Полученный перед поездкой наперсный миссионерский крест он вернул архиепископу Исидору. За ревностную и усердную службу по семинарии (на основании отзыва архиепископа Исидора, ревизовавшего семинарию) получил благословение Св. Синода43, а 2 июля — золотой наперсный крест с надписью: «Пресвитеру дающему образ верным словом и житием»44.

40 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 49, 49 об., 50.

41 Там же. Л. 51-51 об. Письмо от 14 апреля 1854 г., Тегеран.

42 Там же. Л. 52. Письмо от 14 апреля 1854 г., Тегеран.

43 Там же. Л. 53-53 об. Письмо от 10 мая 1854 г., Тифлис.

На лето о. Моисей был командирован архиепископом Исидором в урочище Даричечас (в 50 верстах от Эривани и в 200 от Тифлиса) куда на лето выезжало все эриванское общество. По возвращении в Тифлис указом Св. Синода от 28 сентября 1854 г. назначен инспектором Тифлисской семинарии, 1 ноября вступил в должность. «Хожу по номерам, ежедневно утром и вечером в зале с учениками семинарии молюсь Господу Богу, посещаю столовую, словом начал проходить сию должность по совести. <.> Помолитесь Владыко Святый, да поможет мне Господь проходить сие служение с поль||зою для заведения, готовящего новых — юных Пастырей душ, — служителей Алтаря Господня»45. Весной 1855 г. отец Моисей ревизовал Владикавказские духовные училища (уездное и приходское). Осенью в Тифлисе была вспышка холеры, но, как писал игумен, «в городе смертность обыкновенная»46. Сам он был «во все время и теперь здоров и благополучен» и сообщал владыке Иеремии: «За Отца Ректора и за себя хожу в класс, читаю || и выправляю по крайнему моему разумению ученические задачи и проповеди; каталог по Собору почти кончил, к следующей неделе представлю Его Высокопреосвященству окончание трудов моих по сему предмету и надеюсь получить за сие Архиерейское спасибо. Итак, как видите, я постоянно занят и при том весел и доволен настоящим моим положением, за все сие благодарю Господа моего»47.

В марте 1856 г., «по примеру прежних лет», отец Моисей был в третий раз командирован в Персию. 6 марта выехал из Тифлиса, 14 — прибыл в Нахичевань. С ним ехали диакон, причетник, переводчик с персидского (Курьев), конвой из «6, 7 и 8ми всадников Киргилинцев». С дороги он писал епископу Иеремии: «Везу с собой крупу, муку, масло, рыбу, седло || до границы, кастрюлю, таган, медный вм.[есто] самовара чайник, погребец, свечи стояриновые [!], восковые церковные, некоторые богослужебные книги, для подарков православным в Персии разных иконок, книжек молитвенников, псалтирей тоже для подарков, походную кровать, словом, еду целым домом, скажите много, а все необходимо для поддержания себя в степях Персидских — себя и спутников моих»48. За две недели верхом

45 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 57 об.-58. Письмо от 5 ноября 1854 г.

46 Там же. Л. 66. Письмо от 14 октября 1855 г.

47 Там же. Л. 66-67. Письмо от 14 октября 1855 г., Тифлис.

48 Там же. А11/307. Л. 367 об.-368. Письмо от 15 марта 1856 г., Нахичевань.

проехали 140 верст от Джульфы до Тавриза и прибыли вечером 17 марта в Тавриз, где игумен Моисей был принят «весьма хорошо» управляющим русским консульством Николаем Владимировичем Ханыковым (ученым-ориенталистом, членом-корреспондентом Императорской академии наук). «Комната, в которой помещен, вся услана богатыми коврами и все, чего бы я захотел сану моему приличного, все к моим услугам»49. После совершения богослужений и приобщения Св. Таин членов консульства и православных в Тавризе выехали 26 марта в Тегеран. «Здесь зима, а впереди к Тегерану грязь ужаснейшая до Султаниэ, а там весна, тепло, сухо до Тегерана и дорога везде ровная, зато до Султаниэ, горы и горы, камень песок снег грязь небо и земля, на этом пути в продолжение дня, если встретится два три Персиянина, пасущие ослов, катеров50 никого не встретит путешественник Ваш Моисей. Что делать? На мою долю выпал жребий весьма завидный, он научит меня переносить трудности в жизни слуги Церк||ви и Отечества! За что благодарю Бога и Начальство, обращающее на меня, недостойного, внимание, каковым я весьма дорожу, и стараюсь по совести исполнять возложенное им на меня поручение»51. В Тегеран о. Моисей прибыл 5 апреля и был принят «весьма милостиво» новым поверенным в делах в Персии Н. А. Аничковым, которого знал по Таври-зу, где Аничков служил генеральным консулом. «<...> встретили меня || здесь по царски; за 5-ть верст выехали все чиновники Миссии Императорской, Донские казаки, находящие [!] при Миссии и все Русские поданные, всех всадников было до 65 человек»52.

9 апреля «из столицы Персии вот уже третий и последний раз» он поздравлял преосвященного Иеремию с Пасхой. «<...>На следующие годы не думаю, чтобы меня посылали; пусть еще другие испытают это удовольствие. Если вперед [!] и — предложат, решительно говорю Вам, откажусь. Пора подумать о душе и душевно небесном || путешествии туда, куда пошли с миром наши отцы и знаемые — в страну вечности, о если бы Господь послал мне с покаянием умереть и явиться Судии и Богу моему бестрепетно на суд! Седина в бороде моей, явившаяся в послед-

49 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 75. Письмо от 21 марта 1856 г.

50 Мулов.

51 Там же. Л. 74 об.-75. Письмо от 21 марта 1856 г., Тавриз.

ний год во множестве, и ее то я считаю решительным знаком того, что я должен начать жизнь лучшую, исправиться по возможности в человеческих слабостях, коих у меня многое множество и таким образом приготовиться к вечности»53. 18 апреля игумен Моисей выехал из Тегерана.

После возвращения из третьей поездки в Тегеран, ставшей последней, как отец Моисей и предполагал, в августе 1856 г. он был возведен в сан архимандрита и назначен настоятелем монастыря св. Стефана. 30 августа, вернувшись из монастыря, который он ездил принимать сразу по возведении в сан, о. Моисей так описывал его епископу Иеремии: «Монастырь мой построен в шестом столетии по Рождестве Христове одним из тринадцати Св. Отцев, пришедших из Сирии в Грузию, по имени Стефаном и от того он и называется Стефановским Хирским (по месту деревни Хирса) Монастырем; находится в Сигнахском уезде, расстоянием от города Сигнах в 10 верстах к востоку || на алазанской долине, обнесен каменною оградою. В нем небольшая двухпрестольная Церковь каменная, во имя Св. первому-ченника Стефана, которая ветхая теперь может быть возобновится но какими средствами Бог весть. При ней есть келлии для Настоятеля и братии каменные, но все без крыш, все это сгнило от времени и представляется издали Монастырь в виде развалин. В Церкви почивают под спудом мощи Преподобного Стефана. Братии в нем 1 Иеромонах, 1 вдовый Священник, желающий поступить в Монахи, 1 Иеродиакон и 2 послушника и Настоятель, который живет в Тифлисе. По донесению моему о состоянии Монастыря, обещаются помочь горю церковными общих грузинских доходов, деньгами; но Бог весть. Ризница в Монастыре беднейшая, воздухи только одни и то старые, риз 9ть, из них годных 2е и то все ветхое и ветхое. Стихарь || один, и то весь порванный. Одежда на престолах крашанинная ветхая; крест напрестольный один и — то медный самой простой суздальской работы; Паникадила никакого; подсвечника 2 и то изломаны, лампад 4 и то старые-старые. Сердце кровью обливается при виде такой бедности в храме Божием. Иконостас главный деревянный порядочный, а в пределе на холсте ветхий, подсвечники около местных образов деревянные. Вот какого Монастыря я Настоятель за все сие благодарю Господа и Бога моего. Хочу просить книгу для испрошения подаяния для возобновления Монастыря, но еще удерживаюсь и выжидаю»54.

53 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 77-77 об. Письмо от 9 апреля 1856 г., Тегеран.

54 Там же. Л. 79-80. Письмо от 10 сентября 1856 г., Тифлис.

Спустя полтора года в конце 1857 г. о. Моисей давал преосвященному Иеремии отчет о своем настоятельстве: «23-го утром выехал я из Тифлиса на почтовой тройке во вверенный мне Хирский Монастырь, а 24го Декабря в 7мь часов вечера благополучно и здорово прибыл домой, где меня встретили как настоятеля с колокольным звоном, Св. Крестом и Святою водою в Церкви, приложившись к Св. Троице и Раке Стефана Хирского, возвратился в настоятельские келлии, находящееся в Развалинах, и в них то я расположился в одной уцелевшей, лучше других, комнате на втором этаже; комната без печки, а с камином, холодная так, что вода в комнате замерзает, а потолок чуть держится, то и гляди, что обрушится; окна без стекол, во многих местах заткнуты тряпками, бедность, какой я еще не видывал, холод, сырость, ужас что такое; вот что Господь позволил испытать — несмотря на то, что под шубой вблизи камина провел ночь, сам служил заутреню, в церкви кроме моих монахов и послушников ни один посторонний не был; к обедне же на первый день || было несколько человек в церкви, я служил и по-грузински и по-русски, а иеромонахи грузины, но русский не знающие ни слова, по-грузински. После обедни братия зашли ко мне с крестом, всех после поздравления усадил на полу, стула ни одного в монастыре нет, и начал угощать всех чаем из одного стакана, разумеется, первый стакан выпил я и так далее. Келейник грузи-но-имеретин, не умевший обойтись со стаканами в холодной комнате, в холодный стакан начал наливать чай, а он и лопнул, остались мы с одним стаканом, а привез я из Тифлиса их только два, и одним стаканом все напились чаю, закусили, кто рыбы, кто баранины, кто курятины, в Грузинских монастырях все едят мясное, закусивши, выпили кахетинского винца по стакана два и разошлись. Вот как встретил и провожаю праздники и встречаю новый год. Несмотря на все неудобства в Монастыре я весел, здоров и благодушен. Шамиль от меня недалеко; одна Алазанская долина нас разделяет, монастырь мой виден из гор Лезгинских; если бы лезгины пожаловали за мной в Монастырь и взяли меня в плен, бестрепетно пошел бы за ними пешком с Крестом в руках и в сердце, и начал бы там проповедовать Слово Евангелия, если не словом, то жизнию, стал бы у них учиться языку, научил бы их молиться Господу Богу и стал бы проповедовать по Апостольски. Господи! Буди || воля твоя во всем! Лезгинские горы, алазанская долина, монастырь и все около него горы покрыты снегом, что здесь ужасная редкость — это говорят к лучшему в отношении

садоводства и земледелия. Занимаюсь составлением сметы на подчинку Монастыря, который уже Экзарх разрешил подчинять экономическими средствами, а их у нас очень не много, думал сделать каменный свод на доме и покрыть его черепицею, но на месте по осмотре оказалось, что стены дома хотя и толстые, но не могут вынести тяжести каменного свода — это отменяло по необходимости и хочу на стропилы положить доски, и по ним покрыть черепицей; потребуется черепицы 6 000 штук, тысяча за алазанью продается по 20 р. — за морем телушка полушка да рубль перевоз — перевозка то меня сокрушает; впрочем, надежда на Господа, авось добрые грузины помогут. Работы начну производить со 2-й недели Великого Поста под присмотром казначея Монастыря иеромонаха Иоанна почтенного старца. Извините, Владыка Святый, что худо пишу — руки зябнут от холода, несмотря на то, что камин не угасает. С 1-го Генваря, виноградный монастырский сад, отданный предшественником моим на откуп, за который Монастырь получал в год 120 руб., так как срок кончился откупу, поступает || в Монастырское ведение; другие хлопоты ищу садовника, но еще не нашел; Находятся люди, которые хотят взять сад с половины — половина вина им, а половина Монастырю; но я нахожу это невыгодным для Монастыря потому, что обработка сада менее будет стоить того, что могут они выручить за вино и плоды; решаюсь все оставить в пользу Монастыря и потому ищу садовника, который бы нашими средствами занялся обработкою сада и, что Господь пошлет, то все будет наше. Итак, на следующую зиму, если Господь даст и живы будем, — будем иметь вино не покупное, да и еще на рублей несколько продам. — Сад от Монастыря недалеко и версты не будет — в начале Алазанской долины, Хирское вино считается превосходным, поэтому Монахи легко могут сами за ним присматривать. Летом здесь жить рай земной — зимой же, в настоящее время, настоящее монашеское искушение, мало, наказание. Живут же монахи, Бог их укрепляет и здоровы, хотя живут в келлиях, ей, без окон, а днем двери отворяют и постоянно сидят и хотя в полушубках и шапках, кушают хлеб в шапках, ничего делать? Пища их чуреки, баранина, если есть, а то и один хлеб и вино, непременно, без вина Грузин жить не может, но пьет в меру. Помолитесь, Владыко Святый, о Обители моей да поможет Господь, нынешним летом подчинять ее здания! Простите! Из Тифлиса напишу»55.

55 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 83-84 об. Письмо от 30 декабря 1857 г. Хирский

Но труды архимандрита Моисея по Тифлисской семинарии и возобновлению Стефановского монастыря прервал перевод его в Смоленск. Указом от 30 апреля 1858 г. он был назначен ректором Смоленской семинарии56 и настоятелем Спасо-Преображенского Авраамиева монастыря, где семинария находилась до 1891 г. По сравнению с другими семинариями, где о. Моисею довелось служить, Смоленская была одной из старейших, насчитывшая почти полуторовековую историю. К началу 1860-х г. в ней обучалось более 500 воспитанников.

Сам архимандрит Моисей считал себя не готовым к ректорству, о чем писал своему духовному наставнику, с июня 1857 г. проживавшему на покое в Вознесенском Печерском монастыре Нижегородской епархии: «Тяжело, Владыко Святый, в настоящее, [оземле||нилое ?] время, спасаться, особенно на службе. Помолитесь Владыко Святый, о мне недостойном, да поможет Он мне быть сколько-нибудь полезным для врученного смотрению моему духовного Вертограда, потому что чувствую себя весьма слабым и неопытным к прохождению возложенного, на худость мою, послушания — высокого послушания. Много нужно ума, а где его взять?»57. В связи с подготовкой реформы духовного образования архимандриту Моисею было поручено представить свое мнение о необходимых переменах в нравственном, учебном и хозяйственном отношениях в семинарии и училищах Смоленской епархии, в мае 1860 г. эти соображения были отосланы в Св. Синод. Для улучшения учебного дела предлагалось исключить из курса семинарских наук естественную историю, сельское хозяйство и медицину, упразднить как самостоятельные предметы патрологию и православное исповедание, поскольку в них преподавалось то же, что на уроках церковной истории и пространного катехизиса, вместо этого открыть класс иконописания и усилить преподавание новых языков — французского и немецкого, т. к. «при богатстве богословской литературы на этих языках, они представляются

Стефановский монастырь.

56 Этим же указом ректором Тифлисской семинарии назначен ректор Смоленской — архимандрит Фотий (Щиревский), из выпускников (1837) и бакалавров КДА (18371844), ученик преосвященного Иннокентия (Борисова) и епископа Иеремии (Соловьева). Ректор Тифлисской семинарии, архимандрит Израиль (Лукин) переводился в Киев ректором академии.

57 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 89-89 об., Смоленск, б. д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

полезными не менее древних»58. Высказывались пожелания и относительно методов преподавания, «чтобы ученики не столько заботились о буквальном изучении уроков, сколько об усвоении их разумном и передаче их своими словами». Многолюдные классы предлагалось разделить на два, даже если число учеников не превышало 100 (по главным предметам) и 150 (по второстепенным), как то предписывалось нормами. Предлагалось также увеличить число уроков по некоторым предметам, а каждому наставнику, по возможности, читать только один предмет59.

Некоторые из этих предложений были введены уже в 1861 г. при новом епископе Смоленском Антонии (Амфитеатрове)60: открыт класс иконописания (для желающих), рукописные записки по предметам стали заменять печатными руководствами. Прибывший в Смоленск 5 февраля 1860 г. епископ Антоний был учеником и постриженником епископа Иеремии в бытность того ректором Киевской академии, что не могло не сказаться на отношениях с архимандритом Моисеем. В апреле 1860 г. епископ Антоний подал ходатайство обер-прокурору Св. Синода графу А. П. Толстому, описав весьма жалкое состояние зданий, внутренних помещений и всего семинарского быта: стены давно не крашены и практически лишились штукатурки, печи полуразрушены и не годны к отоплению, полы «безобразны, избиты и моются едва раза по два в год», мебель в классах, жилых комнатах и больнице «весьма стара, разнокалиберна, безобразна», «столовые и постельные приборы... едва годны к употреблению»61. Не было денег на ремонт зданий, дрова и проч. нужды. Штатная сумма на содержание воспитанников отпускалась в расчете на 130 человек (по 48 р. 56 коп. на человека), в то время как в семинарском корпусе жило от 170 до 180, казеннокоштным отказывали в теплой одежде, выдаче фуражек, содержание учеников было «скудно по роду и количеству пищи и едва достаточно для

58 Сперанский И. П. Очерк истории Смоленской духовной семинарии и подведомых ей училищ со времени основания семинарии до ее преобразования по Уставу 1867 года: (1726-1868). Смоленск, 1892. С. 379.

59 Там же. Мнение о. ректора было изложено «применительно к взглядам на это дело бывшего в то время ректора Смоленского духовного училища, протоиерея Павла Жданова» (Там же). Павел Жданов — впоследствии епископ Чигиринский Иоанн.

60 Антоний (в миру Яков Гаврилович Амфитеатров, 1815-1879), выпускник КДА

(1839), на протяжении многих лет корреспондент епископа Иеремии.

утоления голода», в чем преосвященный усматривал главную причину, почему разные сыпи, глазные болезни и горячки являются «повальными» между семинаристами, особенно «тифозная горячка», как в 1858/1859 г. и в марте 1860 г.62 Преподаватели Смоленской семинарии, получая 286 руб. в год (меньше, чем в соседних епархиях), оказывались в более бедственном положении, чем сельские священники и диаконы. Вследствие всего этого епископ Антоний находил «вполне справедливым и заслуживающим полного внимания и уважения» мнение семинарского правления, что отпускаемая на семинарию сумма «решительно недостаточна» и ходатайствовал об увеличении ее. Но ходатайство его осталось без ответа, и дело «продолжало идти к худшему»63.

Подавляющее большинство наставников Смоленской семинарии были выпускниками духовных академий: Киевской (7) и С.-Петербургской (6), из них 4 магистра богословия (трое из КДА, один из СПбДА) и 9 кандидатов богословия. За годы служения о. Моисея в Смоленской семинарии сменилось два инспектора. Архимандрит Иона (в миру Иван Федорович Арсеньев)64, 30 ноября 1860 г. назначенный ректором Симбирской семинарии, не любил «научнишества и тайных доносов», «с ректором о. Моисеем находился в хороших отношениях»65. С 16 марта 1861 г. инспектором стал протоиерей Александр Григорьевич Макаревский (в монашестве Феодосий)66. Преподавали — Священное Писание священник Даниил Лебедев67, библейскую и церковную историю — Александр Егорович Позднышев68 и Григорий Малышкин69, гражданскую историю — Иван Се-

62 Сперанский И. П. Очерк истории Смоленской духовной семинарии. С. 386.

63 Там же. С. 387. По воспоминаниям самого И. П. Сперанского, на семинарию и училище был один хлебный нож, «который ежедневно и приходилось переносить из семинарии в училище и из училища в семинарию» (Там же. С. 388).

64 Выпускник КДА (1849), магистр богословия.

65 Сперанский И. П. Очерк истории Смоленской духовной семинарии. С. 420.

66 Выпускник КДА (1849), магистр богословия, 3 мая 1861 г. пострижен в монашество с именем Феодосий, в апреле 1862 г. возведен в архимандрита. Скончался 5 февраля 1885 г. епископом Екатеринославским.

67 Выпускник КДА (1853), магистр богословия.

68 Выпускник КДА (1843), кандидат богословия.

менович Соколов70, священник Иоанн Михайлович Попов71 и Иван Егорович Скоков72, логику и психологию — иеромонах Мемнон (Александр Вишневский)73, Дмитрий Космич Куницын74, Иван Петрович Сперанский75, физико-математические науки — Виктор Николаевич Сахаров76; среди преподавателей был также Фортунат Леонтьевич Слупский77.

Иван Петрович Сперанский, наставник и эконом семинарии, дал архимандриту Моисею следующую характеристику: «При оставлении должности настоятеля Смоленского Спасо-Аврамиева монастыря, епархиальным начальством, за особое и примерное попечение о благоустройстве монастыря, ему объявлена была искренняя благодарность и признательность со внесением в формулярный список. О. Моисей, хотя и не обладал особенными научными сведениями, но своим открытым взглядом, красивою наружностью и добрым сердцем располагал к себе всех. В обществе он всегда был любезен, а у себя дома приветлив и уго-стителен. Но самое высшее достоинство его заключалось в его примерном церковном служении»78.

Указом от 23 августа 1861 г. архимандрит Моисей был переведен ректором Томской семинарии79. 19 сентября он сдал Смоленскую семи-

70 Выпускник КДА (1849), кандидат богословия.

71 Выпускник СПбДА (1847), магистр богословия; скончался 28 августа 1861 г. от чахотки.

72 Выпускник СПбДА (1849), кандидат богословия.

73 Выпускник СПбДА (1855), кандидат богословия; впоследствии епископ Новомиргородский, викарий Херсонской епархии.

74 Выпускник СПбДА (1843), кандидат богословия. В Смоленской семинарии служил более сорока лет (1843-1885).

75 Выпускник СПбДА (1859), кандидат богословия.

76 Выпускник СПбДА (1857), кандидат богословия.

77 Выпускник СПбДА (1859), кандидат богословия.

78 Сперанский И. П. Очерк истории Смоленской духовной семинарии. С. 409-410.

79 О первых годах деятельности семинарии, преподавателях и последующих ректорах см.: Ростислав (Девятов), митр. Томский и Асиновский. Предыстория создания и начало становления Томской духовной семинарии // Духовное образование в Сибири: История и современность. Мат-лы конф. Томск. 4 октября 2008 г. Томск, 2009. С. 12-32; Он же. Жизнь и деятельность четвертого ректора Томской духовной семинарии архимандрита (впоследствии епископа) Акакия (Заклинского) // Труды Томской духовной

нарию своему преемнику архимандриту Павлу (Лебедеву)80, прежде инспектору СПбДА. Томская семинария (50-я) была из самых молодых, открыта 21 сентября 1858 г. епископом Парфением (Поповым)81. Первым ректором ее был архимандрит Вениамин (Благонравов)82, стараниями которого при семинарии устроены общежитие и церковь. Назначенный в сентябре 1860 г. в Томск епископ Порфирий (Соколовский)83 в апреле 1861 г. отстранил о. Вениамина и инспектора иеромонаха Владимира (Петрова)84 от исполнения обязанностей, обвинив в злоупотреблении казенными деньгами. После рассмотрения дела в Св. Синоде обвинения сняли. 23 августа 1861 г. архимандрита Вениамина назначили ректором Костромской семинарии, куда он, однако, не смог выехать, поскольку удерживался в Томске епископом Порфирием, полагавшим следствие не законченным. 5 февраля 1862 г. Вениамин получил новое назначение — епископом Селенгинским, викарием Иркутской епархии и начальником Забайкальской миссии. Наконец 22 марта 1862 г. он покинул Томск.

Архимандрит Моисей, прибывший в Томск осенью 1861 г., фактически вступил в должность ректора семинарии в апреле 1862 г. после отъезда архимандрита Вениамина. Первыми инициативами нового рек-

семинарии. Сб. 1. Томск, 2012. С. 5-49; Он же. Пятый ректор Томской духовной семинарии архимандрит (позднее епископ) Никанор (Надеждин): исторический портрет // Труды Томской духовной семинарии. Сб. 2. Томск, 2013. С. 7-55; Жизненный путь и педагогическая деятельность митрополита Никифора (Асташевского Н. П.) // Труды Томской духовной семинарии. Сб. 2. Томск, 2013. С. 57-74.

80 Павел (Лебедев) (1827-1892), магистр богословия, выпускник. СПбДА (1853); в 1868 г. хиротонисан в епископа Выборгского, викария Санкт-Петербургской епархии, впоследствии — архиепископ Казанский.

81 Парфений (Попов, 1811-1873), выпускник КДА (1835); в 1836-1845 гг. в Орловской семинарии, протоиерей; 16 ноября 1841 г. пострижен в монашество из вдовых; инспектор с 1842 г., ректор с 1844 г. и архимандрит; в 1845-1848 гг. ректор Харьковской семинарии, в 1848-1852 гг.— Херсонской, в 1852-1854 гг. — ректор КАзДА; 14 марта 1854 г. хиротонисан в епископа Томского, с 1860 — епископ Иркутский, затем архиепископ Забайкальский и Иркутский.

82 Вениамин (Благонравов, 1825-1892), магистр богословия, выпускник КазДА (1850).

83 Порфирий (Соколовский, 1811- 1865), магистр богословия, выпускник МДА (1836).

84 Владимир (Петров, 1828 — 2 сентября 1897), архиеп. Казанский, магистр богословия, выпускник КДА (1853); 24 ноября 1865 г. назначен начальником Алтайской миссии, 16 марта 1880 г. хиротонисан в епископа Бийского, викария Томской епархии.

тора стали введение обязательного чтения перед уроками глав из Ветхого и Нового Завета (в низшем отделении — словесности — из Книг исторических, в среднем — философском — из Книг учительских и пророческих, в высшем — богословском — из Евангелия и Апостолов)85 и открытие класса татарского языка. Сам архимандрит Моисей по должности ректора преподавал богословские науки. В 1861/1862 г. в семинарии обучалось 119 учеников, в 1862/1863 — 139, в 1863/1864 — 129

учеников86.

Противостояние Томского епископа и семинарского правления продолжилось и при новом ректоре архимандрите Моисее и новом инспекторе иеромонахе Наркиссе (Сильвестрове)87, выпускнике КДА (1853 г.), однокурснике и товарище бывшего инспектора той же семинарии о. Владимира (Петрова)88. Летом 1862 г. епископ Порфирий отклонил ходатайство архимандрита Моисея о возведении иеромонаха Наркисса в сан архимандрита. А в декабре 1863 г. преосвященный представил в правление КазДА «длинные и дурные аттестации» ректору, инспектору и двоим учителям семинарии. При выяснении обстоятельств оказалось, что причиной таких характеристик стал отказ ректора семинарии арендовать у архиерейского дома помещение, которое, по его мнению, было непригодно для проживания семинаристов (своего здания семинария не имела). В сентябре 1863 г. о. Моисей подал по этому поводу записку в семинарское правление89, предложив взять в аренду

85 Лавров К. Материалы для истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 12. С. 20.

86 О составе, успехах и поведении воспитанников семинарии, темах семинарских сочинений в 1862-1864 гг. см.: Лавров К. Материалы для истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 12. С. 18-24; № 15. С. 1-5.

87 В последние годы жизни настоятель Яблочинского монастыря в Седлецкой губ. Умер 18 ноября 1887 г.

88 27 сентября 1862 г. архим. Владимир, назначенный к тому времени инспектором СПбДА, писал епископу Иеремии, которого хорошо знал по Ставрополю, что о. Моисей и ему не пишет, «несмотря на то, что ему нужно было бы мне ответить по одному делу. Положительно неприятных слухов с некоторого времени нет. Но и отрадного ожидать трудно, — простите, — при тамошней Главе.» (ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А 11/329. Л. 137 об.).

89 Текст донесения о. Моисея см.: Лавров К. Материалы для истории Томской духовной семинарии. VI. Вопрос о помещении семинарии в 1862 г. // Томские ЕВ. 1900. № 11. С. 41-42.

более просторное и сухое помещение, принадлежащее местному купцу, и притом за меньшую плату — 750 руб. в год, вместо 1 000 руб., уплачиваемых конторе архиерейского дома. Все бумаги по этому вопросу семинарское правление направило в правление КазДА, оттуда — в Си-нод90. Академическое правление, «считая себя не компетентным к решению возникших в семинарии споров, так как в них замешана персона архиерея, предлагало назначить в Томск чрезвычайную ревизию чрез кого-либо из сибирских архиереев <...>, иначе несогласия эти не кончатся долго»91. Историк П. В. Знаменский писал о «революции против архиереев» поднятой ректором КазДА архимандритом Иоанном (Соколовым), выступившим против того, чтобы правящий архиерей вносил «неодобрительные отзывы о службе» в послужные списки до следствия, суда и решения высшей власти92. Поводом послужили действия епископа Порфирия (Соколовского) сначала в отношении о. Вениамина (Бла-гонравова) и о. Владимира (Петрова), затем их преемников — Моисея (Рыбальского) и Наркисса (Сильвестрова).

В разгар этого противостояния летом 1864 г. архимандрит Моисей писал преосвященному Иеремии о желании покинуть Томск. 23 августа минуло три года службы его в Сибири, и он имел право «проситься в перевод». «А может быть и сами переведут, но просить я удержусь, пока Вы не благословите!»93. Тогда же обсуждался вопрос о возможности приезда самого Иеремии на Алтай для строительства Благовещенского мо-

90 Основываясь на материалах правления КазДА, историк П. В. Знаменский писал: «Отвергнув предложение правления с нескрываемым гневом, преосвященный распорядился оставить семинарию при своем неудобном доме, а для доставления большего простора ученикам вывел из них сначала ректора, потом на другой год, вместо него, инспектора на жительство в Алексеевский монастырь, отстоящий от архиерейского дома на значительное расстояние, так что семинария оставалась одно время без ректора, другое — без инспектора; кроме того, обидевшись на правление, стал к нему постоянно привязываться, мешать его действиям задержкой у себя нужных к срокам бумаг, отменой правленских постановлений и проч.», предписал закрыть в семинарии классы новых языков (Знаменский П. В. История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования (1842-1870 годы). Вып. 1. Казань, 1891. С. 361).

91 Знаменский П. В. История Казанской духовной академии. Вып. 1. Казань, 1891. С. 361.

92 Там же. С. 360.

93 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 345 об. Письмо от 31 августа 1864 г.

настыря на Телецком озере, настоятелем коего он был назначен 15 февраля 1864 г. Первоначально дав согласие и уже начав готовиться к поездке, Иеремия вскоре отказался — по старости и состоянию здоровья94.

Летом 1864 г. ревизовать Томскую епархию был прислан епископ Иркутский Парфений95, в недалеком прошлом занимавший Томскую кафедру. О ходе ревизии архимандрит Моисей сообщал епископу Иеремии, хорошо знавшему Парфения (еще как Петра Попова) по годам обучения того в КДА (1831-1835)96. 14 августа 1864 г. архимандрит Моисей

94 4 ноября 1865 г. начальником Алтайской миссии и настоятелем Чулышманского Благовещенского монастыря назначен инспектор СПбДА (и бывший инспектор Томской семинарии) архим. Владимир (Петров), прибывший в Томск 28 февраля 1866 г. По дороге он посетил в Нижнем Новгороде епископа Иеремию и получил его благословение. Архим. Моисей, встретивший о. Владимира в Томске перед отъездом в миссию, писал владыке Иеремии: «Я записался в члены ревнителей Алтайской Миссии с ежегодным взносом по 5 р. с[еребром] и получил сборную для Миссии книгу, по которой стану собирать новых оной членов. Итак, я теперь член двух Миссий: Кавказской, коей вот уже другой год состою членом и ношу знаки 4-й степени со взносом 20 р. с[еребром] и всего в год буду теперь вносить 25 р. Билеты Нижегородского Банка, присланные Вами на 1200 р. с[еребром] переданы Консисториею О. Владимиру» (ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/308. Л. 198-198 об. 16 марта 1866 г.). Среди бумаг епископа Иеремии в ОР РНБ есть переплет с его письмами под названием «Печерское $ Уединение. Письма на Алтай к некоему миссионеру Иноку и другим» (Там же. А1/277).

95 Архиепископ Парфений (в миру Петр Тихонович Попов, 1811-1873), выпускник КДА (1835), из вдовых священников, монашество принял в 1841 г., был учителем, инспектором, ректором Орловской (1835-1845), Харьковской (1845-1848) и Херсонской (1848-1852) семинарий, КазДА (1852-1854), 23 января 1854 г. хиротонисан в епископа Томского, в 1860 г. — епископ Иркутский, в 1863 г. возведен в сан архиепископа.

96 В феврале 1852 г. архимандрит Парфений был назначен ректором КазДА. Отвечая на поздравление преосвященного Иеремии, 13 сентября 1852 г. он писал: «<.> от полноты искреннего сердца приношу Вашему Преосвященству сыновнюю благодарность за Вашу обо мне память. Господу || (л. 148 об.) известно, сколько моя душа предана Вашему Преосвященству не только как Архипастырю, но и как незабвенному моему руководителю в академической жизни. Только по окончании академического курса и среди обуреваний жалкого моря житейского я мог оценить, как я много обязан Вашему руководству и наставлениям; а потому в продолжении всей моей службы я неоднократно изъявлял желание и гласно исповедовал пред многими, как бы я был щастлив, если бы удостоился видеть Вас и принять Ваше Архипастырское благословение. <.> || (л. 149) Как главному Начальнику Семинарии долгом считаю сообщить Вашему Преосвященству, что поступившие из Нижегородской семинарии в Академии студенты на приемных экзаменах, оказались || (л. 149 об.) лучшими против всех других Семинарий, и заняли в составленном, по окончании испытании, списке места 1е, 2е и 6е» (ОР

писал: «Молчание мое к Вам зависело не от меня, а от тех беспокойств и дел административных, которые озабочивали мою душу. С 4го Мая, т. е. со времени приезда к нам в Томск на ревизию Высокопреосвященней-шего Парфения и до 7го Августа — до дня отъезда обратно в Иркутск, я не имел покоя ни днем, ни ночью, стоя на страже и в готовности к ответам и к исполнению всех требований Ревизора. По отъезде его из Томска дела наши все еще не кончились и по окончании их на днях отсылаем в подлинниках в Иркутск, по утверждении их Епархиальным Преосвященным, для отсылки в Синод. Ревизующий пересмотрел все дела Семинарс||кого Правления со времени моей здесь ректуры, т.е. с конца 1861го года по 1 августа 1864го, и что он в них нашел и поэтому какое мнение дал обо них Св. Синоду, мне и никому из нас неизвестно. Был на экзаменах ежедневно с 1-х числ июня и до 15го, требовал на дом все ученические задачи и ими, кажется, остался доволен, а, в особенности, того ученика Студента Николая Беляева, которого мы послали в Казанскую Академию — назвав его будущим Писателем97. Вообще, какое дал мнение об учебной части Томской Семинарии, тоже мне не известно, все то, что делал Преосвященнейший Парфений как по Семинарии, так и по Консистории никому, даже самому Томскому Преосвященному, не известно, — так искусно и умело Ревизор вел здесь свои дела — общая молва только такая, что он всех нас перехитрил своими дипломатическими умными, ни для кого ни оскорбительными || приемами как на словах, так и на делах, покрытых для нас мраком неизвестности. Что будет, сие известно одному Господу Богу, Ему Ревизующему нас и Святейшему Синоду. Я предал себя с Семинарией Крестной в волю Божию!»98.

По рассмотрению дела определением от 23 сентября 1864 г. Св. Синод «нашел во всем виновной контору архиерейского дома, так как она дала описанное тесное и неудобное помещение для семинарии в ущерб

РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/323. Л. 148-149 об.).

97 Беляев Николай Яковлевич (1843-1894), выпускник (1868) и профессор КазДА.

98 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 346, 346 об., 347. В том же письме отец Моисей писал о том, с каким нетерпением он и архиепископ Парфений ждали приезда самого преосвященного Иеремии в Томск или Бийск: «Ваше личное присутствие много бы подвинуло вперед дело о постройке Вашего Благовещенского, в горах Алтайских, Монастыря. Найдете здесь людей прекрасных, которые вполне Вам посочувствуют и в пожертвованиях материальных и денежных не откажут. Ваше личное, здесь, присутствие, наделает здесь чудес — только скорей приезжайте» (Там же. Л. 347 об.).

и семинарской экономии, и здоровью учеников, и тем не исполнила заключенного с ней контракта при найме ее зданий, и постановил подвергнуть ее взысканию за получение контрактной суммы с мая 1862 г. в том размере, какой будет определен для этого правлением академии по надлежащим справкам»99. Указом от 14 ноября 1864 г. преосвященный Порфирий был уволен от управления епархии на покой с пенсией в 600 р. Действия его во многом объясняли болезненным состоянием. 3 июня 1865 г. он скончался.

Но «злоключения» о. Моисея не закончились. Как писал ему владыка Иеремия, дело, начатое в Синоде «по наветам» епископа Порфи-рия, еще «не получило совершенной развязки»100. Рассуждая над словами своего духовника, архимандрит Моисей замечал в ответ: «Да в чем же еще будет заключаться конец? Ужели же и меня уволят? Не думаю. Уволить меня с училищной службы не за что. Не уволят, а перевести на дру||гое место, это может случиться, но не думаю. Я не прошусь, а с терпением, покоряясь воли Божией, пережил тяжелое для меня и семинарии моей тяжелое время и вот теперь, Богу благодарение, как я с Се-минариею, так и вся Епархия наслаждаемся, совершенным спокойствием — дела идут как нельзя желать лучше. Правда, видеть страждущего теперь прежнего Владыку, жаль, — но признаюсь, холодность, какую он заслужил от всей Епархии, невольно увлекла и мое сердце. Я и не рад этому, да что же будешь делать? Дело касается и касалось не моего лично интереса, а интереса целого заведения, обиду лично мне причиненную я всегда прощу, но обида, сделанная целому заведению, вопиет сама за себя; какой же я буду представитель заведения в том случае, когда оно невинно страдает, я буду равнодушен к его страданию. Согласитесь Вы, Владыко Святый? Нет, я всегда, как был добр, и таким умру, в этом будьте Вы уверены»101.

За годы службы архимандрита Моисея в Сибири на Томской кафедре сменилось пять архиереев: Порфирий (Соколовский), Виталий (Вертоградов), Алексий (Новоселов), Платон (Троепольский) и Петр (Екатериновский), вступивший на кафедру в октябре 1876 г., причем для двоих — Виталия (Вертоградова) и Алексия (Новоселова) — Томская

99 Знаменский П. В. История Казанской духовной академии. Вып. 1. С. 362.

100 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 339. Письмо от 19 марта 1865 г.

епархия была первой в иерархическом служении. И со всеми, исключая епископа Порфирия, у ректора установились хорошие отношения.

Владыка Виталий (Вертоградов)102 был учеником преосвященного Иеремии по СПбДА, которую закончил кандидатом богословия в 1833 г., монашество принял в 1847 г., оставшись вдовым. 19 марта 1865 г. в ожидании приезда в Томск епископа Виталия, о. Моисей писал своему духовному отцу: «Уведомьте меня подробнее об нем; как он показался Вам? Что говорил Вам обо мне? Остаюсь ли я в Томске? Поведение мое, как было всегда, честное и добросовестное, таким оно и будет. Благодаря Вашему Преосвященству, Вы дали мне весьма хорошее воспитание, к которому я навык с юности своей и теперь ему верен и надеюсь при помощи Божией и Ваших Святительских молитв оправдать себя пред новым Архипастырем. На службе я всегда, и — по крайнему моему разумению, исправен, — служу каждый воскресный день и нередко в будни, один, без диакона; проповеди говорю, — редко выезжаю, да и то по зову; пьян я никогда, никем, и нигде не был замечен; келейная же моя жизнь известна одному моему Господу, которому и дам отчет, а никому более, хотя и в ней, видит Бог, нет ничего предосудительного, разве только лишнее посплю, худо или вовсе не помолясь, ложусь спать, но зато утро ||, сколько помню себя, не проходило, разве когда по болезни, без правила. Со всеми обхожусь вежливо, словом держу себя как должно. В этом засвидетельствует Вам весь Томск. Только в глазах Преосвящ. Порфирия я никуда не гожусь. Судит ему Бог. В первую неделю Св. Поста я сам читал великий канон, а равно и на 5й неделе читал сам стояние, а служба шла слишком четыре часа, за это на другой день классов не было. Сего дня читаю Похвалу Божией Матери, и, тоже классов в субботу не будет, а пойдем на литургию, которую тоже сам служу, равно и весь пост сам служил Преждеосвященную Литургию. Чего же Вам еще от меня хочется?»103.

Епископ Виталий пробыл на Томской кафедре недолго, скончался 25 ноября 1866 г. При нем в начале 1866 г. в семинарии произошло со-

102 Пройдя четыре семинарии: Калужскую (учитель в 1833-1847 гг.), Владимирскую (инспектор с 1847 г., ректор с 1851 г.), Олонецкую (ректор, 1856-1864 гг.) и Псковскую (ректор с 22 февраля 1864 г.), архимандрит Виталий (Вертоградов) был 27 декабря 1864 г. назначен, 10 января 1865 г. хиротонисан в епископа Томского.

103 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 339а-339а об., не пронумерованы. Письмо от 19 марта 1865 г.

бытие чрезвычайное. 19-20 января без предварительного уведомления и объяснения причин членами «местной городской и тайной полиции при участии Председателя и Советника Губернатора, || в составе не менее 12 человек»104 в зданиях Томской семинарии проведен был «тщательный обыск». Досматривали личное имущество воспитанников (книги, ученические тетради, курсовые сочинения), семинарскую библиотеку. Томский преосвященный и семинарское начальство узнали об обыске «при его уже производстве». По городу распространялись «самые дикие и позорные для Семинарии слухи, будто бы в Семинарии отысканы делатели фальшивых ассигнаций»105. На просьбу предоставить Преосвященному и правлению семинарии протоколы следственной комиссии, проводившей обыск, гражданские власти ответили отказом. 16 марта отец Моисей сообщал о случившемся Иеремии, ссылаясь на неофициальное (частное) «секретное» письмо от 25 января 1866 г. председателя томского губернского суда Павла Козлова к священнику томской Хри-сторождественской церкви Евгению Баянову, депутату от духовного ведомства, присутствовавшему при обыске. В письме Козлова указывалось, что согласно секретным протоколам Следственной комиссии, «подозрительного ничего не найдено, и как собственные упражнения словесные-ученические, так тетради рукописные и книги для чтения свидетельствуют || о добром состоянии нравственности воспитанников, <.> вообще при обысках не найдено ничего, чтобы не относилось положительно к учебным занятиям или к родственной переписке»106. По этому поводу архимандрит Моисей замечал: «Вот Вам Владыко Свя-тый полные сведения о последствиях обыска моей Семинарии, за что слава и благодарение Господу. Хотели люди сотворить мне злое, а сотворили благое, засвидетельствовав перед всеми о хорошем состоянии заведения!»107.

В сентябре 1866 г. архимандрит Моисей подал записку в правление Томской семинарии о крайне слабой подготовке к прохождению се-

104 Там же. А11/308. Л. 194-194 об.

105 Там же. Л. 194 об.

106 Там же. Л. 196-196 об., 197.

107 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/308. Л. 197 об. Обо всем было доложено в Синод, в правление КазДА, генерал-губернатору Западной Сибири генерал-лейтенанту Александру Осиповичу Дюгамелю.

минарского курса выпускников Томского и Красноярского духовных училищ108. Из 73 поступающих в Томскую семинарию (47 — из Томского, 12 — из Красноярского) только 12 получили удовлетворительный общий бал (3), остальные 61 имели средний бал ниже 3, причем даже бал 2 оказался высоким, его получили 43 из 73 воспитанников: «На каждый предмет по отдельности приходится, при 15 отметках, общий средний бал 1 с дробями»109. Общий вывод «о бедственном положении учебной части»110 в Томском и Красноярском училищах подкрепляли конкретные примеры о том, что «особенно плохо изучаются география, арифметика и языки, не исключая русского <...>. Очень многие не знают ни главных государств света, ни главных городов» и проч., ученики не умели даже рисовать географических карт, «очертить на память главные материки света». По поводу незнания древних языков (латинского и греческого) архимандрит Моисей замечал, что «до такого низкого уровня едва ли где доходило оно». «Горько помыслить, — сетовал ректор, — что до такого упадка дошли духовно-учебные заведения, некогда блиставшие знанием языков, дошли в то время, когда в светских учебных заведениях классические знания, наконец поставлено на первый план». Правление семинарии послало в эти училища предписания с требованием объяснить причины столь низкой постановки учебного дела. Как писал впоследствии сам архимандрит Моисей, затевая дело о Красноярском и Томском училищах, он хотел защитить сирот от «тирана Томского училища» — смотрителя Александра Цветкова, и цель «некоторым образом» была достигнута111.

В августе 1867 г. временно отстраненный от должности смотрителя Томского духовного училища протоиерей Александр Цветков подал в Св. Синод прошение, в котором обвинил ректора Томской семинарии в покровительстве ученикам семинарии, уличенным в пьян-

108 Лавров К. Материалы для истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 20. С. 6-10, текст записки о. Моисея: С. 7-8.

109 Там же. С. 7.

110 Там же.

111 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/329. Л. 133. 18 мая 1868 г. отец Моисей замечал, что он писал в КазДА о Цветкове правду в ноябре 1864 г., когда Цветков во время конфликта с епископом Порфирием всячески затягивал дело по поводу аренды помещения для семинарии и получения различных официальных бумаг, и что епископ Иркутский Парфений так же о Цветкове отозвался.

стве, распутстве и даже замешанным в делах политических. Последовали указ Синода от 10 января 1868 г. за № 67 и предложение епископа Томского Алексея (Новоселова) от 6 марта 1868 г. провести негласное следствие «касательно бывших будто бы, беспорядков по Семинарии и Училищу, и послабления или покровительства некоторым ученикам, со стороны Р.[ектора] О.[тца] Арх.[имандрита] Моисея»112. 16 марта 1868 г. следователи протоиерей Иоанн Сухопаров и протоиерей Евфимий За-каурцев обратились в семинарское правление с отношением сообщить сведения по вопросам, затронутым в прошении Цветкова, в частности — о «крайне. неудовлетворительном состоянии нравственности воспитанников семинарии с 1865 по 1867 год», и запрашивали, «в каком положении вообще находилась и находится нравственное состояние учеников семинарии»113.

Посылая епископу Иеремии копию с отношения следователей, отец Моисей писал: «Во всяком случае, чтобы со мной не случилось, во всем буду видеть волю всевышнего вразумляющего меня и влекущего на путь истинно христианской жизни для блага временного, а паче и паче спасения вечного. Все перенесу благодушно. Хотелось два дела сделать полезные для блага юношества, но мое благое предположение обратилось мне в злое. Служебные скорби не то, что обид[?] — первые как-то чувствительнее для самолюбивого моего сердца и во всем этом я вижу перст Божий не столько наказующий, сколько милующий. Буди! Буди! Аминь.

Христос Воскресе!

Примите хоть Вы участие в сем моем на земле чуждой — горе. Все оставили меня, и даже Митрополит забыл мои ему услуги по Закавказью. Что же делать? Бог моя надежда.

Весь Ваш под следствием находящийся Ректор Томской Семинарии, Архимандрит Моисей»114.

Архимандрит Моисей упоминал митрополита Новгородского и Санкт-Петербургского Исидора (Никольского), бывшего экзархом Грузии в 1844-1858 г., когда о. Моисей служил в Тифлисской семинарии

112 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 355 об.

113 Там же. Л. 355. На письме дата не указана. Написано не ранее 16 марта. В 1868 г.

Пасха приходилась на 31 марта.

(1853-1858) и трижды по выбору преосвященного Исидора направлялся в Тегеран к Русской посольской миссии, о чем в свое время весьма подробно сообщал епископу Иеремии.

30 апреля 1868 г. Томск посетил (по пути к месту своего нового назначения) митрополит Московский Иннокентий (Вениаминов), бывший архиепископ Камчатский. 2 мая, сообщая о визите митрополита и разговоре с ним, отец Моисей писал: «Дело мое до доносу Цветкова: по следствию оказывается правым — написана одна клевета и вот на следующей неделе Владыка пошлет его в Св. Синод со своим отзывом, с каким Вас уведомлю»115, и добавлял, что митрополит Иннокентий очень тепло с ним простился и собирается посетить преосвященного Иеремию в Нижнем Новгороде.

Спустя полтора месяца, 18 мая архимандрит Моисей уже уверенно сообщал епископу Иеремии о благоприятном исходе своего дела и благодарил за поддержку: «Преосвященнейший Владыко, Милостивейший Архипастырь и Отец. Последнее письмо Ваше от 24 Апреля и прежнее все я получил с величайшею радостию и благодарностию во дни печали на чужбине. Трудность и небезопасность моего положения Вы чувствуете. Да, Владыко Святый, тяжело мне. Именно, что только всеблагая десница Божия и моя преданность воли Божией могут сохранить мне честь моего имени. С любовию смиряюсь под креп||кую руку Всевышняго!

Дело мое будет иметь благоприятный исход. В этом могу я уверить Вас, но как тяжело мне было переживать время моего испытания во время производства надо мною, негласного впротчем [!], следствия и отписываться. Это дело много прибавило мне седых волос, а мне только 51-й от роду год. Что же делать? Иначе и быть не могло. "Как тот не храм, на котором нет креста; как тот не истинный и испытанный христианин, у кото || нет и не было креста: так и всякий монах Крестоносец не избежит Креста. Блажен муж, иже претерпит искушение" (Письмо Ваше ко мне от 28го Генваря сего года, предварившее меня пророчески о кресте моем несколькими днями до получения Владыкою Указа из Св. Синода с доносом на меня). Строки эти приготовили меня к благодушному перенесению несправедливой ябеды на меня пред Святейшим Синодом. Да, Владыко Святый, Вы мой — Ангел Хранитель, — не будь этих Ваших ко

мне строк, я бы не ручаясь за себя, упал бы ду||хом до отчаяния. Вы поддержали меня. <.> Ваша отеческая ко мне любовь для меня не описано дорога и Ваша откровенная для меня беседа — закон, преступить который я не могу — сердечно не могу. <.> || Я теперь совершенно умиротворился и равнодушно ожидаю развязки моего дела»116.

Сам ректор Томской семинарии связывал «благоприятный исход» своего дела по доносу прот. А. Цветкова и прочим делам, начавшимся тяжбой с конторой архиерейского дома из-за аренды, с заступничеством за него епископа Томского Алексия (в миру Александра Александровича Новоселова, 1813-1880), ученика епископа Иеремии по Киевской академии117. 26 марта 1867 г. в день приезда нового епископа в Томск отец Моисей писал преосвященному Иеремии: «Письмо Ваше от 4 го Марта я получил, — письмо это меня ободрило и весьма утешило. Дай Бог оправдать ожидания от меня нового Архипастыря нашего. <.> За поклоны, которые Владыка передал мне от Вас, сыновне благодарю»118. А после отъезда епископа Алексия из Томска замечал: «Наконец, скажу, что дела мои, благодаря Преосвященного Алексея, должны иметь в Петербурге добрый исход — остается только потерпеть и во всем покориться Воле Божией и Начальнической»119.

Недолго пробывший в Томске епископ Алексий хлопотал также о вызове архимандрита Моисея в Петербург на чреду священнослуже-ния. В письмах преосвященному Иеремии (за 1867-1869 гг.) о. Моисей не раз высказывает надежду на скорую поездку в Петербург и возможность свидеться со своим духовным отцом по дороге. Однако негативные последствия самого факта доноса и следствия, очевидно, закрыли ему путь в Петербург. И вместе с надеждой в письмах о. Моисея неред-

116 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/329. Л. 132-132 об., 132а-132а об., 134 об. Письмо от 18 мая 1868 г.

117 Среди студентов Х курса (1837-1841), на котором учился Александр Новоселов, были Феофан (Говоров), Макарий (Булгаков), С. А. Серафимов, А. И. Монастырев (в монашестве Михаил), Н. Я. Оглоблин, И. Ф. Гепнер (в монашестве Иероним). По окончании КДА — учитель Полтавской (1841-1846 гг.) и Тверской (1846-1849 гг.) семинарий, в апреле 1848 г. пострижен в монашество, инспектор (с 22 апреля 1849 г.) и ректор (с 29 октября 1856 г.) Подольской семинарии, ректор Владимирской семинарии (с 10 мая 1860 г.). 17 января 1867 г. назначен и 12 марта хиротонисан в епископа Томского.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

118 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 340, 340 об. Письмо от 26 марта 1867 г.

ки горестные признания: «Мне очень больно, что в заботе — товарищи мои по службе, даже бывшие || под моим начальством все уже взысканы и поощрены, а я столько потрудившийся, проживший в Сибири, гонимый вот уже 8-й год и гонимый по зависти — безвинно, теперь, забыт. Архиереи тяготятся службою в Томске и бегут, а я терпеливо перенес все невзгоды здешней службы молчу и служу и на это никто не обращает внимания. Буди воля Божия и Начальничья! Господи даждь мне терпение и великодушие»120. Не дождавшись вызова в Петербург, потеряв всякую надежду «на выезд из Сибири» в ближайшем будущем и встречу с владыкой Иеремией в Нижнем, отец Моисей писал о своей «страдальческой. жизни в Сибири»121, о тяжелом внутреннем состоянии, которое стало причиной долгого молчания его и отсутствия писем к своему воспитателю и духовному наставнику: «<...> писать я ничего не мог, даже думать мне о моем положении душевном и страшно и ужасно. Господь же премилосердный ко мне преклонил, кажется, ко мне ухо Свое и я успокоился и успокоившись начинаю благодушествовать и просить Господа — Господи! Не даждь мне уныния бесовского»122. Позднее архим. Моисей вспоминал, что в то тяжелое для него время он, несмотря на «душевные страдания виду никому не подавал, а всегда, посетивши классы, бывал в Консистории, служил в Семинарской и в Храмовые Праздники по приглашению Духовных в приходских церквах, в высокоторжественные дни в Кафедральном соборе — не опустительно, на свои уроки Догматического Богословия тоже всегда ходил и в этом только была моя душевная отрада. Страданий моих душевных никто не замечал и не знает, а значит теперь Один Сердцеведец Богомладенец, да Вы мой Отец Благодетель и Милостивый Архипастырь!»123. Спустя год, подводя итог прошедшему и предваряя будущее, о. Моисей напишет: «Надежда моя не сбылась. Я не выехал на чреду, как уверял меня в том, что буду вызван Преосв. Алексий, и поэтому я опять остался в Томске, да будет и в этом воля Божия. А как мне хотелось свидеться с Вами, ну так и быть — еще по-

120 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 361-361 об. Письмо от 17 декабря 1868 г.

121 Там же. Л. 355 об.

122 Там же. А11/308. Л. 164-164 об. Письмо от 12 декабря 1868 г.

терпим. 1 Кор. 10. 13 вот Вам ответ на избытки терпения моего в скорби, которое состоит не столько в нашей крепости, сколько в милосердии и утешении Божием»124.

Сам епископ Алексий, тяготясь пребыванием в Томске и, по свидетельству Моисея, почти ослепнув, просил о переводе на другую кафедру. 21 августа 1868 г. перемещен был в Екатеринослав125, а в Томск переведен епископ Екатеринославский Платон (в миру — Павел Алексеевич Троепольский, 1820-1876)126.

Преосвященный Платон прибыл 14 декабря 1868 г. В Томске стояли сорокоградусные морозы, каких не было уже 8 лет. По словам архимандрита Моисея, «владыка был весел»127, ему все понравилось: и архиерейский дом, и просторная Крестовая церковь. 18 декабря посетил семинарию, осмотрел классный корпус, библиотеку, ходил по всем классам, спрашивал учеников, «посетив класс живописи и столярный128 хвалил работу столярную, живописью доволен остался — далее пошел в больницу, по ученическим спальням, в столовую и кухню, возврати-

124 Там же. Л. 357 об. Письмо от 18 декабря 1869 г. Томск. «Вас постигло искушение не иное, как человеческое, и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести». (1 Кор 10. 13).

125 23 июня 1871 г. по болезни уволен от управления епархией, назначен членом Московской Синодальной конторы и жил в Донском монастыре. По характеристике К. Я. Здравомыслова, «обладал необыкновенно живым и вспыльчивым характером, был честен и добросовестен, но чрезвычайно требователен и недоверчив, упрям и излишне формален, был бестактен и неуживчив; скончался от удара» (Русский биографический словарь. Т. 2. С. 20).

126 Магистр богословия, выпускник МДА (1844). В послужном списке епископа Платона шесть семинарий: преподаватель Каменец-Подольской (1844-1851) и Киевской (1851-1853), 31 марта 1851 г. пострижен в монашество, инспектор Полтавской (с 31 января 1853 г.) и Харьковской (с 30 ноября 1853 г.), ректор Владимирской (с 18 июля 1857) и Петербургской (с 21 марта 1860). 27 ноября 1864 г. назначен и 13 декабря хиротонисан в епископа Екатеринославского, 21 августа 1868 г. перемещен в Томск, где скончался 8 октября 1876 г. Редактор журнала «Духовная беседа» (1860-1862/4) и член Комитета по преобразованию духовно-учебных заведений. Автор учебника «Православное нравственное богословие», выдержавшего несколько изданий. «Отличался доступностью, был снисходителен, милостив, вежлив и чужд гордости» (РБС. Т. 14. С. 57-58).

127 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 360. Письмо от 7 января 1869 г.

128 Столярная и резная мастерские при классе живописи были открыты 19 января 1867 г. по инициативе архимандрита Моисея.

лись затем в Церковь Семинарскую, которая ему понравилась»129, в алтаре обратил внимание на запрестольную икону Воскресения Господня, по словам отца Моисея, «действительно икона верх совершенства по живописи»130. Уже в первых письмах по приезде епископа Платона о. Моисей сообщал Иеремии, что Владыка с ним «любезен»131, спустя всего несколько дней добавлял: «Уныние мое прошло, я теперь душевно спокоен и чувствую себя здоровым!»132, а через две недели писал: «При Владыке и мне теперь лучше и легче, а то без Него мне было здесь крайне тяжело — я было чуть и последнего умишко не лишился, Ваши молитвы помогли мне выйти из моего душевного, крайне тяжелого, состояния — теперь же я Богу благодарение успокоился и свыкся с мыс-лию тою, что мне еще не время выезжать || куда-либо отсюда и молю Господа да будет со мной не моя воля, а воля Божия, Коей я вполне покоряюсь»133.

«Образ действий» епископа Платона в делах епархиальных, обращение с подчиненными действовали убедительно и оздоровляли. Всего через несколько дней после приезда нового епископа ректор Томской семинарии писал, что владыку «весь город и духовенство полюбили и Вла||дыка нас <...> мы с радостию возносим наши благодарения Господу за дарование нам настоящего Архипастыря. Раздоры при нем и с ним не мыслимы. Вся Епархия Его благоразумными распоряжениями видимо усмиряется и благоустрояется. <...> Наконец и Томская паства узрела свет при свете дела тьмы для нее немыслимы»134.

Ни одного служения епископа Платона в Томске не проходило без сослужения с ним о. Моисея, который по прошествии нескольких месяцев со времени приезда епископа Платона сообщал епископу Иеремии, что о своем «перемещении из Томска куда бы то ни было перестал

129 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 358-359 об. Письмо от 2 января 1869 г.

130 Там же. Л. 358-359 об. Письмо от 2 января 1869 г. Поздравление.

131 Там же. Л. 359. Письмо от 2 января 1869 г.

132 Там же. Л. 361. Письмо от 17 декабря 1868 г.

133 Там же. Л. 362 об.-363. Письмо от 7 января 1869 г.: «.отношения мои к нему самые искренние и сыновние, в этом и Он уверился» (Там же. А11/308. Л. 201. Письмо от 22 марта 1869 г.).

134 Там же. А11/308. Л. 201-201 об. Письмо от 22 марта 1869 г.

и думать — думать о будущем не известном не стоит, а следует быть довольным настоящим обладаемым || нами и за все настоящее благодарить Господа, а будущее предавать в Его всесвятую волю всесовершен-ную, а не свою. Итак я теперь совершенно спокоен и доволен настоящим положением»135.

19 апреля 1869 г. архимандрит Моисей был награжден орденом св. Анны с императорской короною, украшенной бриллиантами136. Но и эту награду о. Моисей связывал с действиями прежнего Томского епископа. «Грязь вся смыта с меня благодаря покровительству и защите пред Св. Синодом незабвенного для меня Преосвященного Алексия ныне Архипастыря Екатеринославского»137.

Спустя полтора года, в июне 1870 г. архимандрит Моисей был по-прежнему весьма доволен своим положением: «Владыка наш весьма добр и весьма снисходительно смотрит на наши несовершенства и все покрывает своею Архипастырскою, к Пастве и Семинарии и ко мне в особенности, любовию. Я пред Ним тоже, любя его сердечно, ничего худого не скрываю, а напротив, стараюсь показывать ему свое дело, как оно есть на самом деле. Хотя у меня особенно дурного в делах и нет, но в семье не без урода»138.

За время службы отца Моисея в Томской семинарии (1861-1877) сменилось несколько инспекторов семинарии, не раз менялся состав преподавателей. В числе главных недугов семинарии — недостаточное финансирование, низкие оклады, нехватка кадров и текучесть их. Ко времени вступления архимандрита Моисея в должность ректора почти все преподаватели, служившие в 1858-1860 г. при первом ректоре о. Вениамине, покинули семинарию139. И в последующие годы Томская семинария испытывала хроническую неукомплектованность преподавательскими кадрами. Отсутствие 3-5 наставников было обычным

135 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/308. Л. 202-202 об. Письмо от 22 марта 1869 г.

136 Там же. Л. 200. Письмо от 12 июля 1869 г.

137 Там же. Л. 200 об. Письмо от 12 июля 1869 г.

138 Там же. АП/307. Л. 342. Письмо от 27 июня 1870 г., Томск.

139 Ростислав (Девятов), митр. Томский и Асиновский. Предыстория создания и начало становления Томской духовной семинарии // Духовное образование в Сибири: История и современность. Мат-лы конф. Томск, 4 октября 2008 г. Томск, 2009. С. 12-32.

явлением140. Архимандрит Моисей, подводя итоги восьмилетнему существованию Томской семинарии, отмечал, что за это время «сменилось при одноштатном и притом всегда неполном комплекте, более десяти наставников, тогда как наличных бесполезно было бы утешать надеждою неизвестного будущего и запрещать им искание лучшей участи или облегчения настоящей в посторонних от службы, не всегда пригодных для нее, занятиях»141. За 10 лет существования семинарии по разным причинам числилось 19 учительских вакансий142. «Больше пяти лет при семинарии никто не служит»143. Выпускники духовных академий, назначенные в Томскую семинарию, зачастую отказывались ехать, а те, кто приезжал в Томск, весьма скоро покидали семинарию, переходя на гражданскую службу или возвращались в Европейскую часть России.

Жалованье ректора семинарии составляло 26 р. 81 ^ к. в месяц или 321 р. 75 к. в год. Столько же получал профессор семинарии. К этому добавлялась выплата за ученую степень: кандидат — 5 р. 95Уг к., магистр — 8 р. 34 к. На эти деньги «можно было едва сводить концы с концами человеку, привыкшему ограничивать себя во всем»144. Совмещение двух-трех предметов и должностей вызывалось не только отсутствием кадров. Архимандрит Моисей с должностью ректора соединял должность профессора богословских наук, благодаря чему его оклад составлял около 700 рублей в год.

Средства для содержания семинарии складывались исключительно из сумм, собираемых на месте, прежде всего от продажи свечей и

140 Трухина Н. Преподавательский состав Томской духовной семинарии в начальный период ее существования (1868-1870 гг.) // Духовное образование в Сибири: История и современность. С. 322-332; Лавров К. Материалы по истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 21. С. 24-28 и др.

141 Цит. по: Лавров К. Материалы по истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 21. С. 27.

142 Несмелов Г. Материалы для истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1902. № 6. С. 31.

143 Там же. С. 32.

144 Лавров К. Материалы к истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1901. № 18. С. 25; Таблица стоимости основных продуктов питания приведена; Н[есмелов] Г. Материалы к истории Томской Духовной семинарии // Томские ЕВ. 1902. № 1. С. 38-40.

воска, венчиков, возлагаемых на усопших, и книг. В 1868 г. эта сумма составляла 32 196 р. 95к. Кроме того, начальники и наставники получали пособие от «избытка свечной и венчиковой прибыли»; в 1867 г. общая сумма избытка составила 1 114 р. 90 к., в 1868 — 3 409 р. 25 коп. По закону «при избытке свечного дохода первее всего — улучшается положение лиц, служащих при семинарии и училище, а за сим уже остальные части семинарской экономии»145 . Однако в Томской епархии это правило не соблюдалось.

Но причина текучести кадров заключалась не только в скудном жалованье преподавателей духовного ведомства и тяжелых условиях жизни в Сибири. Как писал историк духовной школы П. В. Знаменский, под влиянием «свободолюбивого и строптивого» духа времени «повсюду, и в самих духовных заведениях, прежде образцово дисциплинированных, стали подламываться все основы старой дисциплины»146, при малейшем «неудовольствии с начальством» молодые преподаватели оставляли службу. С конца 1850-х гг. перед духовно-учебным ведомством возникает «беспокойный вопрос» об удержании их на службе, хотя бы в течение обязательного срока по окончании академии (или семинарии), с нарушителей взыскивались деньги за обучение в академии. В 1860-е гг. стали возникать дела о неуважении к духовно-учебному и епархиальному начальству со стороны преподавателей духовных семинарий, особенно молодых «не только академического, но и семинарского образования». По мнению того же П. В. Знаменского, все это свидетельствовало о том, что «духовно-учебной службой перестали дорожить», так как выходившие из духовного ведомства могли устроиться гораздо лучше, и годы, проведенные на духовно-учебной службе, считали «потерянными для своей карьеры» 147. Уволенные из духовно-учебного ведомства находили приют в акцизном ведомстве, которое было тогда «самым гостеприимным и любимым прибежищем для подобных эмигрантов из духовно-учебного ведомства»148.

145 Лавров К. Материалы к истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1901. № 18. С. 29.

146 Знаменский П. В. История Казанской духовной академии. Т. 1. С. 363, 362.

147 Там же. С. 363.

С целью улучшить положение наставников в марте 1867 г. архимандрит Моисей подал в семинарское правление записку о необходимости уравнять в правах преподавателей светских и духовных учебных заведений и распространить права и преимущества чинов министерства народного просвещения, служащих в Сибири, на лиц духовного ведомства: светские чиновники после пяти лет службы в Сибири получали прибавку к жалованью в размере ^ от оклада, через 5 лет еще ^ 149. Семинарское правление обратилось с ходатайством о необходимости повышения окладов в правление КазДА, однако то не решилось поставить вопрос пред высшей духовной властью. Ходатайство семинарского правления о необходимости повышения окладов (от 17 мая 1868 г.) согласился поддержать в Синоде епископ Томский Алексий (Новоселов). Но успел ли он что-либо сделать в этом направлении до своего перевода в другую епархию (август 1868 г.), неизвестно150.

Записки в семинарское правление архимандрита Моисея, «этого любопытного в истории Томской семинарии лица» (по словам ее летописца) 151, касались самых разнообразных вопросов обучения и воспитания: открытия новых классов, подготовки поступающих в семинарию, неудовлетворительного состояния библиотеки и недостатка свободного времени у семинаристов для написания курсовых сочинений152, введения нового устава153, улучшения финансирования семинарии и способах к тому. По замечанию того же летописца, «видна тенденция современных семинарских деятелей поставить семинарию на большую высоту сравнительно с тем состоянием, на котором она находилась, неоднократно уже мы имели случай убедиться, что инициатором дела почти всегда был ректор Моисей»154.

149 Текст записки о. Моисея от 4 марта приведен в: Лавров К. Материалы к истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 21. С. 26-27.

150 Лавров К. Материалы к истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1901. № 2. С. 22-25.

151 Там же. № 3. С. 9.

152 Там же. С. 8-13.

153 Н[есмелов] Г. Материалы к истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1902. № 4. С. 21-29.

154 Лавров К. Материалы к истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1901.

Сам отец Моисей, не раз порываясь покинуть семинарию, каждый раз испрашивал благословения своего духовника на этот шаг. В 1869-1870 г. семинария переживала особенно сложный период — введение нового Устава 1867 года. Меж тем, кроме ректора и инспектора в наличие было четыре преподавателя, вакантными весь 1869/70 г. были классы церковной истории, Св. Писания, гомилетики155. В январе 1869 г. о. Моисей подал в правление семинарии очередную записку — о необходимости разработать меры по введению нового Устава и изменениях в преподавании предметов, высказав свои предложения. Хронические недуги Томский семинарии — «неукомплектованность» и «неустойчивость» педагогической корпорации — не только весьма затрудняли, но делали невозможным введение в полном объеме требуемых новым Уставом изменений, поскольку количество уроков, приходящихся на одного наставника, должно было увеличиться от 6 до 8-16 часов в неделю. Из-за отсутствия преподавателей могли закрыться кафедры Священного Писания, основного, нравственного и догматического богословия, гомилетики, словесности, истории русской литературы, логики, немецкого и французского языков156.

В августе 1870 г. архимандрит Моисей вновь поднимает в письмах к епископу Иеремии вопрос о своем возвращении в Европейскую часть России. Сообщая, что епископ Платон в послужном списке, отправленном в канцелярию обер-прокурора, дал ему хорошую характеристику, отец Моисей просит преосвященного Иеремию: «Пишите обо мне Киевскому Митрополиту157 и просите его ходатайства пред Св. Синодом о переводе меня из Сибири в Россию настоятелем какого-нибудь московского монастыря или другого какого. Ректором я тягощусь быть и если Бог даст, что я получу желаемое, возьму и Вас к себе и упокою Вашу Святыню, от души сыновне. Хлопочите и поручитесь пред Св. Синодом в том, что я оправдаю себя на счет его надежд на мою худость. Ваше || доброе о мне слово будет иметь успех. Пора и меня успокоить.

№ 3. С. 13.

155 Там же. С. 9.

156 Несмелов Г. Материалы для истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ.

1902. № 6. С. 31-31; № 4. С. 21-29.

Употребите все меры о том, чтобы меня отсюда перевели — устал»158. Но и полтора года спустя архимандрит Моисей по-прежнему находится в Томске: проводит все время в классах, ведет классы за заболевших наставников, которых не хватает на все предметы, введенные по новому Уставу, и проч. и проч. «Владыка ко мне по-прежнему милостив и удивляется || тому, что Высшее начальство забыло меня и не обращает внимания на мою долговременную и небесполезную службу в Сибири и, утешая меня, говорит: потерпите Отец Ректор перемелится все мука будет и далеко [нрзб]. Я писал Вам от 8го Генваря сего года и просил Ваше Преосвященство о том, чтобы Вы написали обо мне Митрополитам по письму и если написали, то благодарю и если не нашли удобным и не написали, паки благодарю. Вам со стороны виднее, что для меня полезнее, то и творите со мной, а хотелось бы иметь с Вами личное свидание в сей жизни но, если не угодно сие Господу, то буди воля Его святая!»159

В одном из последних (хранящихся в ОР РНБ) писем преосвященному Иеремии (июнь 1873 г.) Моисей сообщал о встрече в Томске нового епископа Енисейского Антония (Николаевского)160, которого владыка Иеремия хорошо знал по Нижнему Новгороду и потом состоял с ним в переписке: «<.> он мне не посоветовал оставлять учебной службы, а служить на ней дотоле, пока Сам Промысл не укажет другого послушания. Я вполне соглашаюсь с Его Преосвященством и оставляю свое намерение. Владыка Пр. Платон тоже не советует оставлять ученой службы и поэтому, верно, угодно так Промыслу Божию»161. Сам епископ Антоний по приезде в Красноярск сообщал преосвященному Иеремии: «О Моисее, скажу еще, очень [нрзб] продолжать еще службу в Семинарии, и как кажется, будет и епископом. Дай Бог!»162

158 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 336-336 об. Письмо от 15 августа 1870 г.

159 Там же. А11/329. Л. 125-125 об. Письмо от 8 февраля 1872 г.

160 Епископ Антоний (Вениамин Иванович Николаевский, 1818/1820-1889), по окончании СПбДА (1841) преподаватель Нижегородской семинарии, 5 сентября 1851 г. пострижен в монашество (епископом Иеремией?), в 1852-1855 гг. помощник ректора, с 8 ноября 1855 г. инспектор Тамбовской семинарии, 16 мая 1859 г. — ректор Екатери-нославской семинарии, 19 февраля 1867 г. хиротонисан в епископа Старицкого, викария Тверской епархии, с 31 марта 1873 г. — епископ Енисейский.

161 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/308. Л. 102 об. Письмо от 7 июня 1873 г.

В послужном списке Моисея за 1872/73 г. учебный год епископ Томский Платон снова отметил: «Поведения отлично хорошего, в должности исправен и благонадежен». Сообщив это епископу Иеремии, архимандрит Моисей заключает: «Чего же еще мне остается желать? Итак считайте меня по прежнему Ректор Томской Семинарии и по прежнему не оставляйте меня в Святительских молитвах Ваших»163.

Вероятно, благодаря епископу Платону, состоявшему в 18601864 гг. редактором журнала «Духовная беседа» (издавался при Петербургской семинарии, 1860-1876), архимандрит Моисей завел связи с петербургскими духовными журналами и послал некоторые свои слова и стихи преосвященного Иеремии редактору «Странника» протоиерею В. В. Гречулевичу164.

В 1876 г. Томскую семинарию ревизовал знаменитый в свое время ревизор Учебного комитета при Св. Синоде Сергей Васильевич Кер-ский (1831-1903).

8 октября 1876 г. столь почитаемый о. Моисеем епископ Платон (Троепольский) скончался в Алексеевском монастыре в той самой келье, где ранее жил о. Моисей и в которой останавливался о. Владимир (Петров) перед отправлением в Алтайскую миссию. 19 ноября 1876 г. на Томскую кафедру был переведен из Уфы епископ Петр (Екатеринов-ский, 1820-1889), сокурсник епископа Платона по МДА (1844). 18 февраля 1877 г. он прибыл в Томск.

При ректоре архимандрите Моисее из выпускников Томской семинарии в духовных академиях обучались восемь студентов: пятеро в Казанской, трое в Санкт-Петербургской. Из них И. В. Солодчин165 покинул СПбДА на 3-м курсе для поступления в Алтайскую миссию, руководителем которой стал инспектор СПбДА о. Владимир (Петров). Среди учеников архимандрита Моисея по Томской семинарии — Николай Яковлевич Беляев166, Николай Петрович Асташевский (в монашестве

163 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/308. Л. 104. Письмо от 7 июня 1873 г.

164 Там же. А11/307. Л. 337-338 об. Письмо от 25 июня 1870 г. В типографии журнала «Странник» в 1870 г. напечатано его «Слово во святый Великий Пяток».

165 Иннокентий (Солодчин Иван Васильевич, 1842-1919), епископ Приамурский и Благовещенский. Окончил Томскую семинарию в 1863 г.

166 Беляев Николай Яковлевич (1843-1894), выпускник ТДС (1864), выпускник КазДА (1868), доктор богословия, профессор КазДА по кафедре истории и разбора западных

Никифор)167, Николай Федорович Ненарокомов168, Афанасий Степанович Смирнов169, Иван Тимофеевич Горизонтов170, Владимир Владимирович Плотников (в монашестве Борис)171, Михаил Иванович Соловьев172.

Летом 1877 г. архимандрит Моисей был уволен от духовно-училищной службы, которой отдал 29 лет. Преемником его стал инспектор Орловской семинарии архимандрит Варфоломей (Медведев, ^8 окт. 1881), первый редактор Томских епархиальных ведомостей, выходивших с 1880 г.

Перед отъездом из Томска в июле 1877 г. о. Моисей продал свою библиотеку потомственному почетному гражданину купцу 1-й гильдии Ивану Алексеевичу Ереневу; «библиотека состояла исключительно из книг богословского содержания, рукописных семинарских учебников, разных брошюр духовного содержания и календарей»173. В ноябре 1877 г. архимандрит Моисей был уже в Площанской пустыне174. В бытность настоятелем он опубликовал некоторые свои сочинения, пожертвованные для продажи в пользу пустыни175.

исповеданий.

167 Никифор (Николай Петрович Асташевский, 1848-1937), митрополит Новосибирский; выпускник ТДС (1870), выпускник КАзДА (1874), по окончании вернулся в Томскую семинарию преподавателем философских наук.

168 Выпускник ТДС (1870), выпускник СПбДА (1874).

169 Выпускник ТДС (1870), выпускник СПбДА (1874).

170 Горизонтов И. Т. (1857(?) — 16 ноября 1908), выпускник ТДС (1872), выпускник КазДА (1876), протоиерей, настоятель Петропавловского собора г. Казани, преподаватель истории в духовно-учебных заведениях Казани, погребен на Арском кладбище за алтарем церкви.

171 Борис (Владимир Владимирович Плотников, 1855-1905), епископ Ямбургский, викарий Санкт-Петербургской епархии; выпускник ТДС (1876), выпускник КазДА (1880), в 1880-1884 гг. преподавал в Томской семинарии, в дальнейшем преподавал в КазДА, инспектор МДА, дважды ректор СПбДА.

172 Выпускник ТДС (1862), выпускник КазДА (1867), по окончании преподавал в Томской семинарии.

173 Записки преосвященного Иеремии (Соловьева). // Томские ЕВ. 1901. № 11. С. 7.

174 Епископом Орловским с 25 декабря 1876 г. был Ювеналий (в миру Григорий Иванович Карюков, 1816-1882), выпускник КДА (1845), в 1858-1868 гг. ректор Нижегородской семинарии, настоятель Благовещенского монастыря.

175 Патриархальная жизнь святых ветхозаветных праотцев. Севск, 1880; Объясне-

Летом 1879 г. архимандрит Моисей был на своей родине в Киеве, по дороге посетил Кострому, Ярославль, Тверь, Петербург, Москву, на обратном пути — Воронеж, Задонск, Оптину пустынь. 2-3 июня он посетил преосвященного Иеремию, проживавшего в Нижегородском Благовещенском монастыре.

Скончался архимандрит Моисей 20 августа 1884 г. Погребен у алтаря Казанского храма Площанской пустыни; на фундаменте в пять кирпичей — чугунный памятник с крестом наверху и надписью с западной стороны: «Здесь покоится прах архимандрита Моисея, бывшаго ректора Томской Семинарии»; с восточной стороны: «Господи! Прими дух его в мире»; с северной стороны: «Происходил из духовного звания из фамилии Рыбальских»; с южной стороны: «Поступил Настоятелем в сию пустынь 1877 года ноября 4 д. Скончался 1884 года августа 20 дня, 66 лет роду»176. Епископ Орловский (1889-1896) Мисаил (Крылов, 1837 — после 1918) дал ему следующую характеристику: «Духовного звания, уроженец Киевской епархии, по прозванию Рыбальский, с академическим образованием, был наставником во многих дух. училищах, двух д. семинарий Смоленской и Томской ректором; по наружности видный и солидный высокого роста с седою большою бородою и орденами, имел орден св. Анны 2-й ст. и св. Владимира 4-й и 3-й степ.; характера простого, был снисходителен, братолюбив и страннолюбив; ежедневно посещал богослужения и наблюдал за братиею; управлял Обителию в 1877-1884 год, тогда и скончался на 67 году от рождения»177.

Епископ Иеремия скончался через несколько месяцев, 6 декабря 1884 г. Погребен 9 декабря в Алексеевской церкви Нижегородского Бла-

ния богослужения Православной Церкви в беседах. Севск, 1880; Слова и речи архимандрита Моисея, настоятеля Севской Площанской пустыни (Орловской губернии). Севск, 1880; Об аскетических добродетелях первых пустынножителей. Севск, 1882; О благотворности святой Христовой веры. Рассуждения архим. Моисея, настоятеля Сев-ской Площанской пустыни. Севск, 1883; Объяснение первых 18 стихов первой главы Евангелия от Иоанна, читаемых на Литургии в день св. Пасхи. Севск, 1883. В РНБ — экземпляр с дарственной надписью митрополиту Санкт-Петербургскому Исидору (Никольскому): «Христос Воскресе! Митрополиту Исидору, от автора вместо поздравления и красного яйца».

176 Мисаил [Крылов]. Богородицкая Площанская общежительная пустынь, Севского уезда, Орловской епархии, в возрожденном и обновленном виде. Орел, 1897. С. 51.

говещенского монастыря, где по указанию его задолго до смерти была приготовлена могила. Чин погребения совершал епископ Нижегородский Макарий (Миролюбов).

Духовная школа служит разъяснению и обоснованию истин христианской веры, духовному просвещению и развитию. Неотъемлемой частью дореволюционной духовной школы было воспреемство от учителя к ученику, от наставника к воспитаннику. Так поддерживалось и передавалось приобщение к высшему ведению и деланию. Духовное воспитание и образование начиналось в семье, продолжалось и завершалось в училище — семинарии — академии. Длительный процесс приуготовления к выполнению жизненного призвания занимал 17 лет, включая не только «предметное образование», но и воспитание «целостной настроенности» личности, отражающейся на всем жизненном поведении.

Архимандрит Моисей — пример таких воспреемства и целостности. Для него воспитание личности составляло важнейшую часть духовного образования. В феврале 1870 г. о. Моисей благодарил преосвященного Иеремию за усердные пожелания его вертограду «новых успехов не в науках только, но в страхе Божием, || в благочестии, в очищении и освящении сердца сего исходища живот и смерти»178.

«История держится средним человеком, а не героическим исключением» — эти слова принадлежат профессору СПбДА Н. Н. Глубо-ковскому, который сам себя не относил к деятелем историческим, но по сути им стал. История все расставляет по местам. Важны и те, кто «двигают» ее вперед, и те, кто «держат».

Архимандрит Моисей был тем «средним человеком», без которых исторический процесс и история духовной школы, как часть этого процесса, невозможны. Эта школа всегда держалась на людях, преданных идеалам, служащих Церкви и Отечеству, она мертва без таких незаметных подвижников, каковым по прошествии времени оказывается порой «средний человек». И благодарная память о них живительно действует на настоящее: «Наши мысли и чувства не исчезают бесследно, мы мыслим и чувствуем совместно друг с другом, мы поддерживаем друг друга и препятствуем друг другу, мы можем будущим исправлять прошедшее»179, — с эти словами обращался к студентам профессор МДА

178 ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1. А11/307. Л. 333-333 об. Письмо от 26 февраля 1870 г.

179 Глаголев С. С. Бессмертие прошедшего (принцип сохранения явлений) // Богослов-

С. С. Глаголев в первые годы наступившего XX столетия. Но, не имея продолжения в будущем, прошлое обращается в небытие.

Источники и литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Глаголев С. С. Бессмертие прошедшего (принцип сохранения явлений) // Богословский вестник. 1903. № 2. С. 193-225.

2. Глубоковский Н. Н. Благовестие христианской славы в Апокалипсисе св. апостола Иоанна Богослова: Сжатый обзор. 1оп!апуШе, 1966.

3. Записки преосвященного Иеремии (Соловьева), архиепископа Нижегородского (1799-1884) за время бытности его епископом Кавказским и Черноморским в г. Ставрополе в 1846, 1847 и 1848 годах / публ. К. Евтропова // Томские ЕВ. 1901. № 11. Отд. неоф. С. 6-17; № 12. С. 6-18.

4. Знаменский П. В. История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования (1842-1870 годы). Вып. 1. Казань, 1891.

5. Катанский А. Л. Воспоминания старого профессора (с 1847 по 1913 гг.). Вып. 1. Петроград, 1914.

6. Лавров К. Материалы для истории Томской духовной семинарии // Томские ЕВ. 1900. № 3-21. Отд. неоф.

7. Мисаил [Крылов]. Богородицкая Площанская общежительная пустынь, Севского уезда, Орловской епархии, в возрожденном и обновленном виде. Орел, 1897. 62 с.

8. Н[есмелов] Г. Материалы к истории Томской Духовной семинарии // Томские ЕВ. 1902. № 1. С. 38-40.

9. ОР РНБ. Ф. 573. Оп. 1 (Собрание СПбДА). А1/281, А11/307, А11/308, А11/323, А11/329.

10. Памятник веры, представляющий благочестивому взору христианина празднества, Православною Церковию установленные святым угодникам Божиим, с кратким описанием их жития; с присовокуплением избранных на каждый день текстов Священного Писания, благочестивых размышлений и духовных стихотворений, руководствующих к непрестанному упражнению в богомыслии. С приложением к каждому месяцу листков для ежедневного записывания на них своих мыслей, чувствований и поступков. М., 1838.

11. Русский биографический словарь. Т. 2, 14.

12. Ростислав (Девятов), митр. Томский и Асиновский. Жизненный путь и педагогическая деятельность митрополита Никифора (Асташевского Н. П.) // Труды Томской духовной семинарии. Сб. 2. Томск, 2013. С. 57-74.

13. Ростислав (Девятов), митр. Томский и Асиновский. Жизнь и деятельность четвертого ректора Томской духовной семинарии архимандрита (впоследствии еписко-

па) Акакия (Заклинского) // Труды Томской духовной семинарии. Сб. 1. Томск, 2012. С. 5-49.

14. Ростислав (Девятов), митр. Томский и Асиновский. Предыстория создания и начало становления Томской духовной семинарии // Духовное образование в Сибири: История и современность. Мат-лы конф. Томск, 4 октября 2008 г. Томск, 2009. С. 12-32.

15. Ростислав (Девятов), митр. Томский и Асиновский. Пятый ректор Томской духовной семинарии архимандрит (позднее епископ) Никанор (Надеждин): исторический портрет // Труды Томской духовной семинарии. Сб. 2. Томск, 2013. С. 7-55.

16. Сперанский И. П. Очерк истории Смоленской духовной семинарии и подведомых ей училищ со времени основания семинарии до ее преобразования по Уставу 1867 года: (1726-1868). Смоленск, 1892.

17. Титов А. А. Преосвященнейший Иеремия в схимонашестве Иоанн, епископ Нижегородский и Арзамасский (+ 6 декабря 1884). Биографический очерк. М., 1887.

18. Трухина Н. Преподавательский состав Томской духовной семинарии в начальный период ее существования (18568-1870 гг.) // Духовное образование в Сибири: История и современность. С. 322-332.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.