Научная статья на тему 'Н. Н. Козьмин и изучение социального строя орхонских тюрков vi-viii вв'

Н. Н. Козьмин и изучение социального строя орхонских тюрков vi-viii вв Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
21
6
Поделиться
Ключевые слова
НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ КОЗЬМИН / NIKOLAY NIKOLAEVICH KOZMIN / ТЮРКИ / TURKS / КОЧЕВНИКИ / NOMADS / ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ / SOCIAL SYSTEM / ФЕОДАЛИЗМ / FEUDALISM / ИСТОРИОГРАФИЯ / HISTORIOGRAPHY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Тишин Владимир Владимирович

В статье рассматриваются взгляды Н.Н. Козьмина на древнетюркское общество VI-VIII вв. Ученый исследовал его в контексте проблемы феодальных отношений у кочевников, которые, по его мнению, не отличались от западноевропейского феодализма. Разработке этих вопросов посвящены две крупные работы Н. Н. Козьмина: книга «К вопросу о турецко-монгольском феодализме» и статья «Классовое лицо “атысы” Йоллыг-тегина, автора орхонских памятников», изданные в 1934 г. Своеобразная интерпретация данных памятников древнетюркской рунической письменности позволила ученому прийти к выводу о развитых земельных отношениях у орхонских тюрков. Рецензенты и оппоненты отмечали ряд неточностей и натяжек в построениях Н.Н. Козьмина, как в отношении конкретного фактического материала, так и в отношении методов его исследований. Н.Н. Козьмин имел планы заниматься разработкой проблем общества орхонских тюрков и далее, но не успел реализовать их.

N.N. KOZMIN AND THE STUDIES OF THE SOCIAL SYSTEM OF ORKHON T?RKS OF 6TH - 8TH CENTURIES

The article deals with N.N. Kozmin's view on the society of the Old Türks of 6 th 8 th centuries. The researcher considered it in the context of the problem of the nomadic feudal system, which in his view was not different from feudalism in Western Europe. Those issues were discussed in his two works: the book On the Problem of Turkish-Mongolian Feudalism and The Class Essence of ‘atysy' Jollyg-tegin, the Author of the Orkhon Monuments published in 1934. Based on the peculiar interpretation of Old Türkic written monuments the researcher came to his conclusion about the high level of land-use system among the Orkhon Türks. Reviewers and opponents pointed a number of inaccuracies and strained arguments in works of N.N. Kozmin concerning both factual material and his research methods. N.N. Kozmin had planned to study the Old Türkic society profoundly, but he had never realized it.

Текст научной работы на тему «Н. Н. Козьмин и изучение социального строя орхонских тюрков vi-viii вв»

НАУЧНАЯ СМЕНА

^ ff* gte ^ ^ iy'i ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^

Тишин

УДК 930(091)

Н.Н. КОЗЬМИН И ИЗУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО СТРОЯ ОРХОНСКИХ ТЮРКОВ VI-VIII ВВ.

Аннотация

В статье рассматриваются взгляды Н.Н. Козьмина на древнетюркское общество VI-VIII вв. Ученый исследовал его в контексте проблемы феодальных отношений у кочевников, которые, по его мнению, не отличались от западноевропейского феодализма. Разработке этих вопросов посвящены две крупные работы Н.Н. Козьмина: книга «К вопросу о турецко-монгольском феодализме» и статья «Классовое лицо "атысы" Йоллыг-тегина, автора орхонских памятников», изданные в 1934 г. Своеобразная интерпретация данных памятников древнетюркской рунической письменности позволила ученому прийти к выводу о развитых земельных отношениях у орхонских тюрков. Рецензенты и оппоненты отмечали ряд неточностей и натяжек в построениях Н.Н. Козьмина, как в отношении конкретного фактического материала, так и в отношении методов его исследований. Н.Н. Козьмин имел планы заниматься разработкой проблем общества орхонских тюрков и далее, но не успел реализовать их.

Ключевые слова: Н.Н. Козьмин, тюрки, кочевники, общественный строй, феодализм, историография

Vladimir V. Tishin

N.N. KOZMIN AND THE STUDIES OF THE SOCIAL SYSTEM OF ORKHON TURKS OF 6TH - 8TH CENTURIES

Abstract

The article deals with N.N. Kozmin's view on the society of the Old Turks of 6th — 8th centuries. The researcher considered it in the context of the problem of the nomadic feudal system, which in his view was not different from feudalism in Western Europe. Those issues were discussed in his two works: the book On the Problem of Turkish-Mongolian Feudalism and The Class Essence of 'atysy' Jollyg-tegin, the Author of the Orkhon Monuments published in 1934. Based on the peculiar interpretation of Old Turkic written monuments the researcher came to his conclusion about the high level of land-use system among the Orkhon Turks. Reviewers and opponents pointed a number of inaccuracies and strained arguments in works of N. Kozmin's factual material and his research methods. N.N. Kozmin had planned to study the Old Turkic society profoundly but he had never realized it.

Key words: N.N. Kozmin, Turks, nomads, social system, feudalism, historiography

Имя Н.Н. Козьмина, выдающегося исследователя Сибири, историка, этнографа, краеведа, длительное время оставалось малоизвестным в науке. Лишь в последние годы появляются

работы, позволяющие должным образом оценить вклад ученого в науку и понять место его работ в историографии ряда вопросов, связанных с историей и этнографией Сибири (см., напр.:

Тишин Владимир Владимирович, аспирант отдела Истории Востока Института востоковедения РАН (Москва), email: tihij-511@mail.ru

Vladimir V. Tishin postgraduated student, Department of the History of the Orient, the Institute of Oriental Studies, the Russian Academy of Sciences (Moscow), e-mail: tihij-511@mail.ru

[1, c. 44-54; 22; 18; 19; 16, с. 38-46]). Мы хотели бы остановиться на разработке Н.Н. Козьминым проблемы общественного строя древних тюрков VI-VIII вв.

Ученый коснулся вопросов, связанных с древнетюркским обществом в контексте работы над проблемой феодализма у кочевнических народов, широкая дискуссия вокруг которой развернулась в советской историографии с начала 30-х гг. XX в. [16, с. 39-40]. Основным своим оппонентом Н.Н. Козьмин видел Б. Я. Влади-мирцова, автора классического труда «Общественный строй монголов», незавершенного ввиду ранней смерти автора в 1931 г., но опубликованного в 1934 г. В 1934 г. выходят две работы самого Н.Н. Козьмина: книга «К вопросу о турецко-монгольском феодализме» и статья «Классовое лицо "атысы" Йоллыг-тегина, автора орхонских памятников», призванные доказать существование феодализма в кочевнических обществах, в т.ч. у орхонских тюрков [13; 14]. Книга была, судя по всему, написана еще в 1931 г., но издана лишь в 1934 г., поскольку в письме М.К. Азадовскому от 3 июля 1934 г. ученый сам говорит, что написал ее в 1931 г. и «три года добивался издания» [20, с. 266]. Наиболее подробно свой взгляд на проблему феодализма у орхонских тюрков ученый изложил именно в статье, но, судя по тому же письму, у него были планы в большей степени заняться орхонским материалом: так, в книге он отмечает необходимость отдельного исследования «классовой борьбы, в результате которой пало государство т.н. "голубых турков", а затем их эпигонов — орхонцев или... <...> "утукэнцев"» [13, с. 74], но, даже если этому и была посвящена последующая статья, в том же письме М.К. Аза-довскому он упоминает, что «хотелось бы написать орхонца Тоньюкука» и не только про него [20, с. 266].

Как Б.Я. Владимирцов, так и Н.Н. Козьмин являлись специалистами т.н. «старой», дореволюционной научной школы и были вынуждены адаптировать свою исследовательскую методику под марксистскую теорию. Если Б.Я. Влади-мирцов, рано умерший и не увидевший выхода в свет своей работы, не имеет прямого отношения к тому, какое он оказал влияние на всю марксистскую историографию, поскольку это в большей степени связано с интерпретацией взглядов ученого его последователями [16, с. 42—43; 17, с. 21], то Н.Н. Козьмин увлекся марксизмом всерьез.

Прежде он мог бы быть причислен к сторонникам «родовой теории». П.Т. Хаптаев в докладе 1934 г. цитирует принадлежащий перу Н.Н. Козьмина текст из сборника «Бурято-мон-гольская автономная область ДВ» (Чита, 1923, с. 17): «Зажиточный хозяин обязывался степным обычаем придти на помощь буряту, лишившемуся вследствие внезапного несчастия или неудачи скота. Он ему давал дойных коров, вообще живой инвентарь на поправку. "Улус-но-родовая община", по терминологии Щапова, была в 60—70-е годы XIX в. не отмершим пережитком, а живым общественным организмом, где все члены чувствовали себя как бы членами семьи. Среди бурят не было нищих. Всякий мог придти в любой дом и участвовать в еде наравне с членами семьи» (цит. по: [11, с. 21]). Ср., тем не менее, уже выступление Н.Н. Козь-мина на дискуссии по феодализму у бурят в июне 1934 г. в Улан-Удэ, где это же сообщение он объясняет так: «<...> .в условиях натурального хозяйства богач не особенно ценит свое не приносившее дохода имущество. Собственник при натуральном хозяйстве легко делится своим имуществом с бедными людьми. Феодал окружает себя бесчисленной челядью и конечно делает это не бескорыстно. Прежде всего он получает выгоду в том, что эта челядь дает ему вооруженных людей. Затем она создает ему почет, блеск, влияние. Но он кормит ее безвозмездно. Всех, кто нуждается, он тоже может накормить; гости не переводятся у феодалов» [11, с. 56].

На той же дискуссии Н.Н. Козьмин заявил: «Мои ошибки, которые я и признал, заключались вовсе не в том, что я отрицал классовое расслоение, а в неправильных методологических установках, в силу которых я не усваивал в борьбе классов того методологического значения, которое отводится ей в марксистско-ленинском учении» [11, с. 57; 22, с. 89], а в письме к М.К. Азадовскому от 19 июля 1934 г. он писал: «Я недооценивал прежде марксистского методологического устоя - классовой борьбы. Конечно, классовая борьба и есть история человечества за исторический период жизни. <...> Я перевожу историю Центральной Азии на марксистские рельсы. Есть уже ряд очерков, набросков.» (цит. по: [22, с. 89, 98, прим. 41]; см.: [20, с. 270]). При этом сам Н.Н. Козьмин критикует работу Б.Я. Владимирцова лишь за то,

что тот переоценивал значение родовых пережитков у монголов [13, с. 10—11]2.

По словам Н.Н. Козьмина, сам Б.Я. Вла-димирцов видел основой феодализма у монголов далеко не землю. Как сообщал в июне 1934 г. Н.Н. Козьмин: «<...> .Когда в последней нашей беседе с покойным академиком Владимирцовым я коснулся этой темы, он мне сказал, что основу для зарождения и развития феодальных отношений в Монголии он видит в наличии крупного скотоводства. В этом им усматривалось основное отличие монгольского кочевого феодализма от западно-европейского: последний базировался на крупном землевладении, второй — на крупном скотоводстве» [11, с. 59]. Н.Н. Козьмин же, напротив, считал, что «это не какая-либо особая общественная формация... а просто феодализм. Можно даже не прибавлять термина "кочевой" или "азиатский"» (цит. по: [16, с. 41; 17, с. 19]; см.: [13, с. 73]), и в его основе лежат такие же отношения земельной собственности.

Работа о феодализме у тюркских и монгольских кочевников Н.Н. Козьмина основана на анализе широкого сравнительно-исторического и этнографического материала. Но, кроме того, он прямо писал о значении открытия древнетюркских рунических памятников, с чем «явилась возможность не только заниматься бесконечными войнами, дворцовыми переворотами, но и хозяйственными и социальными явлениями», «для построения социальной истории турков» [15, с. XVIII].

Кочевнические общества, в т.ч. древнетюрк-ские, характеризовались им как классовые, которым были свойственны земельные отношения, в сущности, не отличавшиеся от западноевропейских феодальных. У орхонских тюрков существовало четкое разделение на два противоборствующих класса: беки, феодалы со структурированной иерархией, и «черный» народ, неопределенная масса, выполнявшая различные повинности (кара будун) [13, с. 14, 22—23, 56—57; 11, с. 62], которых при этом в одном месте он именует «крестьянством», помимо их борьбы с беками, отмечая у последних внутреннюю борьбу крупного землевладения с мелким [13, с. 74]. Тюркскую титулатуру Н.Н. Козьмин трактовал как феодальную лест-

ницу [13, с. 61; 11, с. 62—63]. Отмечая и некоторую роль рабства и пережитки (именно «пережитки», как он специально обратил внимание) «патриархально-родовых отношений и общинных хозяйственных порядков», исследователь все же характеризовал «общий строй хозяйственных и социальных отношений задолго до образования Монгольской империи» как феодально-крепостнический [13, с. 43, 44].

Н.Н. Козьмин критиковал попытки В.В. Бар-тольда и П.М. Мелиоранского видеть у тюрков патриархально-родовой строй и за стремление выявить демократические тенденции в политике кагана, сравнивая их взгляды с концепцией Л. Кауна [13, с. 20, 22—23, 139—140, прим. 20; 14, с. 269, 270]. По мнению Н.Н. Козьмина, в «турецком обществе» следует ясно говорить о противостоянии «турецкого феодального дворянства» и всего («черного») народа, кара будуна, процессах далеко шедшего социального расслоения и захвата земель социальной верхушкой [14, с. 261, 270]. Именно для феодалов, а не народа и были написаны орхонские тексты [14, с. 261, 270]. Беги, по его мнению, — это «однородная компактная группа», вся территория государства распределена между бегами «разной хозяйственной и политической мощи», каган же — самый сильный бег, распределял земли, но фактически «первый среди равных»; каган окружен огланами и огушами (дружинниками и вассалами) [14, с. 270]. По мнению ученого, в тюркском обществе существовали рабы и крестьяне (кул, кара будун), говорить же о родовом строе нет никаких оснований [14, с. 270].

Падение первого Тюркского каганата Н.Н. Козьмин объяснял борьбой феодальных интересов. Торговый капитал китайцев обострял социальные антагонизмы, в результате борьбы часть бегов ушла к китайцам [14, с. 271]. Китайцы дали им земельные наделы, но не оставили их на старых землях, переселили; другая же часть бегов скрылась в горах, откуда они начали предпринимать попытки восстановить свои владения [14, с. 272]. Во главе их стал Кутлуг, владелец поместья на Алтае, имевший сначала 17, потом 70 вассалов, упомянутых в Хошо-Цай-дамских стелах [14, с. 273].

Йоллыг тегин, автор Хошо-Цайдамских текстов, бывший, по мнению ученого, аталыком,

2 Н.Н. Крадин приписывает Н.Н. Козьмину высказывание, передаваемое им, однако, со слов Н.Я. Марра [16, с. 44; 13, с. 9].

опекуном малолетних сыновей Кутлуга, являлся представителем феодальной аристократии, связывавшей свои интересы с правящей династией [14, с. 263-264]3. В текстах он выдвигает политическую линию своего течения: призывает строить государство из поместий, ему противостоит стремящийся к независимости крупный феодал Тоньюкук, его линия — создать «федерацию независимых владений» [14, с. 273, 276].

В рецензии на книгу Н.Н. Козьмина В.А. Казакевич обозначил ряд общих вопросов по исследованию общественных отношений у кочевников. Он критически отозвался о концепции С.П. Толстова о рабовладении у кочевников, ставя ему в укор «механистическую интерпретацию учения Маркса о пяти антагонистических формациях» [12, с. 112]. Среди прочих он поставил вопрос о необходимости более тщательной разработки социальной терминологии: например, он указал, что нужен более внимательный анализ терминов «юрт», «инджи», «улус», «эль», чтобы решить проблемы о формах землевладения и землепользования в Центральной Азии [12, с. 114]. Что касается орхонских тюрков, то В.А. Казакевич упрекал Н.Н. Козьмина в недооценке роли рабства в их общественной жизни: по его мнению, «грандиозное строительство орхоно-уйгурского и монгольского периодов» выполнено руками рабов, кроме того, они обеспечивали земледельческие работы, при этом он объективно признавал недостаток источникового материала. В целом же, В.А. Казакевич соглашался с мнением А.Н. Бернштама о том, что рабство было укладом в феодальном кочевническом обществе, а не формацией [12, с. 115]. Он критиковал Н.Н. Козьмина за сравнение «турок» VII— VIII вв. и монголов XIII—XIV вв., уже его самого уподобляя Л. Кауну [12, с. 115—116].

Критика в рецензии Н. Смирнова была направлена больше на монгольский материал, тем не менее, он достаточно определенно высказал свой взгляд на социально-экономические процессы в кочевнических обществах. Н. Смирнов согласился с критикой Н.Н. Козьминым представителей «родовой теории» (Н.Я. Бичурин, В.В. Бартольд, П.М. Мелиоранский, Б.Я. Вла-димирцов), упрекая их за «отсутствие точного

анализа хозяйственных и общественных взаимоотношений как внутри рода, так и между родовыми группами, что и приводит их к ошибочным выводам» [23, с. 141—142]. Помимо критических замечаний в адрес Н.Н. Козьмина из-за недостаточного изучения К. Маркса, Н. Смирнов также упрекал его в отсутствии последовательного изложения, голом схематизме, в частности, что тот «берет как равнозначащие различные исторические эпохи, например, турецкую VII—VIII вв. (используя «орхонские надписи») и монгольскую XII—XIII вв. и с одинаковым успехом черпает в них нужную для своей схемы аргументацию», а между тем, по мнению самого Н. Смирнова, «общественный строй турок VIII в. существенно отличался от монгольского общественного строя XIII в., а оба они — от западноевропейского соответствующих эпох» [23, с. 141]. Именно это Н. Смирнов видел главным недостатком книги — отсутствие «динамики развития феодальных отношений на соответствующих исторических этапах» [23, с. 142], ведь сам Н. Смирнов считал, что создание империи Чингисхана завершило «огромный» социальный процесс распада родовых отношений и ознаменовало утверждение феодальной формации [23, с. 143].

Подобное высказанное обоими рецензентами замечание о неучете динамики социальных отношений различных эпох мы найдем также у современного исследователя творчества Н.Н. Козьмина [18, с. 107; 19, с. 16]. Характерно, что при этом сам Н.Н. Козьмин критиковал выступление П.Т. в Улан-Удэ за то, что «у докладчика нет четкости в отношении периодов; хронологическая перспектива представляется далеко не выдержанной», «он часто берет за одну скобку свидетельства разных эпох», «историческая перспектива не всегда соблюдается» [11, с. 58, 60].

Н.Н. Козьмин отстаивал мнение о высоком уровне развития сибирских народов в историческую эпоху: «...я всегда указывал, что сибирские народы пережили в прошлом чрезвычайно сложную историю. Они входили в состав государств, довольно высоко стоявших в культурном и хозяйственном отношениях, поэтому нельзя рассматривать народы, переживавшие эту слож-

3 Примечательно, что отчасти интерпретацию Н.Н. Козьмина разделил турецкий историк И. Кафесоглу [24, с. 127].

ную историю, как каких-то первобытных младенцев, вышедших только что из колыбели» [11, с. 53] (ср.: [22, с. 89]). «Нужно категорически сказать, что исторических материалов, относящихся к тем стадиям общественного развития, которые характеризуются укладами доклассовой общественной структуры, мы для турок, монголов и тунгусов не найдем. Все эти группы народов жили на исторической памяти в условиях классового общества. Исторические материалы, относящиеся к ним, отображают сложную классовую структуру, сложные классовые отношения» (цит. по: [22, с. 89]; см.: [11, с. 61]). По мнению А.М. Решетова, «не исключено, что такие взгляды сложились у Н.Н. Козь-мина под влиянием М.Н. Покровского» [22, с. 89, 98, прим. 40]. Надо отметить, что во введении к своей книге о феодализме у тюрков и монголов (с. 9) Н.Н. Козьмин довольно восхищенно упоминает о работах М.Н. Покровского в области русской истории. Судя по всему, Н.Н. Козьмин вполне разделял его взгляды. Так, подобная мысль о не менее развитом характере культуры «сибирских инородцев» была высказана им в письме М.К. Азадовскому от 3 июля 1934 г., в котором, например, про енисейские рунические эпитафии он восхищенно обмолвился следующим образом: «Совсем в стиле той эпохи, из которой вышли александрийцы...» [20, с. 266]. Н.Н. Козьмину было чуждо пренебрежительное отношение к коренным народам Сибири. По-видимому, это отразилось и на его видении социальной истории.

Характерно, что Л.П. Потапов, говоря в 1952 г. об «антинаучных построениях и взглядах некоторых авторов», писавших по истории народов Сибири, прямо назвал Н.Н. Козьмина «последователем М.Н. Покровского», также указав на него как на «родоначальника "теоретического" национализма у некоторых сибирских народностей» [21, с. 230] (ср. подобный упрек в национализме в другой работе Л.П. Потапова [22, с. 86, 97, прим. 20; 19, с. 16]).

Что касается собственно древних тюрков VI—VIII вв., то, несмотря на ряд грубых фактических ошибок, основанных на недостаточном знании источников или невнимательном отношении к конкретно-историческому материалу, часть из которых позже была отмечена оппонентами [3, с. 215—218; 9, с. 270, 333 прим. 19], а также искусственный характер построений в его интерпретации [25, р. 333—334], работы

Н.Н. Козьмина имели важное значение для разработки теории землепользования у кочевнических народов. Так или иначе, как отметил Н.Н. Крадин, «по иронии судьбы именно взгляд Козьмина на феодализм у номадов впоследствии стал господствующим в советской историографии» [17, с. 19].

Характерно, что А.Н. Бернштам, в работах которого проблема общественно-экономического строя Тюркского каганата разрабатывалась специально в эти годы [6; 5; 2], упрекал Н.Н. Козьмина, прежде всего, в модернизации общественных отношений у кочевников [4, с. 87 прим. 2]. При этом сам А.Н. Бернштам обошел вопрос о земельных отношениях, по-видимому, не придав ему большого значения: «Если номинально земля считалась собственностью рода, то фактически она эксплуатировалась бегом, ибо его стада были наиболее многочисленными в данной кочевой общине» [10, с. 93]. Более осторожно, признавая отсутствие источниковых данных, он пишет об этом в монографии, упоминая также работу Н.Н. Козьмина [7, с. 126 прим. 5], хотя отмечает косвенные признаки частнособственнического характера землевладения [7, с. 74, 75, 110, 119].

Сам Н.Н. Козьмин свои задумки по изучению древнетюркского общества полностью реализовать не успел. Ему было необходимо поработать, как он писал в июле 1934 г. М.К. Азадовскому, в библиотеке Азиатского музея (тогда уже Института востоковедения АН СССР) [20, с. 266]. Но в последующий период его заняли другие дела, в августе же 1937 г. он был арестован, а через год умер в тюремной больнице [22, с. 93]. Проблеме общественного строя древних тюрков VI—VIII вв. была посвящена диссертация А.Н. Бернштама, защищенная в 1935 г. [8] и изданная в качестве монографии только в 1946 г. [7] Несомненная важность этой работы в том, что, во-первых, в ее основе лежит непосредственный анализ древнетюркских рунических текстов, во-вторых, это (до сих пор) единственное монографическое исследование социально-экономических отношений в Тюркском каганате.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ахсанов К.Г. Проблема становления государственности тюрок-кочевников в домонгольский период в отечественной историографии: дис. ... канд. ист. наук. — Казань, 1999. — 157 с.

2. Бернштам А.Н. К вопросу о возникновении классов и государства у тюрок VI—VIII вв. н.э. // Вопросы истории доклассового общества: сборник статей к 50-летию книги Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. — С. 871—892.

3. Бернштам А.Н. Новые работы Н. Козьмина о древнем турецком обществе // Проблемы истории докапиталистических обществ. — 1935. — № 1—2. — С. 215—218.

4. Бернштам А.Н. Проблема распадения родовых отношений у кочевников Азии // Советская этнография. — 1934. — № 6. — С. 86—95.

5. Бернштам А.Н. Происхождение турок // Проблемы истории докапиталистических обществ. — 1935. — № 5—6. — С. 43—54.

6. Бернштам А.Н. Родовая структура Ту'Гю VIII в. (к исследованию памятника Кюль-Тегина) // Из истории докапиталистических формаций: сб. статей к сорокапятилетию научной деятельности Н.Я. Марра. — М.; Л.: ОГИЗ, 1933 — С. 560—576.

7. Бернштам А.Н. Социально-экономический строй орхоно-енисейских тюрок VI—VIII вв. Восточно-тюркский каганат и кыргызы. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1946. — 207 с.

8. Бернштам А.Н. Социально-экономический строй древнетурецкого общества VI—VIII вв. н.э. Турки в Монголии: тезисы кандидатской диссертации. — Л., 1935. — 23 с.

9. Гумилев Л.Н. Древние тюрки. — М.: Клышни-ков, Комаров и К, 1993. — 524 с.

10. История СССР с древнейших времен до образования древнерусского государства. Ч. 3—4. История СССР в период крушения рабовладельческого строя и возникновения феодализма. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1939. — 532 с.

11. К истории Бурято-Монголии. Материалы дискуссии, состоявшейся в июне 1934 г. в Улан-Удэ / предисл. А.В. Шестакова; под ред. А.В. Шеста-кова и А.И. Ломакина. — М.; Л.: ОГИ3—СОЦЭКГИЗ, 1935. — 184 с.

12. Казакевич В.А. Проф. Н.Н. Козьмин. Проблемы истории Монголии и Южной Сибири в новом освещении. К вопросу о турецко-монгольском феодализме, ОГИЗ, Москва—Иркутск, 1934 // Советская этнография. — 1934. — № 5. — С. 112—117.

13. Козьмин Н.Н. К вопросу о турецко-монгольском феодализме / предисл. М. Гудошникова. — М.; Иркутск: ОГИЗ, 1934. — 150 с.

14. Козьмин Н.Н. Классовое лицо «атысы» Йол-лыг-тегина, автора орхонских памятников // Сергею Федоровичу Ольденбургу. К пятидесятилетию научно-общественной деятельности. 1882—1932: сб. ст. / отв. ред. И.Ю. Крачковский. — Л.: Изд-во АН СССР, 1934. — С. 259—277.

15. Козьмин Н.Н. Предисловие // Д'Оссон К.

История монголов от Чингиз-хана до Тамерлана. Т. 1. Чингиз-хан / перевод и предисловие проф. Н.Н. Козьмина. — Иркутск: ОГИЗ; Восточносибирское обл. изд-во, 1937. С. V-XXXX.

16. Крадин Н.Н. Кочевники Евразии. — Алматы: Дайк-Пресс, 2007. - 416 с.

17. Крадин Н.Н., Скрынникова Т.Д. Империя. — М.: Вост. лит-ра РАН, 2006. — 557 с.

18. Кузьмин Ю.В. Н.Н. Козьмин — историк, этнограф, краевед // Иркутское краеведение 20-х: взгляд сквозь годы: материалы региональной научно-практической конференции «"Золотое десятилетие" иркутского краеведения: 1920-е годы», Иркутск, 11—13 января 2000 года. Т. 2. / ред. кол. А.С. Мад-жаров и др. — Иркутск: Изд-во Иркут. обл. публ. б-ки им. И.И. Молчанова-Сибирского, 2000. — С. 101—107.

19. Кузьмин Ю.В. Николай Николаевич Козьмин: исследование жизни и творческой деятельности // Проблемы экономической, политической и культурной независимости Монголии: материалы «Круглого стола» 22 декабря 2001 г., посвященного 90-летию независимости Монголии и 80-летию Монгольской революции 1921 г. — Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2001. — С. 13—19.

20. Литературное наследство Сибири. Горький и Сибирь. Забытое и найденное. Письма ученых-сиби-реведов и писателей М.К. Азадовскому / ред. кол. Н.Ф. Бабушкин, Е.И. Беленький, А.В. Высоцкий, Н.Н. Яновский. — Новосибирск: Западно-сибирск. книжн. изд-во, 1969. — Т. 1. — 395 с.

21. Потапов Л.П. История Бурят-Монгольской АССР // Советская этнография. — 1952. — Т. 1. — № 3. — С. 229—236.

22. Решетов А.М. Николай Николаевич Козьмин: основные направления научной деятельности // Репрессированные этнографы / сост. Д.Д. Тумар-кин. — 2-е изд. — М.: Вост. лит-ра РАН, 2002. — Вып. 1. — С. 81—100.

23. Смирнов Н. О феодализме у кочевых народов (Проф. Н.Н. Козьмин, К вопросу о турецко-монгольском феодализме. ОГИЗ, Москва—Иркутск, 1934) // Историк-марксист. — 1935. — № 2—3 (42— 43). — С. 140—143.

24. Lattimore O. The Social History of Mongol Nomadism // Historians of China and Japan / Ed. W. G. Beasley and E.G. Pulleyblank. — London: Oxford University Press, 1961. — Pp. 328—343.

REFERENCES

1. Akhsanov K.G. Problema stanovleniia gosudarstven-nosti tiurok-kochevnikov v domongol'skii period v otech-estvennoi istoriografii: dis. ... kand. ist. nauk [The Problem of State-formation of Turkic Nomads in Domestic Historiography. Ph.D. Thesis]. Kazan, 1999. 157 p. (In Russ.).

2. Bernshtam A.N. K voprosu o vozniknovenii klassov i gosudarstva u tiurok VI—VIII vv. n. e. [On Problem of the Rise of Classes and the State among the Turks of 6th — 8th centuries A.D.]. In: Voprosy istorii doklassovogo obshchestva: sbornik statei k 50-letiiu knigi F. Engel'sa "Proiskhozhdenie sem 'i, chastnoi sobstvennosti igosudarstva" [Problems of History of the Pre-Class Society: Collection of articles in honor of the 50th anniversary of the F. Engels' book The Origin of the Family, Private Property and the State]. Moscow; Leningrad, Academy of Sciences of the USSR publ., 1936. Pp. 871-892. (In Russ.).

3. Bernshtam A.N. Novye raboty N. Kozmina o drevnem turetskom obshchestve [New Works of N. Kozmin on the Early Turkic Society]. In: Problemy istorii dokap-italisticheskikh obshchestv [Problems of History of Precapitalist Societies]. 1935, no. 1-2, p. 215-218. (In Russ.).

4. Bernshtam A.N. Problema raspadeniia rodovykh otnoshenii u kochevnikov Azii [The Problem of Disintegration of Tribal Relations among the Asian Nomads]. Sovetskaia etnografiia - Soviet Ethnography, 1934, no. 6, pp. 6—95. (In Russ.).

5. Bernshtam A.N. Proiskhozhdenie turok [The Origin of Turks]. In: Problemy istorii dokapitalisticheskikh obshch-estv [Problems of History of Pre-Capitalist Societies], 1935, no. 5-6, pp. 43-54. (In Russ.).

6. Bernshtam A.N. Rodovaia struktura Tu'Giu VIIIv. (k issledovaniiu pamiatnika Kiul'-Tegina) [The Tribal Structure of T'u-kiu of 8th century]. In: Iz istorii dokapi-talisticheskikh formatsii: sbornik statei k sorokapiatiletiiu nauchnoi deiatel'nosti N.Ia. Marra [From the History of Pre-Capitalist Formations: Collection of articles for the 45th Anniversary of Scholarly Activity of N.Ya. Marr]. Moscow; Leningrad, Association of State Book and Journals Publishing Houses (OGIZ), 1933, pp. 560-576. (In Russ.).

7. Bernshtam A.N. Sotsial'no-ekonomicheskii stroi orkhono-eniseiskikh tiurok VI—VIII vv. Vostochno-tiurkskii kaganat i kyrgyzy [Socio-Economic Organization of Ork-hon-Yenisey Turks of 6th - 8th centuries. The Eastern Turkic Qaghanate and the Qyrghyzs]. Moscow; Leningrad, Academy of Sciences of the USSR Publ., 1946. 207 p. (In Russ.).

8. Bernshtam A.N. Sotsial'no-ekonomicheskii stroi drevneturetskogo obshchestva VI—VIII vv. n. e. Turki v Mongolii. Tezisy kandidatskoi dissertatsii [Socio-Economic Organization of the Early-Turkic Society of 6th - 8th centuries. Turks in Mongolia. Ph.D. Thesis]. Leningrad, 1935. 23 p. (In Russ.).

9. Gumilev L.N. Drevnie tiurki [Ancient Turks]. Moscow, Klyshnikov, Komarov i K'publ., 1993. 524 p. (In Russ.).

10. Istoriia SSSR s drevneishikh vremen do obrazovaniia drevnerusskogo gosudarstva [A History of the USSR from the Ancient Times to the Formation of Ancient Russian State]. Ed. M.I. Artamonov. Moscow; Leningrad, Academy

of Sciences of the USSR publ., 1939. Vol. III-IV. Istoriia SSSR vperiod krusheniia rabovladel'cheskogo stroia i vozni-knoveniia feodalizma [A History of the USSR during the Period of the Collapse of the Slave-Owning System and the Emergence of Feudalism]. 532 p. (In Russ.).

11. K istorii Buriato-Mongolii. Materialy diskussii, sos-toiavsheisia v iiune 1934 g. v Ulan-Ude [On the History of Buryat-Mongolia. Proceedings of the Discussion Meeting Held in June 1934 in Ulan-Ude]. Ed. A.V. Shestakov, A.I. Lomakin; with the preface of A. V. Shestakov. Moscow; Leningrad, Association of State Book and Journal Publishing Houses (OGIZ); Publishing House of Socio-economic Literature (SOTSEKGIZ), 1935. 184 p. (In Russ.).

12. Kazakevich V.A. Prof. N.N. Kozmin. Problemy istorii Mongolii i Iuzhnoi Sibiri v novom osveshchenii. Kvoprosu o turetsko-mongol'skom feodalizme, OGIZ, Moskva—Irkutsk, 1934 [Prof. N.N. Kozmin. Problems of a History of Mongolia and Southern Siberia in a New Light. On the Problem of the Turkish-Mongolian Feudalism, OGIZ, Moscow—Irkutsk, 1934]. In: Sovetskaia etnografiia [Soviet Cultural Anthropology]. 1934, no. 5, p. 112-117. (In Russ.).

13. Koz'min N.N. K voprosu o turetsko-mongol'skom feodalizme [On the Problem of the Turkish-Mongolian Feudalism]. With the preface of M. Gudoshnikov. Moscow; Irkutsk, Association of State Book and Journal Publishing Houses (OGIZ), 1934. 150 p. (In Russ.).

14. Koz'min N.N. Klassovoe litso "atysy" Iollyg-tegina, avtora orkhonskikh pamiatnikov [The Class Essence of 'atysy' Jollyg-tegin, the Author of the Orkhon Monuments]. In: Sergeiu Fedorovichu Ol'denburgu. Kpiatidesi-atiletiiu nauchno-obshchestvennoi deiatel'nosti. 1882—1932: Sbornik statei [Sergei Fedorovich Oldenburg. On the fiftieth Anniversary of Scholarly and Social Activities. 1882-1932. Collection of articles]. Ed. I.Iu. Krachkovskii. Leningrad, Academy of Sciences of USSR Publ., 1934. Pp. 259-277. (In Russ.).

15. Koz'min N.N. Predislovie [Preface]. In: D'Osson K Istoriia mongolov ot Chingiz-khana do Tamerlana. T. 1. Chingiz-khan [A History of Mongols from the Chinghis Khan to Tamerlan. Vol. 1. Chinghis Khan]. Trans. and Preface by Prof. N.N. Koz'min. Irkutsk: Association of State Book and Journal Publishing Houses (OGIZ); East-Siberian Regional Publishing House, 1937. Pp. V-XXXX. (In Russ.).

16. Kradin N.N. Kochevniki Evrazii [Eurasian Nomads]. Almaty, Daik-Press, 2007. 416 p. (In Russ.).

17. Kradin N.N., Skrynnikova T.D. Imperiia Chingiskhana [The Empire of Chinghis Khan]. Moscow, RAN. Vostochnaya literatura Publ., 2006. 557 p. (In Russ.).

18. Kuz'min Ju.V. N.N. Koz'min — istorik, etnograf, kraeved [N.N. Kozmin is a Historian, Ethnographer, Researcher of Local Lore]. In: Irkutskoe kraevedenie 20-kh: vzgliad skvoz' gody: materialy regional'noi nauchno-

prakticheskoi konferentsii «Zolotoe desiatiletie» irkutskogo kraevedeniia: 1920-e gody", Irkutsk, 11—13 ianvaria 2000 goda. T.2 [Irkutsk Study of Local Lore in 1920s: Looking through the Years: Proceedings of the Regional Scientific-Practical Conference "Golden Decade " of Studies of Irkutsk Local History: 1920s», Irkutsk, January 11—13, 2000, Vol.2]. Ed. by. A.S. Madzharov et al. Irkutsk, Irkutsk Regional Scientific Library named after I.I. Molchanov-Sibirskiy publ., 2000. Pp. 101—107. (In Russ.).

19. Kuz'min Iu.V. Nikolai Nikolaevich Koz'min: issle-dovanie zhizni i tvorcheskoi deiatel'nosti [Nikolai Nikolaevich Kozmin: A Study of His Life and Creative Activity]. In: Problemy ekonomicheskoi, politicheskoi i kul'turnoi nezavisimosti Mongolii: materialy "Kruglogo stola" 22 dekabria 2001 g., posviashchennogo 90-letiiu nezavisimosti Mongolii i 80-letiiu Mongol'skoi revoliutsii 1921 g. [The Problems of Economic, Political and Cultural Independence of Mongolia: Proceedings of a "Round Table Discussion" Held on December 22, 2001, on the 90th Anniversary of Independence of Mongolia and the 80th Anniversary of the Mongolian Revolution of 1921]. Irkutsk, Irkutsk State Economics Academy publ., 2001. Pp. 13—19. (In Russ.).

20. Literaturnoe nasledstvo Sibiri-Gorkii i Sibir'. T.1. Zabytoe i naidennoe. Pis'ma uchenykh-sibirevedov i pisatelei M.K. Azadovskomu [Literary Heritage of the Siberia.

Vol.1: Gorky and Siberia. The Forgotten and the Found. Letters of Researchers of Siberia and Writers to M.K. Azadovsky]. Ed. by N.F. Babushkin, E.I. Belen'kii, A.V. Vysotskii, N.N. Ianovskii. Novosibirsk, West-Siberian Publishing House, 1969. 395 p. (In Russ.).

21. Potapov L.P. Istoriia Buriat-Mongol'skoi ASSR. T.1 [A History of Buryat-Mongol ASSR. Vol. 1]. In: Sovetskaia etnografiia [Soviet Ethnography]. 1952, no 3, pp. 229-236. (In Russ.).

22. Reshetov A.M. Nikolai Nikolaevich Koz'min: osnovnye napravleniia nauchnoi deiatel'nosti [Nikolai Nikolaevich Kozmin. The main Scholarly Activities] In: Repres-sirovannye etnografy. Vyp. 1 [Cultural Anthropologists under Reprisals. Issue 1]. Comp. by D.D. Tumarkin. 2nd ed. Moscow, RAN. Vostochnaya literatura publ., 2002. Pp. 81-100. (In Russ.).

23. Smirnov N. O feodalizme u kochevykh narodov (Prof. N.N. Kozmin, K voprosu o turetsko-mongol'skom feodalizme. OGIZ, Moskva—Irkutsk, 1934) [On the Feudalism among the Nomadic Peoples (Prof. N. Kozmin, the issue of Turkish-Mongolian feudalism. OGIZ, Moscow-Irkutsk, 1934)] In: Istorik-marksist [Marxist Historian], 1935, no. 2-3 (42-43), pp. 140-143. (In Russ.).

24. Lattimore O. The Social History of Mongol Nomadism. In: Historians of China and Japan. Ed. W.G. Beasley and E.G. Pulleyblank. London, Oxford University Press, 1961, pp. 328-343.

К сведению читателей

Вышла книга:

Васильев Д.Д. Корпус тюркских рунических надписей Южной Сибири. Ч.1. Древнетюркская эпиграфика Алтая. — Астана: ТОО «Prosper Print», 2013. — 268 с.

В книге представлено значительное число не опубликованных до настоящего времени эпиграфических памятников. В работе дан серьезный историко-филологический комментарий, тексты являются уникальным источником сведений по раннесредневековой истории коренных народов Южной Сибири, а также свидетельствуют о достаточно широком распространении грамотности в кочевой среде и соответствующем этому самобытности цивилизационном уровне.

Книга адресована тюркологам, специалистам по сравнительно-историческому языкознанию, историкам, археологам.