Научная статья на тему '«Мы нужны харбинскому юношеству, мы на верном пути. . . »(из неопубликованного наследия отчественной журналистики)'

«Мы нужны харбинскому юношеству, мы на верном пути. . . »(из неопубликованного наследия отчественной журналистики) Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
46
6
Поделиться
Ключевые слова
РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ / ДАЛЬНИЙ ВОСТОК / ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ ДЛЯ ДЕТЕЙ И МОЛОДЕЖИ / Е. С. КАУФМАН / "ЮНЫЙ ЧИТАТЕЛЬ "РУПОРА"" / RUSSIAN EMIGRATION / FAR EAST / PERIODICALS FOR CHILDREN AND YOUNG PEOPLE / E. S. KAUFMAN / "YOUNG READER OF "RUPOR""

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Бабкина Екатерина Сергеевна

Статья посвящена истории возникновения и функционирования приложения к газете «Рупор», названного его редактором Е.С.Кауфманом «Юный читатель “Рупора”». Приложение явилось прообразом ряда периодических изданий для детей и молодежи, издаваемых русскими эмигрантами на Дальнем Востоке в 1920-1940 гг. Библиогр. 9 назв.

Похожие темы научных работ по литературе, литературоведению и устному народному творчеству , автор научной работы — Бабкина Екатерина Сергеевна,

“YOUNG PEOPLE OF HARBIN REQUIRE OUR SUPPORT, WE’RE ON THE RIGHT TRACK...” (FROM UNPUBLISHED HERITAGE OF RUSSIAN JOURNALISM)

The article discusses how «Young reader of “Rupor”», the supplement of «Rupor» newspaper, originated and functioned. It became a prototype of periodicals for children and young people published by the Russian emigrants in the Far East in 1920s-1940s. Refs 9.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему ««Мы нужны харбинскому юношеству, мы на верном пути. . . »(из неопубликованного наследия отчественной журналистики)»

2017

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ЯЗЫК И ЛИТЕРАТУРА

Т. 14. Вып. 1

ЖУРНАЛИСТИКА

УДК 070.445.8

Екатерина Сергеевна Бабкина

Тихоокеанский государственный университет,

Российская Федерация, 680035, Хабаровск, Тихоокеанская улица, 136 gussinda@yandex.ru

«МЫ НУЖНЫ ХАРБИНСКОМУ ЮНОШЕСТВУ, МЫ НА ВЕРНОМ ПУТИ...» (ИЗ НЕОПУБЛИКОВАННОГО НАСЛЕДИЯ ОТЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ)1

Статья посвящена истории возникновения и функционирования приложения к газете «Рупор», названного его редактором Е. С. Кауфманом «Юный читатель "Рупора"». Приложение явилось прообразом ряда периодических изданий для детей и молодежи, издаваемых русскими эмигрантами на Дальнем Востоке в 1920-1940 гг. Библиогр. 9 назв.

Ключевые слова: русское зарубежье, Дальний Восток, периодическая печать для детей и молодежи, Е. С. Кауфман, «Юный читатель "Рупора"».

Ekaterina.S. Babkina Pacific National University,

136, Tihookeanskaya ul., Khabarovsk, 680035, Russian Federation gussinda@yandex.ru

"YOUNG PEOPLE OF HARBIN REQUIRE OUR SUPPORT, WE'RE ON THE RIGHT TRACK." (FROM UNPUBLISHED HERITAGE OF RUSSIAN JOURNALISM)

The article discusses how «Young reader of "Rupor"», the supplement of «Rupor» newspaper, originated and functioned. It became a prototype of periodicals for children and young people published by the Russian emigrants in the Far East in 1920s-1940s. Refs 9.

Keywords: the Russian emigration, the Far East, periodicals for children and young people, E. S. Kaufman, «Young reader of "Rupor"».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Масштабная издательская деятельность русской эмиграции на Дальнем Востоке в течение многих лет является предметом пристального внимания отечественных и зарубежных ученых: в исследованиях М. И. Алексеенко, Л. Ф. Говердовской, Т. В. Кузнецовой, П. Полански, М. Раева, Н. А. Соловьевой, М. Б. Солодкой, А. А. Хи-самутдинова, Э. Штейна и других филологов и историков изучаются причины возникновения и развития печатных русскоязычных изданий на территории Китая, деятельность издающих организаций (профессиональных, политических, религи-

1 Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 16-34-01005. © Санкт-Петербургский государственный университет, 2017

озных, литературно-творческих), формально-содержательные особенности периодики на примере наиболее значимых газет, журналов и альманахов. Однако при всем богатстве и разнонаправленности проведенных исследований многое из русского культурного наследия за рубежом до сих пор остается неосвоенным. Работа с библиографическими источниками показала, что практически отсутствуют теоретические работы, направленные на изучение периодических изданий дальневосточного зарубежья для детей и молодежи. Вместе с тем богатое содержание фондов отечественных и зарубежных архивов дает основания придать этой теме статус самостоятельного научного направления.

Изучение условий возникновения и функционирования газет и журналов для детей и молодежи русского Китая, в силу объективных причин оказавшихся вне поля зрения отечественной и зарубежной науки, уровня профессиональной компетенции издателей и журналистов, определивших в начале — середине прошлого столетия развитие детской отечественной журналистики за рубежом, представляется значимым этапом в процессе восстановления целостной картины истории отечественной журналистики XX века.

Одним из первых в дальневосточном зарубежье обратился к выпуску детско-юношеской периодики Е. С. Кауфман — русский эмигрант, издатель и редактор ряда периодических изданий русского Харбина [Бабкина, 2014а, с. 36-42]. В сентябре 1921 г. в Харбине Е. С. Кауфман открыл свое первое печатное издание «Рупор: Ежедневная вечерняя демократическая газета» (1921-1938). Ориентированная на широкий круг читателей, газета включала разнообразные приложения: «Автомобильная страница», «Страница железнодорожника», «Женский отдел», «Коммерческий Харбин», «Спорт и жизнь», «Врачебно-фармацевтическая страница», «Книжная полка. Литература, критика, книжное дело».

22 октября 1927 г. в газете «Рупор» вышло новое еженедельное приложение — «Юный читатель "Рупора"». Издатель и редактор Е. С. Кауфман не сразу определился с названием страницы: в течение года приложение выходило под заголовками «Юный читатель "Рупора"», «Отдел юных читателей», «В мире детства и юношества». Лишь 1 ноября 1928 г. Е. С. Кауфман утвердил название страницы, возможно решив, что использование прецедентного имени (названия популярного журнала «Юный читатель», выпускаемого в 1899-1908 гг. в России) вызовет у русских эмигрантов устойчивые положительные ассоциации и привлечет внимание к изданию.

Думается, что, инициируя создание юношеской страницы, Е. С. Кауфман стремился не только повысить конкурентоспособность своего издания и занять перспективную пустующую нишу на рынке эмигрантской периодики, но и внести посильный вклад в решение актуальной для эмигрантского сообщества задачи воспитания подрастающего поколения.

Открывая первый выпуск нового приложения «Рупора», в обращении к «Нашим юным читателям» редактор Е. С. Кауфман писал: «Цель нашей странички — двоякая. Во-первых, дать подрастающему поколению Харбина здоровую духовную пищу. Наша задача — создать юношеский орган, соответствующий духовным запросам юного поколения. В странице "Юного читателя «Рупора»" харбинское юношество и харбинская детвора найдут рассказы и стихотворения, отвечающие их потребности в художественной литературе. Эти рассказы они прочтут как с удовольствием, так и с пользою для себя. <...> Для того чтобы наша страничка полно

и широко отвечала запросам юного поколения, необходима установка прочной органической связи с ним. Это — вторая задача. Что необходимо для этого? Прежде всего, привлечение к сотрудничеству самой молодежи. <...> Таким образом, второй нашей задачей является побуждение юношества к самотворчеству. <...> Организационный период, несмотря на свою непродолжительность, показал, что молодежь Харбина откликается на наше начинание. <...> Это убеждает нас в том, что мы нужны харбинскому юношеству и что мы на верном пути. Итак, с Богом, за работу.»2 [«Рупор», 22 окт. 1927 г., с. 3].

Создавая приложение для детей и юношества, Е. С. Кауфман делал ставку на проверенные временем традиции. Многое из содержания и структуры «Юного читателя "Рупора"» пришло из отечественной детской периодики XVIII — начала XX в. Так, продолжая практику российских дореволюционных изданий, харбинская газета содержала раздел «Переписка юных читателей». Рубрика отвечала острой потребности подростков в общении: юные читатели делились своими интересами, хобби, обсуждали с ровесниками темы, не находившие понимания у взрослых: «Господин редактор. Я хочу переписываться с вашими читателями, которые пишут стихи. Мы бы помогали друг другу и сообщали бы о своей работе. А то у меня дома ни мама, ни папа стихами не интересуются и говорят, что стихи теперь лучше не писать» [«Рупор», 24 янв. 1927 г., с. 4].

Следуя традиции детских просветительских изданий XIX в. («Библиотека для воспитания», «Новая детская библиотека», «Детское чтение» и др.), «Юный читатель "Рупора"» доступно и увлекательно рассказывал об истории и современном состоянии науки («Отец френологии» [«Рупор», 19 окт. 1928 г., с. 4], «Что такое радий» [«Рупор», 7 янв. 1929 г., с. 3], «250-летие теории притяжения» [«Рупор», 7 окт. 1937 г., с. 3]), о выдающихся ученых и первооткрывателях, деятелях культуры и искусства («Памятник Колумбу» [«Рупор», 31 янв. 1929 г., с. 3], «Чудесный газ. Замечательное открытие русского ученого» [«Рупор», 30 июля 1936 г., с. 3], «Людвиг Ван Бетховен» [«Рупор», 27 янв. 1938 г., с. 3]), давал обзор технических новинок («Велосипед-ракета» [«Рупор», 27 сент. 1928 г., с. 4]), публиковал познавательные материалы из мира природы («Обитатели маньчжурской тайги» [«Рупор», 3 дек. 1927 г., с. 4], «Извержение вулкана Какатоа» [«Рупор», 17 июня 1930 г., с. 3]), знакомил юных читателей с историей, культурой и обычаями разных стран («Корона царицы Шаб Ады. Результаты интересных раскопок» [«Рупор», 20 сент. 1928 г., с. 4], «Воскресший Геркуланум» [«Рупор», 24 янв. 1929 г, с. 3]) и т. п.

В дореволюционных детских изданиях («Детское чтение», «Светлячок», «Путеводный огонек», «Дело и потеха» и др.) неизменной популярностью у читателей пользовались занимательные игры и задачи. В «Юном читателе "Рупора"» игры с интеллектуальной составляющей актуализировала рубрика «Подумайте!», которая включала в себя шарады, крестословицы, ребусы, авторами которых поначалу были сотрудники редакции, а затем и сами читатели.

Одной из первых в «Юном читателе "Рупора"» появилась рубрика «Филателия», которая разъясняла юным читателям принципы коллекционирования, зна-

2 Здесь и далее цитируются публикации газеты «Рупор», издававшейся в г. Харбине в 1921— 1938 гг., в настоящее время составляющей фонд печатных изданий российских эмигрантов научно-справочной библиотеки Государственного архива Хабаровского края (ГАХК).

комила с историей почтовой связи, марками Америки, Европы, Азии и Советской России.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рубрика «Юный электрик» давала рекомендации по проведению интересных опытов с построением электрических цепей. Теоретическая информация, дополненная схемами («Как сделать самому электрическую батарею» [«Рупор», 31 окт. 1928 г., с. 3]), позволяла юным читателям с каждым новым выпуском газеты самостоятельно решать все более сложные технические задачи.

Публикации «Кристаллический приемник» [«Рупор», 7 нояб. 1928 г., с. 3], «Радиосвязь с планетами» [«Рупор», 31 янв. 1929 г., с. 3], «Великий океан в радиоцепях» [«Рупор», 17 июля 1930 г., с. 4] и др. из рубрики «Уголок радиолюбителя» отражают высокий интерес эмигрантов к новому виду связи. Думается, что повышенное внимание к радиовещанию было обусловлено не только желанием редакции удовлетворить информационные потребности своих читателей, желавших как можно больше узнать о технической новинке, но и предоставить им возможность быть в курсе событий, происходящих в мире, в том числе и в России: «Автор этих строк <...> слушает регулярно Японию <...>, кроме того, временами совершенно отчетливо слышны Мукден и Хабаровск» [«Рупор», 7 нояб. 1928 г., с. 3].

Поставив перед собой задачу полно отвечать запросам юного поколения, редактор Е. С. Кауфман не мог обойти стороной вопросы физической культуры. В рубрике «Новости спорта» кратко излагалась история различных видов спорта, биографии знаменитостей, анонсировались международные соревнования, освещались мировые рекорды.

Не меньшее внимание уделялось и вопросам нравственного воспитания. В рубрике «Уголок скаута» лидеры молодежного движения объясняли суть и задачи организации, призывали подростков пополнить ряды новых «рыцарей-тамплиеров», а члены скаутских отрядов вели беседы «о честности, любви к ближнему, рыцарстве духа и уважении к старшим» [«Рупор», 6 дек. 1928 г., с. 3].

Воспитательная, культурно-просветительская работа Е. С. Кауфмана была поддержана одним из самых активных и авторитетных религиозных и общественных деятелей русской диаспоры в Китае епископом Нестором (в миру Анисимовым Николаем Александровичем). Еженедельно в рубрике «Епископ Нестор — юнчитам» владыка публиковал свои обращения к юношеству, стихотворения и прозу. Интересно, что публикации Нестора не содержали рассказов об истории Русской Православной Церкви, наставительных жизнеописаний святых и великомучеников, т. е. являли собой не поучение, а скорее учение о смысле жизни: аллегорически, без явного назидания они открывали юным читателям истинные духовные ценности, учили сообща преодолевать жизненные невзгоды.

Помимо постоянных разделов «Юный читатель "Рупора"» содержал и периодические рубрики. Так, по просьбе любителей шахмат была создана рубрика «Шах и мат», использовавшая интерактивные формы общения (игра по переписке) [«Рупор», 13 дек. 1928 г., с. 3].

В «Уголке рыболова» (рубрика действовала в весенне-осенний период) читатели могли найти рекомендации по подбору снаряжения, узнать о местах хорошего клева и предстоящих конкурсах рыбного лова.

В рубрике «Фотографы, за работу!» [«Рупор», 23 мая 1929 г., с. 3] юные фотолюбители имели возможность публиковать собственные снимки и оценивать работы

своих товарищей. Стимулируя «профессиональный» рост юных читателей, редакция постоянно меняла требования к жанрам работ: фотопортрет, фотопейзаж, фоторепортаж (изображение знаменательных событий) и пр. Чтобы соответствовать запросам редакции, юные фотографы должны были постоянно совершенствовать свои умения.

По инициативе юных художников в «Юном читателе» появились рубрики «Наша студия» и «Наши шаржи», впоследствии ставшие постоянными.

Однако существующее многообразие рубрик «Юного читателя» не могло заслонить собой главной задачи — отвечать потребности молодежи в художественной литературе. В «Юном читателе "Рупора"» Е. С. Кауфман продолжил традиции семейной и частной практики чтения дореволюционной России и опыт работы социальных институтов Российской империи (Министерство народного просвещения), регламентирующих детское чтение. Редактор привлек к работе педагогов-эмигрантов детских дошкольных и средних учебных заведений Харбина, входивших в «Учительский союз КВЖД», а также руководство и преподавателей Первого харбинского русского реального училища.

Наибольшую тревогу у старшего поколения эмигрантов вызывало снижение у русской молодежи интереса к чтению: «увлечение кинематографом, которое иногда приносит отрицательные результаты», «злоупотребление свободой» приводит к тому, что «молодежь забрасывает чтение — основу умственного труда» [«Рупор», 19 окт. 1928 г., с. 4]. Публикации рубрик «Книги-новинки» [«Рупор», 14 сент. 1928 г., с. 3], «Среди книг» [«Рупор», 1 нояб. 1928 г., с. 3], «В царстве книг» [«Рупор», 6 дек. 1928 г., с. 3] давали обзор имевшейся в Харбине литературы для детей и юношества, а также снабжали «спутников-читателей некоторыми советами относительно выбора книг» [«Рупор», 1 нояб. 1928 г., с. 3].

Старшему поколению приходилось с сожалением констатировать, что молодежь испытывает интерес к творчеству зарубежных писателей, в то время как классики русской литературы привлекают ее гораздо меньше («впрочем, должно иметь в виду, что молодежь знакомится с ними одновременно с прохождением курса литературы» [«Рупор», 1 нояб. 1928 г., с. 3]). Не имея возможности публиковать на двух полосах приложения тексты художественных произведений, редакция «Юного читателя» устраивала конкурсы на знание имен и фотопортретов русских писателей («Узнайте, кто они?» [«Рупор», 18 авг. 1928 г., с. 4]), размещала литературные портреты («Из истории родной литературы» [«Рупор», 18 авг. 1928 г., с. 4], «Чехов — сама жизнь» [«Рупор», 2 дек. 1937 г., с. 3]), а также публиковала литературно-критические статьи русского ученого-эмигранта, историка литературы В. В. Преми-ловского. Литературная критика, составлявшая рубрику «Беседы о русской литературе», давала мощный стимул к развитию критического мышления, личностному восприятию художественного произведения.

Подрастающее поколение было плохо знакомо не только с наследием классиков русской литературы, но и с творчеством современных поэтов. Не желая мириться с читательской неосведомленностью, Е. С. Кауфман публиковал в «Юном читателе» сочинения современников, писателей-эмигрантов: Саши Черного (А. Гликберга), Арсения Несмелова (А. Митропольского), Алексея Ачаира (А. Грызова).

Значительная часть «Юного читателя "Рупора"» отводилась сочинениям самих подростков: стихотворениям и рассказам, посвященным как России («Стихи о Си-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

бири» [«Рупор», 10 дек. 1927 г., с. 4], «Они помнят родину» [«Рупор», 14 сент. 1928 г., с. 3], «Моей родине» [«Рупор», 27 июня 1929 г., с. 4], «Тоска по родине» [«Рупор», 9 окт. 1930 г., с. 3], «Летом в России» [«Рупор», 30 июля 1936 г., с. 3], так и «ласковой мачехе» (В. Перелешин) Маньчжурии («О значении китайских амулетов» [«Рупор», 29 окт. 1927 г., с. 4], «Обитатель маньчжурской тайги» [«Рупор», 3 дек. 1927 г., с. 4], «Маньчжурский тигр» [«Рупор», 10 дек. 1927 г., с. 4]).

Публиковались лишь лучшие творения юных сочинителей. В открытом обращении к юношеству редактор откровенно признавался, что не может размещать стихотворения, которые находит неудовлетворительными: «А будут ли довольны юные читатели, если мы станем печатать скучные, плохие поэмы, написанные "корявым" языком, где носки рифмуются с лимоном?» [«Рупор», 4 апр. 1929 г., с. 3]. Указывая на ошибки юных писателей, Е. С. Кауфман не спешил порицать их, так как понимал, что недостатки стихотворчества подростков являются следствием ограниченных знаний по теории версификации. В одной из публикаций Е. С. Кауфман пообещал начинающим литераторам посильную помощь в обучении стихосложению, а также размещение лучших произведений на страницах «Юного читателя».

Обучение версификации — задача, требующая нестандартного творческого подхода. Первым (игровым) этапом стали конкурсы на составление задач, загадок, шарад, магических квадратов, крестословиц, имевших целью раскрепостить подростка, расширить его кругозор, развить наблюдательность, обогатить речь, стимулировать интерес к изучению родного языка. Следующий этап «побуждения юношей к словотворчеству» составили задания, направленные на развитие индивидуальности. Интересным решением в этом направлении стал конкурс остроумных подписей «В десять слов»: читателям предлагался рисунок, который они должны были смешно и лаконично прокомментировать. Выполняя задание, читатели учились работать над сюжетом, точностью и смысловой емкостью фразы, развивали чувство юмора.

Нестандартным видом работы по развитию речи, образного мышления подростков стал конкурс по написанию коллективного романа «Что с ним будет?» [«Рупор», 5 окт. 1928 г., с. 4]. Побуждая юных читателей к совместному творчеству, наставники не только прививали опыт работы в команде, но и литературно образовывали подростков — учили искать единство между отдельными частями произведения, работать над логикой композиции.

Игровое начало в «Юном читателе "Рупора"» являлось подступом к усвоению знаний по теории литературы, необходимых для успешного овладения техникой стиха. Разобраться в вопросах версификации помогали адаптированные к восприятию подростков научно-публицистические статьи, доступно раскрывающие вопросы метрики, ритмики, эвфонии и созвучия: «Каждая тема требует своего размера. <...> Немаловажную роль в стихотворном мастерстве играет рифма. <...> Хорошо, когда рифмуются существительные с глаголом <...> Не следует пренебрегать ассонансами (созвучиями) <...> Все эти достоинства даются не сразу, а только внимательным чтением чужих стихов...» [«Рупор», 28 авг. 1930 г., с. 3].

В юношеской страничке функционировало сразу несколько рубрик, в которых опытные наставники помогали юным поэтам увидеть допущенные ошибки и исправить их. Так, в рубрике «Почтовый ящик» редакция адресно указывала на проблемные места сочинений: «Чертенку. — Слишком явное подражание Шуре Кар.

Это еще ничего, но стихотворение вообще слабо. Например: "И голос дивный, звучный, гвенный...". Что это за "гвенный"голос?» [«Рупор», 11 авг. 1928 г., с. 4].

В рубрике «В мастерской стиха» поэтические творения юных читателей разбирались более подробно: «За эту неделю стихов было прислано много, но хороших из них почти нет. Большинство стихов грешит неправильностью размера. Например, <...> отметим лишь ясно ощутимый перебой в ритме (размере) после второй строчки. Происходит это от того, что две первые строчки написаны ямбом (двухсложная стопа с ударением на втором слоге), а третья проведена в четком хорее (двухсложная стопа с ударением на первом слоге). Как видят сами читатели, отсутствует почти и рифма» [«Рупор», 4 февр. 1928 г., с. 4].

Рубрика «Наши ошибки» не только указывала на погрешности в стихосложении, но и давала рекомендации по совершенствованию формы и содержания художественного произведения: «Стихотворение Винмур "Маме" очень нежное и трогательное по существу, но неуклюжее по форме. Пятистопный ямб размер очень строгий <...>. Читать стихотворение трудно. Невольно "спотыкаешься". Пусть Винмур перечтет "Домик в Коломне" Пушкина. Там есть несколько строк о технике пятистопного ямба, тем более ценных, что они написаны гением» [«Рупор», 16 июня 1928 г., с. 4].

Редакция корректно разбирала самостоятельные творения читателей, однако безжалостно пресекала любые попытки плагиата и выносила их на всеобщее порицание: «Многоуважаемый редактор, — пишет Г. К. — Не откажите в любезности поместить стихотворение "Роза":

Где наша роза, Друзья мои, Увяла роза, Дитя зари.

Многоуважаемый г. Г. К. Стихотворение "Роза" не напечатаем, потому что вы его "сдули"у Александра Сергеевича Пушкина» [«Рупор», 28 июля 1928 г., с. 4].

В рубрике «Дружеская самокритика» каждый читатель мог выразить свое мнение о сочинении товарища. Предоставляя возможность читателям публично обсуждать вопросы творчества, редакция воспитывала у подростков уважение к собственному труду и труду сверстников. Со временем читатели настолько поднаторели в практике стихосложения, что стали адресовать друг другу поэтические послания, нередко перераставшие в переписку. Поэтические диалоги на страницах «Юного читателя» не только продолжили поэтическую традицию Серебряного века, но и явились формой осмысления происходивших драматических событий эпохи.

Начиная работу по созданию молодежной странички «Рупора», Е. С. Кауфман обратился за помощью к соотечественнику-единомышленнику, неравнодушному к проблемам подрастающего поколения. Старший секретарь Христианского союза молодых людей (ХСМЛ), известный поэт дальневосточного зарубежья Алексей Ачаир (А. А. Грызов) с воодушевлением поддержал начинание Е. С. Кауфмана. Своей личной первостепенной задачей и задачей Союза он считал оказание моральной поддержки подрастающему поколению, отстаивал необходимость гармонического развития личности [Грызов, с. 3]. Молодежь любила А. Ачаира: «у него было большое

сердце, страстно любившее поэзию и умевшее передать эту любовь другим. <...>. Заниматься с молодежью он мог часами. Ему несли на просмотр горы стихов: он их внимательно прочитывал, а когда разъяснял ошибки, больше всего думал о том, как бы не обидеть автора» [Крузенштерн-Петерец, с. 45].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

За долгие годы работы с молодежью А. Ачаир выработал своеобразную методику развития поэтического дарования: учил доверять своей интуиции, эмоциям, избегать подражания. Самостоятельные, оригинальные, пусть и несовершенные в формально-содержательном отношении произведения поощрялись наставником (в юношеской странице А. Ачаир писал как под своим именем, так и под псевдонимом «Поэт»): «У вас хороший слог, почему не пишете рассказов?» [«Рупор», 1 сент. 1928 г., с. 4]; «Из присланных за неделю, лучшее стихотворение принадлежит перу юной Незабудки. Простая тема, и игра ребенка с песком разработана ею очень недурно. Попадаются отличные строфы со сложным и неожиданным ассонансом (неполной рифмой).» [«Рупор», 4 февр. 1928 г., с. 4]).

Несмотря на желание редакции уделить внимание каждому автору, сделать это на двухполосной страничке было невозможно. Поэтому в одном из номеров наставники обратились к подросткам с предложением собираться в редакции, чтобы «иметь полный разбор каждого их произведения с указанием на все их недостатки и на все возможности их исправлений <...>. Можно будет выбрать день и собираться по нескольку человек, создав нечто вроде маленького литературного кружка, имеющего свой печатный орган» [«Рупор», 25 авг. 1928 г., с. 4]. Анализ публикаций юношеской странички позволяет утверждать, что литературный кружок «Рупора» являлся одной из форм работы известной в дальневосточном зарубежье литературной и культурной организации русских эмигрантов «Молодая Чураев-ка» (1926-1934). Популярность этого литературного объединения у русской эмигрантской молодежи была чрезвычайно велика. Заседания «Молодой Чураевки» считались закрытыми, но на правах гостей ее могли посещать все молодые люди, увлекавшиеся литературным творчеством [Слободчиков, с. 71]. «"Вечера у зеленой лампы" <...> в отдельных случаях собирали до 350 активных членов и гостей "Чу-раевки"» [Бузуев, с. 78]. Вскоре помещение гимназии ХСМЛ, в котором проходили встречи молодых литераторов, перестало вмещать всех желающих. Не желая растерять талантливую молодежь, Е. С. Кауфман и А. Ачаир приняли решение продолжить работу с новичками в редакции «Рупора».

Подшивки газеты «Молодая Чураевка», сохранившиеся в Государственном архиве Российской Федерации, воспоминания и эпистолярное наследие самих хар-бинцев свидетельствуют, что собственный печатный орган у литературной организации, созданной А. Ачаиром в 1926 г., появился лишь в 1932 г. До этого момента студийцы либо самостоятельно выпускали миниатюрные тиражи поэтических сборников, либо нерегулярно печатались в местной периодике.

В. Крейд справедливо утверждал, что «в отличие от литературной молодежи Запада харбинским поэтам было где печататься» [«Русская поэзия Китая», с. 8], однако рассчитывать на публикацию могли лишь действительные таланты, в то время как не поэтам, а просто «пишущим стихи» было довольно сложно найти своего читателя. В интересах творческой, «пишущей» молодежи А. Ачаир и Е. С. Кауфман принимают решение использовать юношескую страницу газеты «Рупор» в качестве экспериментальной публикационной площадки студийцев. Думается,

что в таком решении были заинтересованы оба наставника: издатель и редактор Е. С. Кауфман расширял аудиторию потенциальных подписчиков своего издания, а поэт и педагог А. Ачаир получал уникальную возможность свободной публикации произведений талантливых чураевцев.

Материалы «Юного читателя» иллюстрируют активное взаимодействие между литературным кружком «Рупора» и студией «Молодая Чураевка» [«Рупор», 27 нояб. 1930 г., с. 3]. На страницах «Юного читателя "Рупора"» состоялась проба пера многих молодых талантов, составивших позднее плеяду младшего поколения русских поэтов в Китае. Так, уже в первых номерах «Юного читателя» заявил о себе участник «Молодой Чураевки» талантливый поэт Николай Светлов (Н. Ф. Свинь-ин). Позднее к нему присоединился другой чураевец — поэт и прозаик Аркадий Упшинский. В юношеской страничке «Рупора» проходило поэтическое взросление Нины Мокринской (урожденной Н. И. Марчадзе): в одном из конкурсов на заданную рифму она была удостоена титула Королевы юных поэтов [Перелешин, с. 113]. В литературном окружении «Юного читателя "Рупора"» развивался талант одной из самых юных участниц литературного объединения «Молодая Чураевка» — Ирины Лесной (И. И. Лесевицкой). На конкурсе юных поэтов, проводимом в 1927 г. редакцией «Рупора», 100 из 567 юных читателей отдали свои голоса Ирине Лесной [«Рупор», 3 дек. 1927 г., с. 4]. За стихотворение «Рождественское» (позднее не переиздававшееся за рубежом и в России) пятнадцатилетняя И. Лесная получила премию и звание Второй принцессы. Помимо этих имен, знакомых ценителям литературной харбинистики, за 11 лет существования юношеской страницы через нее прошли сотни талантливых и просто способных молодых людей.

«Юный читатель "Рупора"» был настолько популярен, что даже вызвал к жизни подражателей. В 1933 г. лидер русских фашистов в Маньчжурии К. В. Родзаев-ский включил в издаваемую им газету «Наш путь» приложение «Друг юношества», структурно повторявшее издание Е. С. Кауфмана. Однако резкие антисемитские и антибольшевистские публикации русских фашистов не могли конкурировать с жизнеутверждающими гуманистическими материалами юношеской страницы газеты «Рупор».

«Юный читатель "Рупора"» стал для Е. С. Кауфмана первым, вполне удачным опытом выпуска периодической печати для подрастающего поколения. Популярность приложения у харбинского юношества была настолько велика, что издатель принял решение расширить выпуск изданий для детей и молодежи. Уже в 1930 г. вышел «Юный читатель "Рубежа"» — приложение к издаваемому Е. С. Кауфманом литературно-художественному журналу «Рубеж», а в 1931 г. издатель выкупил нерентабельный журнал для детей младшего возраста «Ласточка» и в короткие сроки сделал его самым популярным русскоязычным детским изданием не только в Китае, но и в Японии, Германии, Франции, Турции и США [Бабкина, 2014б, с. 10]. Несмотря на то что эти издания были ориентированы на читателей разных возрастов, их структурно-содержательные особенности во многом были определены «Юным читателем "Рупора"».

В своей издательской деятельности основатель периодической печати для детей и молодежи русского зарубежья Дальнего Востока Е. С. Кауфман вышел далеко за пределы регионального масштаба, и его творческое наследие, безусловно, заслуживает дальнейшего изучения.

Литература

Бабкина 2014a — Бабкина Е. С. Издатель детской периодики дальневосточного зарубежья (о деятельности Е. С. Кауфмана). МедиаЛльманах. 4 (63), 2014: 36-42. Бабкина 2014b — Бабкина Е. С. Эпоха русского рассеяния на страницах детского журнала. М.: Флинта; Наука, 2014. 92 с.

Бузуев 2013 — Бузуев О. А. Литература русского зарубежья Дальнего Востока в национальном культурном процессе XX века. 2-е изд., перераб. и доп. Комсомольск-на-Амуре: АмГПГУ, 2013. 381 с. Грызов 1933 — Грызов А. А. Бог, Родина и Честность. Газета «Чураевка». 1933: 3. Крузенштерн-Петерец 1998 — Крузенштерн-Петерец Ю. В. Воспоминания. Россияне в Азии. 5, 1998: 45.

Перелешин 1987 — Перелешин В. "Два полустанка: Воспоминания свидетеля и участника литературной жизни Харбина и Шанхая." Russian poetry and literary life in Harbin and Shanghai, 1930-1950: The memoirs of Valerij Perelesin. Perelesin V., Hinrichs J. P. (ред.). Amsterdam: Rodopi, 1987. С. 113. «Рупор» — Газета «Рупор». 1927-1938. Государственный архив Хабаровского края. Научно-справочная библиотека.

Русская поэзия Китая 2001 — Русская поэзия Китая. Антология. Крейд В. П., Бакич О. М. (сост.). М.: Время, 2001. 718 с.

Слободчиков 2005 — Слободчиков В. А. "«Чураевка»." Русский Харбин. Таскина Е. П. (сост., предисл. и коммент.). М.: МГУ; Наука, 2005. С. 65-83.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Для цитирования: Бабкина Е. С. «Мы нужны Харбинскому юношеству, мы на верном пути...» (из неопубликованного наследия отечественной журналистики) // Вестник СПбГУ Язык и литература. 2017. Т. 14. Вып. 1. С. 125-134. DOI: 10.21638/11701/spbu09.2017.111.

References

Русская поэзия Китая 2001 — Russkaiapoeziia Kitaia [Russian poetry of China]. Kreid, V. P., Bakich, O. M.

(comp.). Moscow, Vremya Publ., 2001. 718 p. (in Russian) «Рупор» — Newspaper "Rupor". In: Gosudarstvennyi arkhiv Khabarovskogo kraia. Nauchno-spravochnaia

biblioteka [State archives of Khabarovsk Krai. Science Reference Library]. 1927-1938. (in Russian) Бабкина 2014a — Babkina, E. S. Izdatel' detskoi periodiki dal'nevostochnogo zarubezh'ia (o deiatel'nosti E. S. Kaufmana) [Publisher of Children's Periodicals of the Far East Abroad (on the Work of Evgeny S. Kaufman)]. In: MediaAlmanah, 2014, no. 4 (63), pp. 36-42. (in Russian) Бабкина 2014b — Babkina, E. S. Epokha russkogo rasseianiia na stranitsakh detskogo zhurnala [The epoch of Russian dispersion on the pages of children's magazines]. Moscow, Flinta Publ., Nauka Publ., 2014. 92 p. (in Russian)

Бузуев 2013 — Buzuev, O. A. Literatura russkogo zarubezh'ia Dal'nego Vostoka v natsional'nom kul'turnom protsesse XX veka [The literature of the Russian emigration of the Far East in the national cultural process of the XX century]. Komsomolsk-on-Amur, Amur State University of Humanities and Pedagogy Publ., 2013. 381 p. (in Russian) Грызов 1933 — Gryzov, A. A. Bog, Rodina i Chestnost' [God, Motherland and Honesty]. In: Newspaper

"Churaevka". 1933, no. 4, pp. 3. (in Russian) Крузенштерн-Петерец 1998 — Kruzenshtern-Peterets, Y. V. Vospominaniia [Memoirs]. In: Rossiiane v Azii,

1998, vol. 5, pp. 45. (in Russian) Перелешин 1987 — Perelesin, V. Dva polustanka: Vospominaniia svidetelia i uchastnika literaturnoi zhizni Kharbina i Shankhaia [Two Stops: Memories of a Witness and Participant of Harbin and Shanghai's Literary Life]. In: Perelesin, V., Hinrichs, J. P. (eds.). Russian poetry and literary life in Harbin and Shanghai, 1930-1950: The memoirs of Valerij Perelesin. Amsterdam, Rodopi Publ., 1987, p. 113. (in Russian) Слободчиков 2005 — Slobodchikov, V. A. "Churaevka". In: Taskina, E. P. (comp., introd, comment.). Russkii Kharbin [Russian Harbin]. Moscow, Moscow State Univ. Press; Nauka Publ., 2005, pp. 65-83. (in Russian)

For citation: Babkina Е. S. "Young People of Harbin Require Our Support, We're on the Right Track." (From Unpublished Heritage of Russian Journalism). Vestnik SPbSU. Language and Literature, 2017, vol. 14, issue 1, pp. 125-134. DOI: 10.21638/11701/spbu09.2017.111.

Статья поступила в редакцию 6 декабря 2015 г.

Статья рекомендована в печать 29 мая 2016 г.