Научная статья на тему 'Мужчина - жертва семейного насилия: актуальностьпроблемы в России'

Мужчина - жертва семейного насилия: актуальностьпроблемы в России Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1612
141
Поделиться
Ключевые слова
СЕМЕЙНОЕ НАСИЛИЕ / ФИЗИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ / ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАСИЛИЕ / ВИКТИМНОСТЬ / МУЖЧИНА-ЖЕРТВА / ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ / DOMESTIC VIOLENCE / PHYSICAL VIOLENCE / PSYCHOLOGICAL VIOLENCE / VICTIMHOODN / MALE AS A VICTIM / GENDER DIFFERENCES

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Тимко С.А., Тимко В.П.

Статья посвящена анализу насилия женщинами в отношении своих супругов (сожителей). Авторами рассмотрены формы насильственного поведения, наиболее характерные их проявления, а также отношение к подобного рода насилию самих мужчин. Эмпирическую основу составили материалы судебной практики, результаты анкетирования. Выявленные особенности сопоставлены с аналогичными данными, характеризующими состояние этой проблемы в некоторых развитых зарубежных странах. Представленный материал может быть интересен для дальнейшего изучения криминологии семейного насилия.

Male as a victimof domestic violence:relevance in Russia

This article analyzes the spousal violence by women. The authors considered the forms of violent behavior and its most characteristic manifestation, as well as the males’attitude towards this kind of violent. The empirical basis of this article consists of jurisprudence and the results of the survey. The identified features are compared with the similar data which characterize the same problem in some developed foreign countries. The presented material might be interesting for further study of domestic violence criminology.

Текст научной работы на тему «Мужчина - жертва семейного насилия: актуальностьпроблемы в России»

Виктимология 3(9) / 2016, с. 33-40

Тимко С. А., Тимко В. П.

МУЖЧИНА - ЖЕРТВА СЕМЕЙНОГО НАСИЛИЯ: АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ В РОССИИ

Статья посвящена анализу насилия женщинами в отношении своих супругов (сожителей). Авторами рассмотрены формы насильственного поведения, наиболее характерные их проявления, а также отношение к подобного рода насилию самих мужчин. Эмпирическую основу составили материалы судебной практики, результаты анкетирования. Выявленные особенности сопоставлены с аналогичными данными, характеризующими состояние этой проблемы в некоторых развитых зарубежных странах. Представленный материал может быть интересен для дальнейшего изучения криминологии семейного насилия.

Ключевые слова: семейное насилие, физическое насилие, психологическое насилие, виктимность, мужчина-жертва, гендерные различия.

Бытовому насилию, в том числе, семейному в нашей стране посвящено множество научных работ. Их лейтмотивом выступает повышенная виктимность женщин, и, соответственно, агрессивная, противоправная роль мужчин. Действительно, лица женского пола намного чаще становятся жертвами насилия со стороны мужчин: по данным исследований их 76% от всех случаев семейного насилия [2, 31]. Кроме того, мужчины весьма редко обращаются в полицию за защитой. Мотивация такого поведения достаточно тривиальна и вытекает из морали (принятых в обществе взглядов на правильное и неправильное, а также совокупности норм поведения, следующих из этих взглядов), которая, как справедливо указывает В.О. Зверев, содержит в себе довольно мощный мировоззренческий пласт [4, 28]. От подачи заявления в органы внутренних дел по факту причинения вреда мужчин удерживают сложившиеся в обществе стереотипы мужчины как сильного пола; боязнь мести со стороны партнерши, боязнь потери контакта с детьми; страх одиночества; опасение негативной, ироничной реакции со стороны друзей или полиции. Иногда у

жертвы есть надежда, что супруга изменится. По сути, такое поведение очень схоже с поведением женщин, которые страдают от насилия в семье.

Проведенный опрос мужчин подтверждает сказанное: на вопрос «Если бы Вы стали жертвой насилия со стороны своей супруги (сожительницы), обратились бы с заявлением в полицию?» — 62 % ответили отрицательно. Причины этого кроются именно в отношении общества к гендерным ролям: более 3/4 респондентов считают постыдным пожаловаться на супругу (см. рис. 1).

Справедливости ради, нужно указать, что подобная ситуация свойственна не только нашей стране. Она имеет место, пусть и в меньшей мере, во многих европейских государствах. Sylviane Spitzer, психолог и основатель ассоциации мужчин — жертв насилия «SOS Hommes battus» во Франции, пишет: если женщина приходит в полицейский участок без доказательств, говоря, что ее ударил муж, у нее будет принята жалоба, а мужа поместят под стражу. Но если мужчина приходит в полицию с доказательствами, говоря, что его бьет жена, каждый второй посмеется ему в лицо и

трем из четырех будет отказано в принятии жалобы. Кроме того, женщины очень редко помещаются под стражу, а судебные решения в отношении них по таким делам очень мягкие [14]. Британские правоохранители тоже утверждают, что мужчины часто рассматриваются как «жертвы второго сорта» и что многие полицейские не принимают их всерьез [15].

Между тем, как показывают исследования и проведенный нами опрос населения, мужчины тоже достаточно часто становятся жертвами различного рода насильственных проявлений со стороны своих партнерш.

В Великобритании в среднем две из пяти (более 40%) жертв бытового насилия — мужчины [15]. Немецкие ученые утверждают, что 27 % мужчин в их нынешних или прошлых партнерских отношениях испытывают физическое насилие [10]. В Швейцарии около четверти обращений в полицию по поводу насилия в семейной сфере исходит от мужчин (однако правоохранители подчеркивают, что и этот показатель далек от реально-

сти) [16]. По данным американских аналитиков, один из четырех взрослых мужчин в течение своей жизни является жертвой домашнего насилия (это свыше трех миллионов мужчин каждый год) [13]. Австралийское бюро статистики подсчитало, что лишь 5,3% мужчин, ставших жертвами насилия со стороны супруги, обратились в полицию. Реальная цифра пострадавших существенно выше: 33% опрошенных, которые испытали акт насилия со стороны нынешнего партнера в течение последних 12 месяцев, были мужчинами [18]. Мониторинг общественного мнения во Франции (среди граждан в возрасте от 14 до 75 лет) показал: среди тех, кто является жертвой физического или сексуального насилия со стороны супруга (сожителя) 67% женщин и 33% мужчин. При этом лишь малая часть из них обращается с жалобой в правоохранительные органы. Из 10 женщин, которые утверждали, что стали жертвой, таковых — 1, из 10 мужчин — 0,2 [17]. Канадские специалисты провели опрос общественного мнения по поводу семейного

Рис. 1. Распределение ответов на вопрос «Почему мужчины, на Ваш взгляд, редко обращаются в правоохранительные органы по факту причинения им вреда супругой (сожительницей)?» (респонденты — мужчины), %'

1 Сумма превышает 100%, поскольку некоторые респонденты выбирали несколько вариантов ответа.

насилия и вообще не выявили гендерных различий [19]2. Как можно заметить, соотношение мужчин и женщин среди жертв домашнего насилия в казанных странах разнится, но в среднем оно составляет 1:2.

В нашей стране официальной статистики подобного рода не ведется. Однако по различным оценочным данным, от 5 до 14% всех жертв домашнего насилия в России — лица мужского пола. Очевидно, что реальный показатель существенно выше. Фиксировать его не позволяет естественная латентность и ограниченный круг норм уголовного законодательства.

Из изученных нами 496 приговоров по статьям 112, 115, 116 и 119 УК РФ, рассмотренных судами различных регионов России (случайная выборка), подсудимых — женщин было лишь 26 чел., при этом ни по одному потерпевшим не выступал супруг (сожитель), преимущественно это были родители этих женщин (указанное косвенно свидетельствует о латентности мужской виктимности в семье).

Не углубляясь в вопросы квалификации, отметим, что действующий Уголовный кодекс (в отличие от предыдущего) «... оперирует понятием «насилие» лишь в одном смысле — физическое воздействие; угроза же имеет иной смысл: либо как психическое воздействие (не именуемое насилием), либо как реальная опасность причинения вреда» [5, 72]. Термин «психическое насилие» в УК РФ не употребляется, его содержание не раскрывается (хотя почти половина статей Особенной части УК РФ предусматривает ответственность за преступления, которые могут быть совершены путем применения именно психического насилия к потерпевшему) [3, 134]. Между тем, проявления и физического насилия, и психического весьма разнообразны. К примеру, физическое воздействие может выражаться нанесении побоев, ранений, совершении полового акта против воли; психическое — угрозе убийством, принуж-

2 Однако при этом представители канадских социальных служб, оказывающих помощь мужчинам-жертвам семейного насилия, подсчитали, что четверть жертв супружеского насилия относятся к гомосексуальным парам. Геи нередко имеют достаточно длительные отношения, причем в этих отношениях может подавлять другого [11].

дении к каким-либо действиям, оскорблении и пр.).

Поэтому в зависимости от особенностей проявления насилия, направленности и в целях его изучения психологи и криминологи выделяют такие разновидности насилия, как физическое, сексуальное, психическое, эмоциональное, экономическое.

Физическое насилие — это причинение физического вреда (нарушение ана-томо-физиологической целостности) супругу.

Экономическое насилие проявляется преимущественно в ограничении в распоряжении семейным бюджетом, наличных денежных средствах, повреждении вещей супруга.

К сексуальному насилию относят проявление жестокости во время половых актов, отказ супругу в интимных отношениях либо, напротив, понуждение вступить в сексуальные контакты против воли, проявление чрезмерной ревности. В уголовно-правовом порядке жертвой сексуального насилия со стороны женщины мужчина быть не может (если только она, скажем, не является организатором). Его проявления зачастую находятся на стыке с психо-эмоциональным воздействием.

Психо-эмоциональное насилие включает в себя «.причинение душевной или психической травмы, а также ограничение свободы волеизъявления (независимо от реальности наступления физического вреда)» [9, 154] и прочее воздействие на ум, волю, чувства мужчины. Именно оно фактически наиболее распространено в семейной сфере. При этом характеризуется высокой латентностью и нередко сопровождается другими видами насилия, усугубляя положение жертвы.

Вот один из характерных примеров, описанный мужчиной. Мне 44 года. Человек я мягкий, покладистый и уступчивый, добрый и ответственный. Вредных привычек нет. Люблю детей. Воспитывался в небольшом городе, в полной семье, в атмосфере любви и согласия. Женился рано. У меня и у моей жены по два высших образования. Жена — человек вспыльчивый, властный, авторитарный и злой. С первых лет совместной жизни у нас были скандалы, которые я «провоцировал» тем, что не купил хлеба, не предложил погулять с ребенком и пр. Каж-

дый раз все шло по классическому циклу: нарастание напряжения, всплеск насилия, «медовый месяц». Несколько раз пытался уходить, но всякий раз возвращался, т.к. очень люблю детей. В последний из уходов жили врозь более года. Потом жена спровоцировала драку, ворвавшись с детьми в квартиру, где я жил отдельно, сымитировала перелом пальца. Возбудили уголовное дело по причинению телесных повреждений и меня осудили. Спасла амнистия. Узнав об амнистии, жена бегала к следователю и спрашивала: «Что можно сделать, чтобы его посадить?» Теперь мы опять живем вместе. Младшему ребенку уже 18.Скандалы и прессинг продолжаются [6]. К сожалению, такая ситуация типична.

Чаще всего, по мнению респондентов-мужчин, девиантное поведение в отношении супругов со стороны партнёрш проявляется в следующих действиях (по мере уменьшения): оскорбляют супруга, бросают предметы, проявляют исключительную ревность и обвиняют в любовных связях с кем-либо, постоянно критикуют, толкают, угрожают уйти или выгнать из дома, унижают при посторонних людях.

Сами женщины страдают от такого поведения в три с половиной раза реже. Они, напротив, в два раза чаще, чем мужчины, претерпевают более тяжкий физический вред в семейных отношениях.

Указанные действия представительниц прекрасного пола (характерные для психической и эмоциональной сфер), на первый взгляд, не несут в себе большой общественной опасности. Юридически они не наказуемы. Но систематическое их проявление способно привести к серьезным последствиям. Воздействие психическое, эмоциональное зачастую оказывается более губительным, нежели физическое либо экономическое. Не случайно, практикующие психологи называют эмоции не иначе, как «кнопка «Пуск», система зажигания, педаль газа» [8]. 39% респондентов-мужчин указали, что наиболее тяжким, опасным считают психическое насилие, 13% — эмоциональное и 49% — физическое насилие. Половина опрошенных нами мужчин полагают, что супруг, потеряв самообладание, рано или поздно, может причинить вред жене (психологи утверждают, этот процесс мо-

жет занять до 20-25 лет). В 4 из 5 преступлений на семейно-бытовой почве криминальной развязке предшествовал затяжной либо скоротечный конфликт между партнерами.

Треть респондентов уверены, что со временем агрессивность женщины усугубляется и именно она может причинить физический вред супругу. Доказано: женское насилие в отношении мужчин отличается тем, что оно гораздо реже является внезапным, непредсказуемым; как правило оно проявляется в течении длительного периода времени.

К сексуальному насилию мужчины серьезно не относятся, большинство беспокоит лишь ревнивое поведение партнерш, некоторую часть — нежелание «исполнять супружеский долг».

Женщины же однозначно серьезнее всего воспринимают физическое и сексуальное воздействие.

Безусловно, наличие разногласий в семье — естественное явление, но когда эти разногласия выливаются в девиант-ное поведение, они требуют анализа и соответствующей корректирующей, профилактической работы.

Не вызывает сомнений, что «внутри замкнутой семейной системы может существовать множество предрасполагающих факторов или комплексов, которые ложатся в основу семейной патологии ...» [7, 91], одной из которых является насильственное поведение. Эти предпосылки могут формироваться в рамках взаимоотношений членов семьи, вытекая из их «совместимости» друг с другом, а могут носить сугубо личностный характер, связанный с детской травмой, особенностями воспитания и т.п. одного из членов семьи. Швейцарский социальный работник Sophie Torrent , исследовавшая проблему насилия женщин над мужчинами в рамках бытовых отношений, описала типичный портрет такой преступницы: это темпераментная женщина, ведущая себя в отношениях как маленькая девочка, которая, используя гнев, получает желаемое. Такое поведение сформировалось в семье, где либо отец вел себя крайне авторитарно, унижая всех вокруг, либо где мать была явным доминантом, нередко — тираном [12].

Проявление насилия со стороны женщин в некоторой степени можно объяснить современными социальными роля-

ми: все чаще женам приходится выполнять не только традиционно женские обязанности, но и обеспечивать материальный достаток (причины могут быть различны — от нежелания мужчины работать до банальной безработицы); они чаще работают в мужской среде, зарабатывая и конкурируя с такой же агрессией и силой, как и их коллеги — мужчины. Тенденция маскулинизации мужчин и феминизации женщин обсуждается и в нашей стране, и за рубежом уже не один год.

В числе детерминирующих факторов проявления жестокости к супругу нельзя не упомянуть и о безнаказанности противоправного поведения таких женщин, обусловленной естественной латентностью их деяний. Выше мы уже указывали о том, что мужчины практически не обращаются с заявлениями в полицию. Более того, исследуемая проблема вообще не рассматривается многими мужчинами серьезно. В ходе анкетирования многие мужчины высказывали ироничные замечания, искренне недоумевая, зачем вовлекать в эту ситуацию третьих лиц. Однако 47% порошенных считают, что в средствах массовой информации целесообразно было бы демонстрировать наказуемость противоправного поведения женщин по отношению к своим супругам.

Бытовая насильственная преступность, в том числе в семейной сфере, нередко сопряжена с употреблением спиртного. Во-первых, состояние опьянения у женщины может детерминировать агрессивное противоправное поведение в отношении супруга. Во-вторых, систематическое употребление алкоголя мужчиной и аморальные, противоправные действия в отношении супруги, как уже указывалось, обуславливают криминальную развязку конфликтов. В-третьих, совместное употребление спиртного может завершиться насилием.

Отсутствие профилактики и социальной помощи, латентность девиаций во взаимоотношениях усугубляют складывающуюся в семьях негативную обстановку.

Учитывая изложенное, предупреждение семейного насилия в отношении мужчин со стороны их жен должно лежать, прежде всего, в общесоциальной плоскости. Необходимо развивать консультативную, социальную помощь: раз-

мещение рекомендаций для жертв на сайтах МВД, создание специализированных «горячих линий» для мужчин, страдающих от домашнего насилия и активное рекламирование их номеров телефонов; популяризация услуг психотерапевтов, возможность обращения в кризисные центры, созданные для женщин — жертв домашнего насилия3 и пр. Мужчина имеет такое же право на получение помощи, как и женщина, гендерная дискриминация здесь недопустима, при этом российским мужчинам важно донести мысль, что обратиться за помощью, привлечь психолога для разрешения ситуации не зазорно, а необходимо.

К примеру, в европейских странах уже давно и достаточно эффективно функционируют специализированные психологические службы, приюты для мужчин, страдающих от насилия со стороны своих жен и сожительниц. К примеру, в Германии, аналогично концепции женских приютов, в крупных городах созданы 3 приюта для мужчин-жертв домашнего насилия и их детей (если таковые имеются)4. Во Франции первая ассоциация для мужчин-жертв домашнего насилия была создана еще в 2008 году. Ее специалисты ежегодно получают около 3500 звонков и электронных писем. Обратившимся оказывается психологическая поддержка и юридические консультации [12]. В Швейцарии в 2009 г. был создан первый приют для мужчин-жертв домашнего насилия Zwtischehalt». Этот центр никогда не пустует. В нем временно проживают мужчины, а некоторые совместно со своими детьми, сбежав от жен — тиранов.

Возможности специально-криминологической профилактики, осуществляемой органами внутренних дел, в рассматриваемой группе деяний сведены к минимуму, поскольку, как уже указыва-

3 Хотя по свидетельству координатора кризисного центра для женщин «Анна» Ирины Матвиенко, к ним несколько раз в месяц и поступают звонки от терпящих насилие мужчин, этого явно не достаточно для разрешения рассматриваемой проблемы [1].

4 Следует указать, что немецкие работники социальных служб и такую ситуацию считают неудовлетворительной, указывая на недостаточность мест в этих учреждениях, а также явную гендерную дискриминацию, поскольку приютов для женщин в стране существенно больше — более 400.

лось, они носят очень скрытый характер и чаще всего выражаются в психологическом и эмоциональном воздействии личного характера, которое не всегда может явиться объектом предупредительного воздействия.

Итак, с сожалением приходится констатировать, что в России проблема семейного насилия (в отношении обоих полов) продолжает оставаться актуальной, хотя и в меньшей мере, чем в европейских странах, США Низкие показатели семейного насилия в отношении мужчин в России отнюдь не свидетельствуют о благоприятной ситуации. Они обусловлены:

• нежеланием мужчин обращаться за защитой и помощью в правоохранительные органы, суд;

• очень ограниченным кругом противоправных деяний, закрепленных уголовным и административным законодательством (в основном это посягательства на здоровье, жизнь);

• преобладанием в женском деви-антном поведении психологического, эмоционального насилия, не являющегося, как правило, наказуемым;

• отсутствием серьезного вреда здоровью мужчины, в результате чего он не

обращается ни в медицинские учреждения, ни в полицию.

• отсутствием специализированной статистики по семейному насилию.

О проблемах насилия над мужчинами говорить не принято. Чаще всего подобную информацию можно найти на форумах, блогах, живых журналах, психологической периодике. Вмешательство правоохранителей в частную жизнь граждан до момента совершения насилия зачастую невозможно. Нормативная правовая база предупредительной работы полиции далека от совершенства. Федеральный закон «О предупреждении и профилактике насилия в семье», о необходимости которого уже не один год говорят депутаты и «общественники», до сих пор не принят. Социальная, психологическая помощь мужчинам-жертвам насилия не оказывается. Профилактика семейной насильственной виктимности в отношении мужчин в России не ведется вообще. Указанное свидетельствует о целесообразности научного комплексного — социального, психологического, правового — исследования заявленной проблемы с разработкой соответствующих профилактических мер.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Борьба женщин за равноправие оборачивается унижением мужчин // URL: http:// og.ru/articles/ (дата обращения: 30.05.2016).

2. Варыгин А.Н. Особенности семейно-бытовых преступлений и их предупреждение // Вестник казанского юридического института МВД России. 2014. № 3. С. 30-34.

3. Векленко В.В., Бархатова Е.Н. Психическое насилие как средство совершения преступлений: проблемы квалификации // Современное право. 2013. № 7. С. 134-137.

4. Зверев В.О. Духовность как важная категория нравственного воспитания вузовской молодежи: новый взгляд на старую проблему // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2009. № 1. С. 27-29.

5. Кругликов Л.Л. О понятии и уголовно-правовой оценке насилия // Уголовное право. 2015. № 1. С. 72-75.

6. Мужчина как жертва семейного насилия // URL: http://www.vetkaivi.ru/forum/ viewtopic.php?t=102 (дата обращения: 26.05.2016).

7. Пестерева Ю.С., Шагланова А.Н. Особенности мотивации лиц, совершивших развратные действия // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2013. № 4. С. 89-92.

8. Психоэмоциональная сфера // URL: http://school-zoj.ru/four-sfery-zosch/ psikhoemotsionalnaya (дата обращения: 05.06.2016).

9. Семейное право: учебник / под ред. П.В. Крашенинникова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2016. 270 с.

10. Häusliche Gewalt // URL: http://www.taz.de/!5044160/ (дата обращения: 30.05.2016).

11. Homme subissant de la violence conjugale // URL: http://www.serviceaideconjoints. org/Fr/Video/ (дата обращения: 26.05.2016).

12. Hommes battus: l'autre visage de la violence conjugale // URL: http://www.grazia.fr/ article/hommes-battus-lautre-visage-de-la-violence-conjugale-565141 (дата обращения: 22.05.2016).

13. It's Time to Acknowledge Male Victims of Domestic Violence // URL: http://www. huffingtonpost.com/bari-zell-weinberger-esq/its-time-to-acknowledge-m_b_8292976.html (дата обращения: 19.04.2016).

14. Les hommes aussi sont victimes de violence conjugale // URL: http://www.lefigaro.fr/ actualite-france/2013/08/26/01016-20100826ARTFra00447-les-hommes-aussi-sont-victimes-de-violence-conjugale.php (дата обращения: 04.05.2016).

15. More than 40% of domestic violence victims are male, report reveals // URL: http:// www.theguardian.com/society/2014/sep/05/men-victims-domestic-violence (дата обращения: 27.04.2016).

16. Quand le «sexe fort» est battu // URL: https://www.amnesty.ch/fr/sur-amnesty/ publications/magazine-amnesty/2013-2/suisse-quand-le-sexe-fort-est-battu (дата обращения: 26.05.2016).

17. SOS hommes battus: aide aux hommes victimes de violences conjugales et aux femmes violentes au sein du couple. URL: http://soshommesbattus.over-blog.com/2014/12/ statistiques-ondrp-2014.html (дата обращения: 04.04.2016).

18. Story of domestic violence against men is hidden, complicated and disputed // URL: http://www.brisbanetimes.com.au/queensland/story-of-domestic-violence-against-men-is-hidden-complicated-and-disputed-20151122-gl55v7.html (дата обращения: 02.06.2016).

19. Victimes de violence conjugale: autant d'hommes que de femmes // URL: http:// quebec.huffingtonpost.ca/2016/01/24/violence-conjugale-hommes_n_9065342. html (дата обращения: 05.06.2016).

ТИМКО Светлана Александровна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры криминологии, психологии и педагогики Омской академии МВД России, Омская академия МВД России, г. Омск. E-mail: satimko@list.ru

ТИМКО Вероника Павловна, студентка юридического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского», г. Омск.

E-mail: pack.2012@mail.ru

Timto S. A., Timko V. P.

MALE AS A VICTIM OF DOMESTIC VIOLENCE: RELEVANCE IN RUSSIA

This article analyzes the spousal violence by women. The authors considered the forms of violent behavior and its most characteristic manifestation, as well as the males'attitude towards this kind of violent. The empirical basis of this article consists of jurisprudence and the results of the survey. The identified features are compared with the similar data which characterize the same problem in some developed foreign countries. The presented material might be interesting for further study of domestic violence criminology.

Keywords: domestic violence, physical violence, psychological violence, vic-timhoodn, male as a victim, the gender differences.

TIMKO Svetlana Alexandrovna, candidate of Law, Associate Professor, Department of Criminology, Psychology and Pedagogy of the Omsk Academy of MIA of Russia, Omsk Academy of MIA of Russia, city Omsk. E-mail: satimko@list.ru

TIMKO Veronica Pavlovna, student of the Faculty of Law Federal state budgetary educational institution of higher professional education «Omsk State University. FM Dostoevsky», city Omsk. E-mail: pack.2012@mail.ru

40

BI/IKTI/IMOflOn/lfl № 3(9) / 2016