Научная статья на тему 'Мотивы поведения агрессора в криминогенной внутрисемейной ситуации'

Мотивы поведения агрессора в криминогенной внутрисемейной ситуации Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

237
41
Поделиться
Ключевые слова
ПРЕСТУПЛЕНИЕ / СЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ / МОТИВ / КОНФЛИКТ / КРИМИНОГЕННАЯ СИТУАЦИЯ / CRIME / FAMILY RELATIONS / MOTIVE / CONFLICT / CRIMINOGENIC SITUATION

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Харламов Валентин Станиславович

Статья посвящена мотивации преступного насилия в семейной сфере, автор анализирует мотивы внутрисемейных насильственных преступлений, рассматривает гендерные отличия мотивов при совершении криминальной агрессии в семье.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Харламов Валентин Станиславович,

Motives of behavior of an aggressor in a criminogenic intra family situation

The article is devoted to the motivation of criminal violence in the family sphere, the author analyzes the motives of intra-family violent crimes, examined gender differences of motives at commission of criminal aggression in a family.

Текст научной работы на тему «Мотивы поведения агрессора в криминогенной внутрисемейной ситуации»

достаточный объем значимой информации. Аналогичная ситуация происходит в случае возникновения конфликтной ситуации с контрагентами (организациями-поставщиками сырья или продукции, оптовыми покупателями) или организациями-конкурентами. С целью свести счёты, либо снизить конкурентоспособность противников указанные лица в порядке разовых контактов способны передавать оперативно-значимую информацию о деятельности конкурентов.

В связи с этим сотрудникам подразделений ЭБ и ПК органов внутренних дел на обслуживаемых объектах целесообразно поддерживать контакт с указанной категорией лиц на таком уровне, при котором в случае возникновения конфликтной ситуации руководители организации были бы заинтересованы в передаче информации оперативным сотрудникам, а не представителям организованных преступных формирований.

Ко второй подгруппе относятся лица, не имеющие прямой корыстной заинтересованности в совершении вышеуказанных преступлений, но вовлеченные в подготовку и совершение их ввиду исполнения ими своих служебных обязанностей. Данная подгруппа включает в себя: рядовых работников бухгалтерий, офис-менеджеров, экспедиторов, кассиров, менеджеров торгово-закупочных операций, руководителей складов, а также работников, осуществляющих оптовую продажу продукции. Перечисленные работники организации являются нанятым персоналом и осознают временный характер работы в данной организации. Необходимо учитывать, что относительно высокая заработная плата создает для данной категории лиц определенную мотивацию их участия в преступной деятельности, однако вынужденный характер участия, осознание существующей личной опасности привлечения к уголовной ответственности за совершаемые действия и их противоправный характер выгодно выделяет рассматриваемую подгруппу лиц, как потенциальных источников оперативно-значимой информации.

Подобное вынужденное соучастие работников бухгалтерии, складского и технического персонала должно учитываться сотрудниками оперативных подразделений и использоваться ими при подборе потенциальных источников оперативно-значимой информации. Данная категория работников располагает информацией об используемых схемах уклонения от уплаты налогов, о местах хранения «черновой» бухгалтерской и складской документации, электронных носителей подобной информации. Как правило, они также располагают информацией о наличии так называемых «черных» и «серых» фирм в цепочке контрагентов, а также другой оперативно значимой информацией. В связи с этим сотрудникам подразделений ЭБ и ПК органов внутренних дел при подборе источников оперативно-значимой информации целесообразно ориентироваться на поддержание контакта именно с этой подгруппой лиц.

Список литературы

1. Пархачева, М. А., Беляйкина, Г. В., Шеленков, С. Н. Самые опасные налоговые схемы / под ред. М.А. Пархачевой. - М.: Эксмо, 2008.

2. Кучеров, И. И. Налоги и криминал: историко-правовой анализ. - М., 2000 - 351 с.

3. Кучеров, И. И. Налоговые преступления. - М., 1997.

4. Ларичев, В. Д., Бембетов, А. П. Налоговые преступления. - М.: Экзамен, 2001.

5. Ларичев, В. Д., Трунцевский, Ю. В., Баграев, С. П. Методика криминологического исследования налоговой преступности (вопросы совершенствования) : монография. - М., 2007.

6. Ларичев, В. Д. Преступления в кредитно-денежной сфере и противодействие им. - М.: Инфра-М, 1996.

7. Подольный, Н. А. Криминалистическая характеристика личности мошенника, совершающего преступную деятельность на рынке ценных бумаг // Следователь. - 2002. - № 5.

8. Соловьев, И. Н. Уголовная ответственность за уклонение от уплаты налогов и сборов. - М., 2000.

9. Соловьев, И. Н. Налоговые преступления и преступность. - М.: Экзамен, 2006.

УДК 343

В.С. Харламов*

Мотивы поведения агрессора в криминогенной внутрисемейной ситуации

Статья посвящена мотивации преступного насилия в семейной сфере, автор анализирует мотивы внутрисемейных насильственных преступлений, рассматривает гендерные отличия мотивов при совершении криминальной агрессии в семье.

Ключевые слова: преступление, семейные отношения, мотив, конфликт, криминогенная ситуация.

* Харламов, Валентин Станиславович, ведущий научный сотрудник филиала Федерального государственного казенного учреждения «Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации» по Северо-Западному федеральному округу, кандидат юридических наук, доцент. Санкт-Петербург, 12-я Красноармейская ул., 5. Тел. (812) 251-95-54.

* Kharlamov, Valentin Stanislavovich, the leading research assistant of filial branch «All-Russia scientific research institute of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation» on North-West federal district, the candidate of jurisprudence, the senior lecturer. St.-Petersburg, 12-th Krasnoarmeyskaya str., 5. Ph. (812) 251-95-54.

© Харламов В.С., 2015

VS. Kharlamov*. Motives of behavior of an aggressor in a criminogenic intra family situation.

The article is devoted to the motivation of criminal violence in the family sphere, the author analyzes the motives of intra-family violent crimes, examined gender differences of motives at commission of criminal aggression in a family.

Keywords: crime, family relations, motive, conflict, criminogenic situation.

Процесс мотивации поведения в криминогенной семейной ситуации определяется конкретным состоянием семейных отношений в обществе, социальной средой, выработанными в ней нормами семейной жизни, положением личности в семье.

Уголовно-правовая теория относит мотив к самостоятельному элементу субъективной стороны преступного деяния. Под мотивом преступления понимается общественно опасное побуждение к совершению деяния [20, с. 73]. Специфичность мотивации криминального поведения, в т.ч. внутрисемейного, вызывает острую полемику в научной литературе. Так, отечественный ученый И.Г. Филановский утверждает, что мотивы преступлений могут быть лишь общественно нейтральными [17, с. 60-61]. Профессор Н.Ф. Кузнецова несколько шире представляет мотивационную сферу общения, в т.ч. семейного, подразделяя мотивы поведения на просоциальные и антисоциальные [13, с. 5-6]. Правовед А.Н. Ильяшенко выделяет враждебные и инструментальные мотивы насильственных внутрисемейных преступлений [11, с. 254]. Известный криминолог Ю.М. Антонян обоснованно считает, что мотив есть субъективный смысл поведения, включающий в себя психологический выигрыш от определенных поступков; поведение часто полимотивировано, причем полимотивированость следует понимать и как одновременное функционирование разных мотивов, и как существование последних в различных пластах психики - в сферах сознания и бессознательного [1, с. 259-260].

Собственная точка зрения на преобразование мотива поведения домочадца в импульс его криминальной активности заключается в следующем. Мотив ведет человека к преступлению при формировании преступного намерения. Преступное намерение появляется в связи с возникшим конфликтом из-за притязаний домочадца и обнаруженным препятствием для их удовлетворения. Ситуация предлагает домочадцу выбор: устранить обнаруженную преграду, обойти ее или отказаться от намерения. Решение возникшей проблемы законным либо нелегальным путем остается за семьянином. Он формирует цель. В зависимости от личностных качеств индивида, внутрисемейных отношений и сложившихся внешних обстоятельств созревает делинквент, реализующий преступное намерение. Скорость принятия преступного решения прямо пропорциональна степени криминогенное™ личности.

Мотивы поведения агрессора в криминогенной внутрисемейной ситуации исследованы автором в ходе выборочного изучения 505 уголовных дел по фактам криминальных проявлений в семейной сфере, рассмотренных в 1997-2012 гг. судами Пермского края, Архангельской, Ленинградской и Псковской областей, городов Санкт-Петербурга, Мурманска, Ульяновска и Димитровграда.

В сфере семейных отношений совершаются преступления преимущественно с применением насилия и имущественные. Последние преступные посягательства не превышают 10,0 % от всего массива внутрисемейных криминальных проявлений, мотивом имущественных посягательств является корысть. К типичным происшествиям с корыстной мотивацией следует отнести внутрисемейные преступления, связанные с разделом наследственного имущества, незаконным захватом жилья, хищением денежных и иных средств у родственников, вымогательством имущества на собственные нужды (на приобретение спиртного, наркотиков и др.). В большинстве случаев указанные корыстные преступления тщательно готовятся. Собственная материальная выгода для виновного выше семейных ценностей. Большинство (до 90,0 %) от всего массива внутрисемейных криминальных проявлений относится к насильственным криминальным проявлениям.

В таблице рассмотрены основные мотивы насильственных преступлений в семейной сфере.

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как внутрисемейная борьба за власть и лидерство (мотив доминирования), составляет 60,0 % и реализуется в ходе умышленного причинения смерти другому человеку (ст. 105 УК РФ), его минимальное значение (0,1 %) имеет место при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). В ходе совершения криминального насилия в семье рассматриваемый мотив возникает у мужчин-насильников почти в десять раз чаще, чем у женщин-насильников: 59,0 % против 6,0 %. Намерение внутрисемейного доминирования находит выражение в стремлении агрессора утвердиться в роли «главы семьи» путем деспотичных действий, унижения и подавления достоинства другого члена (членов) семьи.

Г. состоял в браке с К. Из материалов уголовного дела известно, что 18.01.2000 года в своей квартире Г. убил К. ножом, предварительно избив руками и ногами. В процессе исследования личности виновного и проведенных клинических бесед установлено, что супруги часто ссорились. Поводом для скандалов была неспособность мужа обеспечить семью достаточными материальными средствами, злоупотребление спиртным. Г. постоянно избивал супругу, унижая ее при окружающих. Знакомые супругов поясняли, что К. не могла носить кофты с короткими рукавами: все ее руки были в синяках от побоев. В день убийства супруги совместно распивали спиртные напитки вместе с гостями. В их присутствии Г. издевательски общался с супругой на повышенных тонах. Когда гости стали уходить, Г. потребовал, чтобы супруга не покидала жилище и не провожала гостей. При этом он разрезал ей ножом сапоги и дубленку. Когда гости ушли, Г. избил К., нанеся ей смертельное ножевое ранение [6].

№ п/ п Мотивы Ст. 105 УК РФ Ст. 111 УК РФ Ст. 112 УК РФ Ст. 115 УК РФ Ст. 116 УК РФ Ст. 119 УК РФ Ст. 156 УК РФ Мужчины Женщины

1. Внутрисемейная борьба за власть и лидерство 60,0 35,0 30,0 31,7 32,8 59,6 0,1 59,0 6,0

2. Стремление освободиться от забот 5,0 4,9 3,8 2,0 0,9 1,5 4,0 2,0 3,0

3. Воспрепятствовани е уходу домочадца из семьи 10,0 10,1 5,2 4,0 2,1 2,5 0,2 7,0 1,0

4. Ревность 4,0 5,0 8,4 3,4 4,5 2,0 - 5,0 2,0

5. Корысть 7,0 6,0 6,6 2,6 3,5 1,5 - 2,0 4,0

6. Возмещение злобы из-за личных неудач 3,0 28,0 35,0 43,3 44,2 17,4 91,0 15,0 66,0

7. Месть 8,0 7,0 6,5 7,0 7,6 7,0 0,7 6,0 15,0

8. Хулиганские побуяедения 1,0 2,0 1,5 4,0 2,4 3,5 - 2,0 -

9. Иные 2,0 3,0 3,0 2,0 2,0 5,0 4,0 2,0 3,0

10. Всего 100, 0 100, 0 100, 0 100, 0 100, 0 100, 0 100, 0 100, 0 100, 0

Виновный стремится добиться высокой оценки среди окружающих и повысить самоуважение. Отношение к самому себе изменяется в результате поступков, направленных на преодоление своих внутренних психологических проблем, неуверенности в себе, субъективно ощущаемой слабости, низкой самооценки. Чаще всего это происходит бессознательно [1, с. 272]. В основе конфликта лежат несовпадающие взгляды агрессора и жертвы. Самоутверждение преступника проявляется в упорном отстаивании своей позиции без желания перейти к компромиссу. Насильник пытается психологически подавить волевые качества жертвы, преодолевая собственную неуверенность, страх и тревогу. Он испытывает беспокойство по поводу угрозы его авторитету и доминирующему положению. Отсюда его внутреннее напряжение, повышенное эмоциональное состояние, нарастающая агрессия. У женщин-преступниц мотивы внутрисемейного лидерства связаны со слабохарактерностью, прежде всего супруга. Властная жена стремится закрепить за супругом обидную роль подчиненного, переходя от словесных оскорблений к унижению его достоинства. В рассматриваемых случаях типична ситуация: доминирующая, высокомерная жена и покорный муж, уходящий от ее жесткого контроля в пьянство и в нетрезвом состоянии компенсирующий свою подчиненность насилием [11, с. 262]. Супруги представляют разнополярный сплав, скованных единой цепью вражды и ненависти, не способных обойтись друг без друга партнеров. Цепь обрывается с помощью насилия, когда одна из сторон нарушает сложившееся конфликтное равновесие [2, с. 201-202].

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как стремление освободиться от забот, составляет 5,0 % и реализуется при убийстве (ст. 105 УК РФ), его минимальное значение (0,9 %) имеет место в результате причинения побоев. При совершении криминального насилия в семье рассматриваемый мотив у мужчин-насильников возникает в 2,0 % случаев, у женщин-насильников - в 3,0 % случаев. Данный мотив обусловлен отсутствием желания помогать ослабленному либо больному человеку, развившейся неудовлетворенностью общением.

Требующий постоянного ухода из-за болезни отец раздражал совместно проживавшего К. Усиливала конфликтную обстановку в квартире склонность отца к злоупотреблению алкоголем. К тому же он был безработным. Сам К. работал в магазине. Не испытывая желания ухаживать за больным отцом, К. в ходе очередной ссоры подошел к лежащему в кровати отцу и нанес ему многочисленные удары ножом [7].

Рассматриваемый мотив часто возникает из конфликта на почве неудовлетворенности от обременительных нагрузок, вызванных ослабленным состоянием потерпевшего, его пьянства и неадекватного поведения. В супружеских убийствах стремление избавиться от забот -преимущественно женский мотив. Отличие данного побуждения от мотива доминирования состоит в том, что стремление избавиться от забот выражает экстравертную, центробежную тенденцию супруга. Подобное побуждение, как верно заметил Д.А. Шестаков, чаще возникает у супруга, занимающего ведущее положение в системе супружеских отношений, менее эмоционального по сравнению с его партнером [18, с. 73-74].

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как воспрепятствование уходу домочадца из семьи, составляет 10,1 % и реализуется в ходе умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ), его минимальное значение (0,2 %) имеет место при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). В процессе совершения криминального насилия в семье рассматриваемый мотив возникает у мужчин-насильников в семь раз чаще, чем у женщин-насильников: 7,0 % против 1,0 %.

Конфликт разгорается в связи с известием о намерении прекратить семейные отношения, уйти из семьи. Указанная стратегия идет вразрез с целями другого домочадца. Партнер теряет эмоциональную устойчивость. Использует уговоры, угрозы. Исчерпав приемлемые средства, виновный пытается удержать домочадца в семье путем насильственных действий. У одного партнера целью является личная автономия и обособленность, у оппонента цель - предотвратить разрушение семьи. У партнеров нарушается единая направленность семейных стратегий. Рассматриваемый мотив лидирует при совершении тяжких и особо тяжких насильственных внутрисемейных преступлений между супругами. Стремление удержать партнера присуще преступникам мужского пола. Мужчинам-агрессорам свойственно потворствовать своим прихотям и ориентациям в сочетании с требованиями постоянства партнера по браку. Виновный осознает, что взаимность утрачена, потребность в верном спутнике жизни не нашла удовлетворения. Его криминальная активность возрастает, чтобы удержать покидающего «семейную лодку» партнера и сохранить семью. «Ускользающий» партнер не видит перспективы близких отношений в связи с утратой взаимного доверия.

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как ревность составляет 8,4 % и реализуется в ходе умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ), его минимальное значение (0 %) имеет место при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). При совершении криминального насилия в семье рассматриваемый мотив у мужчин-насильников появляется в 5,0 % случаев, у женщин-насильников

- в 2,0 % случаев.

Ревность как мотив преступления выражается в стремлении сохранить личностно значимое благо для себя посредством противоправного действия.

Ревность вызывается неуверенностью во всецелом обладании партнером. Направление поведения в ситуации, обусловливающей возникновение и проявление ревности, напрямую связано с мощными эмоциональными факторами. По мнению Ю.М. Антоняна, в основе ревности как мотива поведения лежит стремление утвердить себя, подтвердить свое бытие путем овладения новыми благами, которые есть у других. Для преодоления своей ущемлённости и несостоятельности виновный, пытаясь самоутвердиться в собственных глазах, совершает насильственное преступление на почве ревности [1, с. 266]. Ревность нарушает стабильность семейных отношений и ведет к их дезорганизации. По справедливому замечанию Д.А. Шестакова, ревность в системе супружеских отношений выполняет функцию, близкую к функции мотива воспрепятствования уходу из семьи. И тот, и другой мотив базируются на механизме сопротивления системы «семья» ее разрушению. Разница между двумя мотивами состоит в той наличной информации о поведении потерпевшего, которая породила мотив, помешав удовлетворению потребности в обладании партнером [18, с. 75-76]. Специально изучавшие проблемы убийств, совершенных из ревности, исследователи Т.В. Круглова, И.Б. Степанова, Н.П. Галаганова пришли к выводу, что рассматриваемое криминальное насилие не обусловлено материальной выгодой. Основные детерминантами выступают нравственно-этические и социально-психологические проявления [12, с. 24-25; 16, с. 127; 10, с. 14].

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как корысть, составляет 7,0 % и реализуется в процессе умышленного причинения смерти другому человеку (ст. 105 УК РФ), его минимальное значения (0 %) имеет место при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). При совершении криминального насилия в семье рассматриваемый мотив у мужчин-насильников возникает в 2,0 % случаев, у женщин-насильников

- в 4,0 % случаев.

К типичным происшествиям с корыстной мотивацией следует отнести внутрисемейные насильственные преступления, связанные с разделом наследственного имущества, незаконным захватом жилья, хищением денежных и иных средств у родственников, вымогательством имущества на собственные нужды (на приобретение спиртного, наркотиков и др.).

Между супругами С-ми сложились неприязненные отношения, и муж высказал намерение расторгнуть брак. Не желая раздела имущества, С. предложила за вознаграждение в сумме 500 руб. убить ее мужа, что К. и Ш. хладнокровно выполнили. Предварительно жена разработала план убийства, обсудила с К. и Ш. детали совершения преступления, и передала им орудие убийства -нож [15, с. 82].

В большинстве случаев указанные корыстные преступления тщательно готовятся. Целью агрессора является незаконно получить чужое имущество для личной пользы. Собственная материальная выгода для виновного выше семейных ценностей. Для жертвы насильственное поведение другого члена семьи имеет преимущественно неожиданный и внезапный характер.

Согласно таблице максимальное значение такого мотива, как возмещение злобы из-за личных неудач, составляет 91,0 % и реализуется при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ), его минимальное значение (3,0 %) имеет место при убийстве (ст.

105 УК РФ). В ходе совершения криминального насилия в семье рассматриваемый мотив у мужчин-насильников возникает почти в четыре раза реже, чем у женщин-насильников: 15,0 % против 66,0 %.

В Ростовской области признана судом виновной в неисполнении обязанностей по воспитанию малолетней дочери одинокая мать. Как установлено судом, из-за неудач в личной жизни виновная злоупотребляла алкоголем, воспитанием дочери не занималась, за ее здоровьем не следила и, несмотря на крайнюю необходимость, в больницу с ней не обращалась. Ребенок рос в антисанитарных условиях и оставался один без присмотра на длительное время без еды. Возмещая злобу на дочери, виновная ее избивала, систематически причиняя страдания и боль. Так, в 2005 году мать нанесла малолетней дочери удары по голове, рукам, ногам, в область живота. До этого, в 2004 году, она, находясь в состоянии алкогольного опьянения, выхватила девочку из рук своей матери и с силой швырнула ее на диван. В результате падения ребенок ударился головой о стену, получив травму [14, с. 23-24].

В данном случае происходит проецирование внешнего конфликта одного члена семьи (матери) на другого более уязвимого члена семьи (малолетней дочери). Объективные обстоятельства, сформировавшие дискомфорт в личной жизни, вызывают у агрессоров сильное эмоциональное напряжение. Разрядку они получают в результате насилия над слабыми и беззащитными. Рассматриваемый мотив наиболее распространен у женщин-агрессоров. Как было установлено настоящим исследованием, удельный вес женщин, совершивших преступное деяние, предусмотренное ст. 156 УК РФ, составляет 61,6 % от общего числа лиц (мужчин и женщин), совершивших криминальное посягательство в семье. Это тот редкий случай, когда преобладает женская криминальная активность.

Мотив в виде возмещения злобы из-за личных неудач характерен для всех видов насильственных внутрисемейных преступлений.

Так, озлобленность у С. на семидесятилетнего отца возникла из-за того, что С. считал себя неудачником в личной жизни. Был судим. Семь лет отбывал наказание в местах лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. После освобождения не смог найти работу, злоупотреблял алкоголем. Маленькая пенсия отца, недостаточная для проживания, постоянные его упреки о налаживании быта и надлежащем ведении домашнего хозяйства усиливали дискомфорт и неудовлетворенность у С. Из-за невозможности проживать в соответствии со своими амбициями и прихотями С. часто конфликтовал с отцом. Озлобленный на отца во время очередного скандала, С. нанес ему удар ножом в живот [3].

Личная несостоятельность С. привела к трагедии в семье.

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как месть, составляет 8,0 % и реализуется в процессе умышленного причинения смерти другому человеку (ст. 105 УК РФ), его минимальное значение (0,7 %) имеет место при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). При совершении криминального насилия в семье рассматриваемый мотив у мужчин-насильников возникает более чем в два раза реже, чем у женщин-насильников: 6,0 % против 15,0 %.

Месть проявляется в стремлении расквитаться с домочадцем, причинившим страдания. Практике известны различные формы реализации мстительных побуждений: месть за жестокое обращение и издевательства в детстве со стороны потерпевшего («возвращение ударов»), месть за супружескую измену, месть за систематическое надругательство. Актом мести виновный стремится убрать источник своего психотравмирующего переживания, реализовать свое право на самозащиту, самоутвердиться.

Т. убила сожителя Ш. из-за того, что он постоянно издевался и унижал ее. Т. пыталась с ним расстаться, но безуспешно. В день убийства в результате возникшей ссоры Ш. опять пытался приставать к Т. и не реагировал на ее требования. Ударом ножа Т. смертельно ранила Ш. [5].

Типичным побуждающим фактором возникновения мотива мести в предкриминальный период насильственного внутрисемейного преступления является аморальное, оскорбительное поведение потерпевшего: издевательства, побои, пьянство, супружеское предательство. Нередко жертвы преступлений провоцируют своими противоправными действиями ответную жесткую реакцию на обиду. Накопление негативных переживаний от обидчика не сиюминутный, а длительный процесс. В криминогенной ситуации субъект понимает, что таким образом семейная жизнь продолжаться не может. Мститель пытается восстановить справедливость и расплатиться с обидчиком, используя различные, в т.ч. и преступные способы. Месть как намерение для совершения преступления чаще проявляется у женщин-агрессоров, чем у мужчин-агрессоров. По-видимому, это связано с повышенной эмоциональностью женщин, наиболее эффективным, по их мнению, криминальным способом решить внутрисемейные проблемы, прежде всего ограничивая безнаказанность и бесконтрольность обидчика.

Согласно таблице, максимальное значение такого мотива, как хулиганские побуждения, составляет 4,0 % и реализуется в ходе умышленного причинения легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), его минимальное значение (0%) имеет место при неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК РФ). При совершении криминального насилия в семье рассматриваемый мотив у мужчин-насильников возникает в 2,0 % случаев, у женщин-насильников он отсутствует. Хулиганский мотив проявляется в явном неуважении к семейным ценностям, циничном противопоставлении эгоистических наклонностей общественным устоям, наглом игнорировании права и морали, грубом нарушении действующего порядка и семейных отношений. Как заметил Д.А. Шестаков, данный мотив коррелирует с мотивом самоутверждения [18, с. 72-73].

Наряду с вышеуказанными, иные мотивы внутрисемейных насильственных преступлений - такие как зависть, эгоизм, защита от насильника и другие - формируют основу механизма возникновения криминального насилия в семье. Существенный момент при исследовании преступного поведения определяется, по мнению психологов, полимотивированностью деятельности человека: т.е. одни и те же действия могут побуждаться различными мотивами, а сходные мотивы, напротив, порождать как легальную, так и нелегальную деятельность. Данные обстоятельства позволили В.В. Гульдану утверждать, что практика поиска однозначных мотивов преступлений не отвечает целям точной уголовно-правовой квалификации [11, с. 251].

Системный анализ криминогенной семейной ситуации позволяет выделить три аспекта внутрисемейной мотивации: 1) связь мотивов с эмоциями; 2) мотив как результат столкновения полярных ориентаций; 3) мотив как проявление механизма сопротивления системы ее разрушению [19, с. 36]. В соответствии с упомянутыми аспектами представляем типичные ситуации между супругами (сожителями), которые предшествовали криминальному насилию.

Эмоционально окрашенная ситуация возникает, когда преступник действительно становится свидетелем факта супружеской неверности. Такие убийства носят ярко выраженный ситуационный характер и совершаются преимущественно в состоянии сильного душевного волнения.

Так, в Невском районе Санкт-Петербурга гр-н Б., вернувшись домой, обнаружил жену в постели с посторонним. Выпроводив его, Б. задушил супругу бюстгальтером [8].

В ходе собеседования виновный Б. сообщил, что его действиями руководила месть за измену. Жить и доверять человеку, который способен на личное предательство, было выше его сил.

Муж (сожитель) злоупотребляет спиртными напитками, постоянно предъявляет претензии к нормам поведения супруги (сожительницы), противопоставляя себя ей, угрожает и устраивает скандалы, которые сопровождаются хулиганскими действиями, нанесением побоев, угрозами, и в результате угроза приводится в исполнение.

К. пришел в кладовую цеха, где кладовщицей работала его жена. Во время ссоры, возникшей на почве выяснения отношений, К. застрелил жену из пистолета, после чего покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в голову [4].

Посткриминальный суицид встречается в супружеских конфликтах. Придя в себя после совершенного особо тяжкого преступления, виновный пытается покончить жизнь самоубийством, понимая, что безвозвратно потерян любимый человек.

Жена (сожительница) нередко употребляет алкоголь, не ночует дома, не занимается семьей. На этой почве возникают конфликты, в результате ссоры партнер совершает насилие.

Утративший доверие к жене Д. во время ссоры, возникшей на почве выяснения отношений, избил руками и ногами свою жену и выбросил ее из окна своей квартиры с третьего этажа. Она от полученных повреждений скончалась на месте происшествия [9].

При непосредственном контакте в ходе клинического опроса Д. пояснил, что пошел на крайние меры в отношении своей супруги, испытывая личное бессилие повлиять на ее девиантное поведение, невозможность кардинально поменять ее образ жизни, чувствуя безрезультатность всех ранее принятых мер по ее исправлению.

Подводя итог изложенному, отметим наиболее актуальные аспекты мотивации поведения агрессора в криминогенной внутрисемейной ситуации.

В основе механизма преступного поведения домочадца заложены противоречия между его персональными притязаниями и требованиями общества, дефектность внутрисемейных отношений и деструктивные особенности личности. В процессе острой конфликтной ситуации в семье происходит столкновение противоположных интересов, позиций, характеров, устремлений. Развитие внутрисемейного конфликта, нарастание его интенсивности может привести к существенной деформации личности конфликтующих. Конфликт между домочадцами проходит несколько стадий, в процессе которых недовольство и нетерпимость накапливаются. Противоборство реализуется в отчуждении, враждебности, агрессии, пока не происходит разрядка в виде перемирия, разъезда, развода, самоубийства, преступления.

Мотив внутрисемейной борьбы за власть и лидерство преобладает в большинстве наиболее опасных насильственных преступлений, таких как убийство, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Мотив доминирования в семье характерен для мужчин. Женщинам-агрессорам присущ мотив возмещения злобы из-за личных неудач. Указанный мотив насильственных внутрисемейных преступлений распространен при умышленном причинении средней тяжести и легкого вреда здоровью, побоях, неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего. Остальные мотивы внутрисемейных насильственных преступлений (в частности, корысть, месть, ревность) не превышают 10 % от общего массива приоритетных мотивов насильственных преступлений в семье.

Список литературы

1. Антонян, Ю. М. Психология убийства. - М.: Юристъ, 1977. - 304 с.

2. Антонян, Ю. М. Жестокость в нашей жизни. - М.: Инфра-М, 1995. - 320 с.

3. Архив Харовского районного суда Вологодской области за 2008 г. Уголовное дело № 1-59/2008.

4. Архив прокуратуры Кировского р-на СПб за 1999 г. Уголовное дело № 2158.

5. Архив Куйбышевского районного суда СПб за 2007 г. Уголовное дело № 1-274/07.

6. Архив Московского районного федерального суда СПб за 2001 г. Уголовное дело № 1-373.

7. Архив федерального суда Невского района СПб за 2006 г. Уголовное дело № 1-1100/06.

8. Архив Невского федерального суда СПб за 1997 г. Уголовное дело № 1- 1255.

9. Архив Октябрьского федерального суда Адмиралтейского р-на СПб за 2000 г. Уголовное дело № 1-1409.

10. Галаганова, Н. П. Убийство из ревности: уголовно-правовые и криминологические вопросы : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Томск, 1988. - 18 с.

11. Ильяшенко, А. Н. Противодействие насильственной преступности в семье: уголовно-правовые и криминологические аспекты : монография. - М.: Профобразование, 2003. - 408 с.

12. Круглова, Т. В. Ревность как мотив совершения преступления и ее уголовно-правовое и криминологическое значение : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - М., 2003. - 28 с.

13. Кузнецова, Н. Ф. Мотивы преступлений и тенденции их изменения // Вопросы советской криминологии. - Ч. 2. - М., 1976. - С. 3-18.

14. Мусеибов, А. Г. Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (квалификация и расследование) : учебно-методическое пособие. - М.: ФГУ «ВНИИ МВД России», 2011. - 69 с.

15. Решетникова, Г. А. Судебная практика по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) : учеб. пособие. - Ижевск: Jus est, 2013. - 103 с.

16. Степанова, И. Б. Ревность. Уголовно-правовой и криминологический аспекты : дис. ... канд. юрид. наук. - Иваново, 1998. - 224 с.

17. Филановский, И. Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. - Л.: ЛГУ, 1972. - 171 с.

18. Шестаков, Д. А. Семейная криминология: Криминофамилистика / 2-е изд. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. - 389 с.

19. Шестаков, Д. А. Семейная криминология: семья - конфликт - преступление. - СПб., СПбГУ, 1996. - 264 с.

20. Энциклопедия уголовного права: в. 23-х т. / под ред. В. Б. Малинина. - Т. 3. - СПб.: Изд. проф. Малинина, 2005. - 522 с.