Научная статья на тему 'Мотивационная триада как комплексная категориальная единица метаязыка и текста'

Мотивационная триада как комплексная категориальная единица метаязыка и текста Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

218
51
Поделиться
Ключевые слова
МОТИВИРОВАННОСТЬ / МОТИВАЦИОННО СВЯЗАННЫЕ СЛОВА / ВНУТРЕННЯЯ ФОРМА СЛОВА / МОТИВАЦИОННАЯ ТРИАДА / ЗНАЧИМЫЕ СЕГМЕНТЫ ЗВУКОВОЙ ОБОЛОЧКИ СЛОВА / MOTIVATION / MOTIVATIONALLY CONNECTED WORDS / INNER FORM OF WORD / MOTIVATIONAL TRIAD / SIGNIFICANT PARTS OF PHONETIC SHELL OF WORD

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Блинова Ольга Иосифовна

В статье впервые рассматривается комплексная категориальная единица мотиволо-гии, объединяющая в единое целое три её термина-понятия: мотивированность слова, мотивационно связанные слова и внутреннюю форму слова, которые исследовались как самостоятельные компоненты мотивологической терминосистемы, в то время как они взаимосвязаны. Первая часть статьи посвящена представлению каждого из составляющих мотивационной триады, которые характеризуются в двух аспектах: онтологическом и функциональном, вторая часть структуре мотивационной триады и взаимосвязи её компонентов.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Блинова Ольга Иосифовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Motivational triad as a complex categorical unit of metalanguage and text

In the article the author considers for the first time ever a complex categorical unit of the metalanguage of motivology: motivation as a word characteristic, motivationally connected words or motivation, the inner form of the word, and its language image as a text unit. The first part of the article is devoted to the motivational triad as a phenomenon of the metalanguage of motivology, the second as a phenomenon of the text, in other words, as one of the functional units of the text. One of the parts of the motivational triad is word motivation. In the hierarchy of the word features motivation plays the leading role and predetermines the dependence on it of such characteristics of the word as isomorphism, idiomatic character, expressiveness, evaluation, figurativeness, and others. Motivation is connected to all the elements of cultural linguistics: personification, zoomorphism, phytomorphism, anthropomorphism, natural morphism, phonomorphism and others. Motivation is one of the important features of the word, which characterizes it in the aspect of the speakers' perception of the connection between the meaning and the sound of a lexical unit. The perception of the word motivation can be seen in the speakers' statements. Motivation has a lot of expressive means. One of them is motivationally connected words, which can be found in many texts within the frame of all the existing forms of the language and their style diversity. These words carry out many functions (more than twenty). They represent the whole vocabulary of the language apart from 1-5% of the words, which are not motivated. Taking into consideration all the data and multifunctionality of the motivationally connected words, the phenomenon of the word motivation can be defined as the leading lexical phenomenon of the Russian language. Another means of expressing motivation is the inner form of the word, which is determined as a morphosemantic structure of the word indicating interdetermination of its sound and meaning. In the article the author describes the role of one of the parts of the inner form of the word a significant element of the phonetic shell of the word, which makes up a motivation form and motivation meaning. This significant element takes part in defining the types of the word motivation (morphological, semantic, morphosemantic), the types of the inner form of the word ( variant and non-variant, complete and incomplete, figurative and non-figurative), in expressing lingua-cultural characteristics of the word: personification, zoomorphism, phytomorphism, anthropomorphism, natural morphism, phonomorphism, and others. It is also known for its implementation in different functions of the inner form of the word in the texts: communicative, expressive and aesthetic (expressing figurativeness, speech figures, humor effect, quasiremotivation) and non-textual functions: conative, gnoseological, nominative, representative and expressive. After considering the three components of the motivational triad the author proceeds to its structure. The structure consists of three parts: the first, the main and the independent part of the triad is the word motivation, the second and third parts are the motivation and the inner form of the word, which are the dependent parts and fulfill the role of the means of expressiveness of the word motivation. Despite the sophistication of each part of the triad it is considered as a single whole maintaining its self-development. A very important role of motivation as a word feature in the system of the language and its functioning has predetermined the abundance of means of its expressiveness due to motivationally connected words and the inner form of the word.

Текст научной работы на тему «Мотивационная триада как комплексная категориальная единица метаязыка и текста»

ЛИНГВИСТИКА

УДК 811.161.1.374

О.И. Блинова

МОТИВАЦИОННАЯ ТРИАДА КАК КОМПЛЕКСНАЯ КАТЕГОРИАЛЬНАЯ ЕДИНИЦА МЕТАЯЗЫКА И ТЕКСТА

В статье впервые рассматривается комплексная категориальная единица мотиволо-гии, объединяющая в единое целое три её термина-понятия: мотивированность слова, мотивационно связанные слова и внутреннюю форму слова, которые исследовались как самостоятельные компоненты мотивологической терминосистемы, в то время как они взаимосвязаны. Первая часть статьи посвящена представлению каждого из составляющих мотивационной триады, которые характеризуются в двух аспектах: онтологическом и функциональном, вторая часть - структуре мотивационной триады и взаимосвязи её компонентов.

Ключевые слова: мотивированность, мотивационно связанные слова, внутренняя форма слова, мотивационная триада, значимые сегменты звуковой оболочки слова.

Мотивология как один из разделов лексикологии (в широком смысле этого слова) изучает явление мотивации слов в различных аспектах: методологическом, онтологическом, динамическом, сопоставительном, лексикографическом и др. [1]. Известно, что одним из показателей науки является возникновение новых терминов, отражающих те или иные новые явления, стороны, связи и т.д. уже существующих терминов-понятий. К рассмотрению такого термина -мотивационная триада - и приглашаются читатели настоящей статьи.

Мотивационная триада включает три ведущих, ключевых термина моти-вологии: мотивированность слова, мотивационно связанные слова (МСС) и внутреннюю форму слова (ВФС), каждый из которых получил достаточно полную интерпретацию в мотивологии. Именно это позволило обнаружить органичную, неразрывную связь и обусловленность вышеназванных терминов, предоставив возможность объединить их в единое категориальное тер-минообозначение.

Но прежде обратимся к каждому составляющему мотивационной триады.

I. Мотивированнность слова. В мотивологии под мотивированностью слова понимается структурно-семантическое свойство слова, позволяющего осознать взаимообусловленность его значения (семемы) и звучания (лексемы) на основе соотносительности с языковой или неязыковой действительностью. Так, мотивированность слова осинник осознаётся за счет его соотнесённости с другими словами языка, представляющими роль его мотиваторов - лексических (РЯБина) и структурных (ельНИК, березНИК, кедровНИК). Нередко факт осознания мотивированности лексических единиц носителем языка отражают метатексты. Некоторые примеры: Ходила [за грибами], вот у меня сейчас мать-и-мачеха, подорожник лежит, потом тысячелистник, белый он, знаете же, он тыщу болезней сымает, кипятком зальёшь,

постоит, пей от всех болезней. // Тысячелистник вон там травка растёт. Её ещё ранник зовут и порезная трава. На раны накладывают. // Он [указывает] называется парильник и ранник эта трава-то. Он ранний. Весной-то выходит -ранник называется [2. Т. 2. С. 156-157]. Карька - чёрный, карий конь. Сивка -сивый, такой как вроде серый. Чалка - так вроде и не рыжий срозова какой-то. Рыжка - рыжий конь [3. Т. 1. С. 198]. // Есть крестовки таки. Лисы, у ей полоса проходит по бугру, типа креста. Сама ценна чернобуорка, красива така шкурка у неё. Были лисы серебрянки, таки серебристы [Т. 2. С. 166].

В иерархии свойств слова мотивированнсть занимает ведущее место, предопределяя зависимость от неё таких свойств лексических единиц, как изоморфность, идиоматичность, метафоричность, образность, интенсивность, экспрессивность, оценочность, синонимичность, антонимичность (подробно см.: [1. С. 34-40].

С мотивированностью связаны все виды лингвокульторологических характеристик метафорических единиц: олицетворение, антропоморфизм, ар-тефактоморфизм, зооморфизм, фитоморфизм, фономорфизм, натуроморфизм мифоморфизм, локоморфизм [4. С. 12-14].

Разнообразны типы мотивированности слова, которые выделяются в зависимости:

- от способа мотивировки: языкового (относительная мотивированность) или неязыкового (абсолютная мотивированность);

- средства мотивировки (фонетическая, или звуковая: шум, гул, бом; морфологическая: подосиновик, земляной, красить; семантическая: лиса ‘мех лисы’; морфо-семантическая: горицвет, горихвостка, толстосум);

- признака мотивировки (лексическая: СНЕГирь, КОРОЛева, структурная: бруснИКА, керосИН, тумАН);

- степени мотивировки (полная: МОР/ЯК, РЫЖ/ИК, частичная: СТЕКЛярус).

2. Мотивированность как свойство слова обладает такими особыми средствами выражения, как мотивационно связанные слова и внутренняя форма слова.

Реализация МСС осуществляется в безграничном множестве текстов в рамках всех существующих форм языка и их стилевых разновидностей [1. С. 57-71; 120-148]: в литературном языке, городском просторечии, местных диалектах и т.д., в коммуникативной сфере языка, экспрессивной, эстетической, в художественной прозе и поэзии. Несколько примеров: Зимники - это проезжая дорога зимой, а летом на ней не проедешь, надо водой ехать, летней дорогой - это летник (Среднее Приобье). Буря мглою небо кроет, / Вихри снежные крутя; / То, как зверь она завоет, / То заплачет, как дитя, / То по кровле обветшалой / Вдруг соломой зашумит, / То, как путник запоздалый, /К нам в окошко застучит (А. Пушкин. «Зимний вечер»).

Мотивационно связанные слова выполняют в текстах большое количество функций. В коммуникативной сфере языка насчитывается 16 функций (текстообразующая, системообразующая, метаязыковая, характеризующая, апеллятивная, ритмизации текста и др. [1. С. 147], в эстетической сфере языка - 6 функций (создания образности текста, звуковых и зримых образов, вы-

ражения ключевых слов, стержневых средств поэтического текста [1. С. 148]. К ним примыкают стилистические приёмы:

- оживления внутренней формы слова (Вот знойный горит горицвет, / Осоки блистанье стальное <.. .> Окуджава);

- плеоназма (Еле солнечное солнце / Сновидением во сне / Входит в сумеречный сумрак, / Тонет в белой белизне. С. Кирсанов);

- тавтологии (Но хоть криком кричи, Но хоть рыком рычи, / В моём теле ворочаются мечи. Е. Евтушенко);

- градации (Подует ветер! Сосен тёмный ряд / Вдруг зашумит, / Застонет, занеможет. Н. Рубцов);

- оксюморона (И сам он, римский иерарх, в своей / непогрешимости греховной. Ф. Тютчев);

- антитезы (Надеждой не делись, / Оставь без лишней ноши, /Хорошей не кажись, / Останься нехорошей. В. Фёдоров);

- обрамления, или кольца (В винном облаке луна. - Кто здесь? /Будь товарищем, красотка, пей! / А по городу весёлый слух: /Где-то двое потонули в вине. М. Цветаева);

- анафоры (Зашумит ли клеверное поле, / Заскрипят ли сосны на ветру, / Я замру, прислушаюсь и вспомню, / Что и я когда-нибудь умру. Е. Евтушенко);

- аллитерации (Ревёт ли зверь в лесу глухом, / Трубит ли рог, гремит ли гром, / <...> На всякий звук / свой отклик в воздухе пустом /Родишь ты вдруг. А. Пушкин);

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- ассонанса (Я вольный ветер, я вечно вею, / Волную волны. Ласкаю ивы. / В ветвях вздыхаю, вздохнув, немею, /Лелею травы, лелею нивы. К. Бальмонт) и др.

Кроме известных стилистических фигур, приведённых выше, мотивационно связанные слова участвуют в реализации специфических мотивационных фигур речи. В их числе приемы:

- перевёрнутой мотивации, состоящий в инверсионном употреблении мотивированного и мотивируемого слова, что и создаёт новый образ, эстетический эффект (Семь холмов, как семь колоколов. /На семи колоколах -колокольни. М. Цветаева);

- объединения мотивационных пар и цепочек, что образует одно словосочетание, синтезирующее целостное образное понятие. Продолжив выше процитированный отрезок стихотворения М. Цветаевой, получим: На семи колоколах - колокольни. / Всех счётом - сорок сороков. / Колокольное семихолмие! - яркий, красочный образ Москвы златоглавой;

- наделения слова внутренней формой (Только вдумайся, вслушайся в имя Россия! / В нём и росы, и синь, /И сиянье, и сила... Ю. Друнина). Посредством этого приёма в процитированном стихотворении создаётся многогранный лирический образ Родины, наделённый утренними сверкающими росами (РОСсия -росы), синевой неба и синью озёр (РосСИя - синь), сияньем мерцающих звёзд (РосСИЯ - сиянье), и силой (РосСИя - сила).

Мотивационно связанные слова представляют весь каркас словарного состава языка, оставляя за его пределами 1,5 % немотивированных слов, не охваченных мотивационной связью. Эти слова, как правило, иноязычного происхождения.

Мотивационно связанные слова, которые в русском литературном языке составляют две трети его лексикона, в ряду других видов системных отношений языка - синонимических, антонимических, вариантных - также занимают ведущее место в силу значительно превосходящего числа мотивированных единиц по сравнению с вышеназванными. В процентном отношении это выглядит следующим образом: в отношения мотивации вступают 98 % лексических единиц, синонимии - 27 %, формального варьирования - 24 %, антонимии - 5 %, омонимии - 2,5 %, паронимии - 2,5 %. Подсчеты произведены на материале русского литературного языка по данным словарных источников.

Таким образом, с учетом количественных данных и полифункциональности мотивационно связанных слов явление мотивации представляет ведущее лексическое явление русского языка.

3. Другое средство выражения мотивированности - внутренняя форма слова - нуждается в дополнительном пояснении, поскольку в отечественном, как и в зарубежном, языкознании это понятие имеет разные трактовки. Автор настоящей статьи, вслед за А.А. Потебнёй [5, 6, 7] и В.В. Виноградовым [8], предложившими концепцию ВФС с её синхронным подходом, семасиологическим аспектом анализа, с обусловленностью ВФС мотивированностью лексической единицы, начиная с первых работ [9. С. 3-17] и кончая последними [10. С. 136-140], предложил следующее определение ВФС: морфо-семанти-ческая структура слова, выражающая взаимообусловленность его звучания и значения.

В разделе коллективной монографии [10. С. 6-14], где представлен комплексный подход к анализу сложной структуры ВФС, с её двойственным материально-идеальным двуединством, мотивационной формой и мотивационным значением, введён один из компонентов ВФС, обозначенный как значимый сегмент (ЗС), формирующий как мотивационную форму, так и мотивационное значение ВФС, который достоин более полной функциональной характеристики в онтологическом аспекте. Роль ЗС раскрывается при рассмотрении ВФС в лингвокультурологическом аспекте.

Важно и уместно обратить внимание на полифункциональность ВФС, которая не только служит средством выражения мотивированности, но и участвует в сфере языка как самостоятельный феномен, являясь одним из существенных компонентов речевой культуры и языковой картины мира. Последней посвящено много публикаций, поэтому в данной статье обращается внимание на ВФС как лингвокультурологическое звено речевой направленности.

Как известно, в мотивологии существует типология мотивированности. Тот или иной тип мотивированности, выделяемый на основе определенного критерия, получает ту или иную характеристику - тип абсолютной или относительной мотивированности.

Как отмечалось ранее, в зависимости от различных признаков мотивировки - способа, средства, вида, степени мотивированности - выделяются такие типы, как морфологический, семантический, морфо-семантический и лексический. Именно эти типы мотивированности выражаются за счёт значимых сегментов, формирующих мотивационную форму и мотивационное значение ВФС, выполняя тем самым онтологическую функцию.

За счёт значимых сегментов выделяются типы ВФС: метафорическая (мотивационная форма (МФ): вдов/ушка; мотивационное значение (МЗ): птица <с черным оперением, как> вдова), неметафорическая (МФ: верти/шей/ка; МЗ: птица, <которая> вертит шеей), лексикализованная (МФ: василёк; МЗ: как-то связано с Василием), нелексикализованная (МФ: ГАЛ/КА; МЗ: птица, <которая> галдит), полная (МФ: бел/ка; МЗ: зверёк <с> белым <брюшком>), неполная (МФ: КОРОЛ/ева; МЗ: <супруга> короля).

Значимые сегменты в составе мотивационной формы и мотивационного значения ВФС служат средством выражения лингвокультурологических классов лексических единиц:

- олицетворения: королёк лесная птица отряда воробьиных с яркой окраской темени. МФ: КОРОЛ/ЁК. МЗ: птица <с ярким, как облачение> короля <оперением>;

- антропоморфизма: пересмешка певчая птица, отличающаяся способностью подражать крику различных животных. МФ: пересмеш/ка. МЗ: птица, <голос которой похож на> смех <человека>;

- мифоморфизма: чертополох сорное колючее растение семейства сложноцветных’. МФ: ЧЕРТополОХ. МЗ: чёртов цветок;

- фитоморфизма: дубонос певчая птичка семейства вьюрковых с массивным клювом. МФ: ДУБоНОС. МЗ: <птица с твёрдым как> дуб носом;

- натуроморфизма: солнцецвет травянистое растение, с ветвистыми листьями и ярко-жёлтыми цветками. МФ: солнце/цвет. МЗ: <растение с жёлтыми, как> солнце <цветками>;

- фономорфизма: кукушка лесная птица, не вьющая своего гнезда. МФ: КУКУ/шка. МЗ: птица, <голос которой звучит как> ку-ку;

- артефактоморфизма: сабельник травянистое растение с перистыми листьями и белыми цветками. МФ: САБЕЛЬ/НИК. МЗ: <растение, листья которого напоминают> саблю;

- зооморфизма: воронец ядовитое травянистое растение с красными или чёрными ягодами. МФ: ВОРОН/ЕЦ. МЗ: растение <с черными, как> ворон <ягодами>;

- локоморфизма: дубровник птица, обитающая в дубравах, поймах рек, зарослях кустарников’. МФ: дубров/НИК. МЗ: птица, <населяющая> дубравы’.

Значимые сегменты ВФС активно проявляют себя при реализации ею различных функций: коммуникативной (связующей, структурирующей в её составе), системообразующей, мотивирующей, конативной; экспрессивно- эстетической (при выражении образных единиц, интенсивов, фигур речи, квазиремотивации, создании комического эффекта [1. С. 108-116; 4; 12. С. 125-132; 13. С. 13-17; 16. С. 170-177]; регулирующей и дифференцирующей [1. С. 94-95; 100-103; 14. С. 10-20]; гносеологической и типологизирующей [1. С. 116-120; 15. С. 30-33; 17. С. 45-49].

Вышепредставленные составляющие мотивационной триады, рассмотренные в онтологическом и функциональном аспектах, сами по себе обладают многими характеристиками, свидетельствующими об их развитости. И тем не менее они взаимосвязаны, иерархически организованы, взаимообусловлены.

Структура мотивационной триады состоит из трёх звеньев: первое звено, главный и независимый член триады - мотивированность слова. Два других звена - мотивационно связанные слова и внутренняя форма слова - зависимые члены триады, выполняющие роль средства выражения мотивированности слова. В этом их главное предназначение.

Мотивационная триада в целом и каждый из её компонентов играют исключительно важную роль в структурной организации языка и его функционировании. Особая значимость каждого из её звеньев проявляется в следующем:

а) мотивированность с её уникальным свойством служит связующим звеном трёх ипостасей: самосознания пользователя словом в двуединстве его звучания и значения;

б) внутренняя форма слова материализует эти три ипостаси;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

в) мотивационно связанные слова реализуют системно-образующую функцию языка, обеспечивают целостность его словесного каркаса.

Несмотря на развитость, многокомпонентность каждого из звеньев мотивационной триады, она составляет единое целое, сохраняя возможность саморазвития.

Литература

1. Блинова О.И. Мотивология и её аспекты. 3-е изд., испр. и доп. М.: КРАСАНД, 2010. 304 с.

2. Арьянова В.Г. Словарь фитонимов Среднего Приобья / ред. О.И. Блинова. Томск, 2007. Т. 1-3. 160 с.

3. Мотивационный словарь сибирского говора / авт.-сост. О.И. Блинова, С.В. Сыпченко; ред. О.И. Блинова. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2010. Т. 2. 309 с.

4. Блинова О.И., Юрина Е.А. Словарь образных слов русского языка. Томск: UFO-Plus, 2007. 364 с.

5. ПотебняА.А. Из записок по русской грамматике. Т. 1-2. М.: Учпедгиз, 1958.

6. Потебня А.А. Из записок по теории словесности. Харьков, 1905.

7. Потебня А.А. Мысль и язык. Киев: СИНТО, 1993.

8. Виноградов В.В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. М.; Л.: Учпедгиз, 1947.

9. Блинова О.И. Явление мотивированности слов в собственно лексикологическом аспекте // Вопр. сиб. диалектологии. Омск, 1975. Вып. 2. С. 3-17.

10. Блинова О.И. Ключевые термины мотивологии: Испытание временем (1971-2011 гг.) // Вестн. Том. гос. пед. ун-та. Сер. Гуманит. науки (Филология). 2012. Вып. 10 (125). С. 136-140.

11. Блинова О.И. Внутренняя форма слова как термин-понятие и его статус // Актуальные проблемы мотивологии в лингвистике XXI в.: По материалам Междунар. науч. конф., посвящ. 95-летию томской школы русистики. Томск: Изд-во Том. ун-та, 2012. 322 с.

12. Бельская Е.В. Роль внутренней формы слова в выражении семантики интенсивных лексических единиц (на материале «Полного словаря сибирского говора») // Проблемы лексикографии, мотивологии, дериватологии: межвуз. сб. ст. Томск, 1998. С. 125-132.

13. Блинова О.И. Внутренняя форма слова и фигуры речи // Теоретические и природные аспекты филологии: сб. науч. тр., посвящ. 10-летию каф. рус. яз и лит. Томск, 2003. С. 13-17.

14. Гранкина А.Н. Дифференцирующая и регулирующая функция внутренней формы слова: автореф. дис. ... канд. филол. наук. Томск, 2012. 22 с.

15. Блинова О.И. Типологизирующая функция внутренней формы слова // Вестн. Том. гос. пед. ун-та. Сер. Гуманит. науки (Филология). 2007. Вып. 2 (65). С. 30-33.

16. Блинова О.И. Квазиремотивация как приём речевой игры // Актуальные проблемы лексикологии и словообразования: сб. науч. тр. Новосибирск, 2007. С. 170-177.

17. КозловаИ.Е. Познавательная функция внутренней формы слова (на материале русского и французского языков) // Современные образовательные стратегии и духовное развитие личности: Язык в социально-культурном пространстве. Томск, 1996. Ч. 2. С. 45-49.