Научная статья на тему 'Московское Синодальное училище в 1880-1890-е годы. Вопросы музыкального образования'

Московское Синодальное училище в 1880-1890-е годы. Вопросы музыкального образования Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
287
37
Поделиться
Ключевые слова
СИНОДАЛЬНОЕ УЧИЛИЩЕ ЦЕРКОВНОГО ПЕНИЯ / МОСКОВСКАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ ИРМО / МУЗЫКАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ / SYNODAL SCHOOL OF CHURCH MUSIC / MOSCOW CONSERVATORY IRMO / MUSIC EDUCATION

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Глушкова Ольга Рейнгольдовна

Предлагаемая статья рассказывает об особенностях становления и развития национального музыкального образования в конце XIX в. Судьба знаменитых московских музыкально-учебных заведений Синодального училища церковного пения при Синодальном хоре и Консерватории при Московском отделении Императорского Русского музыкального общества демонстрирует единение основополагающих принципов отечественной традиции музыкального образования: профессионализм, духовность, самобытность.

Похожие темы научных работ по искусству и искусствоведению , автор научной работы — Глушкова Ольга Рейнгольдовна,

Moscow Sinodal School in 1880-1890s. The Issues of Music Education

The presented paper is devoted to one aspect of the disclosure in the history of the formation of educational traditions in the field of national musical art of the last century. Namely the question of interaction between two musical and educational training establishments in Moscow: Synodal School of Church Music and Conservatory consisting of the Moscow Branch of the Imperial (1873), the Russian Musical Society. Moscow Synodal School and the Moscow Conservatory took place in the 19th century, complex and interesting way of formation, development, achievement of educational success. Each institution has its own characteristics and traditions of conducting the educational process. The article offers information about their educational and methodological cooperation in the training of young musicians, and specific features of the content of some subjects of the curriculum, are examples of the intersection of contingent faculty and students. Despite the natural differences in the tasks assigned to the teaching and educational institutions (in one preparing graduates musicians versatile persons, «free artists», another «narrowly focused» training the choristers and choir), they both wanted to combine purely technical, handicraft musicians training with raising their artistic taste. In this approach, the secular and spiritual educational institutions were unanimous. Which is reflected in the development of objects and specially oriented music (playing instruments, singing, studying music history and theory) and general cultural, rates affecting the outlook for future musicians, regents choirs, church singing. For the first time expressed the idea of the fruitfulness of creative communications Synodal School of Church singing and the Conservatory of the Moscow Branch of the Imperial Russian Musical Society, about schools movement in its educational policy as if toward each other, the importance of the Synodal School based in the tradition of preparing domestic choral conductors.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Московское Синодальное училище в 1880-1890-е годы. Вопросы музыкального образования»

Вестник ПСТГУ. Серия V: Вопросы истории и теории христианского искусства

Глушкова Ольга Рейнгольдовна, ведущий специалист РАМ им. Гнесиных olga_rein@mail.ru

2016. Вып. 2 (22). С. 105-114

Московское Синодальное училище

в 1880-1890-е годы. Вопросы музыкального образования

О. Р. Глушкова

Предлагаемая статья рассказывает об особенностях становления и развития национального музыкального образования в конце XIX в. Судьба знаменитых московских музыкально-учебных заведений — Синодального училища церковного пения при Синодальном хоре и Консерватории при Московском отделении Императорского Русского музыкального общества — демонстрирует единение основополагающих принципов отечественной традиции музыкального образования: профессионализм, духовность, самобытность.

Самобытная история музыкального образования в России содержит множество разнообразных сюжетов, связанных с особенностями становления и развития учебных заведений. Один из них раскрывает взаимоотношения духовного и светского учебных заведений Москвы — Синодального училища церковного пения и Консерватории Императорского Русского музыкального общества.

Московская консерватория с первых лет существования заявила о себе как престижное высшее учебное заведение, привлекавшее молодежь возможностью получения творческой музыкальной профессии, которая обеспечивала широкий спектр деятельности — артистической, педагогической, композиторской, научной, литературно-музыкальной1.

1 Сведения о деятельности выпускников Московской консерватории ИРМО, см.: Русское музыкальное общество (1859-1917): История отделений / Ред.-сост. О. Р. Глушкова. М., 2012.

В нашем отечестве искусство церковное непрестанно входит в интересы текущей жизни... Это не прошедшее, а великое дело настоящего и будущего России. Древнерусское искусство есть вместе и искусство церковное, и по преимуществу национальное России современной.

В. Ф. Одоевский

Особый статус Консерватории придавало оказываемое ей Высочайшее покровительство (со всеми вытекающими преференциями для профессоров и выпускников) и активное участие аристократии, меценатов, зажиточных горожан и любителей музыки в создании условий для лучшего развития дела музыкального воспитания. Это касалось учреждения именных стипендий, обустройства быта, наконец, щедрого одаривания начинающих музыкантов.

Кроме того, педагоги и учащиеся Консерватории получали возможность карьерного роста на музыкальном поприще и достижения высокого социального статуса (средних и высших чинов), удостаивались государственных наград и других преимуществ. Русское музыкальное общество выплачивало жалованье, стипендии, авторские и исполнительские гонорары. Все это имело большое значение, особенно для мещан и инославных, так как позволяло им перейти в другую сословную категорию и стать обладателем хорошо оплачиваемой и востребованной профессии2.

Через четыре года после открытия Московской консерватории состоялся ее первый выпуск. И очень быстро, начиная с 1870-х гг., все большее число новоиспеченных отечественных музыкантов — свободных художников (т. е. тех, кто успешно выдержал экзамен по специальности и удостоился диплома) — стало выходить на концертные подмостки в качестве солистов, оркестрантов, дирижеров и композиторов, как в России, так и за границей.

Со стороны священноначалия интерес к концертно-просветительской деятельности Московского РМО появился сразу. Сохранилось свидетельство о том, что на репетиции первого концерта Московского отделения РМО в 1860 г. «...присутствовала особа из черного духовенства, по распоряжению митрополита Филарета, обратившего внимание на то, что в программу концерта входила духовная кантата. По-видимому, доклад был благоприятен для Общества, ибо митрополит впоследствии относился к нему вообще благожелательно»3.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Постановка вопроса о развитии музыкального образования в духовных учебных заведениях относится к середине 1860-х гг., в связи с изменениями культурно-исторического контекста. Тогда в высших кругах общества возник интерес к собственным национальным истокам, в том числе к народной музыке и церковному пению. Пришло осознание недостаточной развитости духовно-

2 Примерами тому могут служить биографии Н. Г. Рубинштейна и Н. Д. Кашкина. Рубинштейн окончил юридический факультет Императорского Московского университета с чином губернского секретаря (12-й класс). Став директором Консерватории, перешел в 6-й класс. Кашкин — один из первых профессоров Консерватории — сделал стремительную музыкальную карьеру от простого преподавателя Музыкальных классов (1863) при Московском отделении РМО до заслуженного профессора Московской консерватории и преподавателя Синодального училища церковного пения. В 1875 г. решением Совета профессоров Консерватории Кашкин получил диплом свободного художника, не проходя учебный курс (см.: Московская консерватория. От истоков до наших дней. 1866—2006. Биографический энциклопедический словарь. М., 2007. С. 229). В другом источнике указан аттестат Кашкина (см.: РДМ. Т. II. Кн. 2. Приложение).

3 Московское отделение императорского Русского музыкального общества. Очерк деятельности за пятидесятилетие. 1860—1910 / Составлен по поручению Дирекции Московского отделения заслуженным профессором Н. Д. Кашкиным. [М.]: Т-во «Печатня С. П. Яковлева», 1910. С. 12.

музыкального образования, что явилось причиной создания общества древнерусского искусства. Князь В. Ф. Одоевский, являясь одним из его основателей, в 1868 г. «.убеждал митрополита Московского Иннокентия ввести большой курс церковного пения в духовных учебных заведениях; потом много сил разработке новых программ церковного пения в национальном духе для училищ и семинарий отдал С. В. Смоленский; еще позже о создании особых кафедр церковного пения в духовных академиях хлопотал П. Д. Самарин»4.

Музыкально-духовное образование в Московском Синодальном училище церковного пения развивалось не столь стремительно, как в Московской консерватории, хотя Училище было много старше. До конца 1880-х гг. оно продолжало оставаться низшим 4-классным «подразделением» подготовительного назначения при Синодальном хоре, где малолетних певчих учили азам музыкальной грамоты5. Училище имело «.неопределенное положение между другими училищами духовного ведомства, низшими и средними» и было «полумузыкальным, полу-научнообразовательным...»6 Его статус был несоизмерим с консерваторским. Оно имело элементарную образовательную программу, небольшой штат сотрудников, получавших скромное жалованье, льгот для преподавателей и выпускников не было.

Когда в 1871 г. Синодальное училище и Консерватория стали соседями по Большой Никитской улице7, между ними завязались профессиональные контакты8. Первым из педагогов Консерватории, пришедшим в Синодальное училище (как «совместитель» с 1871 до 1873 г.) вести теорию музыки, был Н. Д. Кашкин. В 1873-м его сменил выпускник Училища, занимавшийся также и в Консерватории, А. Г. Полуэктов (преподавал до 1893 г. теорию музыки, церковное пение, гармонию, историю церковного пения).

Анализируя образовательную программу Московской консерватории, можно отметить присутствие в ней не только светских специально-музыкальных и общеобразовательных предметов (специальность, теория и история музыки, эстетика, иностранные языки и др.), но духовных и духовно-музыкальных дис-

4 Рахманова М. П. Новое направление в духовной музыке: исторические тенденции и художественные процессы // История русской музыки. Т. 10Б. 1890-1917-е годы / Под ред. Л. З. Корабельниковой и Е. М. Левашева. М., 2004. С. 432.

5 Подобную функцию выполняла некогда Глуховская школа на Черниговщине, являвшаяся как бы начальным этапом подготовки столичных придворных певцов: в ней до поступления в Придворную певческую капеллу учились Д. Бортнянский и М. Березовский, бывшие уроженцами города Глухова.

6 Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. С. 128.

7 До 1881 директором был Н. Г. Рубинштейн, в 1881-1883 Н. А. Губерт, в 1883-1885 исполняющим обязанности был К. К. Альбрехт (совместно с комитетом, избранным из консерваторской профессуры, в который входили: Н. Д. Кашкин, он же инспектор, С. И. Танеев, И. В. Гржимали и Я. Гальвани), в 1885-1889 С. И. Танеев, в 1889-1905 В. И. Сафонов.

8 Синодальным хором и Училищем изначально руководил управляющий Синодальной типографией (до 1886), Синодальным училищем непосредственно руководили инспекторы: до 1880 — И. Д. Бердников, в 1880-1885 П. С. Соколов, в 1885-1886 Н. Ф. Добровольский. В 1886 г. он стал директором до 1889 г. В 1889 г. на эту должность пришел С. В. Смоленский, который руководил Училищем до 1901 г.

циплин — «Закона Божия» и «Истории церковного пения», которые были изначально в нее включены.

Особое значение в консерваторском образовании имел курс «История церковного пения» прот. Д. В. Разумовского (1818—1889). Это был первый научный предмет в Московской консерватории, который преподавался ученым-исследователем. Предмет давал представление об истоках отечественной музыкальной культуры, что несло в себе еще и нравственно-воспитательную функцию.

Научную работу Д. В. Разумовского высоко оценили его выдающиеся современники. В 1866 г. на торжественном открытии Московской консерватории РМО князь В. Ф. Одоевский произнес речь, в которой «.поздравил консерваторию с учреждением первой в России кафедры истории церковной музыки»9. А. Н. Серов писал о книге Д. В. Разумовского «Русское церковное пение», вышедшей в 3-х выпусках с 1867 г. по 1869 г.: «первый шаг на трудном поприще нашего церковного пения совершён»10. В. В. Стасов считал, что для верного представления о русском певческом искусстве основополагающим является изучение древних рукописей, и потому материалы, собираемые для издания свода памятников древнерусского певческого искусства на протяжении многих лет, он передал Д. В. Разумовскому11.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Кроме того, специальные и общие курсы для теоретиков и вокалистов основывались не только на западноевропейской и русской музыке, но и на духовных сочинениях.

В одном из документов, раскрывающих порядок ведения учебного процесса в Консерватории, есть указание на то, что при прохождении предмета «Теория музыки» (включал изучение элементарной теории, сольфеджио, гармонии, полифонии — контрапункта, канона, фуги — и форм) необходимо привлекать церковную музыку (выделено мной. — О. Г.). То есть педагог должен был на своих уроках использовать для музыкальных примеров разнообразный музыкальный материал и стремиться к «.применению всех форм как инструментальных, так и вокальных, как к светскому, так и духовному стилю... (выделено мной. — О. Г.)»12.

В раскрытии содержания предмета, посвященного обучению пению, педагогу также рекомендовалось стремиться дойти «до изучения оперных партий, церковного стиля (выделено мной. — О. Г.) и камерного пения.»13.

В учебном плане Синодального училища на протяжении всей его истории присутствовали дисциплины, преподававшиеся и в Консерватории. Поначалу это были элементарная теория музыки, уроки игры на скрипке и фортепиано.

9 Воспоминания о Московской консерватории. М.: Музыка, 1965. С. 21.

В МК кафедра церковного пения существовала до 1926 г. — года смерти прот. В. М. Ме-таллова.

10 История русской музыки. Т. 6. 50-60-е гг. XIX в. М.: Музыка, 1989. С. 79; Серов А. Н. Учено-литературная деятельность Московской консерватории. Критические статьи. Т. 4. СПб., 1895.

11 См.: Там же. С. 78.

12 ВМОМК. Ф. 80. Документ не датирован.

13 Там же.

Они, конечно, отличались от консерваторского курса, так как в Училище не стояла цель подготовки солистов-виртуозов. Но, получая навыки игры на инструментах в классах фортепиано, скрипки, позднее виолончели14, ученики расширяли свое музыкальное образование и, кроме того, развивали необходимые для профессиональных певчих и регентов качества: слух, интонационную точность, чувство фразы.

В 1886 г. Синодальное училище стало «.средним учебным заведением, хотя и без повышения прав по государственной службе и отбыванию воинской повинности для оканчивающих его»15. Образовательный курс был расширен до восьми классов и трёх отделений, «.из коих низшее, состоящее из 4-х первых классов, предназначается собственно для обучения малолетних певчих, среднее из 5-го и 6-го классов — для приготовления регентских помощников и высшее из 7-го и 8-го классов — регентов и учителей церковного пения»16.

По новому уставу 1886 г. управляющий Синодальным хором и состоящим при нем Училищем церковного пения имел 5-й класс по должности, а директор — 6-й класс по должности, что приравнивалось к статусу директора Консерватории. В учебный план, помимо изначально существовавших сольфеджио и церковного пения (во всех классах), были введены дополнительные предметы в 7-8 классах: гармония, контрапункт и фуга, формы сочинений, история церковного пения в России и очерк истории западноевропейской церковной музыки.

Именно в те годы профессиональные контакты Синодального училища и Московской консерватории стали расширяться. Это происходило в связи с созданием в Училище Наблюдательного совета, к участию в котором приглашались профессора консерватории. Целью его работы было решение ряда вопросов музыкально-образовательного плана, связанных с более углубленным изучением русской духовной музыки и улучшением подготовки будущих певчих и регентов. Привлечение представителей Московской консерватории, единственного специально-музыкального учебного заведения в Москве, являлось закономерным.

В задачи Наблюдательного совета входило: «.а) изыскание лиц к возвышению церковно-музыкального дела в училище и хоре, б) обсуждение и выбор церковных гармонизаций для исполнений Синодальным хором при богослужениях, в) изыскание и обсуждение мер к охранению и распространению древних напевов Православной русской церкви в их первоначальной чистоте и неповреж-денности, г) обсуждение вопросов и предложений по церковно-музыкальному делу, предлагаемых управляющим, а равно и сообщений о положении сего дела в училище со стороны членов-наблюдателей»17.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14 Уроки по виолончели с 1891 г. вел артист оркестра Императорских театров Ю. А. Лазарев, так как без исполнителя басовой партии невозможно составить струнный квартет. К занятиям на фортепиано по рекомендации П. И. Чайковского был привлечен А. Д. Кастальский (с 1887 по 1891 г.).

15 Металлов В. М. Синодальное училище церковного пения в его прошлом и настоящем // Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. С. 122.

16 Там же. С. 117.

17 Там же. С. 123.

В Наблюдательном совете работали директор, регент, инспектор и преподаватели музыкальных предметов, а также люди, сведущие в церковно-певческом деле, «.из коих один был постоянным членом Наблюдательного совета, а другой наблюдающим за музыкальной частью в училище»18. Совет собирался нерегулярно. Деятельность его членов состояла в посещении училища и хоровых спевок, участии в экзаменационных комиссиях (эта традиция приглашения на экзамены профессоров из других учебных заведений существует и поныне), внесении предложений и замечаний по образовательному процессу управляющему.

Постоянным членом Наблюдательного совета с 1886 до 1889 г. был прот. Д. В. Разумовский, принимавший «.близкое и влиятельное участие в судьбах русского православного церковного пения и, в частности, Синодального хора и училища»19. С 1886 по 1889 г. — П. И. Чайковский, по ходатайству которого в штат Синодального училища были приняты его ученики — В. С. Орлов в 1886 г. и А. Д. Кастальский в 1887 г. До 1888 г. в Совете работал Н. А. Губерт, по чьему указанию в Училище готовились программы по музыкальным предметам по подобию консерваторских, а программы по церковному пению курировались Разумовским20. В 1889 г. на места ушедших членов Совета были приглашены только что занявший пост директора Консерватории В. И. Сафонов, а также С. И. Танеев и А. С. Аренский, состоявшие в Совете до 1894 г.

Все названные выше профессора, определявшие образовательную стратегию (и тактику) Московской консерватории, безусловно, благотворно повлияли на улучшение качества преподавания и в Синодальном училище.

Новый этап в истории Училища начался с приходом С. В. Смоленского. Будучи директором Училища (с 1889 по 1901 г.), он одновременно являлся профессором кафедры истории церковного пения и законоучителем в Московской консерватории (после смерти Разумовского и по его устному распоряжению).

В 1898 г. появился новый Устав Синодального училища и новый Наблюдательный совет. Согласно новому штату директору Училища был присвоен уже 5-й разряд, а оно само «.получило свою печать с изображением государственного герба и с надписью "Московское Синодальное училище церковного пения и Синодальный хор"». И, что особенно важно, Государственный совет наконец «.признал это Училище ввиду исключительного его положения средним учебным заведением с присвоенными правами гражданской и военной службы.»21. То есть преподаватели стали пользоваться льготами, которые профессора Московской консерватории имели уже много лет.

«Деятельность Наблюдательного совета за все время его существования, особенно же в преобразованном виде с 1898 г., была весьма разнообразна и мно-гоплодна. Она была направлена, с одной стороны, на рассмотрение присылаемых из Св. Синода духовно-музыкальных произведений, которых перебывало в совете весьма большое число, с другой стороны — на приведение в лучшее со-

18 Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. С. 179.

19 Там же. С. 129.

20 См.: Там же. С. 315.

21 Там же. С. 141.

стояние церковно-певческого дела в московских церковно-певческих хорах, что отнимало весьма много времени у членов. Затем, в частности, Наблюдательный совет немало прилагал усердия и забот о Синодальном певческом хоре и училище, особенно по выработке программ, преобразований в уставе и в отношении частичных улучшений в жизни хора и училища, как поверка голосов взрослых певчих, изменения и приноровления по прохождению отдельных курсов, как обсуждение вопроса о коллективной игре на фортепиано и скрипке, как, наконец, собрание, приведение в порядок и разработка церковно-певческих рукописных материалов и, в последнее время, как редакция годового круга церковных песнопений в хоровом изложении принятых в Синодальном хоре обычных и древних напевов, который в скором времени ожидается в печати.»22

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В те годы Синодальное училище имело замечательный педагогический состав, в котором было много выпускников Консерватории. В. С. Орлов с 1886 по 1907 г. преподавал сольфеджио, теорию музыки, церковное пение, совместную игру, контрапункт строгого стиля, чтение хоровых партитур. А. Д. Кастальский23 с 1887 по 1918 г. вел фортепиано, сольфеджио, контрапункт свободного стиля, обычное пение, народную музыку, формы музыкальных сочинений, методику церковного пения, уставного пения. В. С. Тютюнник — выпускник консерватории по классу Ф. П. Комиссаржевского — преподавал постановку голоса и сольфеджио (1892-1901), А. Н. Корещенко — контрапункт строгого стиля и формы музыкальных сочинений (1893-1894)24. Игру на скрипке с 1889 г. преподавали обучавшиеся в консерватории В. И. Замыслов и Д. Г. Григорьев (до 1918); уроки фортепиано вели ученики А. И. Дюбюка С. А. Комаров (1889-1905), Ю. А. Лазарев (1891-1918) и А. А. Эрарский (1891-1895), а также Г. И. Шаборкин (18921918). Наконец, выдающийся палеограф В. М. Металлов преподавал в Училище «Дидактику и методику церковного пения» (1895-1898, 1902-1906) и «Историю церковного пения» (1895-1910), а в 1901-м сменил в Консерватории С. В. Смоленского в должности профессора кафедры истории церковного пения и законоучителя, в которой состоял до конца жизни. В 1910 г. в Училище «Историю церковного пения» вместо В. М. Металлова стал преподавать Д. В. Аллеманов (выпускник Придворно-певческой капеллы, автор работ по истории русского хорового церковного пения).

С другой стороны, выпускники Синодального училища нередко продолжали свое образование в Консерватории25. В частности, К. Н. Шведов — у С. И. Танеева (1904-1909; с 1912 по 1925 г. работал в ней в должности профессора),

22 Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. С. 180.

23 В 1891-1911 гг. Кастальский был регентом Синодального хора, вместе с В. С. Орловым занимался подбором репертуара. Учился в Московской консерватории у Чайковского, Губерта и Танеева. В 1893 г. по настоянию Смоленского сдал дипломный экзамен по фуге и сочинению, который принимал Танеев; Кастальский представил написанную им всего за три недели кантату «Пир Валтасара» и удостоился звания «Свободный художник».

24 См.: Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 2. Концерты. Периодика. Программы. М., 2004. С. 1220-1228.

25 См.: Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. С. 196.

Н. С. Голованов и П. Г. Чесноков — в классе С. Н. Василенко (окончили, соответственно, в 1914 и 1917), А. В. Преображенский — по классу сольного пения У. Мазетти (1914).

Важно отметить, что методика преподавания музыкальных дисциплин в Училище отличалась от консерваторской. Например, более значительная, чем в Консерватории, роль отводилась предметам сольфеджио и совместной игры (струнного квартета). Причем занятия струнным квартетом имели совершенно другой смысл. В консерватории струнники овладевали умением играть в ансамбле. А в Синодальном училище струнный квартет использовался как «заместитель» хора (хоровые партитуры перекладывали для квартета — своеобразная «методическая находка»), которым и учились управлять будущие регенты (хоровые дирижеры). По-видимому, именно эту учебную функцию квартета как хора и выделял В. М. Металлов: «.Ученические квартеты оказываются высокополезным начинанием, поддержание коего было бы в интересах училища весьма полезным»26.

Различия касались преподавания гармонии, контрапункта, форм сочинений. Данные курсы в Синодальном училище состояли из двух частей: практической и теоретической. Первая называлась «приготовительной». Существовали «Приготовительные курсы» к изучению теории гармонии, теории контрапункта, теории элементов музыкальной формы, на которых ученики писали одноголосные и аккордовые диктанты, занимались сольфеджированием. После подобного практического введения в специфику предметов переходили к изучению теоретической части — гармонии, контрапункта и учения «о формах духовно-музыкальных сочинений».

В Консерватории обучение велось иначе: учащиеся последовательно овладевали всем комплексом и практических, и теоретических знаний по каждому теоретическому предмету, в завершении проходя испытание-экзамен, и только после экзамена допускались к другому предмету (например, певцы могли попасть в класс гармонии только при условии прохождения курса элементарной теории, т. е. сдачи определенного экзамена). Данные правила дошли и до нашего времени.

Отметим, что подготовка хоровых дирижеров осуществлялась исключительно в духовных учебных заведениях — Придворной певческой капелле и в Синодальном училище. В Московской консерватории такого класса не было вовсе, вплоть до советского времени, когда после закрытия Синодального училища в структуре Консерватории появился дирижерский факультет (1923).

К нач. XX в. взаимодействие двух учебных заведений стало устойчивым и плодотворным, что подтверждалось высокими творческими успехами в подготовке целой плеяды выдающихся мастеров отечественного музыкального искусства и отражало единство в воспитательном подходе, основанном на профессионализме, духовности и самобытности.

Все более явственной становилась значимость музыкально-образовательной подготовки выпускников (в частности, руководителей хоровых коллективов),

26 Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. С. 131.

сложившейся в Синодальном училище церковного пения, а также тенденция его профессионального роста как учебного заведения, которая (если бы не события 1917 г.), вероятно, привела бы к появлению в Москве нового высшего духовно-музыкального центра — «Академии духовной музыки».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ключевые слова: Синодальное училище церковного пения, Московская консерватория ИРМО, музыкальное образование.

Moscow Sinodal School in 1880-1890s. The Issues of Music Education

O. Glushkova

The presented paper is devoted to one aspect of the disclosure in the history of the formation of educational traditions in the field of national musical art of the last century. Namely the question of interaction between two musical and educational training establishments in Moscow: Synodal School of Church Music and Conservatory consisting of the Moscow Branch of the Imperial (1873), the Russian Musical Society.

Moscow Synodal School and the Moscow Conservatory took place in the 19th century, complex and interesting way of formation, development, achievement of educational success. Each institution has its own characteristics and traditions of conducting the educational process.

The article offers information about their educational and methodological cooperation in the training of young musicians, and specific features of the content of some subjects of the curriculum, are examples of the intersection of contingent faculty and students.

Despite the natural differences in the tasks assigned to the teaching and educational institutions (in one preparing graduates musicians — versatile persons, «free artists», another «narrowly focused» training the choristers and choir), they both wanted to combine purely technical, handicraft musicians training with raising their artistic taste.

In this approach, the secular and spiritual educational institutions were unanimous. Which is reflected in the development of objects and specially — oriented music (playing instruments, singing, studying music history and theory) and general cultural, rates affecting the outlook for future musicians, regents choirs, church singing.

For the first time expressed the idea of the fruitfulness of creative communications Synodal School of Church singing and the Conservatory of the Moscow Branch of the Imperial Russian Musical Society, about schools movement in its educational policy as if toward each other, the importance of the Synodal School based in the tradition of preparing domestic choral conductors.

Keywords: Synodal School of Church Music, Moscow Conservatory IRMO, music education.

Список литературы

1. Воспоминания о Московской консерватории. М., 1965.

2. Металлов В. М. Синодальное училище церковного пения в его прошлом и настоящем // Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002.

3. Московское отделение императорского Русского музыкального общества. Очерк деятельности за пятидесятилетие. 1860-1910 / Составлен по поручению Дирекции Московского отделения заслуженным профессором Н. Д. Кашкиным. [М.]: Т-во «Печатня С. П. Яковлева». 1910.

4. Рахманова М. П. Новое направление в духовной музыке: исторические тенденции и художественные процессы // История русской музыки. Т. 10Б. 1890— 1917-е годы / Под ред. Л. З. Корабельниковой и Е. М. Левашева. М.: Музыка, 2004.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Русская духовная музыка в документах и материалах. Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. II. Кн. 1. Синодальный хор и училище церковного пения: Исследования. Документы. Периодика. М., 2002. Кн. 2. Синодальный хор и училище церковного пения: Концерты. Периодика. Программы. М., 2004.

6. Русское музыкальное общество (1859-1917). История отделений / Ред.-сост. О. Р. Глуш-кова. М., 2012.

7. ^ [В. Ф. Одоевский] Общество древнерусского искусства // Русская духовная музыка в документах и материалах. Т. III. Церковное пение в России в осмыслении современников (1861-1918). Поместный собор Русской Православной Церкви 1917-1918 годов. М., 2002.

Архив

Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры (ВМОМК). Ф. 80.