Научная статья на тему 'Мордва и чуваши: взаимоотношения народов - взаимоотношения культур и языков'

Мордва и чуваши: взаимоотношения народов - взаимоотношения культур и языков Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
7037
108
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПРАУРАЛЬСКИЙ ЯЗЫК / МОРДОВСКИЕ ЯЗЫКИ / МОКШАНСКИЙ ЯЗЫК / ЭРЗЯНСКИЙ ЯЗЫК / МОРДОВСКИЕ ДИАЛЕКТЫ / СОНОРНЫЕ СОГЛАСНЫЕ / "ГЛУХИЕ" СОНОРНЫЕ / ЗАДНЕЯЗЫЧНЫЙ НОСОВОЙ СОГЛАСНЫЙ / THE PROTO-URALIC LANGUAGE / MORDVIN LANGUAGES / MOKSHA LANGUAGE / THE ERZYA LANGUAGE / THE MORDVIN DIALECTS / SONORANTS / "VOICELESS" SONORANTS / POSTDORSAL RESONANT

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Поляков Осип Егорович

Мордовско-чувашские отношения (в отличие от мородовско-татарских) изучены недостаточно. Поэтому цель статьи восполнить этот пробел. Учитывая, что мордва и чуваши имеют древние связи, автор статьи приводит общие факты в их занятиях, семейном быту, материальной и духовной культуре мордвы и чувашей. Кроме того, в статье дается список слов, заимствованных мордвой из чувашского языка. Чтобы разграничить чувашские слова от татарских, в статье приводятся критерии их разграничения. Кроме фонетических особенностей во внимание берутся и морфолого-семантические критерии. Материалы статьи представляют интерес не только для лингвистов, но и для историков, этнографов. Древние связи мордвы и чувашей, их контакты в настоящее время свидетельствуют о том, что эта тема требует дальнейшего исследования. Приведенный в статье материал подтверждает древние связи мордвы и чувашей. Автор статьи приводит сведения о продолжающихся контактах мордвы и чувашей и в настоящее время.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE MORDVA AND THE CHUVASH: PEOPLES'' INTERRELATIONS - INTERRRELATIONS OF CULTURES AND LANGUAGES

The Mordvin-Chuvash relationships (in contrast to the Mordvin-Tatar ones) have been insufficiently studied. The purpose of this article is to fill this gap. Taking into account that the Mordvins and the Chuvashes have ages-old contacts, the author of this article gives common facts in their everyday activities, family routine, material values and intellectual culture of the two peoples. In addition, the article provides a list of words borrowed by the Mordvins from the Chuvash language. To differentiate the Chuvash words from the Tatar ones, the article focuses on criteria of their differentiation. Apart from phonetic features morphological and semantic criteria are taken into account. The materials of the article are of interest not only for linguists but for historians and ethnographers as well. Ancient links between the Mordvins and the Chuvashes, their current relationships need further research. The material given in the article confirms ancient ties of the Mordvins and the Chuvashes. The author of the article gives evidence of unarrested contacts between the Mordvins and the Chuvashes at present time.

Текст научной работы на тему «Мордва и чуваши: взаимоотношения народов - взаимоотношения культур и языков»

УДК 811.512.111+811.511.152+94(470.344)+94(470.345) ББК Т3(2Рос.Чув)-73(2Рос.Мор)+Ш12=635.1*008.3=663.1

О.Е. ПОЛЯКОВ

МОРДВА И ЧУВАШИ: ВЗАИМООТНОШЕНИЯ НАРОДОВ -ВЗАИМООТНОШЕНИЯ КУЛЬТУР И ЯЗЫКОВ

Ключевые слова: прауральский язык, мордовские языки, мокшанский язык, эрзянский язык, мордовские диалекты, сонорные согласные, «глухие» сонорные, заднеязычный носовой согласный.

Мордовско-чувашские отношения (в отличие от мородовско-татарских) изучены недостаточно. Поэтому цель статьи - восполнить этот пробел. Учитывая, что мордва и чуваши имеют древние связи, автор статьи приводит общие факты в их занятиях, семейном быту, материальной и духовной культуре мордвы и чувашей. Кроме того, в статье дается список слов, заимствованных мордвой из чувашского языка. Чтобы разграничить чувашские слова от татарских, в статье приводятся критерии их разграничения. Кроме фонетических особенностей во внимание берутся и морфолого-семантические критерии. Материалы статьи представляют интерес не только для лингвистов, но и для историков, этнографов. Древние связи мордвы и чувашей, их контакты в настоящее время свидетельствуют о том, что эта тема требует дальнейшего исследования. Приведенный в статье материал подтверждает древние связи мордвы и чувашей. Автор статьи приводит сведения о продолжающихся контактах мордвы и чувашей и в настоящее время.

Известный археолог А.Х. Халиков не без основания отмечал: «Сложные процессы формирования культуры и этноса современных народов протекали не изолированно, а в условиях тесных взаимоотношений с окружающими их как родственными по языку, так и иноязычными племенами. Немалую роль в этнической консолидации финно-угорских народов Волго-Камья, в том числе и мордовского народа, сыграло взаимодействие их предков с тюркоязычными племенами. Весьма плодотворными эти контакты оказались и для тюрко-язычных племен, в культуре современных потомков которых - казанских татар и башкир - очень отчетливы финно-угорские элементы, а в культуре чувашей они преобладают» [13. С. 152; 6. С. 35].

Известный финно-угровед А.П. Феоктистов считал, что контакты мордовских племен с тюркоязычными начались с приходом гуннов в районы Прикас-пия в !Ув. н.э. [12. С. 337].

В V!! в. Прикаспии складывалась Хазарская держава, оказавшая влияние на народы Восточной Европы, в том числе и на мордву. Хазария представляла собой обширные объединения тюркоязычных племен: хазар, савир, булгар, алан. В мордовских могильниках находят вещи хазарского производства. Хазары не оказали сильного влияния на культуру мордовского народа, однако торговые отношения между мордвой и хазарами были.

В IX в. на Средней Волге булгары создали сильное государство под названием Волжская Булгария. Булгары вступили в довольно тесные отношения с мордвой, оказав значительное влияние на формирование её материальной культуры. Мордовское население не было вытеснено пришельцами, мордва вместе с булгарами проживала в одних городах и поселках (Ахтае, Бездне, Балымере, Булгарах). С момента мордовско-булгарских связей мордовско-тюркские контакты приняли беспрерывный характер.

Мордовские ученые, например, Д.Т. Надькин и О.Е. Поляков считают, что следы тюркского влияния в некоторых финно-угорских языках обнаруживаются не только в словарном составе, но и в фонетической системе, грамматическом строе [5. С. 4; 8. С. 148; 9. С. 23]. Д.Т. Надькин не исключает, что в мок-

шанском языке редуцированный гласный ъ (кърга «шея», bp'eäH'ä «невеста») появился под тюркским влиянием [5. С. 4].

Мордовский и чувашский народы имеют тесные этнокультурные связи с древних времен [10]. О давних культурных связях этих двух народов говорил просветитель мордовского народа М.Е. Евсевьев, уроженец села Малые Кармалы (Батыревский район Чувашии), близкий друг и сподвижник чувашского просветителя И.Я. Яковлева [14. С. 176].

О том, что мордва и чуваши имеют древние связи, писал В.Ф. Каховский. Он считал, что «... они прошли общий путь исторического развития. Инвентарь городищ: орудия труда (топоры, серны, ножи), предметы вооружения.., разнообразные украшения сближают памятники Чувашии с памятниками раннего железного века Мордовии». Он считал, что у мордвы и чувашей общие корни происхождения, много общего в их обрядах [3. С. 169-170].

В 2016 г. мордовские археологи обнаружили древний мордовский могильник на территории Чувашской Республики. Древние связи мордвы и чувашей не могли не сказаться на их этнокультурной жизни. Исследователь чувашского языка М.Р. Федотов считал, что у чувашек и мордовок одинаковые древние сюлгамы (шейные украшения), чувашское слово сахман «кафтан» заимствовано у соседей (мордвы). М.Р. Федотов считает, что к мордовскому близка чувашская тыла «мялка» [11. С. 91].

В мордовской одежде имеются параллели с костюмом чувашей: штаны общего кроя, головные уборы чувашек типа «хошпу», украшения из монет и раковин, подвески из бисера, бисерные нагрудники. В.Н. Белицер выявила, что мордва и сопредельные с ней народы, живущие на территории Среднего Поволжья и Прикамья, - русские, марийцы, удмурты, чуваши, татары и башкиры, - несмотря на их принадлежность к различным языковым группам, имеют много общего в занятиях, семейном быту, материальной и духовной культуре. Она считала, что очень близки к чувашским мордовские нагрудные украшения из бисера. Мордовки и чувашки носили белые холщовые тунико-образного прямого покроя рубахи. Для удобства в работе мордовки шили рубахи с клиньями в боках, как у чувашек [1. С. 189-196].

В.Н. Белицер также считает, что имеются параллели между поясными украшениями. Старинный чувашский «хуре» напоминает эрзянский «пулагай». Общие черты она находит в мордовских и чувашских вышивках: плотная зашивка фона, цветовая гамма, в которой доминирует красный цвет марены, техника шитья. В вышивках, в основном, преобладают геометрические узоры [1. С. 197].

Интересный материал о чувашско-мордовских отношениях содержит статья известного этнографа Н.Ф. Мокшина «Чувашский и татарский этносы в этнонимии мордвы». Исходя из того, что чувашский этнос под этническим именем «чуваши» появился лишь в XVI в., Н.Ф. Мокшин считает, что в источнике «Слово о погибели Русской земли» чуваши выступают под именем «веда». Мордва чувашей называют «ветке», «ветьке». «Ветькень мастор» в мордовских песнях называется «Земля чувашская». Этноним ветьке лег в основу мордовских дохристианских имен: Веткас, Ветькальке, Ведельтей. В ряде русских документов упоминается «Ватцкая мордва», «Вацкая мордва», «Мордва Вадцкая». Н.Ф. Мокшин считает, что название русскими чувашей веда ими взято у мордвы. В свою очередь, соседствовавшие с эрзей всю мордву называли ирсе. Мордву чуваши уважали. Вот чувашское благопожелание: «Ир тарсан, ирде пек, кад выртсан, кашта пек» - «Вставая поутру, становись как мордвин, засыпая вечером, становись как жердь» [4. С. 99-104].

С давних времен изучаются тюркские заимствования в мордовских языках. Известный финский лингвист Х. Паасонен еще в 1897 г. издал «Die türkische

Zehnwörter im Mordwinischen», Helsingfors, 1897 («Тюркские заимствования в мордовских»). Тюркские заимствования он делит на три группы: 1) заимствования из татарского языка, 2) заимствования из чувашского языка, 3) тюркские заимствования спорного происхождения.

Для того, чтобы с определенной уверенностью сказать, что тюркское слово вошло в мордовские языки из чувашского, необходимо выявить звуковые особенности между чувашским и татарским языками.

Опираясь на работы своих предшественников (Х. Паасонен, М. Рясянен, Н. Поппе, В.Г. Егорова, Р.Г. Ахметьянова), Н.В. Бутылов в своей работе «Тюркские заимствования в мордовских языках» [2] приводит критерии разграничения татарских заимствований от булгаро-чувашских:

1. Тат. й (ж) - чув. д - морд. й или с: тат. йирек, чув. дирёк - морд. сирек, сирть («ясень»);

2. Тат. а - чув. а - морд. а: тат. анчак, чув. анчах - морд. аньцек, ан сяк «только что»;

3. Тат. э - чув. а - морд. а: авал - кине «давно» - тат. эвел, чув. авал;

4. Тат. к - чув. к или х: морд. комля «хмель» - тат. комлак - чув. хамла;

5. Тат. з (с) - чув. р - морд. с(з) или р: морд. аера «пронзительный, холодный» - тат. айаз - чув. уяр;

6. Глухой анлаут: морд. базя, бальзя - тат. базя - чув. пудана;

7. Тат. д - чув. т: морд. давол «буря» - тат. давыла - чув. тавал [2. С. 23-26].

При разграничении татарских и чувашских заимствований во внимание берутся и морфолого-семантические критерии, а также историко-географиче-ские признаки.

Используя материалы исследователей тюркских заимствований в финно-угорских языках (Х. Паасонена, В.Г. Егорова, М.Р. Федотова, А.П. Феоктистова), Н.В. Бутылов булгаро-чувашскими заимствованиями в мордовских языках считает следующие тюркизмы:

м.э. айел «подпруга» < тат. аел, чув. айал «подпруга»; м. айра, ajra э.(шам), аера «резкий, пронизывающий, холодный» (о ветре, погоде) < чув. уйяр, ойар, тат айаз «ясная, хорошая погода»; м. ака «старшая сестра» < чув. акка «старшая сестра»; э. арлан «крот» «старшая сестра» <чув. арлан, тат. эрлэн «крот, хомяк»; м. асу, асув «польза» < чув. усй, осй «польза, выгода»; м. авал, авалкине, avalkin'e «давно, в старые времена» < чув. авал «раньше, давно», тат. эвэл «раньше, прежде»;

м. арзя «сундук» < чув. арча, тат. эрзэ «сундук»; м. бусма «пучок» < чув. пусма, посма; м.э. зепе «карман», удм. зеп < чув. кесы «карман»; э. ила «обычай, обряд» < чув. ййла, тат йола «обычай»; м. иса «ива,серебристая ива» < чув. йвйс «осина»; м. келда, э. кенделя «клоп» < чув. хйнкйла, тат. кандала «клоп»; м. кушмань, э. кшумань «редька» < чув. кйшман, кошман «редька»; м. котянь, э. котян «прямая кишка» < чув. кутана, котана, тат. кутян «прямая кишка»;

м.э. кереметь «место жертвоприношений, мольбище (языческое)» < чув. киреметь «тж», тат. кирэмэт «идол, священное дерево, чудо, несчастье»; м. комля, э. комоля «хмель» < чув. хймла, хомла, тат. колмак «тж»; э. конев «бумага» < чув. кенеке;

м.э. каштан «гордец, щеголь» < чув. куштан, коштан «гордец, щеголь», тат. башк. куштан «льстец, подхалим»;

м. карша, э. каршо «против, навстречу» < чув. хирёд «навстречу», тат. каршы «против, навстречу»;

м.э. кильдемс «запрягать» < чув. куль «запрягать»; м (П) э (П) кастар, кастарга «красивая девушка» < чув. хастар «старательный, трудолюбивый, усердный», тат. хэстер «предусмотрительный, деловитый, ухоженный»;

э (д) карлав «палка для замешивания скоту корма, лопатка для очистки плуга» < чув. карлав «мешалка для замешивания корма, деревянная лопатка для рытья картошки»;

э. кор «характер, нрав, гонор, зависть» < чув. хор, хур «горе, печаль», тат. хур «позорный, униженный, обидный» < чув., тат. хурла «хулить»;

э. куро «солома» < чув. хыт-хура, хыт-хора «общее название сухих, засохших трав», тат. кура «стебель высохшего растения»;

м.э. козя «богатый, зажиточный» < чув. худа, хода, тат. хужа «хозяин, владелец, содержатель»;

м.э. лац «хорошо» < чув. лач «как раз, точь-в-точь, впору», лайах «хороший, добрый, хорошо»;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

м. лама,э. ламо «много» < чув. лаках «доверху, до отказа»; м. мат(ы)р «красивый» < чув. маттур «молодец, красивый, здоровый», тат. матур «красивый, пригожий, деловитый»;

м. мокорь, э. мукорь «пень, чурбан» < чув. макар «бугор, возвышенность, выступ», тат. (миш) мукорь «пень, чурбан, кочка»;

м. (уст.) ока «золото, позолота» < чув. ука, ока «серебряный или золотой галун», тат. (уст.) ока;

м. пур,э. пор рог «мел» чув. пур, пор, тат. бор «мел»; м. порзи, борзи «перец» < чув. пором, тат. бороч «перец»; м. покра «куколь» < чув. пурка, покра, тат. башк. бакра «куколь»;. м. парьси, парьхци, парцей «шелк» < чув. пурсан «шелк», тат. парча «ткань, украшенная золотым или серебряным шитьем»; м. сирек, э. сирть < чув. дирёк, тат. зирек «ольха»; м. сапынь, э. сапонь «мыло» < чув. супань, сопань, тат. сабын «мыло»; м. (уст.) самана «время» < чув. самана, тат. заман «время»; м. э. сумань «кафтан, домотканое сукно» < чув. сахман, сакман «кафтан», тат. чикмэн «армяк, зипун, чекмень»;

м. сюкънямс, э. сюкънямс «кланяться» < чув. дакан «приседать, поклониться», тат. чукыну/шакану «приседать, поклониться, креститься, молиться»; м.э. сёрма «письмо» < чув. дыр, тат. йаз «пиши», тат. сыр «узор»; м. саты, э. саты «хватит» < чув. дит «будет достаточно, довольно»; м. сяльге, сельге «волокно, прядь» < чув. дулка, дулак «метла», тат. (миш.) сэдге «волокно»;

э. (кос.) турто «оглобля, сторона» < чув. турта, тат. башк. тэртэ «оглобля»; м. тераза «весы» < чув. тараса «весы», тат. таразы «большие весы с коромыслом, ватерпас;

м. тобы, пежет-тоба «божба, клятва» < чув. туба/тоба «божба, клятва», тат. тэубэ/туба «божба, клятва», тат. тэубэ/туба «клятва не делать чего-либо»;

м. тарат, э. тарад «ветвь, сук» < чув. турат, торат «ветвь, сук»; м. утом,э. утомо «амбар, гумно» < чув. йётем «ток, гумно»; э. услой «понятие, толк» < чув. асла «умный», др. тюрк. ус «ум»;

э. цеця, цветок, м. (Ад) цеце с'ес' «одуванчик» < чув. дедке, тат. чэчэк/ чэчкэ, тат (миш.) цэцэк/цэцкэ, др. тюрк. сесак «цветок»;

м. цюкыр, э. сюкоро «лепешка» < чув. дакар «хлеб»;

м. шалгамс, э. чалгамс «наступить» произошло, по всей видимости, от э. чала «прутья, подкладываемые под соломенную крышу», булг. чала, чув. чала «маленькие мосточки через речку».

Контакты мордвы с чувашами продолжаются и в наше время. В настоящее время в Чувашии мордва проживает в 26 сельских населенных пунктах, а также городах. Общее количество мордвы, по данным переписи 2010 г., составляло 13 тыс. человек (1,1% от всего населения республики) [6]. В селе Напольном, являющемся самым большим в Чувашской Республике, начиная с 1992 г. ежегодно проводится мордовский праздник Арта (У чувашей арта «длинношерстная овчина», артак «радость, блаженство»). А накануне «Ар-ты» организуется и проводится детский фольклорный праздник «Чипайне» («Солнышко»). В селе Напольном организован ансамбль «Эрзянка», а в селе Малые Кармалы - «Горнипов» («Купальница европейская»).

День чувашского села Сигач «(^имёк» («весенний праздник») накануне Троицы и сам праздник Троицы справляют вместе чуваши, мордва и русские. В день празднования Пасхи в мордовские деревни приходят дети из чувашских сел.

Исследования развития этнокультуры мордовского населения, проведенные в 2007 г. Чувашским государственным институтом гуманитарных наук, показали актуализацию элементов традиционной культуры мордвы и тесное взаимодействие в этой области с чувашами и русскими.

Литература

1. Белицер В.Н. Этнокультурные связи мордвы с соседними народами (по материалам одежды) // Краеведение Мордовии: материалы I Морд. краеведческой конф. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1973. С. 189-197.

2. Бутылов Н.В. Тюркские заимствования в мордовских языках. Саранск: [Б.и.], 2005. С. 23-29.

3. Каховский В.Ф. Мордовско-чувашские отношения по данным материальной и духовной культуры // Этногенез мордовского народа: материалы науч. сессии: материалы науч. сессии. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1965. С. 169-170.

4. Мокшин Н.Ф. Чувашский и татарский этносы в этнонимии мордвы // Лингвистика: материалы X Междунар. конгресса финно-угроведов. Йошкар-Ола, 2008. С. 99-104.

5. Надькин Д.Т. Проблема редуцированного гласного и особенности развития ударения в мордовских языках // Актуальные вопросы мордовского языкознания. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1988. С. 4.

6. Национальный состав Чувашии: итоги переписи-2010 [Электронный ресурс] // ИА РБО-1\111М: сайт. и^: https://regnum.ru/news/1600066.html.

7. Поляков О.Е. Мордовия многонациональная: взаимоотношения народов - взаимоотношения языков. Саранск: НИИ Регионологии при Морд. ун-те, 1993. 139 с.

8. Поляков О.Е. Общемордовский язык и современные мордовские языки: сопоставительный анализ // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2012. Т. 23, № 3. С. 148-153.

9. Поляков О.Е. О формировании, современном состоянии и перспективах развития мордовских языков (мокшанского и эрзянского) // Финно-угроведение. 1994. № 1. С. 23-40.

10. Поляков О.Е., Романов Г.Е. Территория проживания древней мордвы: ее соседи (по данным языка) // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. 2013. Т. 27, № 3. С. 155-159.

11. Федотов М.Р. Исторические связи чувашского языка с языками угро-финнов Поволжья и Перми. Чебоксары: Чуваш. кн. изд-во, 1965. С. 91.

12. Феоктистов А.П. К проблеме мордовско-татарских языковых контактов // Этногенез мордовского народа: материалы науч. сессии. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1965. С. 334.

13. Халиков А.Х. Мордовские и болгаро-татарские взаимоотношения по данным археологии // Этногенез мордовского народа: материалы науч. сессии. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1965. С. 152-167.

14. Этногенез мордовского народа: материалы науч. сессии. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1965. С. 176.

ПОЛЯКОВ ОСИП ЕГОРОВИЧ - доктор филологических наук, профессор кафедры мордовских языков, Мордовский государственный университет имени Н.П. Огарева, Россия, Саранск (kafmoksh2012@rambler.ru).

О. POLYAKOV

THE MORDVA AND THE CHUVASH: PEOPLES' INTERRELATIONS -INTERRRELATIONS OF CULTURES AND LANGUAGES

Key words: the Proto-Uralic language, the Mordvin languages, the Moksha language, the Erzya language, the Mordvin dialects, sonorants, "voiceless" sonorants, postdorsal resonant.

The Mordvin-Chuvash relationships (in contrast to the Mordvin-Tatar ones) have been insufficiently studied. The purpose of this article is to fill this gap. Taking into account that the Mordvins and the Chuvashes have ages-old contacts, the author of this article gives common facts in their everyday activities, family routine, material values and intellectual culture of the two peoples. In addition, the article provides a list of words borrowed by the Mordvins from the Chuvash language. To differentiate the Chuvash words from the Tatar ones, the article focuses on criteria of their differentiation. Apart from phonetic features morphological and semantic criteria are taken into account. The materials of the article are of interest not only for linguists but for historians and ethnographers as well. Ancient links between the Mordvins and the Chuvashes, their current relationships need further research. The material given in the article confirms ancient ties of the Mordvins and the Chuvashes. The author of the article gives evidence of unarrested contacts between the Mordvins and the Chuvashes at present time.

References

1. Belitser V.N. Etnokul'turnye svyazi mordvy s sosednimi narodami (po materialam odezhdy) [Ethno-cultural ties of the Mordvins with neighboring nationality]. Kraevedenie Mordovii: materialy I Mord. kraevedcheskoi konf. [Proc. of Mordovian Conf. «The Mordovian History»]. Saransk, Mordovian Publishing House, 1973, pp. 189-197.

2. Butylov N.V. Tyurkskie zaimstvovaniya v mordovskikh yazykakh [Turkic loanwords in Mordvin languages]. Saransk, 2005, pp. 23-29.

3. Kakhovskii V.F. Mordovsko-chuvashskie otnosheniya po dannym material'noi i dukhovnoi kul'tury [Mordovian Chuvash relations according to the material and spiritual culture]. In: Etnogenez mordovskogo naroda: materialy nauch. sessii: materialy nauch. sessii [Proc. of Sci. Session «The eth-nogenesis of the Mordvinic People»]. Saransk, Mordovian Publishing House, 1965, pp. 169-170.

4. Mokshin N.F. Chuvashskii i tatarskii etnosy v etnonimii mordvy [The Chuvash and the Tatar ethnic groups in anonymii Mordovians]. Lingvistika: materialy X Mezhdunar. kongressa finno-ugrovedov [Proc. of X Int. Congress «Linguistics»]. Yoshkar-Ola, 2008, pp. 99-104.

5. Nad'kin DT. Problema redutsirovannogo glasnogo i osobennosti razvitiya udareniya v mordovskikh yazykakh [The problem of the reduced vowel and peculiarities of accent in the Mordovian languages]. In: Aktual'nye voprosy mordovskogo yazykoznaniya [Topical issues of linguistics in Mordovia]. Saransk, Mordovian Publishing House, 1988. S. 4.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Natsional'nyi sostav Chuvashii: itogi perepisi-2010 [The nationalities of the Chuvash Republic: the results of the census 2010]. Available at: https://regnum.ru/news/1600066.html.

7. Polyakov O.E. Mordoviya mnogonatsional'naya: vzaimootnosheniya narodov - vzaimootnoshe-niya yazykov [Mordovia is a multinational one: peoples' relations - relations of languages]. Saransk, 1993, 139 p.

8. Polyakov O.E. Obshchemordovskii yazyk i sovremennye mordovskie yazyki: sopostavitel'nyi ana-liz [General Mordovian language and the modern Mordvin languages: a comparative analysis]. Vestnik NII gumanitarnykh naukpri Pravitel'stve Respubliki Mordoviya, 2012, vol. 23, no. 3, pp. 148-153.

9. Polyakov O.E. O formirovanii, sovremennom sostoyanii i perspektivakh razvitiya mordovskikh yazykov (mokshanskogo i erzyanskogo) [About the formation, current state and prospects of Mordovian languages (Moksha and Erzya) development]. Finno-ugrovedenie, 1994, no. 1, pp. 23-40.

10. Polyakov O.E., Romanov G.E. Territoriya prozhivaniya drevnei mordvy: ee sosedi (po dannym yazyka) [The territory of ancient Mordovians' residence: its neighbors (according to language)]. Vestnik NII gumanitarnykh nauk pri Pravitel'stve Respubliki Mordoviya, 2013, vol. 27, no. 3, pp. 155-159.

11. Fedotov M.R. Istoricheskie svyazi chuvashskogo yazyka s yazykami ugro-finnov Povolzh'ya i Permi [Historical communication with the Chuvash language and Finno-Finns in the Volga region and Perm]. Cheboksary, Chuvash Publishing House, 1965, p. 91.

12. Feoktistov A.P. K probleme mordovsko-tatarskikh yazykovykh kontaktov [The problem Mordovian-Tatar language contact]. In: Etnogenez mordovskogo naroda: materialy nauch. sessii: materialy nauch. sessii [Proc. of Sci. Session «The ethnogenesis of the Mordvinic People»]. Saransk, Mordovian Publishing House, 1965, p. 334.

13. Khalikov A.Kh. Mordovskie i bolgaro-tatarskie vzaimootnosheniya po dannym arkheologii [Mordovia and the Bulgarian-Tatar relations, according to archeology]. In: Etnogenez mordovskogo naroda: materialy nauch. sessii: materialy nauch. sessii [Proc. of Sci. Session «The ethnogenesis of the Mordvinic People»]. Saransk, Mordovian Publishing House, 1965, pp. 152-167.

14. Etnogenez mordovskogo naroda: materialy nauch. sessii: materialy nauch. sessii [Proc. of Sci. Session «The ethnogenesis of the Mordvinic People»]. Saransk, Mordovian Publishing House, 1965, p. 176.

POLYAKOV OSIP - Doctor of Philological Sciences, Professor of Mordovian Languages Department, Mordovian State University, Russia, Saransk (kafmoksh2012@rambler.ru)._

Ссылка на статью: Поляков О.Е. Мордва и чуваши: взаимоотношения народов - взаимоотношения культур и языков // Вестник Чувашского университета. - 2017. - № 1. - С. 289-295.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.