Научная статья на тему 'Монастырская деревня Машино: к вопросу о датировке возникновения и заселения деревни'

Монастырская деревня Машино: к вопросу о датировке возникновения и заселения деревни Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
596
159
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТВЕРСКАЯ ОБЛАСТЬ / КРАСНОХОЛМСКИЙ МОНАСТЫРЬ / КРАЕВЕДЕНИЕ / TVER OBLAST / KRASNOKHOLMSKIY MONASTERY / STUDY OF LOCAL LORE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Сорокин Владимир Николаевич

В данной статье автор обратился к истории деревни Машино, расположенной на территории нынешнего Краснохолмского района Тверской области. До второй половины XVIII в. деревня принадлежала Краснохолмскому Николаевскому Антониеву монастырю, а потому ее история пересекается с историей этой обители. Работа основана на архивных документах и рассказах местных жителей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Сорокин Владимир Николаевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Monastery-owned village Mashino: on the emergence and settlement dating

In this paper the author studied the history of the hamlet Mashino, located on the territory of present Krasnokholmsky district of Tver region. Until the second half of the XVIII century the locality belonged to Krasnokholmskiy Nikolayevsky Antoniev monastery, so its history is connected with the history of this monastery. The work is based on archive documents and oral tradition of local residents.

Текст научной работы на тему «Монастырская деревня Машино: к вопросу о датировке возникновения и заселения деревни»

Владимир Николаевич Сорокин

МОНАСТЫРСКАЯ ДЕРЕВНЯ МАШИНО: К ВОПРОСУ О ДАТИРОВКЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ЗАСЕЛЕНИЯ ДЕРЕВНИ

В данной статье мы обратимся к истории деревни Машино, расположенной на территории нынешнего Краснохолмского района Тверской области, на расстоянии примерно девяти километров по дороге на юг от древнего Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, бывшего некогда духовным центром округи. До 1764 г. деревня Машино принадлежала монастырю, а потому ее история пересекается с историей этой обители. Все исторические факты о д. Машино, изложенные в этой работе, основаны, прежде всего, на архивных документах. Кроме того, в статье использованы рассказы местных жителей.

Современное название деревни — Машино. В архивных документах ХУП-Х1Х вв. встречается написание и Машино и Машина. Предполагая, в первую очередь, что название деревни произошло от женского имени Маша, местные жители задаются вопросом «кто же такая Маша?»

В. О. Ключевский отмечает, что «едва ли не большинство деревень называется мужскими уменьшительными именами (Петракова, Семенкова, Иванкова и т. п.)»1. А тверской ученый В. М. Воробьев допускает, что название деревни Машино могло произойти как от женского имени Мария, так и от мужских Матвей, Макар, Максим, Мануил и других имен, начинающихся на «Ма»2. Впрочем, деревни с названием Машино есть в Московской и Смоленской областях.

О принадлежности д. Машино к Краснохолмскому Николаевскому Антониеву монастырю во второй половине ХХ в. еще помнили старые жители деревни: «Монастырские мы», — говорили они с гордостью. В 1970-х гг. в областном историческом музее г. Твери (тогда г. Калинина) хранилась карта земель и селений, принадлежавших Краснохолмскому Николаевскому Антониеву монастырю. На ней была указана и деревня Машино. Тогда автору статьи и удалось ознакомиться с нею, но, к сожа-

лению, на сегодняшний день карта утрачена. Однако в настоящее время в Краснохолмском краеведческом музее появилась новая, вероятно, выполненная недавно, аналогичная карта.

Краснохолмский Николаевский Антониев монастырь до 1764 г. обладал немалым количеством селений и земельных угодий. В «Историческом описании Краснохолмского Антониева монастыря»3 говорится, что до 1764 г. монастырю принадлежало 137 тяглых и 149 оброчных деревень. Среди них, например, сохранившиеся и жилые на сегодня деревни Косяково, Григорово, Полежаиха, Бабино, Рычманово, Скоросово, Якимиха, Трешевец, Утехово и многие другие. «...Именно земля была основой монастырского хозяйственного уклада... Поэтому все основатели монастырей добивались, в первую очередь, именно земельных пожалований», — отмечает в книге «Повседневная жизнь русского средневекового монастыря» Е. В. Романенко4.

Земельные владения и угодья приобретались монастырями разными способами. Одним из них могла быть приобретена деревня Машино и Краснохолмским Николаевским Антониевым монастырем, потому рассмотрим некоторые из них.

Ктиторы (строители, основатели) и вкладчики-покровители монастырей обеспечивали монастыри и монашествующих средствами для существования. Кроме икон, книг, церковной утвари, платья, ткани, хлеба и денег ктиторы и вкладчики передавали в собственность монастырей и земли с угодьями. Иногда настоятели монастырей сами испрашивали угодья и земли у их владельцев. Вот как пишет В. О. Ключевский об отшельнике Антонии, подвизавшемся в XVI в. на берегу озера Ильмень. «Стесненный помещичьими землями, он жаловался, что ему некуда выпустить монастырскую животину, выпрашивал себе сенные покосы, брошенные крестьянами и зараставшие лесом, также дворцовые пустоши, покинутые помещиками, брал их “из оброку для пашни и животного выпуску”, с обязательством их распахать и обстроить, “хоромы поставить”»5. Е. В. Романенко в упоминавшейся книге приводит пример, как преподобный Александр Ошевенский просил у новгородской боярыни Анастасии земли, «и она не отказала ему»6. Дарение земель и угодий не давало права собственности на них монастырям. Таким правом обладало только государство, выдававшее жалованную грамоту — специальный указ царя, носивший законодательный характер, который определял право собственности и размер налога.

Еще одним способом приобретения земель монастырями были вклады. Причем земель, полученных по вкладам, в вотчинном владении монастырей было больше, чем земель жалованных, полученных от мирских властей при жизни. Для заупокойного поминовения имени вкладчика в монастырских помянниках были так называемые «вклады по душе», которые делались либо деньгами (для проведения заупокойных богослужений была выработана подробная стоимость в денежном эквиваленте), либо землей и угодьями за ту же цену. В «Летописце об основании Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря» отмечено, что «многие великие князья и бояре от имения своего в тот Антониев монастырь деньги и всякую церковную утварь непрестанно давали и вотчины свои в предбудущие годы ради наследия вечных благ и вечного поминовения родителей своих.»7 Денежные вклады шли и на приобретение вотчин — купли. Вотчины приобретались как монастырем, так и самими вкладчиками. Вместе с селами и угодьями монастыри получали в собственность и людей, их населявших.

Кроме «вкладов по душе» монастырь принимал вклады для пострижения, обеспечивавшие пожизненное содержание постриженика в монастыре. Вносили вклады в монастырь и перед уходом в иной мир.

По источникам также видно, что угодья, селения и прочие земли могли входить в вотчину монастырей и посредством обмена как между монастырями и мирскими владельцами, так и между монастырями. В обзоре Бежецких частных актов С. А. Шумакова указана «меновная» грамота архимандриту Иосифу Николаевского Антониева монастыря. В ней сказано, что вдова Никиты Андреевича Орлова Ирина Михайлова в 1700 г. произвела обмен с монастырем «вотчинными пустошами Крутцовую и Маньковым на осмину в пустоши Чулкове»8. Крутец и Маньково располагались на территории нынешнего Молоковского района Тверской области, на расстоянии примерно 14-16 км на северо-запад от д. Машино. Еще не раз в документах Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря мы встретим эти названия. Примечательно, что, согласно «Владенной Записи деревни Машиной» 1872-1873 гг., угодья жителей д. Машино находились и «в особых дачах деревень: Крутец, Маньковой.»9

Для удовлетворения хозяйственных и бытовых нужд и сам монастырь мог на своих землях основать деревню. Так, Е. В. Романенко отмечает, что монастырь преподобных Адриана и Ферапонта Монзенских «поставил свою деревню Кусакино»10.

Итак, мы рассмотрели некоторые виды приобретения монастырями земель, угодий, селений. К сожалению, нам неизвестно, каким образом д. Машино стала владением Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, документов об этом в архиве пока обнаружить не удалось. Потому нам мало что известно из источников о монастырской деревне Машино. Источники не многочисленны, но рассмотрим те из них, которые удалось выявить в архиве Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, хранящегося в Государственном архиве Тверской области.

Изучение архива Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря позволило выявить наиболее раннее упоминание д. Машино в «Описи деревень и пустошей Антониева монастыря, составленной после литовского разорения», представленной списком XVIII в.11 В «Описи» (Л. 12 об.) указана и пустошь «Машина».

В «Толковом словаре русского языка» С. И. Ожегова «пустошь» определяется как «невозделанный участок земли, заросший травами, мелким кустарником»12. В. О. Ключевский об образовании сельских поселений пишет: «Поселки, возникшие на нови. носили название починков. С течением времени починок обживался и разрастался, рядом с первоначальным двором возникали один или два других; тогда он становился деревней. Деревня превращалась в пустошь, если в ней не оставалось жилых дворов и пашня забрасывалась или поддерживалась только часть ее наездом из ближней деревни»13. Современный историк Н. В. Пиотух отмечает: «Не вызывает сомнения тот факт, что пустошь представляла собой некоторое пространство, на котором в недавнем или далеком прошлом располагалось сельское поселение с относящимися к нему сельскохозяйственными угодьями. Пустошь могла быть заселена вновь.»14 Известно, что пустошью мог быть и участок местности, куда приезжали для обработки земли, жили какое-то время, а потом стали жить постоянно. Вот как об этом пишет В. О. Ключевский: «Если съемщик садился на пустоши. он обязывался хоромы поставить и пашню пахать, поля огородить, пожни и луга расчищать.»15

Починок, деревня, пустошь, которая снова могла стать, как в нашем случае, деревней — основные этапы образования селений. Это позволяет нам предположить, что селение Машино могло возникнуть и ранее XVII в. и сначала быть починком, затем стать деревней, а через какое-то время и пустошью. Ведь на то обстоятельство, что селение Машино стало пустошью, могли повлиять различные факторы в истории деревни. В то

же время изначально Машино могло быть пустошью. Поэтому обратимся к источникам.

Первое, что мы видим из «Описи деревень и пустошей Антониева монастыря» — это, конечно же, литовское разорение, которое продолжалось до 1612 г., хотя ватаги разбойников до начала 20-х гг. продолжали разорять округу. В «Историческом описании.» игумена Анатолия (Смирнова) написано об этом времени, что «Россия стала беззащитною; наступило для нее, по выражению летописей, лютое время гнева Божия, когда люди не чаяли уже себе спасения. В это злополучное время казаки и поляки совершенно завладели монастырем и его вотчинами, избив оставшихся в монастыре монахов: села и деревни запылали, жители — иные разбежались, иные перебиты»16. В сохранившемся отрывке из описи вотчин после литовского разорения читаем: «деревня Бабино пуста, в ней два двора да 7 мест дворовых выжжены от казаков. Деревня Голоднево выжжена от казаков, крестьяне побиты от литовских людей. Сельцо бывало Сандово, храм и двор монастырский выжжены; да сельцо бывало Лаптево, храм и двор монастырской и поповской выжжены...» В начале апреля 1612 г в Антониевом монастыре еще располагался отряд черкас и литовцев17. Получив известия об этом, Д. М. Пожарский и К. Минин, находившиеся в это время с ополчением в Ярославле, оправили на них войско под предводительством князя Дмитрия Мамстрюковича с большим количеством ратников. Узнав об этом, противник без битвы бежал из монастыря. Николаевский Антониев монастырь был освобожден18.

Вполне вероятно, что именно в результате литовского разорения Машино стала пустошью, а не была таковой изначально. Но пока мы не можем утверждать определенно, чем была Машино — пустошью или деревней до литовского разорения. Но все же можно предположить, что пустошь Машино могла существовать и ранее указанного времени.

Исследователи отмечают, что голод и мор середины 1570-х гг уничтожил многие села и деревни. В «Дозорной книге церковных приходов новгородской кафедры в Бежецком Верхе Долмата Тишнева» записано, что запустение было во многих монастырских вотчинах — Шаблыкине, Рычманове, Лаптеве, Сандове и других. И в большинстве из них «пашня лежит пуста, не пахана и сено не кошено. А запустели те села и деревни Антонова монастыря от мора и хлебново недороду»19. Машино здесь не упоминается, поскольку это дозорная книга церковных приходов, а в Машине церкви не было. И в «Историческом описании

Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря» игумен монастыря Анатолий (Смирнов) пишет об этом времени: «В описи 1585 года есть указание на одну, вероятно, главную причину запустения: .заим-щики вымерли и разошлися от Божьего посещения, от хлебного недороду». Каково было это «Божье посещение» — видно из того, что в 1570 г. вследствие холода и засухи настал голод, «дороговизна сделалась неслыханная. .Сие бедствие продолжалось до 1572 года»20.

И еще один фактор, который мог повлиять на судьбы селений в этой местности того времени. В архиве Краснохолмского Антониева монастыря имеется «Очерк древнего быта Краснохолмского Антониева монастыря», составленный 1876 г. В нем записано «После 1564 года вотчина монастыря несколько увеличилась. Но в промежуток времени от 1569 до 1575 года произошло в ней значительное сокращение. Причиной такого запустения вотчин могли быть тяжелые для государства дела самовластителя царя Иоанна Васильевича IV и его опричников, заставлявших, может быть, простых крестьян убегать в другие отдаленные волости и уезды государства»21. Для содержания опричного двора, самих опричников и их слуг выделялись владения — казенные или опальных владельцев. Принадлежала деревня опричному двору, кому-либо из опричников или деревня не была в опричнине — от этого могла зависеть и ее судьба. Опричники, получившие поместья, не были уверены в том, что они останутся у них навсегда и, как временщики, хищнически эксплуатировали крестьян, разоряли поместья и крестьян, живших в них, не заботились

о налаживании хозяйства. И после окончания опричнины прежние владельцы получали свои владения в виде пустошей. Не рассчитывая на долгое владение новыми имениями, опричники продавали полученные ими земли, вкладывали в монастыри на помин души. И если деревня была в опричнине, то после нее она могла стать и пустошью и владением монастыря. А если деревня не была в опричнине, она могла быть просто разорена, как владение неугодного царю или его опричникам землевладельца. Примером тому может служить так называемый «Бежецкий погром». После казни И. П. Федорова, членов его семьи и слуг Иван Грозный с опричниками отправились в поместья бывшего конюшего. Его главные владения располагались в Бежецком Верхе. Царь лично возглавил карательный поход, продолжавшийся до пяти недель, в котором участвовали многочисленные опричные отряды, производя всюду истребление, опустошение и убийства22.

Таким образом, в результате событий в Русском государстве второй половины XVI в. и начала XVII в. селение Машино могло стать пустошью. Это и литовское разорение начала XVII в.; еще раньше голод и мор 1570-х гг. как результат правления Иоанна Грозного и деятельность его опричников. И ничто не мешает нам предположить, что в XVI в. местность Машино существовала как починок, или как деревня, или как пустошь, поскольку уже в начале XVII в. она принадлежала Краснохолмскому Николаевскому Антониеву монастырю.

С рассуждениями о том, когда и в результате чего наша деревня стала пустошью, связана приблизительная датировка возникновения поселения Машино. Отметим еще один интересный факт. Если спросить у машинских жителей, какая церковь была приходом деревни, то в ответ без тени сомнения услышишь: «Причиста». Но в различных источниках указано, что приходом деревни была Богородицерождественская церковь в погосте Лобнево. Конечно же, речь идет об одной и той же церкви. В упоминавшейся выше «Писцовой книге Новгородской земли» середины 1570-х гг. написано: «В Бежецком Верху в Городецком уезде в Клинском стану церковь приходная Рожество Пречистые (выделено нами. — В. С. ) Богородицы в Лобневе.»23 Позднее церковь стали называть Рождества Пресвятой Богородицы. Но в памяти жителей до сего времени она так и осталась Причистой. И в этом случае можно говорить, что независимо от того, починком или деревней было селение Машино в 70-е гг. XVI в., люди в ней жили.

В дополнение к народному преданию о приходской церкви машин-ских жителей, можно отметить, что и в официальных документах конца XIX в. этот приход называли Пречистый. К примеру, в «Сборнике статистических сведений Тверской губернии 1891 года» в таблице прироста населения в приходах Бежецкого уезда под № 56 записан приход «Лобневский (Пречистый)»24. А примером того, что приходом жителей д. Машино была церковь в п. Лобнево может быть метрическая книга этого погоста за 1731 г., где в части первой о родившихся в этом году записано: «Вотчины Николаевского Антонова монастыря деревни Машина у крестьянина Савы Григорьева дочь Татиана»25.

В архиве Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря имеется еще один интересный документ 80-х гг. XVIII в. — «Сведения о пожертвованных деревнях различными князьями и помещиками в пользу Антониева монастыря, поступивших с 1461 по 1594 г.»26 Вкладчиками

селений и земельных угодий в Антониев монастырь были: князь Андрей Угличский, князь Симеон Иоанович Калужский, боярин Василий Андреевич Нелединский, вдова Богдана Нелединского, Александр Иванович Маслов и другие. В указанном документе среди пожертвованных в монастырь деревень с 1461 по 1594 г. д. Машино нет. Возможно, что в этот промежуток времени она уже принадлежала монастырю, а соответствующий этому факту документ пока не найден или вообще утрачен.

В XIX в. изучением материалов по истории России, изданием и популяризацией их занималась Археографическая комиссия. По результатам ее исследований издавалась «Летопись занятий Археографической комиссии». В одном из ее выпусков есть «Переписная книга Бежецкого Верха 1676-1682 гг.». Там указаны деревни и пустоши Антоновского стана и записано: «В Онтоновском стану монастырь Антонов. да в 184-м году на пустоши Машино поселено.»27 Из написанного можно понять, что пустошь Машино стала заселяться после литовского разорения — в 1676 г.. И, как увидим ниже, еще долго, почти до середины ХУШ в., местность Машино писцы называли в документах то пустошью, то деревней. Были ли поселенцы монастырскими крестьянами или откуда-либо приглашены — об этом пока ничего не известно.

Так почему же пустоши заселялись вновь? Вот что об этом пишет в своем исследовании «Сельское хозяйство на Руси» Г. Е. Кочин: «Пустошь в самом недавнем прошлом была законченным земледельческим хозяйством — деревней — и эту основу хранила долгие годы. На ней уже могло не быть ни жилых, ни хозяйственных построек, которые могли исчезнуть в результате катастрофы или по какой-либо другой причине, вызвавшей запустение селения, но оставалось самое ценное — разработанные поля, огороды, капустники, конопляники, хмельники, манившие сюда новопоселенца — земледельца с сохой. Эти-то качества и привлекали практичную администрацию монастырей... Землевладельцы-феодалы призывали на них крестьян или, “окупив, сажали” на пустоши — на места старых крестьянских хозяйств. Пустоши десятилетиями сохраняли свои свойства ценного земельного угодья. Садившемуся на пустошь земледельцу не требовалось заново строить хозяйство, а было достаточно лишь восстановить разрушенное»28. Поскольку Машино все-таки стала деревней, обратим внимание на то, как Г. Е. Кочин определяет деревню: «Современники — сельские жители, земледельцы — вкладывали строго определенное содержание в понятие деревни: она представлялась им как комплекс окончательно устроенных земледельческих хозяйств, обеспе-226

ченных достаточным количеством полевой, хорошо разработанной, отвоеванной от леса пахотной земли, сенокосными угодьями и т. п.»29

Далее хронологически рассмотрим документы, обнаруженные в Архиве Краснохолмского Антониева Монастыря, в которых упоминается деревня Машино.

I. «Челобитная Архимандриту Антониева монастыря Иосифу крестьянина села Кошева вотчины Алексеевского монастыря Ефрема Федорова на крестьянина вотчины Антониева монастыря деревни Машино Савву Зиновьева по поводу неправильных расчетов за провоз. 1705 год»30.

Из этого документа мы видим, что в 1705 г. деревня Машино принадлежала Краснохолмскому Антониеву монастырю и за время 1676 г. («да в 184-м году на пустоши Машино поселено.») по 1705 г. пустошь Машина стала деревней.

II. «Книга окладная по вотчинам Антониева монастыря по всем селам и деревням с указанием размера обложения. Май 1729»31.

Известно, что вотчина монастыря была разделена на пять сох: Прибыльная, Новинская, Заболоцкая, Коробовская, Бобровная32. Соха — это земельный участок, составлявший доброй земли 800, средней 1000, а худой 1200 четвертей в поле. Тягло в документе названо Прибыльским, Новинским, Заболотским — по названию сохи. Указана величина тягла в денежном выражении с деревень и в целом с каждой сохи. «Прибыльского тягла. Деревня Машино обложена по мере десятинного два алтына три деньги, а жилого тягла у крестьян три алтына одна деньга.» В тексте после слова «десятинного», видимо, пропущено слово «числа». В других же деревнях записано: «десятинного числа». Из документа мы видим, что тягловая д. Машино и еще четырнадцать деревень были в Прибыльной сохе. Название сохи Прибыльная позволяет предположить, что деревни «прибыли» к уже существующим вотчинам монастыря.

Поскольку зашел разговор о сохах Антониева монастыря, хотелось бы обратить внимание на книгу А. Г. Манькова «Материалы по истории крестьянства в Русском государстве XVI века»33. Автор изучал документы из архива Краснохолмского Антониева монастыря с 60-х гг. XVI в. до 1607 г. В главе «Книга записей сбора с крестьян оброка и корма и за мельников, плотников и кирпичников хлеб» Краснохолмского Антониева монастыря 1564 г. записаны деревни в каждой сохе монастыря. В Прибыльной сохе, да и в других тоже, в 1564 г. д. Машино нет. Отсутствие в списках позволяет предполагать, что Машино была пустошью уже в 1560-х гг.; никто

на пустоши не жил и оброк с кормами не с кого было собирать. В то же время игумен Анатолий (Смирнов) отмечал, что в 1564 г. в сохах монастыря «изчислены только тягловые деревни.»34 И были еще оброчные деревни. В этом случае можно предполагать, что Машино в 1564 г. была оброчной деревней, принадлежавшей монастырю. Впоследствии она стала тягловой. О такой возможности пишет И. Д. Беляев: «Оказывалась ли у правительства нужда в деньгах, — земли большими массами отдавались в оброк. Встречались ли недочеты в оброчном содержании, — земля переводилась на прямое государственное тягло.»35 Также отсутствие в составе монастырских сох позволяет предполагать, что местность Машино в 1564 г. была пустошью.

Учитывая, что пустошь — это место, где когда-то жили люди и обрабатывали землю, можно говорить в этом случае о возникновении селения Машино ранее 1560-х гг. Нельзя исключать и того, что в середине XVI в. существовала пустошь или оброчная деревня Машино, о чем мы уже говорили в этой статье, когда рассматривали погост Лобнево как приход жителей д. Машино в 1570-х гг. И принадлежала она не Антониеву монастырю, а частному владельцу или государству. Вопрос о том, кому принадлежало селение Машино в 60-х - 70-х гг. XVI в. и как затем стало владением Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря, остается открытым. И в этом случае возникновение селения Машино возможно отнести ко времени ранее рассматриваемого периода — середины XVI в.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Прибыльная соха, в которую, согласно окладной книги, входила в 1729 г. д. Машино, видимо, состояла из местностей, «прибывших» к старым монастырским вотчинам, — откуда и ее название. Об этом можно судить по документу Антониева монастыря, приводимого А. Г. Маньковым в рассматриваемой книге, — «Записи количества жилых и пустых вытей» 1575 г.: «И во всей вотчине у Николы Чудотворца жилого старыя отчины и в прибыльных вотчинах после письма Рычка Плещеева 111 вытей с четвертью и полтрети выти, а впуста 146 вытей с третью».

III. «Записка сотского деревни Машино о сумме денег (пошлинных), уплаченных Бежецкой канцелярии по делу с Рыкачевым» 1733 г.36

К определению «сотского» в книге А. Б. Лакиера «О вотчинах и поместьях» 1848 г. сказано, что монастырскими имениями заведовали монастырские «приказчики» — чиновники, посланные монастырем или митрополитом на «приказ». «Для полицейских дел помощниками его были заказчики, десятские, пятидесятские и сотские. Все они, кроме

заказчика, избирались из местных крестьян и были лучшими органами, через которые приказчик, присланный из монастыря, узнавал нужды, обычаи жителей вверенной ему вотчины... Они обязаны были смотреть за порядком»37. Кроме того, сотский смотрел, чтоб в деревне не было разбойников, воров и беглых, и сообщал о них приказчику в монастырь. Сотский для деревни был представителем монастырской администрации, ведавший всеми вопросами деревенской жизни, и через него жители деревни связывались с монастырем. В архиве Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря обнаружен документ «Грамота об избрании во всех архиерейских и монастырских вотчинах десятников, пятидесятников, сотников. 1704 года»38, согласно которому проводилось избрание управленцев в вотчинах монастыря.

Из «Записки сотского деревни Машино» мы узнаем, что сотским в д. Машино был Алексей Савельев. Сообщается архимандриту Антониева монастыря Макарию, сколько калачей, хлеба, головок сахару и прочего было поднесено Бежецкому воеводе Максиму Андрееву39 и уплачено в канцелярию денег стряпчему Степану Васильеву по делу с Рыкачевым40.

IV. «Выпись из Бежецких межевых книг по землям, принадлежащим Антониеву монастырю и его вотчинам с указанием душ и оклада оброка Начато: 1735 г. Окончено: 1737»41.

В пронумерованном порядке перечислены села и деревни Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. И за № 153 записана «пустошь Машино, 62 ревизские души».

«Пустошь Машино, а в ней пашни перелогом середние земли 15 четвертей да лесом поросло 5 четвертей в поле, а в двух потому ж и меже сена по заполью полных 10 копен лесу непашенного 7 десятин».

Приведем здесь еще один документ — «Книга копий с крепостей Антониева монастыря. 1627-1697. Копии 1780-х гг.»42 В нем, в копии «Переписной книги Данила Петровича Свечина и подьячего Федора Второва Антоновского стана 1627, 1628, 1629 годов», записано: «Пустошь Машино а в ней пашни перелогом середние земли пятнадцать четвертей да лесом поросло пять четвертей в поле, двух потому ж сена по заполью и по полю десять копен лесу непашенного семь десятин». Как видим, в обоих документах текст о пустоши Машино повторяется слово в слово. Ничего не изменилось за 109 лет? И это несмотря на то, что в 1676 г. «на пустоши Машино поселено.» Видимо, в 1735-1737 гг. переписчик пользовался старыми данными.

Рассмотрим несколько определений. Перелог: пахотная земля распахивалась крестьянами не всегда и не вся; по разным причинам она забрасывалась, запускалась в перелог, затем могла распахиваться вновь. В зависимости от качества земли подразделялись на добрые, средние и худые. Нормой достоинства земли служил доход, получаемый с нее. Копна сена — тоже единица измерения земли у крестьян. 10 копен — такое количество сена можно было собрать с четверти земли. Лес непашенный — лес, выросший на непаханой земле. М. Б. Петриченко в работе «Практические рекомендации по составлению крестьянских родословных» пишет: «В XVII веке четверть равнялась современным 0,56 гектара. Часто встречавшееся в межевых книгах выражение “а в двух потому ж” означало, что имелось в виду три одинаковых поля — пар, озимь и яровое. Для исчисления землевладения в сегодняшних мерах площади следует количество четвертей умножить на три и после этого — на 0,56»43.

В «Выписи из Бежецких межевых.» 1735-1737 гг. Машино вновь названа пустошью. Ничего себе пустошь — 62 ревизские души! Ранее в «Челобитной.» 1705 г. и в «Записке сотского.» 1733 г. Машино названа деревней. Понятие «ревизские души» было ведено с 1718 г., когда в целях учета населения для налогообложения начали проводиться переписи податного населения. Единицей ревизского учета была мужская душа. Это значит, что в то время в пустоши Машино было 62 мужских души? Плюс примерно такое же количество женских, а еще дети? Вряд ли, что в то время в д. Машино было 62 жителя.

В качестве комментария к документу можно отметить, что все-таки речь идет о деревне Машино. Как мы уже знаем, рассмотренный нами ранее документ «Записка сотского.» датирован 1733 г. Нигде в найденных источниках не встречаются с 1733 по 1737 г. причины обращения д. Машино снова в пустошь и возрождения ее в деревню, да еще с 62 ревизскими душами. Вряд ли за четыре года такое было возможно. Видимо, по каким-то причинам переписчики неверно указали д. Машино как пустошь с 62 ревизскими душами.

V. «Книга для записи деревень вотчин Николаевского Антониева монастыря с указанием размера жилого тяглового оброка. 1737. Начато: май 1737»44.

«1737 году мая в Бежецкого Николаевского Антонова монастыря по приказу. отца архимандрита Макария и по приговору волостного старо -сты Кирила Иванова с выборными и с крестьянами книги окладные того

же Антонова монастыря выбранных дозорщиков деревни Андрюшина Федота Мартьянова, деревни Бормина Артемца Кондратьева, деревни Медведчикова Ивана Трофимова, деревни Коробова Анкудина Мартынова, что они в тою Антоновскою вотчиною в села и деревни все ходили».

В документе перечислены деревни монастыря и величина налога. «Деревня Машино обложена жилого тягла три алтына две деньги». Сравнивая данные рассмотренной ранее окладной книги 1729 г., видим, что жилое тягло в 1737 г. выросло на одну деньгу. Обращает на себя внимание запись в тексте, что выбранные дозорщики «в тою Антоновскою вотчиною в села и деревни все ходили». Опять же можно предположить, что в предыдущем документе переписчики «в села и деревни» не ходили, привели данные (62 ревизские души), неизвестно откуда взятые. И в этом документе 1737 г. Машино названа деревней. Это позволяет с уверенностью говорить, что в и предыдущем документе все-таки была деревня Машино, а не пустошь.

VI. «Ведомость о селах и деревнях вотчины Антониева монастыря с указанием сколько значится в селениях душ мужского пола, в каком расстоянии находятся от монастыря и Петербурга села, вотчины и деревни. 1738. Начато: Июль 1738. Окончено: Июль 1738»45.

Из документа видно, что в 1738 г. Николаевский Антониев монастырь и его вотчины входили в состав Новгородской Епархии. Записаны в виде таблицы деревни, место их расположения, количество мужских душ и расстояние от монастыря. «В подмонастырской слободе и на монастырских дворах слуг и прочих разночинцев оной слободы при реке Могоче 211 душ. Деревня Машино, рек не имеется. и довольствуется от кладе-зев. 55 душ, распложена в 9-ти верстах от монастыря».

Более точно количество жителей деревни в 1738 г. можно определить с помощью церковных книг, так как за правильность записей в них священники несли ответственность. К примеру: «А ежели он, поп, с причетники в сию свою книгу написали что ложно или кого утаили, и за то повинны они жестокого наказания и по наказании лишения санов своих и также штрафа, какого указом его преосвященство определит. Поп Гаврило Нестеров руку приложил. Пономарь Алексей Нестеров руку приложил». Эта приписка в конце документа относится к метрической книге п. Лобнева за 1733 г.46 Согласно исповедной ведомости п. Лобнева за 1746 г., в д. Машино числилось 54 жителя47. Изучив материалы метрических книг этого погоста 1738, 1740-1746 гг.48 и проведя несложные подсчеты родившихся и умер-

ших, можно определить, что в 1737 г., в д. Машино было примерно 42-44 жителя. Примерно, потому что нет данных за 1739 г. Но вряд ли они существенно повлияют на число жителей.

VII. «Выпись из дозорных книг Антониева монастыря с указанием размера жилого тягла в монастырской вотчине. 1739»49.

В документе в виде таблиц приведен список деревень в четырех сохах и величина оплаты жилого тягла в каждой деревне. В конце каждой таблицы подпись: «Итого в Прибыльной (Заболоцкой, Бобровной, Новинской) пятке.» В документе слово «соха» заменено словом «пяток», от цифры пять, то есть одна из пяти сох. И здесь опять же д. Машино мы видим в Прибыльной сохе. Жители д. Машино должны были уплатить в Антониев монастырь жилого тягла три алтына и четыре деньги.

VIII. «Книга для записи пустошей, принадлежащих Антониеву монастырю с указанием находящейся в них земли, владельца, размера оброка и пр. Начато: 1741»50.

В основном здесь записаны пустоши, но есть и несколько деревень и

сел.

«№ 19. Пустошь Манькова — владеют крестьяне д(е)р(е)в(ни) Крутца вотчины Антониева монастыря. Оброку четыре рубля пятьдесят копеек. Сверх вышеописанного окладу сего 1741 г. наложено двадцать пять копеек. Пустошь Олферово. Оброку три рубля. В 1741 году сверху написано пятьдесят копеек. На сей 1741 год все сполна взято. Владеют дворцовой Кошевской волости деревни Шеино.

.№ 137. Деревня Машино. Оброку десять рублев. На сей 741 год все сполна взято.

.№ 139. Село Сандово. Оброку 20 рублев.»

Данные о п. Маньковой и с. Сандово приведены для сравнения величины оброка, собираемого в монастырь. Они позволяют предполагать, что д. Машино была не самая маленькая по количеству обрабатываемой земли и, конечно же, во владении монастыря были более богатые селения.

IX. «Дело о сдаче в оброк крестьянам Николаевского Антониева монастыря деревни Машино пустоши Олферова. 19 апреля 1741 г. - 24 апреля 1741 г.»51

В документе сказано, что пустошь Олферова в оброке «положена. три рубля», что ею владеет «дворцовой Кошевской корельской волости деревни Шеина с прочими деревнями корелянин Афанасий Ерыев с товарищами. А ныне о владении той пустоши просят того же Николаевского

Антониева монастыря вотчины деревни Машина крестьяне деревни Машина Алексей Савельев, Василей Петров с товарищами за оброку три рубля пятьдесят копеек». О пустоши Олферовой сказано в упоминавшейся ранее «Владенной записи деревни Машиной» 1872-1873 гг., где она названа пустошью Алферовой: «Она сполна принадлежит селению, лежит от него в 8 верстах». В ней было удобных 52,8 и неудобных 0,6 десятин.

Х. «Об изготовлении 150 000 штук кирпича крестьянами деревни Черкасова Семеном Фатеевым, деревни Машино Тереньтием Григорьевым, Кириллом Тимофеевым для нужд Антониева монастыря. Начато: март 1743 г. Окончено: март 1743 г.»52

В тексте записано, «по благословению господина отца Архимандрита Сосипатра с казначеем иеромонахом Феодосием с братией», сколько нужно заплатить денег, выдать ржи, жита, овса, крупы овсяной, толокна, овсяного хлеба, соли, масла постного, коровьего масла, баранов, яиц указанным крестьянам за изготовление кирпича». Как отмечал игумен Анатолий (Смирнов), с «1685 года в монастыре началась усиленная деятельность по постройке каменных церквей, келий и ограды»53. Монастырем было налажено производство необходимого строительного материала — кирпича. О том, что в вотчинах Антониева монастыря изготовляли кирпичи, пишет и священник Л. И Крылов: «В монастырских вотчинах, состоявших на барщине, крестьяне исполняли также разные земледельческие работы. и приготовляли кирпич.»54 Дополняет эти сведения О. Ю. Коркина: «Кроме сельскохозяйственных работ в монастыре было налажено производство кирпича. Этой работой занимались поденщики под руководством монахов»55. Налаженное производство, запасы глины и ее качество позволяли делать кирпичи жителям д. Машино до второй половины ХХ в. Опираясь на свидетельства местных жителей, автору настоящей статьи удалось найти предполагаемое место изготовления их — примерно в полутора километрах на северо-восток (как говорят местные, в сторону Величенки) от деревни, невдалеке от ручья, у местности, называемой Иван-Горой. Ручей жители д. Машино называют Старовским, жители д. Старогвоздино — Машинским, на карте Менде56 — Пироговским, на современных картах — речкой Чернушкой. Вполне возможно, что более тщательное изучение документов архива Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря позволило бы обнаружить и другие документы, связанные с промыслами машинских крестьян.

XI. «О растлении крестьянином вотчины князя Голицина Бежецкого уезда Сулежского прихода деревни Морозово Исаем Максимовым крестьянской девицы вотчины Антониева монастыря деревни Машино Акулины Степановой. 18 октября 1744 - ноября 1744 г.»57

«Бежецкого Николаевского Антониева монастыря господину отцу архимандриту Митрофану. Доношение. Сего октября 12 дня по указу вашего преподобия ездил я в вотчину прихода моего в деревню Машино к крестьянину Степану Семенову. для. дочери его. которая блудно родила младенца. Доносит Бежецкого уезда погоста Лобнева поп Гаврило Нестеров».

Опять же здесь мы видим, что приходом машинских жителей был погост Лобнево. Но почему указание для разбора события в монастырской деревне д. Машино дает архимандрит Антониева монастыря попу Гаврилу Нестерову, настоятелю не монастырской церкви? В каких отношениях состояли Антониев монастырь и погост Лобнево? Был ли погост основан монастырем или просто архимандрит мог дать указание настоятелю погоста как влиятельное лицо? Все это требует дальнейшего изучения. А пока документов об этом не обнаружено.

XIII. «Просьба крестьянина деревни Машина Константина Леонтьева и его внучки Василисы Мироновой о выдаче увольнительного письма на выход в замужество в другую вотчину. Май 1749 г.»58

В Николаевский Антониев монастырь обращается крестьянин вотчины названного монастыря деревни Машина Константин Леонтьев с просьбой о выдаче увольнительного письма его внучке на выход в замужество в «Алексеевского монастыря вотчины Бежецкого уезда села Кошева деревни Грудино» за крестьянского сына.

XII. «Дело о насильном завладении крестьянами деревни Машино пустошами Покровского монастыря Бежецкого уезда Горшкова, Андрияново и другой пахотной и непахатной землей. 8 марта 1754 г. -

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 мая 1754 г.»59

В документе в Бежецкую воеводскую канцелярию Угличского Покровского монастыря села Вас.сково прикащик Иван Федотов сын. стряпчий Федор Шепелев били челом на крестьян Николаевского Антониева Монастыря вотчины деревни Машина Степана Карпова, Ефрема Семенова, Якова. с товарищами, которые насильно завладели Покровского монастыря Бежецкого уезда Дорской и Сулежской волости пустошами Горшкова, Андреяново (Блинуха тож), Татарницова (Жуково

тож), Чистое Раменье. Всего было пашенной земли 111 четвертей, сена 100 копен, лесу непашенного 58 десятин.

Основываясь на данных всех вышеприведенных фактов и документов, мы можем сделать вывод, что Машино возникло, или, по крайней мере, уже существовало около середины XVI в. как деревня или как пустошь с поселением. Не подлежит сомнению то, что местность, где сейчас находится наша деревня Машино, была обжита в каком-либо виде уже в XVI в. События последней трети XVI - начала XVII в. способствовали ее превращению в пустошь, которая в XVII в. оказалась во владении Николаевского Антониева монастыря. И в период с 1676 по 1705 г. заселялась и вновь стала деревней. Начиная с XVIII в. Машино — деревня, которой остается и по сей день. Однако вопрос о том, как Машино стало монастырской деревней, пока остается открытым. Дальнейшее изучение архива Краснохолмского Антониева монастыря, во владении которого д. Машино нынешнего Краснохолмского района была до 1764 г., даст еще немало интересного материала по истории деревни. Это и приходорасходные книги, и описи монастыря, и подворные списки селений, и многое другое.

1 Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. М., 1988. Т. 6. С. 206.

2 Воробьев В. М. Тверской топонимический словарь. М., 2005. С. 242.

3 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря Весьегонского уезда Тверской губернии. Тверь, 1883. С. 63.

4 Романенко Е. В. Повседневная жизнь русского средневекового монастыря. М., 2002. С. 44.

5 Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. М., 1988. Т. 2. С. 248-249.

6 РоманенкоЕ. В. Повседневная жизнь. С. 39.

7 Летописец о зачатии Бежицкого верху Николаевского Антониева монастыря и о строении церквей Божиих, и о дани вотчин в обитель сию великих князей, бояр и прочих благодетелей // Жизневский А. К. Древний Архив Краснохолмского Николаевского Антониева монастыря. М., 1879. С. 70.

8 Шумаков С. А. Обзор грамот коллегии экономии. М., 1899. Вып. I: Обзор бежецких (1300-1767 гг.) и алатырских (1607-1761 гг.) актов. С. 45.

9 Государственный архив Тверской области. Ф. 828. Оп. 1. Ед. хр. 444.

10 РоманенкоЕ. В. Повседневная жизнь. С. 40.

11 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 24.

12 Ожегов С. И., ШведоваН. Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1996.

13 Ключевский В. О. Сочинения. Т. 2. С. 271.

14 Пиотух Н. В. Сельское расселение России во второй половине XVIII века: сравнительно-региональный анализ // Круг идей: алгоритмы и технологии исторической информатики. М., 2005. С. 290.

15 Ключевский В. О. Сочинения. Т. 2. С. 275.

16 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание. С. 67.

17 «.в 1612 году “черкасы” очутились на верхневолжских и даже заволжских местах, — в Краснохолмском Антониевском монастыре, в Пошехонье, в Угличе, в Твери. В это время они сражались с князем Димитрием Мамстрюковичем Черкасским и выгнаны были им из Антониева монастыря (Бежецкого уезда. Тверской губернии)» (см.: Яворницкий Д. И. История запорожских казаков. Киев, 1990. Т. 2.).

18 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание. С. 41.

19 Дозорная книга церковных приходов новгородской кафедры в Бежецком Верхе дозора Долмата Тишнева. Середина 1570-х гг. // Писцовые книги новгородской земли. Писцовые книги Бежецкой пятины XVI века / Сост. К. В. Баранов. М., 2001. Т. 3. С. 200.

20 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание. С. 66.

21 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 4570.

22 Сенин С. И. Бежецкий погром // Бежецкий Верх: Сборник статей по истории Бежецкого края. Тверь, 1996.

23 Дозорная книга церковных приходов новгородской кафедры... С. 202.

24 Сборник статических сведений о Тверской губернии. М., 1891. Т. 6. Вып. 1.

С. 87.

25 ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Ед. хр. 15 387. Л. 233.

26 Там же. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 14.

27 Летопись занятий Археографической комиссии. 1878-1881 гг. СПб., 1888. Вып. 8. Отд. II: Переписные книги 1676-1682. Бежецкий Верх. С. 184.

28 Кочин. Г. Е. Сельское хозяйство на Руси в период образования Русского централизованного государства. Конец XIII - начало XVI в. М.; Л., 1960. С. 115, 116.

29 Там же. С. 116.

30 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 200.

31 Там же. Ед. хр. 963.

32 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание. С. 62.

33 Маньков А. Г. Материалы по истории крестьянства в Русском государстве XVI века: Сб. док. Л., 1955. С. 30.

34 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание. С. 63.

35 Беляев И. Д. Крестьяне на Руси. М., 1865. С. 87.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

36 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 1288.

37 ЛакиерА. [Б.] О вотчинах и поместьях. СПб., 1848. С. 118.

38 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 181.

39 Майор Максим Андреевич Боборыкин с 16 апреля 1733 г. по 12 февраля 1735 г. был Бежецким воеводой (см.: Преображенский В. А. Городские воеводы: Бежецкие воеводы и коменданты с 1595 по 1765 г. // Тверские губернские ведомости. 1858. № 48. С. 117-119).

40 Рыкачевы — старинный дворянский род, внесен в родословную дворянскую книгу Тверской губернии. Есть сведения, что бабушка по отцу М. Ю. Лермонтова, Анна Васильевна, была из рода Рыкачевых. В Бежецком уезде им принадлежали несколько деревень. Среди них — Веригино, Рашково, Борок, Дорка, Степушино и другие (см.: Чернявский М. Генеалогия господ дворян, внесенных в родословную книгу Тверской губернии с 1787 по 1869 год, с алфавитным указателем и приложениями. Ч. 1, Ч. 2; Блохин Н. В. Предки Лермонтова со стороны отца [Электронный ресурс] // http://www.proza.ru/2009/10/06/821. Дата обращения — 13.10.2010).

41 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 1325.

42 Там же. Ед. хр. 34.

43 Петриченко М. Б. Практические рекомендации по составлению крестьянских родословных. СПб., 2001. С. 9.

44 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 1415.

45 Там же. Ед. хр. 1466.

46 Там же. Ф. 160. Оп. 1. Ед хр. 15 391. Л. 197.

47 Там же. Ед. хр. 17 791.

48 Там же. Ед. хр. 15 700, 15 393, 15 702, 32 816, 21 319, 21 320, 15 395, 15 397.

49 Там же. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 1603.

50 Там же. Ед. хр. 1757.

51 Там же. Ед. хр. 1726.

52 Там же. Ед. хр. 1982.

53 Анатолий (Смирнов), игумен. Историческое описание. С. 14.

54 Крылов Л. И. Город Красный Холм и его соборы. К 200-летнему юбилею Преображенского собора (1713-1913). Исторический очерк. Тверь, 1913. С. 18.

55 Коркина О. Ю. Ранние страницы истории Краснохолмского Николаевского монастыря // Бежецкий край. Материалы I научно-практической конференции «Роль провинции в образовании и развитии Российского государства и становлении великорусского этноса (на материалах Бежецкого края), состоявшейся в Бежецке в мае 1994 года. Бежецк, 1994. С. 7.

56 Топографическая межевая карта Тверской губернии. Из атласа, составленного в 1848 и 1849-м годах чинами Межеваго корпуса и офицерами топографов военного ведомства под наблюдением Генерального штаба генерал-майора Менде и руководством в ученом отношении Императорского русского географического общества / Издана по высочайшему повелению Императорским русским географическим обществом в 1853-м году. М., 1853. XII карт (180 л.).

57 ГАТО. Ф. 186. Оп. 1. Ед. хр. 2064.

58 Там же. Ед. хр. 2373.

59 Там же. Ед. хр. 2784.

Информация о статье:

Автор: Сорокин Владимир Николаевич, краевед, г. Бежецк (Тверская область). Название: Монастырская деревня Машино: к вопросу о датировке возникновения и заселения деревни.

Аннотация: В данной статье автор обратился к истории деревни Машино, расположенной на территории нынешнего Краснохолмского района Тверской области. До второй половины XVIII в. деревня принадлежала Краснохолмскому Николаевскому Антониеву монастырю, а потому ее история пересекается с историей этой обители. Работа основана на архивных документах и рассказах местных жителей.

Ключевые слова: Тверская область, Краснохолмский монастырь, краеведение.

Information about the article:

Author: V. N. Sorokin

Title: Monastery-owned village Mashino: on the emergence and settlement dating. Summary: In this paper the author studied the history of the hamlet Mashino, located on the territory of present Krasnokholmsky district of Tver region. Until the second half of the XVIII century the locality belonged to Krasnokholmskiy Nikolayevsky Antoniev monastery, so its history is connected with the history of this monastery. The work is based on archive documents and oral tradition of local residents.

Key words: Tver oblast, Krasnokholmskiy monastery, study of local lore.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.