Научная статья на тему 'Молодежные общественные организации Западной Сибири в 1991-2004 гг'

Молодежные общественные организации Западной Сибири в 1991-2004 гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
180
25
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мамонтова Т. В.

Автором проанализирован процесс становление современных молодёжных общественных организаций в Западной Сибири, выделены его этапы. В статье предпринята попытка дать объективную оценку развитию молодёжных общественных организаций, что позволило выявить место и роль указанных организаций в общественно-политической жизни региона конца XX начала XXI века. Материалы могут быть использованы при формировании научно-обоснованной государственной молодёжной политики в регионе, в дальнейших научных поисках и прикладных разработках в области истории общественных молодёжных организаций Западной Сибири, кроме того при преподавании курса новейшей отечественной истории в вузах и при подготовке учебных пособий для педагогов, работающих с молодёжью.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Youth social organizations in Western Siberia since 1991 to 2004

The author analyses the process of modern youth social organizations growing in Western Siberia and divides it in stages. In the article Mamontova T.V. makes the attempt to give the objective appraisal of development of the youth social organizations. It reveals the place and the role of these organizations in region's social and political life at the end of the 20-th to the beginning of the 21-th centuries. The materials may be used for forming the scientific basis of youth politics in region for further scientific researches and for applied elaborations in the field of history of Western Siberia youth social organizations. Besides, it may be used for teaching the course of Native history in institutes of higher education and for training aids preparations.

Текст научной работы на тему «Молодежные общественные организации Западной Сибири в 1991-2004 гг»

7. Морозова Д. Г. Второе поколениехарбинцев// Проблемы Дальнего Востока. — Владивосток, 1994. — №5. — С. 141.

8. Аверьянов Ю.Г. Православие и традиции казачества // Казаки России. - М,Санкт-Петербург. - 1996. - С. 18.

9. На сопках Маньчжурии. Ассоциация «Харбин». — (Харбин). - 1999. - №66. - июнь. - С.1.

10. ГАХК. Ф. 830. оп. 2. д. 16. л. 192.

И. Гун-Бао. - (Харбин). - 1937. - 27апреля.

12. Там же.

13. Нилус O.E. Исторический обзор Китайской Восточной железной дороги. 1896 - 1923гг. - Харбин, 1923. - T.l. - С.645.

14. ТаскинаЕП. Русский Харбин,- М„ 1998,- С.31.

15. Россия. - (Нью-Йорк). — 1937. — Эфевраля.

16. ТаскннаБ.П. Указ.соч.- С.30.

17. Родина. - Москва, 1995. - №2. - С. 27.

18. Кочубей О.И., Печерица В.Ф. Указ. соч. - С. 11.

19. Информационный бюллетень правления Общества читин-цев в Шанхае. -Тяньцзинь, 1935. - №10. - С. 7.

20. Владивосток. - (Владивосток). - 1994. - 20декабря.

21. ГАХК. Ф.830. оп. 2.д. 7.л. 25.

22. Рупор. - (Харбин). - 1936. - 22апреля.

23. ГАХК. Ф. 830. оп. 2. д. 20. л. 29.

24. Там же. Ф. 1128.0П. 1.д. 138. л. 72.

МАЛЫШЕНКО Геннадий Иванович, доцент кафедры гуманитарных наук.

Поступила в редакцию 30.06,06. © Малышенко Г. И.

УДК 061.213:947 (571.1) J.B. МАМОНТОВА

Омский государственный технический университет

МОЛОДЁЖНЫЕ

ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В 1991-2004 гг.

Автором проанализирован процесс становление современных молодёжных общественных организаций в Западной Сибири, выделены его этапы. В статье предпринята попытка дать объективную оценку развитию молодёжных общественных организаций, что позволило выявить место и роль указанных организаций в общественно-политической жизни региона конца XX - начала XXI века. Материалы могут быть использованы при формировании научно-обоснованной государственной молодёжной политики в регионе, в дальнейших научных поисках и прикладных разработках в области истории общественных молодёжных организаций Западной Сибири, кроме того • при преподавании курса новейшей отечественной истории в вузах и при подготовке учебных пособий для педагогов, работающих с молодёжью.

В конце 1980-х гг. комсомольские организации Западной Сибири, как и в СССР в целом, находились в кризисном положении. Численность Омской областной комсомольской организации составила к 1 января 1 990 г. лишь 80 % от численности 1987 г. [ 1 ], а Тюменской областной комсомольской организации - 79 % [2]. Наиболее сильно к началу 1990 года численно сократились организации Кемеровской и Новосибирской областей. Так, с 1987 по 1989 гг. Новосибирская областная комсомольская организация потеряла в своём составе 93410 комсомольцев (почти треть) [3, с. 4]. В период с 1985 г. по 1989 г. при сокращении общей численности молодёжи Кемеровской области на 33 тыс. человек сокращение рядов комсомольцев произошло на 78 тыс. [4]. В 1990 г. в Западно-Сибирском регионе Кемеровская область была лидером по сокращению приёма: по сравнению с 1989 годом приём в комсомол там сократился в 4,3 раза [5]. По количеству сдавших комсомольские билеты лидировала Новосибирская область [6]. В целом по региону к концу 1990 г. большинство организаций ВЛКСМ распалось.

Автор согласен с В. Д. Полкановым в том, что процессы демократизации лишь стимулировали центробежные силы в комсомоле. Истоки кризиса более

сложны и глубоки. Это, прежде всего, противоречия между провозглашённым общественно-политическим статусом ВЛКСМ и его массовостью, идейной размытостью, аморфностью задач и целей; жёсткой, закостенелой организационной структурой комсомола и демократической природой молодёжного Союза; высоким динамизмом процессов в молодёжной среде и заторможенным реагированием на них комсомольского аппарата; провозглашением первичек как основы организации и игнорированием вышестоящими органами их прав, неумение комсомольского аппарата улавливать тенденции развития первичек; изначальной моделью единой молодёжной организации и требованием времени социального плюрализма и многовариантности [7, с. 12].

Согласно решению XXII чрезвычайного съезда ВЛКСМ, принявшего Декларацию, прекращающую деятельность комсомола как всесоюзной структуры, правопреемником ВЛКСМ стал Ленинский коммунистический союз молодёжи РСФСР (8]. 19-20 октября 1991 г. было произведено переименование этой организации в Российский Союз Молодёжи (РСМ). Отныне декларировалось, что организация отказывается от политической деятельности как главного направления работы и ориентируется, в первую оче-

редь, на решение социальных проблем детей и молодёжи.

Союз молодёжи Кузбасса PCM (СМК) был создан 14 ноября 1991 г. [9] Численность СМК постоянно росла. Так, в 1992 г. в СМК входило 887 человек, в 1994 г. - 3200 чел., в 1998 г. - уже около 5000 чел, а к 1 января 2001 г. — 5709 человек (данные по индивидуальному членству) .[10] Деятельность СМК в некотором роде стимулировала процесс самоорганизации молодёжного движения в Кемеровской области, создания молодёжных общественных объединений. В то же время в начале 90-х гг. эта общественная организация переживала идейно-организационный и финансовый кризис. Бюджет Союза за 1992 г. свидетельствует о том, что расходы на содержание аппарата ОК СМК составляли 2218,7 тыс. руб., а на финансирование социальных программ для детей и молодёжи выделялась в 7 раз меньшая сумма [11]. В 1993 г. сумма, выделенная на уставную деятельность союза, была во много раз меньше суммы, выделенной по статье «содержание обкома» и в 14 раз меньше совокупного расхода на содержание аппарата СМК [12]. В 1994 г. разница между суммами, выделяемыми на социальные программы, и прочими расходами была 1:12 [ 13] и только к 1997 г. в расходной части бюджета СМК статья по финансированию социальных программ превысила статью расходов по заработной плате в 4 раза [14].

I конференция Тюменской областной организации РСМ состоялась 26 ноября 1991 г. [15]. В первой половине 1990-х гг. происходило постепенное сокращение количества комитетов, входящих в эту организацию и к 1 января 1995 г. их осталось всего 7 [16]. По мнению автора, об эффективности деятельности Тюменской областной организации РСМ свидетельствуют следующие цифры. В 1993 г. на содержание аппарата управления было израсходовано в 14 раз больше, чем на мероприятия объединения [17]. В 1994 г. расходы на содержание аппарата управления в 41 раз превышали все прочие расходы. [18] В 1995 г. 11484,0 рублей было потрачено на содержание аппарата управления — других статей расходов в бюджете указанного общественного объединения не было [ 19]. В 1996 г. расходы на содержание аппарата управления составляли около 93% всех расходов объединения [20].

Итак, я разделяю точку зрения Сироткина О.Э., РСМ — «это забюрократизированная и формально существующая организация, выполняющая определённые аппаратные задачи, практически находящаяся на содержании у власти» [21, с. 62-64]. Вместе с тем, в рассматриваемый период как отмечает Верча-гина И.Ю., Союз молодёжи Кузбасса был крупнейшей и наиболее активной молодёжной общественной организацией Кемеровской области [22, с. 130]. В большинстве других областей Западно-Сибирского региона отделения РСМ были организационно и финансово слабыми молодёжными организациями.

Стоит заметить, что в 1990-е гг. в Западной Сибири произошло возрождение комсомола. На территории региона действовали: Общественная организация «Ленинский коммунистический союз молодёжи Тюменской области», Всекузбасский Ленинский Коммунистический Союз молодёжи, региональные отделения Российского Коммунистического Союза и Союза коммунистической молодёжи и др.

Среди организаций-сателлитов политических партий можно выделить следующие: Кемеровский областной либерально-демократический Союз молодёжи, Кемеровское городское отделение межрегионального Молодёжного союза «Яблоко», Кеме-

ровское региональное отделение общероссийской общественной политической организации «Российский союз свободной молодёжи», Омское, Тюменское и Кемеровское региональные отделения Общероссийского молодёжного политического общественного движения «Лебедь», Омское, Тюменское, Кемеровское, Новосибирское и Томское региональные отделения общероссийской общественной организации «Молодёжное единство», Омское, Тюменское и Кемеровское региональные отделения ВОПД «Наш дом — Россия», Молодёжная организация Новосибирского регионального отделения политической партии ЛДПР и др.

Неформальное общественное движение в СССР, в том числе и среди молодёжи стало активно проявлять себя ещё с середины 80-х гг. По оценкам исследователей в 1986 г. насчитывалась до 30 тысяч неформальных объединений молодёжи. Спектр интересов их деятельности включал почти 200 направлений. По данным социологических исследований, проведённых Л. Захаровым, А. Бобровым, от 10 до 13 % молодёжи считало себя участниками неформальных движений [23, с. 27]. Следовательно, переход от монополии ВЛКСМ н ВПО к множеству объединений различной направленности сначала состоялся и лишь с принятием в 1090 г. Закона СССР «Об общественных объединениях» был оформлен и юридически закреплён на законодательном уровне. Одной из первых в Новосибирской области была зарегистрирована Ассоциация молодёжных организаций (HAMO) [24, с. 4]. По инициативе бывшего горкома комсомола и городской комсомольской конференции в январе 1991 г. прошла учредительная конференция указанной организации. Главной целью Ассоциации провозглашалась социальная защита молодёжи. К декабрю 1991 г. HAMO объединяла 8 различных по своим взглядам и методам работы молодёжных организаций города [25, с.З].

По нашему мнению, среди общественных организаций, созданных в регионе в начале 1990-х гг. на основе самоорганизации молодёжи, заслуживают особого внимания скаутские организации. Я разделяю точку зрения В.Е. Черных, причинами возрождения скаутизма (именно возрождение, поскольку первое звено скаутов в нашей стране появилось ещё в 1909 г., но в 1920-е годы это движение было ликвидировано) в России явились: потребность общества в воспитании новых поколений молодых людей в условиях системных изменений в СССР и России; публикации о скаутинге в научной и публицистической прессе; действия инициативной группы молодых людей; взаимное стремление руководства двух крупнейших международных организаций Союза пионерских организаций (Федерации детских организаций) и Всемирной организации скаутского движения к сотрудничеству; оказали значительное влияние и первые попытки эмигрантских скаутских организаций (НОРС и ОРЮР) расширить сферу своего влияния из эмиграции на российскую территорию [26, с. 59]. Как справедливо отмечает Кудряшов Ю.В., главным фактором возрождения скаутинга «стали молодые (и не очень молодые) ребята в самом Союзе» [27, с. 259].

Днём возрождения скаутского движения в г. Омске является Юдекабря 1989г. [28]. Именно в этот день по инициативе Никитченко А.Н. внешкольный разновозрастной отряд «Агидель» стал скаутским. Несколько позднее скаутские отряды появились в Новосибирске, Томске, Тюмени и других городах Западной Сибири. Позже на базе этих отрядов были созданы городские скаутские центры.

Съезд лиц, интересующихся скаутским движением, открылся в Москве 15 ноября 1990 г. На съезде была создана Ассоциация Возрождения Российского скаутинга (АВоРС) и определено 5 регионов её деятельности, в том числе, Сибирский отдел (с центром в г. Омске). Позже к Сибирскому отделу присоединились Уральский и Дальневосточный отделы. Таким образом, есть все основания констатировать факт легитимного возврата скаутского движения в Россию, произошедшего не по указанию «сверху» и не на основании политической воли властей.

24 сентября 1991 г. на базе Сибирского отдела АВоРС была создана Сибирская Ассоциация скаутов (СибАС), Штаб-квартира которой расположилась в г. Омске [29]. Президентом СибАС был избран омский скаут-лидер Никитченко А.Н. Территориально СибАС была самой большой скаутской организацией в мире. К 1 ноября 1994 г. СибАС охватывала 15 регионов, 80 отрядов, 1346 скаутов, в том числе 34 отряда, 538 человек, из Западной Сибири. [30] В 1995 г. СибАС включала уже 138 отрядов, в том числе 30 западносибирских [31, с. 9-17]. Поданнымна4ноября 1997 г. из 102 о трядов — членов СибАС 26 было из Западной Сибири [32, с. 7-11]. В рассматриваемый период из всех западносибирских членов СибАС наибольшее количество скаутов было из Омской области.

СибАС, Союз «Московский скаут» и Ассоциация скаутов Санкт-Петербурга 27 ноября 1991 г. на съезде в Репино, подЛенинградом, создали Федерацию скаутов России (ФСР). На съезде был принят Устав, избран президент, которым стал А. Н. Никитченко. Штаб-квартирой президента ФСР был определён г. Омск. В 1998 г. СибАС вышла из состава ФСР и в дальнейшем развивалась самостоятельно, но это не означало изоляцию или, тем более конфронтацию от других скаутских формирований.

К 2000 г. СибАС фактически прекратила своё существование как организация, координирующая деятельность скаутских отрядов на территории Сибири и продолжала существовать лишь как информационно-методический центр. На территории региона на протяжении рассматриваемого периода действовали и отряды, входящие в другие скаутские организации.

Таким образом, омский скаут-лидер Никитченко А.Н. сыграл большую роль в деле возрождения скаутизма не только в Омской области и Западной Сибири, но и в России. Скаутинг в регионе развивался в тесном контакте с российскими и зарубежными скаутскими организациями, в частности, с бой-скаутам и Америки в рамках многолетнего проекта «Сибирские инициативы».

Среди организаций, целью деятельности которых является создание правовых, экономических и организационных условий развития молодёжных объединений, можно выделить Тюменскую региональную общественную организацию «Областное объединение молодёжи» (ООМ). Указанная организация была создана и зарегистрирована в 1995 г. [33]. Поданным на 22 апреля 1997 г., ООМ включала 52 молодёжных организации области [34].

В духовной сфере общества после официально провозглашённого разрыва с социалистической идеологией образовался вакуум, который был заполнен ценностями общества потребления, такими как стремление к обогащению и карьере, культ силы, денег и власти. Негативным моментом в процессе социализации стало преобладание среди российской молодёжи комплекса гражданской неполноценности. Поэтому большое значение приобрела деятельность

общественных организаций по патриотическому воспитанию молодёжи. Например, Союза патриотической молодёжи Кузбасса, городской молодёжной общественной организации «Омский военно-исторический клуб «Егерь», Тюменского военно-исторического клуба «Доблесть», Тюменского областного пресс-клуба «Патриот» и др.

Кроме того, в регионе были созданы объединения, развивающие общественную активность молодёжи через оказание добровольной помощи престарелым, инвалидам, детям-сиротам и другим категориям населения. Молодёжные общественные организации действовали там, где деятельность государственных структур была малоэффективна. Например, Омское городское общество «Милосердие», Фонд социальной защиты молодёжи г. Новосибирска, Социальный центр молодёжи (Кемеровская область) и др.

Итак, в рассматриваемом периоде развития молодёжных организаций Западной Сибири я выделяю следующие этапы (критерий — уровень структурированности молодёжных объединений, их стремление к взаимодействию с целью сотрудничества как друг' другом, так и с органами государственной власти):

1. 1991 —1994 гг. — С 1 января 1991 г. вступил в силу Закон СССР «Об общественных объединениях» . Только тогда на законодательном уровне получили признание альтернативные ВЛКСМ и ВПО молодёжные организации. А после распада ВЛКСМ и ВПО им. В.И. Ленина произошла демонополизация молодёжного движения. Оно стало вариативным по направлениям деятельности и многообразным по структуре. Молодёжные организации создавались как на основе самоорганизации молодёжи, так и по инициативе государственных структур, политических партий и общественно-политических движений, института религии, коммерческих и прочих организационных структур. Появляющиеся в Западной Сибири молодёжные общественные организации, как правило, были слабо структурированы, малочисленны, их деятельность осуществлялась преимущественно на местном уровне. Поскольку помощь со стороны государственных органов (отделов, комитетов по молодёжной политике) практически не оказывалась, молодёжным организациям региона приходилось самостоятельно выживать на редкую спонсорскую и благотворительную помощь. Ситуация усугублялась отсутствием правовых гарантий государственной поддержки деятельности молодёжных общественных объединений как в федеральном, так и в региональном законодательстве.

2. 1995 — 2004 гт. — В указанный период в Западной Сибири было сформировано законодательство, определяющее гарантии, общие принципы, содержание и меры государственной поддержки молодежных объединений региона. Так, на основе федерального закона от 28.06.1995 г. «О государственной поддержке молодёжных и детских общественных объединений», в Омской области и Алтайском крае были приняты отдельные законы о государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений. В законодательстве Тюменской, Кемеровской, Томской и Новосибирской областей вопросам государственной поддержки молодежных объединений были отведены лишь разделы в законах о государственной молодежной политике. В некоторых городах Западной Сибири, например, в г. Омске, поддержка законодательно закреплялась и на уровне местного самоуправления. В целом оказываемая поддержка была частичной и фрагментарной. Главным источником финансирования деятельности моло-

дёжных организаций продолжала оставаться помощь от отечественных предприятий и предпринимателей. Другим важнейшим источником стали гранты от зарубежных благотворительных фондов. Содействие в их получении оказывал Межрегиональный общественный фонд «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» (г. Новосибирск).

При органах государственной власти стали создаваться структуры, способствующие налаживанию сотрудничества между молодёжными организациями региона. Например, Советмолодёжных и детских организаций при Комитете по делам молодёжи администрации г. Омска; Совет по молодёжной политике при главе администрации Кемеровской области и Областная коллегия по молодёжной политике при администрации Кемеровской области и др. Определяющей также явилась тенденция объединения общественных организаций в рамках клубов, союзов, ассоциаций, «круглых столов», советов: координационный совет детских и молодёжных организаций Тюменской области, координационный совет детских и молодёжных объединений Омска и Омской области идр. Вместе стем каждая организация жил а по своим законам и правилам, единого молодёжного движения в регионе не было.

Таким образом, отличительным признаком рассматриваемого периода являлась добровольность вступления в общественные организации. Однако свобода выбора молодым человеком своей организации проявлялась для большинства молодёжи региона как свобода не выбирать ни одной из них. В условиях глубокого социально-экономического кризиса реальное влияние молодёжных общественных организаций региона на процессы в молодёжной среде и в целом на общественно-политическую ситуацию в Западной Сибири было незначительным. Для некоторых объединений была характерна потеря своей социально направленной сущности, замыкание деятельности только на решении личных проблем членов организации.

Однако участие в деятельности молодёжных общественных организаций ускоряло процесс социализации молодого человека, преобразования социального опыта в установки, ценности, ориентации, облегчало усвоение социальных норм и ролей, способствовало его самовыражению и самореализации.

Библиографический список

1. Подсчитано по: Центр документации новейшей истории Омской области (далее- ЦДНИОО) Ф. 4. Оп. 88.Д. 31.Л. 1.;Оп. 91. Д. 15. Л. 1; Оп. 92. Д. 19.Л. 53.

2. Подсчитано по: Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (далее - ГАСПИТюО) Ф. 1444. Оп. 62. Д. 9. Л. 2.; Д. 112. Л. 1;Д.235.Л. 1.

3. Отчётный доклад ревизионной комиссии Новосибирской областной комсомольской организации // Молодость Сибири. — 1990 - 17февраля(№7).

4. Подсчитано по: Государственный архив Кемеровской области (далее - ГАКО). Ф. П — 75. Оп. 54. Д. 177. Л. 4.; Ф. П - 126. Оп. 46,Д. 17.Л. 94.

5. Российский государственный архив социально-политической истории (далее - РГАСПИ).Ф,М. 1.0п. 166. Д. 376. Л. 49.

6. РГАСПИ.Ф.М. 1. Оп. 165. Д. 235. Л. 7; Оп. 166. Д. 376. Л. 50.

7. Полканов В.Д Нужен ли прошлый опыт ВЛКСМ? /В Д. Полканов//Коммунист и время. — 1990 — № Ш(октябрь). - С. 12-14.

8. РГАСПИ.Ф.М. 6. Оп. 22. Д. 1.Л.21.

9. ГАКОФ. Р-1301.Оп. 1.Д. 18.Л. 11-12.

10. Подсчитано по: ГАКО Ф. Н-1301. Он. 1. Д. 32,49,65,71,74.

11. Подсчитано по: ГАКО. Ф. Р-1301. Оп. !..:■, 17.Л. 1-5: Д. 18. Л. 2-5; Д. 45. Л. 8-11.

12. Подсчитано по: ГАКО. Ф. Р-1301. Оп. 1.Д.45.Л.9.

13. ГАКО. Ф. Р-1301 Оп. 1.Д.56.Л. 14.

14. ГАКО.Ф.Р-13.;: Ои. 1. Д. 68.Л. 6.

15. ГАСПИТюО ф 4053. Оп. 1.Д. 1.Л. 1.

16. ГАСПИТюО'.4053.Оп. I Д.7.Л. 12.

17. Подсчитано по-1ЛСПИ 1'юО Ф. 4053. Оп. 1. Д. 5. Л. 7.

18 Подсчитано по: ГАСПИТюО Ф. 4053. Оп. 1.Д.9.Л.7.

19. Подсчитало по: ГАСПИТюО £>. 4053. Оп. 1.Д. 10. Л. 4.

20. Подсчитано по: ГАСПИТюО Ф. 4053. Оп. 1.Д. 12. Л. 9.

Т С.ироткинО.Э. Сущность и тенденции молодёжного движе-

ниявсовременной Р' ¿сии: Дис... канд. политич.наук/ О.Э. Сирот -кин. - М., 2004. - 160 с.

22. Верчагина И.Ю. Молодёжные общественные объединения Кузбасса на современном этапе (1985 — 2002 гг.): Дис.... канд. ист. наук/И.Ю. Верчагина. — Кемерово, 2003. - 205с.

23. Захаров Л, Бобров А. Раскрепощение // Молодёжь России. - 1993,-№5. - С. 27.

24. И партии счёт любят// Молодость Сибири. - 1991.-21-27 апреля (№ 17).

25. И всё-таки они выжили//Молодость Сибири. — 1991,22-28 декабря (N9 52).

26. Черных В. Е. Скаутское движение в России в 80 - 90-е годы XX века: Истоки, Этапы. Содержание: Дис..., канд. ист. наук / В.Е.Черных. - Кострома,2001. - 260с.

27. Кудряшов Ю.В. Российское скаутское движение. Исторический очерк (науч. изд.). — Архангельск: Издательство Поморского госуниверситета, 1997. —400 с.

28. ЦДНИОО. Ф. 484. Оп. 1.Д.З.Л. 1.

29. Решение Совета СибАС № 1 от 29 сентября 1991 г. //Текущий архив СибАС.

30. Информация о скаутских группах и количестве скаутон в регионах, входящихв СибАС на 1 ноября 1994 г. // Текущий архив СибАС.

31. Список отрядов СибАС на 31.12.1995 г. // Информационный сборник штаб-квартиры СибАС. - 1996. — январь.

32. Список отрядов СибАС на04.11.1997 г. // Информационный сборник штаб-квартиры СибАС, - 1997. — ноябрь.

33. ГАСПИТюО Ф. 4084. Оп. 1.Д.9.Л.8.

34. ГАСПИТюО Ф. 4084. Оп. 1.Д.9.Л.5.

МАМОНТОВА Татьяна Владимировна, аспирантка кафедры отечественой истории.

Поступила в редакцию 21.06.06. © Мамонтова Т. В.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.