Научная статья на тему 'Молодежная насильственная преступность как угроза национальной безопасности России'

Молодежная насильственная преступность как угроза национальной безопасности России Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
430
48
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ / ПОДРОСТКОВО-МОЛОДЁЖНАЯ СРЕДА / НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / VIOLENT CRIME / YOUTH ENVIRONMENT / NATIONAL SECURITY

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Шляпникова Ольга Викторовна, Крайнева Ольга Леонидовна

В статье рассматривается информационная составляющая национальной безопасности в сфере борьбы с насильственной преступностью в подростково-молодёжной среде.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Шляпникова Ольга Викторовна, Крайнева Ольга Леонидовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

VIOLENT CRIME OF THE YOUTH AS A THREAT FOR NATIONAL SECURITY OF RUSSIA

The article analyses informational component of national security in the field of struggle against violent crime of the youth.

Текст научной работы на тему «Молодежная насильственная преступность как угроза национальной безопасности России»

УДК 343.9

МОЛОДЕЖНАЯ НАСИЛЬСТВЕННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ КАК УГРОЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

РОССИИ

© Шляпникова Ольга Викторовна

кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права, Саратовская государственная юридическая академия.

ЕЗ shliapnikova.olgai@yandex.ru

© Крайнева Ольга Леонидовна

кандидат юридических наук, доцент кафедры правосудия и процессуального права, Саратовский государственный социально-экономический университет.

Н krajne-olga@yandex.ru

В статье рассматривается информационная составляющая национальной безопасности в сфере борьбы с насильственной преступностью в подростково-молодёжной среде.

Ключевые слова: насильственная преступность, подростково-молодёжная среда, национальная безопасность.

Молодёжная групповая преступность, как и преступность в целом, - сложное социальное явление, связанное с противоречиями в экономических, социально-политических, духовно-нравственных процессах, происходящих в обществе. Криминологи отмечают не только активизацию криминальной деятельности в молодёжной среде, которая почти в два раза выше, чем среди лиц 30-ти лет и старше, но и приобретение ею качественно новых форм, характеризующихся повышением уровня организованности, степени и тяжести общественной опасности, проявлением насилия, жестокости, садизма, вандализма. Участились случаи насилия и массовых столкновений на почве расовой, национальной и религиозной нетерпимости.

Важно подчеркнуть, что при анализе динамики традиционных форм криминального насилия в молодёжной среде мы исходили из количественных показателей насильственной преступности в стране (2001-2010 гг.) и тен-

денции её развития, учитывая долю групповых преступлений, совершённых подростками и молодыми людьми, которые составляют от 20% до 80% в структуре преступности в зависимости от различных видов преступлений, их территориального происхождения и т. д.

Учитывая, что основной возраст большинства преступников, совершающих насильственные преступления, не превышает 30 лет, следует сделать вывод, что основные тенденции насильственной преступности в целом характерны и для молодёжной среды.

При рассмотрении состояния и динамики криминального насилия (убийств, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, изнасилований, хулиганств, грабежей и разбоев) становится очевидным, что, несмотря на снижение количества зарегистрированных преступлений данных видов (причём в отношении разбоев данная динамика наблюдается в течение 5-ти лет, а грабежей - в течение 4-х лет), фактическое количество данных престу-

плений в течение последних 2001-2010 гг. не уменьшалось, а увеличивалось (значительная часть данных преступлений осталась скрытой). Так по данным исследований латентной преступности в настоящее время расчётный коэффициент, латентности для убийств составляет 1,4, умышленных причинений тяжкого вреда здоровью - 1,5, для разбоев - 1,37, грабежей -2,04, изнасилований - 4,17, хулиганств - 4,83 [7, с. 75-78, 81, 86, 140-142, 145].

Кроме того, количество фактов бандитизма в течение 2001-2006 гг. по России составляло не менее 400, и только в последние четыре года снизилось до 184: 2007 г. - 348, 2008 г. - 262,

2009 г. - 231 [8, с. 342; 17], 2010 г. - 184 [19]), а количество преступлений, предусмотренных ст. 210 УК РФ, в течение всего периода 2001-2007 гг. постоянно увеличивалось (только в 2008-2010 гг. несколько снизилось). Так, начиная с 2001 г. до

2010 г. количество фактов организаций преступных сообществ (преступных организаций) выросло в 1,5 раза : 2001 г. - 118, 2002 г. - 123, 2003 г. - 141, 2004 г. - 224, 2005 г. - 244, 2006 г. - 255, 2007 г. - 337, 2008г. - 325, 2009 г. - 247, 2010 г. - 172 [7, с. 118; 8, с. 342; 17; 18].

То есть, в целом, как и в 90-е гг. ХХ в., в настоящее время наблюдается интенсификация роста количества (особенно фактического) большинства форм криминального насилия.

При этом помимо количественного роста происходят качественные изменения насильственной преступности. Повышается степень общественной опасности отдельных категорий насильственных преступлений. Так, если в начале 80-х гг. ХХ в. умышленным было каждое четвёртое убийство, то в 90-х гг. ХХ в. и начале XXI в. - каждое второе.

Растёт число убийств и умышленных причинений тяжкого вреда здоровью, совершаемых с элементами цинизма, глумления над людьми, садизма [6, с. 109]. Например, количество убийств, совершённых с особой жестокостью, только в период с 1988 г. по 1999 г. увеличилось на 10%, произошло ужесточение преступных действий при совершении изнасилований [1, с. 63].

Свидетельствует о жестокости и уменьшение числа покушений на убийства на фоне роста оконченных деяний, и сокращение соотношения умышленных убийств к умышленным причинениям тяжкого вреда здоровью. К примеру, при увеличении количества умышленных убийств на территории России в период с 1962 г. по 1990 г. в 2,7 раза доля покушений на них снизилось в 2,1 раза, а в настоящее время удельный вес покушений на убийство составляет не более 9-10% от общего числа зарегистрированных убийств и покушений.

Изменения, происходящие в политической, экономической, социальной и духовной жизни нашего общества закономерно приводят к увеличению напряжённости, неуверенности людей, в том числе в отношении самой незащищённой категории - детей. Наблюдается постоянный рост количества фактов по неисполнению обязанностей родителями, опекунами и лицами, их заменяющими, по воспитанию несовершеннолетнего (с небольшим снижением количества данного вида преступлений в 2008-2010 гг.). До 2002 г. число таких зарегистрированных преступлений было менее

3 тыс. за годовой период, а к 2009 г. возросло почти в 2 раза (почти 6 тыс. преступлений) [7, с. 108-109; 8, с. 337; 17]. С одной стороны, такая статистика свидетельствует о повышении активности работы сотрудников правоохранительных органов по выявлению неблагополучных семей, привлечению нерадивых родителей (и иных лиц, на которых обществом и государством возложена обязанность по воспитанию и уходу за ребёнком) к уголовной ответственности, с другой стороны, - о снижении нравственности в обществе и повышению уровня виктимности детей. Ведь преступление, предусмотренное ст. 156 УК РФ (по изучению материалов уголовных дел), довольно часто сопряжено с жестоким отношением к ребёнку (лишением его еды, одежды, содержанием в условиях ограничения его свободы - на цепи, в погребе и т. п.), а иногда своевременно не выявленное правонарушение перерастает в более опасные формы криминального насилия.

В целом, по результатам ранее проведенных исследований было установлено, что ежегодно от преступного насилия погибает около

4 тыс. подростков, а 5 тыс. получают травмы. К примеру, только в 2003 г. около 100 тыс. несовершеннолетних стали жертвами преступных посягательств, из них почти 4 тыс. погибли, более 4,5 тыс. получили тяжкие увечья, около 24 тыс. числились без вести пропавшими, в их числе 8600 - малолетние дети [20, с. 109].

Итоги проведённого в 2002 г. интервьюирования 1002 беспризорных несовершеннолетних в возрасте 7-17 лет в центрах субъектов РФ, показало, что в отношении 63,3% беспризорных в семье практиковалось насилие, причём в отношении 35,8% - часто и грубое. Насилие над детьми в грубой форме - серьёзная причина их ухода из дома. Так, среди убежавших из дома впервые испытали насилие со стороны родителей 29%, а среди ушедших повторно - 40,6% [21, с. 176, 188].

Следует обратить внимание и на состояние динамики таких преступлений, как вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступле-

ния или антиобщественных действий (ст.ст. 150, 151 УК РФ).

Количество преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ, оставалось в течение 2001-2010 гг. на достаточно высоком уровне (не ниже 4 тыс. преступлений ежегодно) при устойчивой тенденции к снижению. Однако данное обстоятельство, на наш взгляд, не свидетельствует об уменьшении влияния преступного мира на подрастающее поколение.

Во-первых, фактическое количество вовлечений несовершеннолетних в противоправные деяния или антиобщественные действия превышает их зарегистрированное количество не менее чем в 4 раза и в период 2001-2007 гг. ни разу не имело снижений [7, с. 108-109, 142]. А это как раз означает, что взрослая преступность активно занимается подготовкой подрастающих «преступных кадров».

Во-вторых, из анализа характеристики осуждённых в возрасте 14-17 лет, проведённой Судебным департаментом при ВС РФ [12, с. 162], следует, что ежегодное количество преступлений, совершённых несовершеннолетними в группе со взрослыми [14, с. 37; 15, с. 162], в 2,4-2,8 раза превосходит число преступлений, предусмотренных ст. 150 УК РФ. Следовательно, можно предположить, что большая часть взрослых профессиональных преступников, вовлекших несовершеннолетних в преступную деятельность, к уголовной ответственности не привлекается.

В-третьих, парадоксальной тенденцией данных видов преступлений является следующий факт: число вовлечений несовершеннолетних в преступные деяния составляет, как было отмечено, тысячи фактов, а в совершение антиобщественных действий - сотни фактов. Так, самое максимальное число преступлений, предусмотренных ст. 151 УК РФ, за период 2001-2010 гг. составило несколько более 500.

Таким образом, при повышении уровня насилия и жестокости в отношении детей в семьях, наблюдается интенсивный процесс вовлечения подрастающего поколения в преступную деятельность, в том числе связанную с применением насилия. В частности, удельный вес несовершеннолетних (в возрасте 14-17 лет), среди лиц, осуждённых за совершение умышленных убийств, причинений тяжкого вреда здоровью, изнасилований и хулиганств, составляет 8-13% (из них по убийствам: 2-2,5%, по причинениями тяжкого вреда здоровью: 3-5%), а среди осуждённых за грабежи и разбои: 10-13% (причём удельный вес несовершеннолетних в последней группе осуждённых ежегодно увеличивается)

[12, с. 159].

Нарастает интенсивность насильственных преступлений, совершаемых молодёжными

группировками на почве национальной ненависти и вражды: убийства, причинения вреда здоровью различной тяжести, совершаемые на почве национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды молодёжными националистическими (или фашистскими) группировками, стали фиксироваться не только в таких крупных мегаполисах, как Москва, Санкт-Петербург или в зонах межнациональных или религиозных конфликтов (например, в Чеченской республике), но также тех регионах [13], где националистические движения ранее не имели значительного влияния и распространения.

Кроме того, насильственная молодёжная преступность становится всё более организованной, профессиональной, коррумпированной [10, с. 9] (данную точку зрения разделяют 80,5% опрошенных нами сотрудников правоохранительных органов). Как нами было ранее отмечено, в настоящее время в России сохраняется высокий уровень бандитизма и организаций преступного сообщества.

А по результатам проведённого нами анонимного анкетирования не менее 20,0% осуждённых в возрасте от 27 до 30 лет за совершение преступлений, связанных с применением насилия, входили в какую-нибудь преступную группу и отметили, что обладают специальными навыками для совершения в дальнейшем аналогичных преступлений, то есть криминальным профессионализмом.

Такие лица в составе преступной организации, банды совершают десятки и сотни преступлений, связанных с насилием (часть из которых остаётся неизвестной правоохранительным органам, или вина преступников остаётся недоказанной в суде). Раздел сфер влияния между членами имущественной и политической элиты (к которым зачастую относятся и лидеры уголовных группировок) в доходных отраслях промышленности, на рынках сбыта происходил (и происходит), как правило, с применением насилия, путём совершения убийств по заказу, разбойных нападений, вымогательств, похищения людей, повреждения имущества. К примеру, в Тольятти в середине 90-х гг. была обезврежена межрегиональная банда Агия, в которую входили преимущественно молодые люди, совершившие 60 тяжких преступлений, из них 33 заказных убийства и покушеня на них, а в Москве была ликвидирована преступная группа Барыбина, совершившая с 1993 по 1995 г. 41 заказное убийство в Москве, Московской области, Новокузнецке [9, с. 189-190].

В целом, только в 2008-2009 гг. организованными группами или преступными сообществами было совершено 68 244 преступления,

из которых 64 583 (то есть 94,6% от общего количества) - тяжких и особо тяжких [16; 17].

При этом в настоящее время организованный и профессиональный характер молодёжной насильственной преступности прослеживается не только при совершении преступлений с применением насилия: заказные убийства, разбои, вымогательства, но и, к примеру, при совершении такого циничного преступления, как торговля людьми (ст. 1271 УК РФ), когда человек приравнивается к вещи, становится живым товаром.

Так, с момента введения Федеральным законом от 08.12.2003 г. № 162-ФЗ в действие ст. 1271 УК РФ количество фактов торговли людьми по России увеличилось почти в 3 раза. С одной стороны, это свидетельствует о повышении эффективности работы правоохранительных органов, направленной на выявление и раскрытие данных преступлений. Однако фактическое число данных преступлений превышает регистрируемое более чем в 10 раз (расчётный коэффициент латентности по России 10,92) [7, с. 105, 141], что свидетельствует о профессионализме преступников, из которых большинство уходит от уголовной ответственности.

Как отмечает А. Дьяченко, для России торговля людьми в сексуальных целях также стала серьёзной социальной и правовой проблемой, тесно связанной с проституцией и скрытыми формами эксплуатации: домашнее рабство, поиск невест по каталогу, секс-туризм, порнография в сети Internet. Около 80% женщин, ставших жертвами торговцев, в той или иной степени подвергаются сексуальной эксплуатации. Россия является и страной транзита, и страной назначения секс-торговли людьми из таких государств, как Беларусь, Молдова, Украина [4, с. 22-24].

В крупных городах страны действуют многочисленные молодёжные преступные группировки, которые специализируются либо на создании в России салонов по оказанию интимных услуг либо на отправке молодых девушек за рубеж в целях использования для занятия проституцией. Такие группировки имеют сложную многоуровневую структуру (довольно часто имеют транснациональный характер), в которой есть лидер (или несколько лидеров), организующий (-ие) преступление, взаимодействующий (-ие) с такими же преступниками за границей, а также исполнители, которые вербуют девушек, готовят документы для их выезда за границу, занимаются перевозкой и продажей, распределяют девушек по интим-салонам, следят за их работой, выполняют функции палачей и надзирателей и т. д. Об активной деятельности данных группировок свидетельствует постоянное

увеличение количества таких преступлений, как вовлечение в проституцию и организация занятия проституцией. Так, только за 2001-2008 гг. количество преступлений, предусмотренных ст. 240 УК РФ, выросло в 9,7 раз (с 46 до 446), а количество преступлений, предусмотренных ст. 241 - в 8,6 раз (со 165 до 1419).

Как и в целом по России, получают распространение и умышленные убийства, совершаемые молодыми преступниками на почве национальной ненависти или вражды (2,6% рассмотренных уголовных дел по умышленным убийствам). Инициаторами совершения данных преступлений выступают молодёжные националистические группировки, которые совершают нападения (в крайних проявлениях - убийства) на лиц иных национальностей.

Например, в июне 2004 г. на пересечении ул. Б. Садовая и 5-й Беговой проезд г. Саратова был обнаружен труп с признаками насильственной смерти зд-летнего аварца Ш. В ходе проведённого расследования было установлено, что убийство Ш. совершили члены молодёжной группировки скинхедов (возраст преступников 16-18 лет), которые возвращались с футбольного матча. Преступники (по материалам следствия их было 8 человек, из которых 4 по приговору суда Саратовской области были признаны виновными в инкриминируемом им деянии). В позднее вечернее время, находясь в состоянии алкогольного опьянения, неожиданно напали на Ш. рядом с его домом, забросали бутылками, избили и нанесли множественные колото-резаные ранения. В ходе следствия члены данной группировки заявляли, что это убийство существенно повысило их статус среди скинхедов. Членами данной группировки в июне 2004 г. на территории г. Саратова также были избиты гражданин Индии и гражданин Камеруна [2].

Здесь же следует отметить, что среди изученных нами уголовных дел в отношении молодых лиц, осуждённых за совершение умышленных убийств, 10,0% характеризовались как совершённые с особой жестокостью. Из них в более чем половине (51,2%) случаев применение особой жестокости не было вызвано объективными обстоятельствами дела, в том числе сложившейся ситуацией или противоправным (аморальным) поведением потерпевших, а было, прежде всего, связано со стремлением к достижению поставленных преступником целей, а также преувеличенным желанием преступников самоутвердиться, продемонстрировать свою значимость в глазах окружающих, в том числе жертв преступлений.

В ходе проведённого исследования было также установлено, что основными мотивами

совершения умышленных причинений тяжкого вреда здоровью молодежью выступают: 50,0% - личные неприязненные отношения, возникающие в ходе бытовых конфликтов или ссор; 37,5% - хулиганские побуждения; 12,5% -иные мотивы.

Естественно, что корыстный мотив являлся основным мотивом и целью совершения грабежей и разбоев (100,0%), так как это обязательные признаки субъективной стороны данных составов преступлений. Однако иногда и при совершении грабежей и разбоев элементы применённого насилия преобладают над корыстью (что не исключает обязательное наличие корыстного мотива и цели, а также уголовно-правовой квалификации совершенных деяний). Об этом свидетельствуют некоторые данные о ценности похищенных по ряду преступлений предметов. Так, довольно часто похищались сравнительно небольшие суммы денег (до 500 р.), поношенные недорогие вещи, продукты питания и т. п. (20,5% грабежей и разбоев). При этом должно заметить, что в 8,6% случаев умысел у преступника возник не сразу, а после бытовой ссоры с потерпевшим, а в 4,3% случаев - после нанесения побоев потерпевшим на почве национальной ненависти или вражды.

Следует отметить, что в 1970-1980 гг. наблюдалась криминальная активность в плане совершения убийств и причинений тяжкого вреда здоровью характерная, в основном, для представителей возрастной группы 25-29 лет, а грабежи и разбои наиболее часто совершались лицами в возрасте 14-17 лет [5, с. 13; 11, с. 18]. По данным нашего исследования, наибольшее количество преступлений, связанных с применением насилия, в настоящее время совершается лицами в возрасте от 14 до 20 лет. Таким образом, происходит дальнейшее «омоложение» преступности, причём акцент смещается в сторону наиболее опасных форм криминального насилия [12, с. 159].

Например, 15.06.2005 г. в УВД Ленинского района г. Саратова поступило заявление о безвестном исчезновении несовершеннолетнего Х. (15 лет). 22.06.2005 г. в лесном массиве был обнаружен закопанный в землю труп Х, смерть которого наступила от попадания земли в органы дыхания. В ходе дальнейшего расследования было установлено, что Х. был убит 13.06.2005 г. группой молодых людей под руководством Р-ной (22 года, нетрадиционной сексуальной ориентации, одевалась и вела себя как юноша, всем представлялась «Юрой»). Находясь вместе с группой (всего 7 человек) молодых людей (18 лет) и подростков (15-16 лет) в лесопосадках, Р-на под предлогом несуществующего денежного долга, стала из-

бивать Х. Потом подростка стали избивать соучастники Б. (18 лет) и П. (18лет). В процессе нанесения побоев подростки унижали Х., плевали ему в лицо, заставили рыть себе могилу. Х. пытался убежать, но его вернули и продолжили избиение. Преступления совершалось на глазах ещё 4 подростков, которые за Х. не вступились. Когда Х. потерял сознание, то Р-на, П. и Б. столкнули его в земляную яму (вырытую самим потерпевшим), засыпали землей и стали прыгать по «могиле», утрамбовывая землю. В ходе следствия также было установлено, что 09.06.2005 г. аналогичное преступление было совершено Р-ной. и М. в отношении несовершеннолетнего К. (12 лет), которого однако успели откопать обнаружившие его ребята. Основным мотивом совершения преступления, как выяснилось, было то, что Х. и К. несколькими днями раньше стало известно, что Р-на не юноша, а девушка, а также о наличии у Р-ной судимости. Так как Р-на не хотела, чтобы данная информация стала известна её окружению, то решила «казнить» и К. и Х. [3].

Такое положение дел свидетельствует не только о фактическом росте молодёжной преступности, но и о падении нравственных устоев в обществе, преобладании у большинства молодых людей психологии стремления к власти, богатству, доминированию любым путём, не взирая на человеческие жертвы.

Анализ различных форм группового криминального насилия предполагает дальнейшее формулирование теоретических выводов, положений, разработку практических рекомендаций, направленных на совершенствование предупредительной деятельности правоохранительных органов в борьбе с насильственной преступностью в подростково-молодёжной среде.

Библиографический список

1. Антонян Ю. М. Актуальные проблемы насилия в Российском обществе [Текст] // Уголовное право. - 2000. - № 3. - ISSN 2071-5870.

2. Архив Саратовского областного суда [Текст] / / Уголовное дело № 2-22/06.

3. Архив Саратовского областного суда [Текст] // Уголовное дело № 2-7/06.

4. Дьяченко А. П. Ответственность за сексуальную эксплуатацию женщин и детей [Текст] // Уголовное право. - 2003. - № 2. - ISSN 20715870.

5. Коровин А. А. Криминологическая характеристика лиц, совершивших грабежи и разбои [Текст] : монография. / А. А. Коровин, В. И. Холостов. - Вып. 5. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1976.

6. Криминология [Текст] : учеб. пособие / Г. И. Богуш [и др.]; под ред. Н. Ф. Кузнецовой.

- М.: ТК Велби, Проспект, 2007. - ISBN 5-48201189-5.

7. Латентная преступность в Российской Федерации: 2001-2006. [Текст] : научн. издание / под ред. С. М. Иншакова. - М.: ЮНИТИ- ДАНА: Закон и право, 2007. - ISBN 978-5-238-01310-7.

8. Новая криминальная ситуация: оценка и реагирование [Текст] : сб. статей / под ред. проф.

A. И. Долговой. - М.: Российская криминологическая ассоциация, 2009. - ISBN 978-5-87817073-4.

9. Основы борьбы с организованной преступностью [Текст] // под ред. В. С. Овчинского,

B. Е. Эминова, Н. П. Яблокова. — М.: Инфра-М, 1996.

10. Петин И. А. Механизм преступного насилия [Текст] : монография. - Спб.: Юридический центр Пресс, 2004. - IBSN 5-94201-356-Х.

11. Побегайло Э. Ф. Криминологическая характеристика лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления [Текст] : монография.

- Вып. 4. - М.: Изд-во ВНИИ МВД СССР, 1976.

12. Преступность и правонарушения (20012005) [Текст] : стат. сборник МВД РФ, Межгосударственного статистического комитета СНГ, Судебного департамента при ВС РФ, Управление организации пожаротушения и специальной пожарной охраны Министерства РФ по делам ГО, ЧС и ликвидации последствий стихийных бедствий. - М., 2006.

13. Свастика в школьной тетрадке [Текст] // Саратовский Арбат. - 2005. -2 февр.

14. Состояние преступности в России за январь-декабрь 2006 года [Текст] : стат. сборник ГИАЦ МВД РФ. - М., 2007.

15. Состояние преступности РФ за 2007 год [Текст] : стат. сборник ГИАЦ МВД РФ. - М., 2008.

16. Состояние преступности в Российской Федерации за 2008 год [Электронный ресурс].

- URL: http://www.mvd.ru (дата обращения: 20.09.2011).

17. Состояние преступности в Российской Федерации за 2009 год [Электронный ресурс].

- URL: http://www.mvd.ru (дата обращения: 20.09.2011).

18. Состояние преступности в Российской Федерации за 2009 год [Электронный ресурс].

- URL: http://www.mvd.ru (дата обращения: 20.09.2011).

19. Состояние преступности в Российской Федерации за 2010 год [Электронный ресурс].

- URL: //http://www. mvd.ru (дата обращения: 20.09.2011).

20. Сухарев А. Я. Правовое обеспечение безопасности детей [Текст] // Обозреватель -Observer. - 2004. - № 1 (168). - ISSN 0029-7712.

21. Шереги Ф. Э. Социология девиации: прикладные исследования [Текст]. М.: Центр социального прогнозирования, 2004. - IBSN 5-94201-460-4.

* КНИЖНАЯ ПОЛКА

Файл Цоаека Вид Избранное С^ещ Справка ^ Назад ■ ^ ^ у) Поиск Папки [ГТГт

Наука и общество : серия «Информационные технологии». -2011. - Вып № 1. - ISSN 223-9774.

Выпуск журнала содержит научные статьи, отражающие наиболее значимые результаты научно-исследовательской работы учёных факультета информатики и информационных технологий СГСЭУ по трём разделам: «Информационные системы в экономике», «Прикладная математика и информатика», «Проблемы экологии и БЖД». В выпуске также имеется раздел «Перспективные исследования студентов».

НАУКА И ОШДЕТСТВО

2011 Ni 1 f1)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.