Научная статья на тему 'МОЛДАВСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И РУССКАЯ ПЕЧАТЬ БЕССАРАБИИ в 20-30-е гг. ХХ в.'

МОЛДАВСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И РУССКАЯ ПЕЧАТЬ БЕССАРАБИИ в 20-30-е гг. ХХ в. Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
461
128
Поделиться
Журнал
Русин
Scopus
ВАК
ESCI
Ключевые слова
гедеон / голос тигины / сфатул цэрий

Похожие темы научных работ по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям , автор научной работы — Шорников Петр

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «МОЛДАВСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И РУССКАЯ ПЕЧАТЬ БЕССАРАБИИ в 20-30-е гг. ХХ в.»

Петр ШОРНИКОВ

МОЛДАВСКАЯ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И РУССКАЯ ПЕЧАТЬ БЕССАРАБИИ в 20-30-е гг. ХХ в.

Идея освобождения Молдавии от гнета османов и устройства своей национальной судьбы в составе православной России, заложенная в молдавское сознание Стефаном Великим, подтвержденная Георгием Стефаном и развитая Дмитрием Кантемиром и Петром Великим1, окрепла в ходе русско-турецких войн ХУШ - начала XIX в., когда молдаване выступали на стороне России2, и в период развития Бессарабии в составе Российской империи3. Свидетельством верности молдаван своему национальному проекту стала и восточная геополитическая ориентация молдавского народа в 20-е - 30-е гг., когда область находилась под властью Румынии. Парадоксальным образом это подтвердили своей деятельностью даже те из молдаван, в ком официальный Бухарест усматривал свою опору в Бессарабии.

Для более адекватной оценки их позиции отметим, что заимствованные на Западе правовые нормы в условиях Румынии, где не были изжиты многие традиции феодальных времен, часто не действовали. На оккупированную Бессарабию гражданские свободы, законодательно закрепленные в Румынии, не распространялись даже формально. В области с 1918 г. действовал режим чрезвычайного положения, и существовала т.н. «Бессарабская система»4 управления. Жертвами арестов, истязаний и убийств бывали не только участники восстаний и активисты подпольных организаций, но и деятели легальной оппозиции. 24 января 1918 г. в Кишиневе румынскими войсками были расстреляны члены законодательного собрания Бессарабии «Сфатул цэрий» -Т. Которос, Д. Прахницкий, И. Панцырь, В. Рудьев и П. Чумаченко, затем убиты еще двое - Надежда Гринфельд и Н. Ковсан, редактор газеты «Свободная Бессарабия»5. Захватив Бендеры, интервенты расстреляли семерых сотрудников российской государственноориентированной газеты «Бессарабский южный край». Не щадили оккупанты и людей, к себе лояльных. Писатель Константин Стере привел случай кишиневского профессора Иордана, безосновательно задержанного румынскими жандармами и убитого ими «при попытке к бегству», а также жителя села Резены Д. Мохоряну, состоятельного человека, едва ли не помещика, выпоротого за «пререкания» с румынским офицером6. В

Бессарабии была установлена не только политическая, но и этническая цензура. Согласно румынскому Закону о печати (ст. 24), руководителями печатного органа в Румынии могли быть только «лица румынского этнического происхождения».

Таковыми считались молдаване. Но задачей молдавского национального движения являлось сохранение молдавской этнической самобыт-ности7. Общим достоянием молдаван и других национальных сообществ Бессарабии являлся русский язык. Поэтому бессарабские автономисты, умеренное крыло Бессарабского освободительного движения, в начале 20-х гг. выступили организаторами русской прессы. Директором русской газеты «Бессарабские новости» стал «первый молдавский националист», один из лидеров «Сфатул цэрий» Иван Пели-ван8, газету «Молва» учредил румын Константин Хусареску, а редактировали ее запрутский молдаванин Леон Т. Бога и уроженец севера Бессарабии, бывший сотрудник знаменитой петербургской газеты «Новое время» Марк Бялковский, в годы гражданской войны возглавлявший «Осваг», пропагандистское ведомство Вооруженных Сил Юга России9.

Офицер русской армии Иван Кожокару, принятый на службу в румынскую цензуру, передавал редакциям кишиневских газет материалы советской прессы, конфискованные политической полицией у под-польщиков-коммунистов. Будучи уличен в этом «злоупотреблении служебным положением» и уволен, основал орган бессарабских автономистов газету «Бессарабия», а затем журнал «Ракета», также выходивший на русском языке; журналистам он предоставлял полную свободу критики румынской политики в Бессарабии. Директором газеты «Утро» был Пантелеймон Ерхан, бывший член «Сфатул цэрий», первый председатель Совета генеральных директоров - правительства Молдавской Демократической Республики 1917-1918 гг. и румынский сенатор. Один из основоположников движения бессарабских автономистов, также бывший член «Сфатул цэрий» и глава военного ведомства МДР молдаванин Василий Чижевский, известный тем, что 27 марта 1918 г. отказался подписать акт об «объединении» Бессарабии с Румынией, а позднее выступал в защиту участников Татарбунарского восстания, в 1924 г. взялся редактировать русскую газету «Наше слово». Журналист-молдаванин Андрей Гырля представлял в Кишиневе одну из главных газет русской эмиграции - «Возрождение», издаваемую в Париже.

Русское языковое сообщество Бессарабии, потенциальная читательская аудитория русской прессы, далеко превосходило численность собственно русских. Согласно переписи 1930 г., русские (великороссы) составляли 12,3% населения области. Практически одну языковую

группу с ними составляли украинцы - потомки местных русинов и малорусов. Русским языком владели также грамотные болгары, гагаузы, большинство евреев, немцев, других меньшинств. Вместе с русскими и украинцами они составляли 44% населения, около 1 млн. чел.10. Кроме того, русский язык знали и охотно говорили на нем также 30% молдаван: молдавская интеллигенция, рабочие и другие горожане, служившие в русской армии крестьяне. Румынских газет молдаване, особенно в первые годы оккупации, практически не читали. Поэтому в русские газеты, отмечал их противник, обращались «все политики Бессарабии, независимо от партии, которой служат, с единственной целью - извлечь выгоды личные и проблематичные - партийные»11. Приведем в изложении опубликованную им в газете «Кувынт молдо-венеск» хронику борьбы за русскую печать в Бессарабии12, дополнив ее сведениями из фондов сигуранцы, румынской политической полиции:

1918. Все четыре выходившие в Бессарабии на русском языке газеты - «Бессарабская жизнь», «Голос Кишинева», «Свободная Бессарабия» и «Сфатул цэрий» к концу года закрылись. Зато в 1919 г. появляются новые издания: «Бессарабский вестник» (вскоре превращенный в «Бессарабию») и «Слово». Румынские беженцы первой мировой войны, наводнявшие Кишинев, возвратились на родину, поэтому, т.е. за отсутствием спроса, румынские газеты «Ромыния ноуэ» и «Басарабия» в конце 1918 г. также перестали выходить. Молдавский вариант газеты «Сфатул цэрий» после запрета молдавской кириллической графики с 1 января 1919 г. был переведен на румынскую графику и утратил читательскую аудиторию; он также перестал выходить. Газет на румынском языке в области, аннексированной Румынией, не осталось.

1919. Румынские политические партии осознали потребность в поддержке бессарабского электората. Правительство Румынии нуждалось в канале влияния на бессарабскую общественность. С их помощью на русском и румынском языках выходят газеты «Наше слово», «Призыв», «Искра» и «Реформа». К концу года и даже ранее средства, ассигнованные на выпуск русских газет, иссякают, и они престают выходить.

1921. Бессарабской общественности удается собрать денежный фонд для выпуска четырех газет на русском языке: «Звезда», «Новое слово», «Заря», «Голос народа». Еще одна русская газета, «Наша речь», начинает выходить в столице Румынии - Бухаресте. Типография кишиневской молдавской газеты «Дрептатя» бесплатно передает редакции «Нашей речи» «солидное количество русского шрифта». В 1921 г. бессарабская организация Либеральной партии Румынии начала издавать в Кишиневе на русском языке газету «Бессарабское слово». Ее владелец - Даниил Чугуряну.

1922. Четыре из пяти названных русских газет перестали выходить вследствие финансовых трудностей, вызванных запретительными мерами румынской администрации Бессарабии. Сохранилась только выходящая в Бухаресте «Наша речь». Но спрос рождает предложение, и в Кишиневе появляются три новых русских газеты - «Бессарабская почта», «Газета Лей» и «Голос Бессарабии».

1923. Румынская администрация принимает меры по созданию в Бессарабии румынской прессы. Организован выпуск газет «Вииторул ностру», «Кувынтул Басарабией» и «Газета Басарабией». Автор из «Кувынтул молдовенеск» признает их издание «политически мотивированным». Их читатели - функционеры-румыны; молдаване и тем более русские, их не читают, и вскоре газеты перестают выходить. Вопрос о канале влияния румынского правительства на общественность Бессарабии остается в силе, и румынские власти снимают запрет на выпуск русских газет. Газета «Новое слово» переименована в «Бессарабское слово». Некий не названный по имени деятель, вероятно, писатель Василий Лашков, добивается от румынских властей разрешения на выпуск газеты «Бессарабская мысль» как органа Ассоциации бессарабских журналистов. Но попытка монополизировать русскую прессу Бессарабии не удается. Одна за другой начинают выходить «старые русские газеты».

1924. В 1918-1924 годах, отмечено в реферате сигуранцы, в Киттти-неве выходили на русском языке, но «были запрещены вследствие подрывного характера» 13 газет:

1. «Бессарабский вестник» - независимая.

2. «Бессарабская жизнь» - орган Партии социалистов-революцио-неров.

3. «Бессарабия» - автономистский орган.

4. «Новое слово» - независимая.

5. «Наше слово» - русофильская.

6. «Бессарабское слово» - левого направления.

7. «Газета Лей» - то же.

8. «Голос народа» - независимая.

9. «Голос Кишинева» - то же.

10. «Призыв» - коммунистическая13.

11. «Искра» - коммунистическая.

12. «Ракета» - юмористическая.

13. «Одонтологическая газета» - научная14.

Кроме того, несмотря на румынские названия, в 1923-1925 гг. на русском языке выпускались в Кишиневе «Опиния ноуэ», а в Аккермане - «Вииторул Четэций». Начато издание газет «Кишиневские новости» и «Наша жизнь». Из всех «румынских» газет Бессарабии продол-

жает выходить только «Дрептатя», видимо, потому, что ее содержание проникнуто молдавским этнокультурным «партикуляризмом» и бессарабским автономизмом, и молдаване ее читают. Исходя из предвыборных соображений, газету поддерживает Национал-либеральная партия Румынии.

1926. Очередная попытка создать в Бессарабии «солидную румынскую прессу». В Кишиневе учреждены газеты «Ромыния ноуэ» и «Ку-вынтул молдовенеск». Одновременно молдаванин Думитру Иов, депутат парламента Румынии, организует выпуск русской газеты «Народный листок». Предпринимаются попытки поставить русские газеты на службу Румынскому государству. В мае 1926 г. префект Лапуш-нянского (Кишиневского) уезда передал «Бессарабскому слову» на нужды румынской «национальной пропаганды» 100 тыс. леев. Кишиневская примария предоставила ее редакции помещение, а также льготы на полиграфические услуги.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1927. В Кишиневе издаются четыре газеты на русском языке: «Бессарабская почта», которая «поддерживает дух русского меньшинства фельетонами и романами из русской литературы»; «Бессарабское Слово» - «орган Либеральной партии»; «полемическая ежедневная газета» «Молва» и «Наша речь», «ежедневная социально-экономическая. Печатается в Бухаресте, но распространяется в первую очередь в Бес-сарабии»15.

Один бывший сенатор (речь о П.Ерхане - П.Ш.), бывший полковник старой русской армии и работник типографии начинают выпускать еще одну русскую газету - «Утро». В Бельцах местная организация Народной партии румынского политика А.Авереску, выходца из Бессарабии, издавала на русском языке газету «Голос Бессарабии». В Измаиле та же партия выпускала на румынском и русском языках газету «Голос Измаила», в Аккермане - «Пошта Четэций Албе».

В 1928 г. автор из «Кувынт молдовенеск» наиболее солидными периодическими изданиями считал выходящие седьмой год «Бессарабскую почту», «Бессарабское слово» и «Нашу речь», а также газету «Утро», выпускаемую два года.

Несмотря на трудности, создаваемые румынскими властями, русской печати удавалось выдерживать курс на утверждение бессарабской региональной идентичности. «В русских газетах, издаваемых в Бессарабии, - сообщал в 1924 г. один из авторов бухарестского официоза газеты «Универсул», - есть все, но только то, что характеризует Румынию с отрицательной стороны. О Румынии пишется как о чужой стране. Все международные события комментируются с точки зрения местных интересов или интересов других стран (намек на Россию -П.Ш .), но не с позиций Румынии»16. «Национальная идея, рожденная

Актом объединения, - бил в 1928 г. тревогу прислужник румынской администрации, - как очистительный огонь, утоплена наступлением русизма». «Вину» за это он возлагал на русскую прессу17, возглавляемую и поддерживаемую молдаванами. Репрессии следуют незамедлительно. Ряд русских газет - «Молва», «Народный листок», «Новый путь», «Наша жизнь», «Наша мысль», «Бессарабский вестник», «Бессарабская жизнь», «Бухарестские новости», «Голос Кишинева», «Южная Бессарабия», «Утро» - пополняют список запрещенных периодических изданий18. 1 июля 1928 г. в Кишиневе у себя на квартире выстрелом в затылок убит российский патриот, видный общественный деятель Бессарабии, владелец дореволюционных газет «Бессарабец» и «Друг», потомок старинного рода молдавских бояр Витольд Якубо-вич19. Подтверждая свою причастность к убийству, власти не стали расследовать преступление, оно осталось нераскрытым.

Однако осенью 1928г. к власти в Румынии пришла «крестьянская» партия Юлиу Маниу - национал-царанисты. 1 декабря 1928 г. их правительство отменило в Бессарабии осадное положение. Жители области получили возможность проводить собрания и демонстрации, газеты и журналы были освобождены от предварительной политической цензуры. Режим в оккупированном крае, казалось, начал обретать правовой характер. Собственно, чем рисковали румынские власти? В Бессарабии стоял целый армейский корпус, за «порядком» по-прежнему следили тысячи жандармов, агентов сигуранцы. Существовала инерция подчинения властям. Но в Бессарабии народ был враждебен оккупантам, в крае действовало коммунистическое подполье и целая сеть легальных и полулегальных общественных организаций, в той или иной степени оппозиционных Румынскому государству. Они воспользовались политической оттепелью.

Первыми этническую цензуру обошли бессарабские коммунисты. Руководство своей первой за годы оккупации легальной газетой «Рабоче-крестьянская правда» они поручили члену бюро Бессарабского подпольного обкома партии молдаванину Константину Сырбу. Учредителями ряда русских газет выступили также бессарабские автономисты. Кроме уже упомянутых И.Пеливана, П.Ерхана, И.Кожокару, Д.Чугуряну, В.Чижевского организацией русской прессы занялся адвокат Алексей Опря, лидер движения в защиту богослужения по старому стилю20. Он немедленно учредил русскую газету «Набатъ» - орган церковных традиционалистов Бессарабии. В состав дирекции газеты вошли П.Ерхан и его жена, а ответственным редактором стал еще один бессарабский автономист, Александру Мыцу, в 1918 г. - сотрудник эсеровской газеты «Призыв». Активно участвовали в издании русских газет журналист, участник МОПР (Международная организация по-

мощи революционерам) Константин Мыцу; один из организаторов «Сфатул цэрий», бывший префект уезда Василе Цанцу; его коллега по законодательному собранию экс-примар Кишинева Герман Пынтя и некоторые другие общественные деятели Бессарабии, а также журналисты-евреи, русские, молдаване, немцы. Публикуемый ниже доклад шефа сигуранцы Бессарабии, составленный в январе 1929 г., отражает растерянность политической полиции, неспособность оккупантов управлять областью цивилизованными методами. Разумеется, оценки, содержащиеся в докладе, требуют критического отношения и понимания полицейского канцелярита Румынии тех времен21.

* * *

ДОКЛАД О РУССКОЙ ПЕЧАТИ И ЕЕ ВЛИЯНИИ В БЕССАРАБИИ

Прежде чем представить этот доклад, чувствую себя обязанным отметить одно дело, ценность которого в вопросе о безопасности настроений в Бессарабии очень велика. А именно: ни одна русская газета в действительности не субсидируется материально какой-либо крупной капиталистической силой. И все же они (некоторые совершенно без денег) живут, выходят ежедневно, располагают довольно большими категориями читателей. Это означает, что у них есть моральная поддержка множества читателей, что населению нравится эта печать, что население имеет ту прессу, какая ему нужна. Иными словами, местная русская пресса в той или иной степени является зеркалом настроений и чаяний местного бессарабского населения.

Период цензуры и преследований. 2 категории.

Уместно отметить, что есть две категории миноритарных22 газет в Бессарабии: 1) Те, которые выходили до декабря 1928 года (то есть те, которые существовали при режиме цензуры) и те, которые появились после этой даты. У первой категории газет есть определенный облик святых (в том, что касается их румынского «национализма»), и этот их облик остался почти без изменений. [Румынский] псевдонационализм, боль за будущее «румынской провинции между Прутом и Днестром» и подобные слова и фразы, которыми они маскировали при режиме цензуры угрозы23 о «периодических» благах русского режима, еще остаются. Газета «Бессарабское слово», публикующая статьи с подобными примерами: «Румын в Бессарабии считают мошенниками и афе-

ристами», маскирует их псевдопатриотической болью, однако, «чтобы быть справедливыми», писала все, что могла, в ущерб регацянам в глазах бессарабцев. Эти газеты, прежде имевшие румынские колонки (смотри, какой патриотизм!), теперь не имеют этих колонок. Однако на превращение в истинный листок (совершенно открытый), зеркало и защиту бессарабских настроений эти газеты не пошли. Остались почти неизменными. Почему? Тому есть две причины: будучи многотиражными газетами с будущим, даже в случае падения правительства Маниу, они побоялись изменить свой облик. Тем более, что тиражи у них очень большие.

2) Газеты, появившиеся при правительстве Маниу после 1 декабря 1928 года.

Эти газеты появились после [отмены]цензуры. Газеты молодые, с малыми фондами, вынужденные конкурировать с газетами, хорошо известными населению. И тогда они решили пустить в ход всю демагогию, чтобы добиться тиражей. Ничего святого, ничего патриотического! Без масок! Используют любое дело, способное дать тираж. Это была моральная формула газет, появившихся после [отмены] цензуры.

Тиражи и влияние

Рассмотрим таблицу тиражей газет в Бессарабии (см. с. 144).

Эта таблица содержит данные о категории газет (если выходили при свободном режиме или при цензуре). Затем их тираж в столице провинции, где выходят все они (кроме «Нашей речи»). Тираж в провинции. Сколько человек ежедневно читают эти газеты - потому что одну газету в Кишиневе покупают и читают 3-4 человека, а в провинции -6-7 человек. То есть влияние газеты намного больше, чем это видно из таблицы тиражей. Классы населения, которые читают эти газеты. И здесь можно заметить, что газеты, имеющие самые разрушительные намерения и воздействие («Набат» и «Рабоче-крестьянская правда»), являются также самыми читаемыми рабочими и простым народом, который легче увлечь умозрительными рассуждениями путем демагогии. А газеты, читаемые интеллигенцией, не столь разрушительны (все же слово «умеренный» слишком слабо для «Нашей речи», которая, будучи читаемой в самых интеллигентных кругах [молдаван] и меньшинствами (украинцами и евреями), зачастую пишет против Румынии.

ГАЗЕТА КАТЕГОРИЯ ТИРАЖ в Кишиневе ТИРАЖ по Бессарабии ЧИТАЮТ (чел.) КЛАССЫ ВЛИЯНИЕ (хорошее / плохое)

Бессарабское слово 1. Выходит 5 лет 5000 3500 40 000 Интеллигенция Умеренное

Бессарабская почта 1. Выходит 7 лет 6500 1500 20 000 Простой народ Хорошее

Набат 2. Выходит месяц 3500 1200 20 000 Простой народ Разрушительное

Свободное слово 2. То же 1800 800 5000 Ителлигенция Умеренное

Рабоче-крестьянская правда 2. То же 1200 150 5000 Рабочие, простой народ Разрушительное

Наша речь 1. Выходит 6 лет 1200 6000 35 000 Интеллигенция Умеренное

Всего: 19200-13100 32300 125 000

2006, №2 (4)

Русофилия и коммунизм

Должен отметить, что абсолютно все газеты этой категории спекулируют русским делом. И здесь кроется опасность, большая, чем все остальные, потому что они постоянно напоминают бессарабскому читателю о России, сравнивают жизнь в современной России с прежней и с жизнью в Бессарабии. Проводят параллели. Ругают большевиков и русских монархистов и делают из «возрождения русского колосса» священную тайну восстания народа. Эта политика очень логична: масса бессарабцев любит русских, не любя большевиков. Это помещики, русская интеллигенция, бессарабский клир, бывшие чиновники (те же элементы, которые в Ардяле являются мадьярофилами). Если в России сменится режим, все они составят авангард борцов за Русскую Бессарабию (Крупенский и Шмидт, все они вышли из этой категории)24. Второй категорией читателей являются евреи. Они также терпеть не могут Румынию и желают только другой России, России демократической; монархистов они не выносят. И газеты спекулируют на их русофильских устремлениях: «Ни коммунистов, ни монархистов! Великая демократическая Россия». И таким образом поддерживаются тенденции, которые при смене режима в России создадут в Бессарабии группу, более сильную, чем венгерские сторонники в Ардяле. Русские силы и симпатии к России намного больше, чем коммунистическая опасность. До тех пор, пока в России есть коммунизм, эти силы являются только потенциальными силами. Однако в определенный момент они восстанут с силой тем большей, чем более неожиданной будет их появление. И главным фактором поддержки этих сил являются газеты «Наша речь», «Свободное слово» и «Бессарабское слово».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Теперь о коммунизме. Как идеологическое движение он в Бессарабии не существует; и живет настолько, насколько рабочие, не понимая его, но чувствуя в нем своего защитника, высказываются за это движение, даже не зная его. Только исторические и географические условия Бессарабии поддерживают коммунистическое движение, однако очага в сердце народа у него нет. Поэтому даже газеты, читаемые рабочими («Бессарабская почта», «Набат»), не являются коммунистическими, а коммунистическая газета «Рабоче-крестьянская правда» не читаема многими.

Частные газеты

«Бессарабское слово» выходит в Кишиневе. Существует 5 лет. Директора - Д. Чугуряну и А. Гендрих, главный редактор Н. Бенони, секретарь редакции В. Чижевский. Среди сотрудников - Шройт и Судит

из [газеты] «Диминяца» и С .Окнер, осужденный на 2 года заключения за военный шпионаж в пользу советов. Тираж: Кишинев - 5000, Бессарабия - 3500. Ежедневно ее читают около 40 000 человек. Читаема интеллигенцией и евреями. Часто спекулирует тревожными политическими сообщениями о России. Является одной из газет, которые поддерживают будущих русских сторонников. Собственная типография.

«Бессарабская почта» выходит в Кишиневе 7 лет. Тираж почти местный (8000-6500 экземпляров продаются в Кишиневе). Характер информационный. Директор Ион Кожокару, главный редактор Р. Вайнштейн, еврей, и Владимир Мончинский, русский. Отношение [к Румынии ] очень хорошее. Спекулируют только сообщениями местного характера.

«Набат», орган либеральных диссидентов: П. Ерхан, Ал. Опря, В. Цанцу, главный редактор К. Мыцу, секретарь редакции Ал. Соколовский. Проводят политику опасной демагогии. Один пример. Начали возмущаться против [Григорианского церковного] календаря и писать: «нам не нужна католическая Пасха». Под этим влиянием бессарабский клир и сельское население начали возмущаться. Результат: Бессарабский клир только под влиянием «Набата» заявил, что порывает с Синодом [Румынской церкви], если пасху не будут праздновать согласно старому календарю. Тот же Опря составил инициативный комитет для организации русской общины. Настоящие русские, разумеется, не пошли к Опре, но устремленность газеты интересна - сформировать русское течение. Все делается только ad miarem Gloria25 .. .тиража.

«Свободное слово». Эта газета создана бывшими редакторами «Бессарабского слова» Г. Блоком26, И. Клугманом, Д. Ременко. Они порвали с Чугуряну, говоря, что не будут работать рядом с румынскими националистами. Их поддерживает либерал Брагалия и немного Г. Пын-тя. И все же это газета без демагогии и во всем похожа на «Бессарабское слово». Спекулирует на всем, как и «Бессарабское слово». Будирует вопрос о налогах, налоговых управлениях, кризисе, но это хроническая болезнь всех местных газет, которые стремятся кого-нибудь обвинить.

«Рабоче-крестьянская правда». Когда эта газета появилась, казалось, что это «большевистская» газета в смысле, в каком понимается это слово «большевик» (нечто сильное, молодое, страшное, стойкое). Но она оказалась малым листком со 100 словами «эксплуататоры», «товарищи», «долой», «наше право», «объединяйтесь», «олигархия», «рабочие массы». И эти 100 слов комбинируются в этом листке в нескольких статьях. Был утрачен всякий интерес. Сегодня «РКП» не имеет

фондов, и тираж ее очень мал. Рабочие ее покупают, скорее, чтобы поддержать такую газету, чем для того, чтобы читать ее. Выходит 2 раза в неделю. Ее руководство неизвестно.

«Наша речь». Выходит в Бухаресте. Редакторы по Кишиневу и Бессарабии - Гельман и И.Шварцман. Главный редактор - Ростовский27, корреспондент «Дейли Мейл», директор - банкир Демченко28. Связана с [бухарестской газетой] «Диминяца». Будирует русский вопрос. Очень популярна в провинции [Бессарабии]. Читают ее евреи и русская интеллигенция. Часто выступает против Румынии. Пропагандирует любой вопрос, а больше всего - студенческие беспорядки [в Бухаресте и Яссах] и симпатии к России.

Существуют также юмористические газеты «Ракета» и «Сверчок».

Из-за границы завозятся русские газеты «Возрождение» (Париж), «Руль» (Берлин), «Сегодня»29 (Рига), «Последние новости» и журнал «Иллюстрированная Россия», «Дни»30.

Вообще в Бессарабии 125 000 человек ежедневно читают русские газеты. Румынские газеты не имеют никакого успеха. 3/4 их малого тиража покупают регацяне, поселившиеся в Бессарабии, и люди, занимающиеся политикой и экономикой, которым необходимы газеты из столицы31. Из коренного бессарабского населения только 5-6 тысяч человек читают румынские газеты. И это перед лицом 125 тысяч32. Это необъяснимое дело, тем более, что румынские газеты более интересны и стоят в провинции только 3 лея. И тогда вот оно что: население желает эту русскую прессу, которая дает ему что-то, чего не может дать румынская газета - русский дух»33.

* * *

Востребованность русской печати молдавской общественностью была обусловлена также несогласием молдаван с переводом их письменности на латиницу. Неприятие ими латиницы учитывали и использовали в своих целях даже политические компрадоры. Летом 1926 г., в разгар предвыборной кампании, бессарабский политикан Пан. Халиппа опубликовал в газете «Вяца Басарабией» ряд материалов на молдавском языке русским гражданским шрифтом. Так же поступил идеолог общества «Астра», задача которого заключалась именно в румыниза-ции населения Бессарабии, Онисифор Гибу, вместе с Халиппой начавший издавать в 1926 г. на кириллице рассчитанную на молдавских крестьян газету «Кувынт молдовенеск». Как, вероятно, и было предусмотрено, полиция конфисковала тиражи обеих газет, но операция политических манипуляторов увенчалась успехом. Пан. Халиппа, пред-

ставший во мнении общества ревнителем молдавской традиции, был избран в сенат и стал министром Бессарабии.

В конце 20-х годов, когда Бессарабию сотрясало движение в защиту богослужения по старому стилю, к испытанному приему завоевания общественного доверия прибегли румынские церковные власти, выпустив отпечатанную кириллицей газету «Веститорул Басарабией». Тогда же, через одиннадцать лет после перевода молдавской письменности на латинскую графику, бывший глава «Сфатул цэрий» И.Инку-лец не нашел иных аргументов для обоснования этого акта этнокультурного насилия, кроме политических, в глазах молдаван совершенно невесомых: перевод молдавской письменности с русской на румынскую графику, говорил он, был необходим как средство достижения «национального единства» с Румынией34.

Разумеется, каждая газета являлась коммерческим предприятием. Некоторые из них приносили владельцам немалый доход. Так, собственник «Бессарабского слова» Д. Чугуряну получал 300 тыс. леев ежемесячно35. Директор «Бессарабской почты» Ион Кожокару якобы составил капитал в несколько миллионов леев36. И все же румынские оппоненты догадывались, что эти состоящие в различных политических партиях люди в данном вопросе действуют, руководствуясь иными, более высокими мотивами, чем жажда наживы. «В Бессарабии, -недоумевал в 1929 г. румынский журналист, - некоторое время спустя после объединения (т.е. оккупации Бессарабии румынскими войсками в 1918 г. - П.Ш.) произошло и продолжает происходить на наших глазах сегодня, через 10 лет после этого события, совершенно странное дело. В то время, как в остальных присоединенных краях - в Ар-дяле, Банате, Марамуреше, на Буковине, - хотя в главных городах румынское население составляет очень небольшой процент по сравнению с подавляющей численностью венгров, саксов и евреев, предпринимались и предпринимаются усилия по основанию румынской печати. Однако ни один румын не пытался и не пытается выпускать мадьярский или немецкий листок, под каким бы то ни было предлогом. Если бы такое случилось, его бы сочли исключенным из рода, ренегатом. А в Бессарабии... В Бессарабии дела обстоят не так. В бурном мире провинции именно румыны (речь, как видим, идет о молдаванах - П.Ш .) являются теми, кто пошел на службу русскому языку и, следовательно, русской пропаганды. И не безвестные румыны, а люди, сумевшие проложить себе дорогу в румынскую общественную жизнь. «Бессарабское слово» выходит заботами д-ра Чугуряну, «Бессарабская почта» - стараниями г-на Иона Кожокару, «Набат» выпускает румынский адвокат из Старого Королевства А. Опря, «Рабоче-крестьянская правда» - коммунистическая газета Иона Сырбу37, «Курьер» - [га-

зета] Германа Пынти, бывшего примара [Кишинева], бывшего депутата, председателя Кишиневской Торговой палаты, «Свободное слово» - [газета] Иона Брагалия»38.

Сами молдаване неудачи румынских властей в создании румынской прессы в Бессарабии объясняли в духе времени. Причиной «исчезновения румынской прессы», заявлял Константин Мыцу, является то обстоятельство, что румынские газеты не отражают реального положения дел в области и относятся враждебно не только к национальным меньшинствам, но и к молдаванам39. «Среди причин, способствующих до настоящего времени существованию русской прессы в Бессарабии,

- полагал известный историк-молдаванин Александру Болдур, - автор забыл отметить самую главную: то обстоятельство, что существуют граждане, для которых чтение газет на русском языке - дело намного более легкое и естественное, чем чтение на румынском, языке государства.»40.

Существовали также молдавско-румынские языковые расхождения, затруднявшие молдаванам понимание румынских текстов, и этнокультурное неприятие всего связанного с Румынией. В борьбе против ру-мынизаторов бессарабские автономисты порой применяли методы, к которым не прибегали даже коммунисты. В апреле 1918 г., после «условного» присоединения Бессарабии к Румынии, владельцы типографии, резко подняв расценки на полиграфические услуги, попытались закрыть выходившую в Кишиневе румынскую газету «Ромыния ноуэ», орган трансильванских беженцев. Редакция нашла временное решение. В мае 1918 г. три номера румынской газеты вышли набранные русским гражданским шрифтом. Обращение редактора Онисифора Гибу к председателю «Сфатул цэрий» Константину Стере, фактическому главе гражданской администрации, не возымело действия, и редакции пришлось закупить типографию в Румынии41. В феврале 1929 г. И. Кожокару, А. Опря и Д. Чугуряну повторили такую попытку. Учредив трест, они попытались блокировать распространение румынских газет в Кишиневе. Несмотря на сокращение заработков, киоскеры охотно подчинились их требованию прекратить продажу румынских изданий42.

В прессе Бухареста появились политически мотивированные протесты. Тираж русских газет в Бессарабии, возмущался национал-радикал из университетских кругов, превышает 70-80 тысяч экземпляров ежедневно, и он растет. «Таким образом, - заключил обличитель,

- враждебное слово имеет достаточно трибун, с которых его можно прокричать в ущерб румынизму в Бессарабии, против государственной идеи Румынии»43. Отбросив юридические процедуры, оккупационная администрация при посредстве полиции пресекла инициативу

руководителей треста. Но пробудить у населения Бессарабии интерес к румынским газетам она была не в силах. Нарастание массового сопротивления оккупационному режиму полиция пыталась объяснить влиянием русской печати. «Характер бессарабской прессы, которая почти вся выходит на русском языке, - отмечено в полицейском реферате за январь 1929 г., - хорошо определен. Он может быть сведен к поддержанию русского облика городского населения. [.] Вся эта русская печать располагает в качестве директоров политическими деятелями румынского происхождения, продублированными, однако, главными редакторами-евреями, русскими и т.п. [...] Устремления бессарабской прессы [...] прорусские. В их колонках почти ежедневно сопоставляется жизнь в Бессарабии и России. Громят русских монархистов, нападают на большевиков и рассчитывают на возрождение русского колосса. [...] Города, торги и другие центры, населенные преимущественно евреями, русскими, болгарами и липованами, являются очагами коммунизма. В этих местах русская пресса читается с интересом, а газеты переходят из рук в руки. Каждый листок читают 1015 лиц, или образуются группы и кто-то один читает для всех, что поддерживает напряженное состояние духа, вредное для наших национальных интересов. На этом рубеже находятся газеты: «Наша речь», «Свободное слово», «Бессарабское слово», «Бессарабская почта», «Набат», «Рабоче-крестьянская правда», «Ракета», «Сверчок». А из-за границы поступают следующие русские газеты: «Возрождение» (Париж), «Руль» (Берлин), «Сегодня» (Рига), «Последние новости» (Париж), «Иллюстрированная речь» (Бухарест).[...] Г азеты, печатаемые на русском языке, [...] наносят ущерб [румынским] национальным интересам как языком, так и своим содержанием, неизменно тенденциозным и призванным сохранить русский характер провинции.»44. Пытаясь сбить накал румынской «критики» в адрес русской печати, А.Болдур указал, что она распространяется преимущественно в Кишиневе, других городах и местечках, а также на юге и на севере Бессарабии, особенно в Хотинском уезде45, населенном потомками русинов; какие основания притеснять национальные меньшинства в доступе к прессе на родном языке? Тем не менее, ведущие газеты Бухареста требовали ужесточения цензуры. Пан. Халиппа, «министр Бессарабии», не преминул подыграть шовинистам в бухарестской прессе: «Если русские газеты Бессарабии будут упорствовать в их нынешнем отношении [к Румынскому государству]», он будет вынужден запретить их46. Но не запретил.

Не вся румынская общественность была настроена антирусски. В те же дни, 12 февраля 1929 г., в Кишиневе вышел в свет коммунистический журнал «Клич молодежи». Средства на его выпуск собрала по

подписке в Яссах комиссия унитарных профсоюзов Румынии47. Но либеральная политика национал-царанистов противоречила концепции румынизма, согласно которой в «румынском пространстве» не было места для иных народов и культур48. Поняв, что Бессарабия становится неуправляемой, официальный Бухарест вновь прибег к террористическим методам. С лета 1929 г. сигуранца возобновила аресты и пытки политических противников режима. Начались репрессии против газет и журналистов. «Рабоче-крестьянская правда» была запрещена, а ее директор Константин Сырбу брошен в тюрьму. Директора других русских газет Алексей Опря, Иван Кожокару и ряд их сотрудников были приговорены к уплате крупных штрафов; газету «Набатъ» румынские власти также запретили. К началу 1935 г. 28 из 124 журналистов, работавших в газетах Бессарабии, в том числе редакторы всех русских газет, побывали под судом. Дважды были осуждены И. Кожокару и директор аккерманской «Пошта Четэций Албе» Е. Манту, а репортер «Бессарабской почты» Дий Вершковский, уроженец севера Бессарабии, -четыре раза49. Марк Бялковский, признав себя «румыном», возглавил газету «Молва» и на несколько лет продлил ее выпуск..

Тем не менее, русские газеты продолжали обличать оккупационные порядки. В защиту гражданских прав выступала даже «Бессарабское слово», по мнению бессарабских коммунистов, «румынская газета, выходящая на русском языке»50. «Преследование русского языка, -говорилось в статье Н.С. Бенони «Шовинизм», - еще не доказательство стопроцентного [румынского] патриотизма. Честно служить родине можно на каком угодно языке. А обкрадывать родину удобнее всего на родном языке. Шовинисты никогда не были патриотами. Ибо шовинисты раньше всего не уважают чужого патриотизма. А кто не уважает чужого патриотизма, тот не имеет собственного»51. Через несколько дней газета опубликовала корреспонденцию об истязаниях полицией рабочих-участников демонстрации протеста против румынской политики в Бессарабии, состоявшейся в Кишиневе 24 ноября 1929 г.: «Инквизиция и избиения в местной префектуре». Было схвачено 253 чел.; задержанных девушек, с понятным гневом отметил автор, каждый агент сигуранцы норовил ударить в грудь52.

Бессарабская пресса, преимущественно русскоязычная, выражала подлинное отношение бессарабцев к Румынскому государству. Оккупанты сознавали это. Назвав также ряд еврейских и немецких газет Бессарабии, автор полицейского отчета уже в январе 1929 г. заключил: «Все эти миноритарные газеты и журналы предоставлены в распоряжение публики не только в публичных местах, но и во всех книжных магазинах, киосках, библиотеках и т.п. Бессарабии, оказывая решающее влияние на общественное мнение в этой провинции. Благодаря

этому население продолжает жить под воздействием прежних концепций, позволяя незначительному меньшинству влиять на местное большинство, которое удерживает в состоянии постоянного напряжения в ущерб нашим национальным интересам»53. «Из редакций этой прессы (9 ежедневных и 15 периодических изданий), - подытожил в 1936 г. один из авторов железногвардейской газеты «Порунка времий», - забрасывается мусором все, что есть румынского в этих краях. [.] Душа более 2 миллионов молдаван отвращена от путей румынизма»54. С фашистами был согласен и шеф сигуранцы. «Благодаря им, - отметил он в конце 1936 г. в реферате, посвященном бессарабским журналистам, - эта пресса представляет собой великолепную стену, о которую разбиваются все волны румынизма, пульсирующие из-за Прута»55. Очевидно, именно поэтому русские газеты пользовались поддержкой не только массы читателей, но и администраторов-молдаван. Благодаря покровительству бессарабских «политиканов», доносил тогда же руководитель бессарабской организации румынской «Железной гвардии» С.Флореску, редакции газет «Бессарабское слово», «Бессарабская почта», «Время», «Экспресс» и «Вяца Басарабией», представляющие, по его мнению, «тяжелую артиллерийскую батарею, непрерывно стреляющую в чистую душу несчастного молдаванина», размещались в здании кишиневской примарии56.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ставка румынских властей на этническую цензуру и использование русской печати в своих интересах провалилась. Издание газет на любом языке, кроме румынского, было запрещено после королевского переворота 1938 г. 14 февраля командующий румынскими войсками в Бессарабии генерал Н.Чуперкэ отдал приказ о прекращении выпуска газет «Бессарабское слово», «Бессарабская почта», «Время», «РадиоЭкспресс», аккерманских «Новостей», измаильской газеты «Вперед», русско-румынской «Голос Тигины». Были закрыты также газеты, выходившие на болгарском, немецком языках, на языках иврит и идиш57. За разговоры в публичных местах на «нерумынском» языке жителей Бессарабии начали преследовать в судебном порядке.

Однако политика этнокультурного насилия возмущала не только национальные меньшинства, но и молдаван. «Сколько из наших городских и сельских интеллигентов (даже священников и учителей), -риторически вопрошал на страницах журнала Пан.Халиппы «Вяца Басарабией» собиратель молдавского фольклора Петре Штэфэнукэ, -не читали русских газет до их запрета? Сегодня они, возможно, тоскуют, но не имеют возможности проявить недовольство^..]. Закрыв русские газеты и запретив разговаривать по-русски в общественных местах, мы не смогли все же возвести румынскую культуру на место русской культуры»58. Что касается владельца газеты и автора статьи, то

они вряд ли желали этого.

Русская пресса Бессарабии перешла в подполье. Высоко ценилась в области литература на русском языке. По мере распространения радио все больше бессарабцев слушали радиопередачи из Москвы и Тирасполя. Негласно распространялись поступавшие из Парижа, Берлина, Софии русские эмигрантские газеты и изданные за рубежом книги на русском языке. До начала мировой войны из Варшавы поступала лояльная к СССР ежедневная газета «Русское слово»59.

Молдавская общественность сыграла выдающуюся роль в организации и сохранении русской печати Бессарабии. В свою очередь молдаване - сторонники молдавской самобытности нашли в издании газет на русском языке форму борьбы против румынизации Бессарабии, действенный метод защиты региональных интересов. И все-таки в основе их действий находились не только текущие политические нужды, но и верность молдавской национальной традиции.

28 июня 1940 г. настал день истины. Народ Бессарабии, выйдя на улицы, устроил торжественную встречу войскам Красной Армии. Как и во времена Георгия Стефана и митрополита Гедеона, Дмитрия Кантемира, в 1812 и 1918 годах, стратегический молдавский проект оставался в силе, молдаване видели в русских своих защитников.

ЛИТЕРАТУРА

1. Подробно см.: Шорников П. Молдавский национальный проект // Мысль. Кишинев, 2001. № 2; Его же. Стефан Великий и формирование Молдавского геополитического проекта// Мысль. 2004. № 2 (24); Его же. Политический стратег и государственный деятель // Мысль. 2003. № 4 (22); Его же. Миссия митрополита Гедеона // Мысль. 2006. № 2 (32); Его же. Эхо Прутского похода // Русский альбом. Исторический и литературный журнал. Кишинев, 2003. Вып. 10/11

2. См.: Шорников П. Молдаване и русские: опыт взаимодействия в XVIII -начале XIX вв. // Славянские чтения: материалы научно-теоретич. конференции. Славянский ун-т Респ. Молдова. Вып. 2. Кишинев, 2004

3. См.: Шорников П. Идеологические диверсии начала ХХ века // Мысль. 1999. №2; Его же. Молдавська національна ідея в Бессарабіі XIX ст. // Украіна-Молдова: вторична спадщина I перспективи розвитку співробітництва. Матеріали науково-практичноі конференціі за міжнародною участю 26-27 червня 2002 року. Одеса, 2003. Его же. Секретная миссия Константина Стере // Вестник Славянского университета. Вып. 8. Кишинев, 2003.

4. См.: ФьодоровГ.К. Режим де репресий сынжероасе. Кишинэу, 1973; Лунгу В.Н. Политика террора и грабежа в Бессарабии. Кишинев, 1978.

5. Левит И. Молдавская Республика. Кишинев, 2000. С. 263.

6. Stere C. Domentari politice. Chisinau, 2002. PP. 508-514.

7. Подробно см.: ШорниковП.М. Молдавское национально-культурное сопротивление (1918-1940 гг.) // Мысль. 2001. № 4 (14)

8. Красная Бессарабия. 1936. №3. С.26.

9. НАРМ. Ф. 680. Оп. 1. Д. 3389. Л.4-7.

10. Recensamantul general al provinciei Basarabia. Bucure§ti. 1939. P. 6.

Позднее, в ноябре 1942 г., на Буковине, в основном в Хотинском уезде,

румынской администрацией были учтены 21338 гуцулов, 3437 русских (вероятно, русинов) и 2283 липованина (русского старообрядца) ( НАРМ. Ф. 706. Д. 1123. Л. 444)

11. Cuvintul Moldovenesc. 1928. 22 iulie.

12. Cuvintul Moldovenesc. 1928. 29 iulie.

13. В действительности - эсеровская.

14. НАРМ. Ф. 680. Оп. 1. Д. 3428. Л. 100.

15. Там же. Л.99.

16. Universul. 1924. 1 martie.

17. Cuvintul Moldovenesc. 1928. 16 septembrie.

18. НАРМ. Ф. 680. Оп. 1. Д. 3428. Л. 333.

19. Набатъ. 1928. №1. 25 ноября.

20. Подробнее о нем и о движении в защиту богослужения по старому стилю см.: Шорников П.М. Кризис православной церкви Бессарабии (1918-1940) // Труды Современного гуманитарного института. Вып.3. Кишинев, 2006.

21. Разъясним некоторые термины. «Регатул Векь» («Старое Королевство») бессарабцы, да и румынские функционеры, называли Румынию в исторических границах 1912 г., без захваченной в ходе второй Балканской войны (1913 г.) Южной Добруджи, а также Бессарабии, оккупированной румынскими войсками в январе 1918 г., и Трансильвании (румынское название - Ар-дял), Баната и Северной Буковины, полученных Румынией после окончания первой мировой войны. «Регацянами» жители Бессарабии именовали собственно румын, уроженцев «Регата».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22. Т.е. выходящих на языках национальных меньшинств.

23. Так в тексте. Видимо, «упоминания».

24. А.Н. Крупенский - глава рода молдавских бояр, бывший депутат Государственной Думы, губернский предводитель дворянства; В.К. Шмидт - бессарабский немец, врач, городской голова Кишинева в 1917-1918 гг. В январе 1918 г., когда Бессарабия была оккупирована румынскими войсками, они вместе с митрополитом Анастасием создали общественную организацию «Комитет Спасения Бессарабии». После расстрела оккупантами 24 января 1918 г. пятерых членов «Сфатул цэрий» бежали из Кишинева за Днестр. В 1919 г., накануне Версальской мирной конференции, А.Н. Крупенский и В.К. Шмидт выехали во Францию и организовали в прессе кампанию протеста против аннексии Бессарабии Румынией.

25. К вящей славе (лат.).

26. По данным сигуранцы, «директора [газеты «Свободное слово»]: Г. Блок, немецкого происхождения, уроженец Крыма, известный румынофоб, сотрудник различных русских и немецких газет за рубежом, которые пишут против

Румынии, Юлиус Клигман, еврей, уроженец России, оба питают коммунистические идеи, Д. Ременко, русофил». (НАРМ. Ф^0. Оп.1. Д. 342S. Л. 249).

27. По сведениям сигуранцы, Д.А. Ростовский-Брюхатов был «главой движения монархической русской патриотической молодежи, корреспондентом английской газеты «Дейли мейл», где пишет ругательные статьи против Румынии». (НАРМ. Ф^0. Оп.1. Д. 342S. Л. 249). Согласно другой сводке тайной полиции (январь 1929 г.), «Дмитрий Андреевич Ростовский-Брюхатов -русский патриот, сторонник преобразования Российской империи, бывший королевский комиссар при штабе Деникина». (Там же. С. 349).

2S. Всеволод Демченко - «русский, бывший примар (градоначальник - П.Ш.) Киева, бежал [из СССР в Румынию] в 1923 году. В 1926 году добился в Г алаце финансового успеха, занимаясь торговлей. Основал в Бухаресте «Банк общего кредита». Здесь начинает совсем любопытную деятельность. Под видом банка там начинают собираться только русские и другие подозрительные лица. Связан с Александровским, редактором «Последних новостей» и другими лицами, питающими антирумынские чувства». [...] «В настоящее время генеральный директор «Бухарестского банка общего кредита», связан с русскими журналистами в Париже и Берлине, ведущими кампанию против Румынии». Главным редактором газеты «Наша речь» был Юрий Александрович, одним из ведущих сотрудников - Гурлянд, якобы бывший сотрудник царской охранки, а секретарем редакции - Петр Алексеевич, «фанатичный русский», в прошлом активный эсер (Там же. С.249, 349).

29. По данным сигуранцы, «экстремистская коммунистическая газета, печатаемая в Риге» (Там же).

30. Газету «Дни» издавал в Берлине бывший глава Временного правительства А.Ф. Керенский.

31. Имеется ввиду Бухарест.

32. Неделю спустя сигуранца оценила число читателей русских газет в Бессарабии в 150 тыс. чел.

33. НАРМ. Ф^0. Оп.1. Д. 342S. ЛЛ. 351-353.

34. Там же.Ф.1571. Оп.4. Д.9. Л. 32. 22.Universul. 1931. 9 ianuarie

35. Свободное слово. 192S. S декабря.

36. НАРМ. Ф. 6S0. Оп.1. Д. 32S. Л. 349.

37. В действительности - Константин Сырбу.

3S. НАРМ. Ф. 679. Оп.1. Д. 545S. Л. 26.

39. Там же. Ф. 6S0. Оп.1. Д. 32S. Л. 242.

40. Cuvrntul. 1930. 10 februarie

41. Ghibu O. Pe baricadele vietii: In Basarabia revolutionara (1917-191S): Amintiri. - Chisinau, 1992. PP. 590, 59S, 599

42. НАРМ. Ф. 6S0. Оп.1. Д.328. Л. 353.

43. Universul. 1929. 1 martie; Cuvrntul. 1929. 10 februarie.

44. НАРМ. Ф. 6S0. Оп.1. Д.328. Л.348.

45. Cuvrntul. 1929. 10 februarie.

46. Curentul. 1929. 2S februarie

47. НАРМ. Ф. 6S0. Оп. 1. Д. 34S5. ЛЛ. 4,S,9.

48. Подробнее см.: Шорников П. Концепция забвения.// Мысль. 2000. N° 1

49. Рогипса vremii. 1935. 7 ianuarie.

50. НАРМ. Ф. 680. Оп. 1. Д. 3428. Л. 100.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

51. Бессарабское слово. 1929. 8 ноября.

52. Бессарабское слово. 1929. 2 декабря.

53. НАРМ. Ф. 680. Оп. 1. Д. 3428. Л. 228.

54. Рогипса vгemii. 1936. 21 оСотЬйе.

55. НАРМ. Ф. 680. Оп.1. Д. 3401. Л. 271.

56. Там же. Л. 219.

57. Брысякин С.К. Культура Бессарабии. 1918-1940. Кишинев, 1978. С. 93,

58. Уш|а Basarabiei. 1938. № 1-2. Р. 112.

59. НАРМ. Ф. 679. Оп. 1. Д. 6271. Л. 5.

РУС НАК

RUSYN

\N\N\N*

НЕМ

info

SN/mi

@ei