Научная статья на тему 'Моделирование концепта «Экстремизм» на материале лексикографических источников'

Моделирование концепта «Экстремизм» на материале лексикографических источников Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
338
79
Поделиться
Ключевые слова
КОНЦЕПТ / МОДЕЛИРОВАНИЕ / ФРЕЙМ / СЛОТ / ОНТОЛОГИЯ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Мишланова Светлана Леонидовна, Куприянычева Екатерина Андреевна

Статья посвящена анализу репрезентации концепта «Экстремизм» в словарях различных типов и видов. Обращение к исследованию концепта «Экстремизм» обусловлено тем, что постоянная модификация концепта, связанная с высокой социальной значимостью феномена экстремизма и противодействия ему, сопровождается вариативностью репрезентации концепта в лексикографических источниках. Авторами составлена онтология предметной области «Экстремизм», проведен компонентный и дефиниционный анализ, разработана фреймовая модель, представляющая макроструктуру концепта «Экстремизм».

MODELING OF the CONCEPT of «EXTREMISM» based ON THE LEXICOGRAPHIC SOURCES

The article considers the representation of the concept of EXTREMISM in the dictionaries of different types and kinds. The choice of the investigated concept is conditioned by the fact that the constant modification of the concept connected with high social significance of the phenomenon of EXTREMISM and counteraction to it is accompanied by variety of the concept representation in the lexicographic sources. In the study the domain ontology of EXTREMISM has been constructed; the componential and definitional analysis has been carried out; the frame model representing the macrostructure of the concept of EXTREMISM has been developed.

Текст научной работы на тему «Моделирование концепта «Экстремизм» на материале лексикографических источников»

УДК 81.4

Мишланова Светлана Леонидовна

доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой лингводидактики Пермского государственного национального исследовательского университета тел.: (342) 239-64-77

Куприянычева Екатерина Андреевна

преподаватель кафедры лингводидактики Пермского государственного национального исследовательского университета тел.: (342) 239-64-77

МОДЕЛИРОВАНИЕ КОНЦЕПТА «ЭКСТРЕМИЗМ» НА МАТЕРИАЛЕ ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ ИСТОЧНИКОВ

Статья посвящена анализу репрезентации концепта «Экстремизм» в словарях различных типов и видов. Обращение к исследованию концепта «Экстремизм» обусловлено тем, что постоянная модификация концепта, связанная с высокой социальной значимостью феномена экстремизма и противодействия ему, сопровождается вариативностью репрезентации концепта в лексикографических источниках. Авторами составлена онтология предметной области «Экстремизм», проведен компонентный и дефиниционный анализ, разработана фреймовая модель, представляющая макроструктуру концепта «Экстремизм».

Ключевые слова: концепт, моделирование, фрейм, слот, онтология.

Mishlanova Svetalana Leonidovna

Doctor in Philology, Professor, Head of the Department of Linguodidactics of Perm State National Research University tel.: (342) 239-64-77

Kupriyanycheva Ekaterina Andreevna

Lecturer of the Department of Linguodidactics of Perm State National Research University tel.: (342) 239-64-77

MODELING OF THE CONCEPT OF «EXTREMISM» BASED ON THE LEXICOGRAPHIC SOURCES

The article considers the representation of the concept of EXTREMISM in the dictionaries of different types and kinds. The choice of the investigated concept is conditioned by the fact that the constant modification of the concept connected with high social significance of the phenomenon of EXTREMISM and counteraction to it is accompanied by variety of the concept representation in the lexicographic sources. In the study the domain ontology of EXTREMISM has been constructed; the compo-nential and definitional analysis has been carried out; the frame model representing the macrostructure of the concept of EXTREMISM has been developed.

Key words: concept, concept modeling, frame, slot, ontology.

Экстремизм наряду с терроризмом и войной, в основе которых лежит борьба за власть, экономическую, национальную и политическую независимость, представляет большую угрозу для всего человечества. Данные феномены трактуются как факторы социального риска. Существующая система российского законодательства, отражающая правовую стратегию противодействия экстремизму, в целом достаточно эффективно осуществляет борьбу с ним. Однако с учётом современной специфики экстремизма данная система требует доработки [1].

Экстремизм как сложное, комплексное явление следует многостороннего его рассмотрения, в том числе в когнитивно-лингвистическом аспекте, что позволит уточнить представления об экстремизме и в конечном итоге повысить эффективность противодействия ему.

Прогресс в области когнитивных наук, в том числе в когнитивной лингвистике, позволил взглянуть на многие явления и процессы действительности под новым углом зрения. Интерес исследователей данной статьи обращен к когнитивным, мыслительным процессам, и в первую очередь, к анализу концептов.

С позиций современной когнитивной науки наибольший интерес для изучения представлений, объективированных языком, вызывают концепты - абстрактные единицы, смыслы, которыми человек оперирует в процессе мышления. С когнитивной точки зрения концепт определяется как «оперативная содержательная единица мышления, квант структурированного знания» [2, с. 90; 3, с. 34]. В когнитивной лингвистике концепт представляется сложноструктурированным ментальным образованием, которое формируется в социальной практической деятельности и объективируется в тексте разными способами.

Настоящее исследование направлено на изучение репрезентации концепта «Экстремизм» в лексикографических источниках. Целью проводимого исследования является моделирование ядерной части концепта «Экстремизм» на основании данных, полученных в ходе компонентного анализа словарных дефиниций.

Для настоящего исследования релевантным является выявление понятийной компоненты [4; 5, с. 39], или понятийной основы [6, с. 228], или ядра концепта [7, с. 61] на материале словарных дефини-

ций. Как известно, понятийная компонента представляется наиболее значимой в структуре концепта и образует его ядро, кроме этого выделяют периферию концепта, образованную интерпретационным полем концепта - «совокупностью слабо структурированных предикаций, отражающих интерпретацию отдельных концептуальных признаков и их сочетаний в виде утверждений, установок сознания, вытекающих в данной культуре из содержания концепта» [7, с. 61]. Иногда в периферию концепта включают «социо-психо-культурную часть, которая не столько мыслится носителем языка, сколько переживается им, она включает ассоциации, эмоции, оценки, национальные образы и коннотации, присущие данной культуре» [6, с. 228]; «эмоционально-чувственный и оценочный компоненты» [8, с. 69], которые обнаруживаются в процессе анализа текстов.

Кроме того, нам представляется методологически важным развести термины «концепт» и «понятие». С понятием традиционно связывают семантику слова. Но понятие в своем классическом «безобразном» представлении затрагивает лишь конвенциональные обобщенные признаки явления или предмета, в то время как за словом может скрываться ряд образов, оценок, поведений, культурных особенной человека [9, с. 140]. Концепт понимается как ментальное образование высокой степени абстрактности и включает, в отличие от понятия, не только вербализованные, типичные признаки явления или предмета, но и все коннотации, обусловленные культурой данного народа, сферой употребления образных представлений [6; 5; 10, с. 4]. Так, например, считается, что термин «концепт» служит «объяснению единиц ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека; оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике. Концепты сводят разнообразие наблюдаемых и воображаемых явлений к чему-то единому, подводя их под одну рубрику; они позволяют хранить знания о мире и оказываются строительными элементами концептуальной системы, способствуя обработке субъективного опыта путем подведения информации под определенные выработанные обществом категории и классы» [2, с. 90]. Концепты как элементы сознания вполне автономны от языка, и языковые средства своими значениями передают лишь часть концепта, что подтверждается существованием многочисленных синонимов, разных определений и описаний одного и того же концепта. Значение слова - это попытка дать представление о содержании выражаемого концепта, его границах, либо его отдельных характеристиках [11, с. 26; 3, с. 34; 12, с. 83]. Таким образом, концепт является планом содержания языкового знака и включает в себя помимо предметной соотнесенности всю коммуникативно-значимую информацию. Соответственно, только часть концепта находит свою языковую объективацию [2, с. 92; 13].

По определению, концепт представляет собой структурированного знания [13; 14; 2; 3], и одним из возможных структур знания является фрейм. Фрейм - это многокомпонентный концепт, формально представленный в виде двухуровневой структуры узлов и отношений [15, с. 57]. Узлы и отношения, или узлы и терминалы, или структурированная совокупность обязательных и факультативных признаков образуют содержание фрейма [16]. Обязательные признаки фрейма объективируются его когнитивно-пропозициональной структурой. Они входят в качестве смысловых элементов в семантическую структуру единиц вторичной номинации. Факультативные признаки выполняют в структуре фрейма конкретизирующую функцию. Они, по мнению М. Минского, представляют собой слоты (позиции, ячейки), которые в процессе познания объекта должны быть «заполнены характерными примерами или данными» [16, с. 7].

Итак, фрейм как один из способов структурирования концепта используется нами при реконструкции концепта «Экстремизм» на материале словарных статей. Однако прежде чем мы обратимся непосредственно к анализу словарей, необходимо в общих чертах составить общую модель, или онтологию предметной области «Экстремизм», на основании авторитетных правовых и отраслевых лексикографических источников.

Отметим, что происхождение самого термина «экстремизм» (от лат. extremus - крайний) указывает на крайний, радикальный характер мер и взглядов, которые присущи данному явлению. Согласно Федеральному закону «О противодействии экстремистской деятельности» (принят ГД ФС РФ 27.06.2002) экстремистская деятельность (экстремизм) определяется как деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению противоправных действий [17]. К экстремистским относятся действия, которые направлены на:

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

подрыв безопасности Российской Федерации;

захват или присвоение властных полномочий;

создание незаконных вооруженных формирований;

осуществление террористической деятельности;

возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;

унижение национального достоинства;

осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;

пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;

пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения;

публичные призывы к осуществлению указанной деятельности или совершению указанных действий;

финансирование указанной деятельности либо иное содействие ее осуществлению или совершению указанных действий, в том числе путем предоставления для осуществления указанной деятельности финансовых средств, недвижимости, учебной, полиграфической и материальнотехнической базы, телефонной, факсимильной и иных видов связи, информационных услуг, иных материально-технических средств [17].

Не менее важным является определение экстремизма, представленное в Уголовном кодексе РФ в главе 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства». Например, в статье 280 УК РФ экстремистскими считаются публичные призывы к насильственному захвату власти, насильственному удержанию власти или насильственному изменению конституционного строя в РФ [18]. В статье 282.1 УК РФ устанавливает ответственность за действия, направленные на возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, унижение национального достоинства, а равно пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, национальной или расовой принадлежности, если эти действия совершены публично или с использованием средств массовой информации. В статье 282.1 УК РФ к уголовно наказуемым относятся аналогичные деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой [18].

Как следует из рассмотренных правовых источников, экстремизм, или экстремистская деятельность (ЭД), носит крайний характер и является в большинстве случаев преступлением против государства и личности. ЭД как любой вид деятельности имеет причины возникновения и направленность на достижение определенных целей.

К причинам экстремизма относят, как правило, «экономические и социальные кризисы в стране, бедствия и обнищание населения, социальные, национальные, религиозные и иные конфликты, грубые нарушения демократических прав и свобод, крушение былых нравственных ценностей и состояние анемии, авторитаризм, тоталитаризм, фашизм, расизм и т.д.» [19]. Среди причин экстремизма также выделяются следующие: слом сложившихся социальных структур; обнищание массовых групп населения; ослабление государственной власти и дискредитация ее институтов; падение исполнительной дисциплины; рост антисоциальных проявлений; нарастание чувства ущемления национального достоинства [20].

Экстремизм служит достижению политических или иных целей, которые определяют вид экстремизма. При этом выделяют политический, религиозный, экономический, социальный, бытовой [21] и молодежный экстремизм [22].

Экстремистская деятельность, находящая свое радикальное проявление в насилии, ненависти, незаконных действиях, терроре, вандализме, массовых беспорядках, национальной, расовой или религиозной вражде и так далее, предполагает наличие двух участников, противоборствующих сторон -субъекта экстремистской деятельности (далее Субъект ЭД и, соответственно, объекта экстремистской деятельности (Объект ЭД).

В качестве Субъекта Эд может выступать как организованная группа лиц (экстремистская группировка, политическая партия, целая нация, контр- или субкультура), так и отдельный индивид. В «Кратком словаре-глоссарии по политологии» идет речь о социальной базе экстремизма, которую

«чаще всего образуют люмпены, маргиналы, отдельные слои студенчества и интеллигенции, представители национальных и религиозных меньшинств и др.» [19]. Так, к групповым субъектам экстремистской деятельности можно отнести фундаменталистов из организации «Братья-мусульмане» при правлении президента Хосни Мубарака в Египте, а к индивидуальным - Андерса Брейвика.

В оппозиции к Субъекту экстремизма находится Объект ЭД, против которого направлены все действия Субъекта. Объект ЭД, подобно Субъекту ЭД, может включать в себя в зависимости от специфики экстремистской деятельности как целые нации, политические партии, социальные группы, контр- и (суб-) культуры, так и отдельных представителей указанных сообществ. При этом Объект ЭД с целью возмездия и отмщения впоследствии может оказывать также некоторое воздействие на Субъект ЭД, вследствие чего они меняются ролями - Объект ЭД становится субъектом, а Субъект ЭД - объектом.

В настоящее время во многих странах мира накоплен богатый опыт, связанный с борьбой против экстремизма: «создан механизм сосуществования или сотрудничества с экстремистскими силами, когда они выступают как правые и левые радикалы; пресечения их, когда они выступают в качестве экстремистов и резкого усиления борьбы и устрашения при их деятельности как неофашистов» [20]. Иными словами, многие авторы указывают на существующие «Формы борьбы» и «Методы борьбы» с экстремизмом.

Изложенные нами закономерности функционирования экстремистской системы могут быть представлены в виде модели, или онтологии, предметной области «Экстремизм». Схематически данную модель можно изобразить в виде иерархической структуры, на вершине которой расположен структурный узел «Экстремизм», второй уровень образован узлами «Экстремистская деятельность» (ЭД), «Объект ЭД», «Субъект ЭД», «Причины», «Цели», «Проявления ЭД», «Формы борьбы» и «Методы борьбы» с экстремизмом. Данные узлы, в свою очередь, подразделяются на менее крупные структурные компоненты. Наглядно можно представить данную модель в виде следующей схемы (рис. 1).

Рис. 1.

Модель предметной области «Экстремизм»

Очевидно, что представленная схема является моделью специального, или экспертного знания, и если попытаться обобщить все ее компоненты, то получится следующее определение экстремизма: экстремизм - это приверженность к крайним взглядам, мерам в различных общественных сферах,

имеющая конкретные причины своего возникновения и преследующая определенную деструктивную цель. Экстремизму присущ принцип полярности и наличие соответственно двух полярных участников, которые могут быть представлены нациями, политическими партиями, экстремистскими группировки, контр- (суб-) культурами. Один из участников при определенных условиях становится субъектом экстремистских действий, а другой - объектом, испытывающим на себе экстремистские действия, выливающиеся, как правило, в агрессию, жестокость, радикализм, нигилизм, прагматизм, садизм и др. Для борьбы с экстремизмом разработаны определенные методы и формы борьбы. Еще раз подчеркнем, что предложенная нами дефиниция экстремизма базируется на результатах моделирования специальной предметной сферы и репрезентирует практически все учтенные в модели структуры знания. Однако в реальной коммуникации экспертное знание, представленное в полном объеме в рамках словарных дефиниций, встречается не всегда. Поэтому те представления, которые объективируются в языковых формах и которые извлекаются из них в результате анализа, мы будем определять как концепт. Структурой формирующих концепт знаний является фрейм.

В нашем исследовании мы обратили к анализу словарных толкований лексемы «экстремизм». Большинство словарных статей свидетельствует о том, что в определении лексемы экстремизм присутствует компонент «крайний», так как само слово произошло от латинского ех^етиэ - «крайний», т.е. экстремизм - это приверженность к крайним взглядам, мерам, преимущественно в политике [21; 19; 20; 23; 24; 25; 26; 27].

Следует отметить, что при толковании лексемы «экстремизм», наряду со значением «крайний» выявляется также значение «последний», «чрезвычайный». Под значением «крайний» понимаем нечто очень сильное, исключительное, чрезвычайное, являющееся наиболее непримиримым, решительным, радикальным. Качественное прилагательное «крайний» встречается неоднократно в сочетании со следующими словами: крайние меры, крайние взгляды, крайние действия, крайние решения, что, несомненно, характеризует ЭД как выходящую за принятые в гуманном обществе рамки, как радикальные действия, граничащие с беззаконием, антигуманизмом и преступлениями против личности.

Несмотря на схожесть дефиниций лексемы «экстремизм» как «крайности», «экстремальности», в словарных статьях выявляются различия, касающиеся сферы проявления экстремизма. В одних словарях дефиниции указывают на то, что ЭД характерна лишь для политической арены, т.е. экстремизм - это «приверженность к крайним мерам в политике» [28]; «приверженность в политике к крайним взглядам и мерам» [20]. В других словарях даются определения, согласно которым, экстремизм встречается преимущественного в политике, что, однако не означает, что он ограничивается только политическими рамками. На основании этого можно предположить, что изначально термин «экстремизм» применялся в политической сфере и впоследствии распространился за ее пределы, что иллюстрируется структурой следующей словарной статьи: «Экстремизм - 1) использование насильственных и беззаконных средств для достижения политических или иных целей; 2) приверженность к крайним взглядам». В данном определении напрямую не называется, но подразумевается выход ЭД за границы политической сферы. Более широко обозначают сферу функционирования экстремизма те авторы, которые указывают на существование разновидностей экстремизма - политического, этнического и религиозного, например: «Политический экстремизм стремится к радикальному изменению государственного строя и существующего политического режима. Этнический экстремизм ориентирован на защиту интересов определенной нации, на утверждение ее привилегированного положения и превосходства. Религиозный экстремизм проявляется в нетерпимости к представителям др. религий и конфессий. В ряде восточных стран религиозный экстремизм является формой экстремизма политического» [26]. В представленном определении актуализируется несколько значений термина «экстремизм». В каждом случае в зависимости от специфики вида экстремизма значение лексемы пополняется новыми коннотациями.

«Крайние меры», «крайние взгляды», «крайние действия», «крайние решения» предполагают наличие деятеля, которому они приписываются, - Субъекта ЭД, или экстремиста, который, как правило, трактуется как «1. Приверженец экстремизма. 2. Представитель экстремизма» [30] или «Сторонник экстремизма» [31].

Итак, компонентный анализ лексемы «экстремизм» на материале русскоязычных лексикографических источников показывает, что в понятийный слой концепта «Экстремизм» входит 10 основных сем: «крайность», «беззаконие», «насилие», «политика», «религия», «взгляды», «меры (как деятельность)», «превосходство», «нетерпение», «отрицание». Перечисленные семы образуют ядро концепта «Экстремизм». Применение семантико-фреймового анализа позволило установить, что перечисленные выше ядерные семы соотносятся с такими фреймами концепта «Экстремизм», как субъект, объект, деятельность, причины, цели, проявления деятельности, формы и методы борьбы

с экстремизмом. Примечательно, что фрейм «Экстремизм», полученный в ходе анализа лексикографических источников, соотносится с основными узлами модели, или онтологии, специальной предметной сферы «Экстремизм». По-видимому, такая корреляция в репрезентации знаний объясняется тем, что в словарях фиксируются ядерные признаки концепта, наиболее значимые, устоявшиеся, весомые, а вследствие этого, универсальные и общепринятые представления о тех или иных объектах и явлениях действительности. Большей диверсификацией будут отличаться периферийные признаки концепта, которые объективируются в разных типах дискурса.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Колесников В.А. Панченко К.С. Основные направления совершенствования Российского законодательства в противодействии экстремизму в молодежной среде // Проблема совершенствования законодательства на современном этапе: сб. материалов Междунар. конф. курсантов, слушателей, студентов. Белгород, 2010.

2. Кубрякова Е.С., Демьянков, В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1997.

3. Мишланова С.Л., Хрусталева М.А. Интерференция: когнитивно-дискурсивный анализ синонимии. Пермь, 2009.

4. Воркачев С.Г. Методологические основания лингвоконцептологии // Аспекты метакоммуникативной деятельности. 2002. Вып. 3.

5. Карасик В.И. Оценочные доминанты в языковой картине мира // Единство системного и функционального анализа языковых единиц. Белгород, 1999.

6. Маслова В.А. Homo lingualis в культуре. М., 2007.

7. Стернин И.А. Методика исследования структуры концепта // Методологические проблемы когнитивной лингвистики / под ред. И.А. Стернина. Воронеж, 2001.

8. Болдырев Н.Н., Фурс Л.А. Репрезентация языковых и неязыковых знаний синтаксическими средствами // Филологические науки. 2004. № 3.

9. Соловьева И.В. Семантический анализ концепта «катастрофа» // Проблемы лингвистики и лингвистического образования: сб. науч. статей. Тюмень, 2011.

10. Квашнина Е.Н. Пословицы и поговорки в свете когнитологии // Житниковские чтения: Межкультурная коммуникация в когнитивном аспекте. Челябинск, 2001.

11. Болдырев Н.Н. Концепт и значение слова // Методологические проблемы когнитивной лингвистики / под ред. И.А. Стернина. Воронеж, 2001.

12. Болотов В.И. А.А. Потебня и когнитивная лингвистика // Вопросы языкознания. 2008. № 2.

13. Попова З.Д., Стернин И.А. Язык и сознание: теоретические разграничения и понятийный аппарат // Язык и национальное сознание. Вопросы теории и методологии. Воронеж, 2002.

14. Кубрякова Е.С. Язык и знание. М., 2004.

15. Мишланова С.Л., Филиппова А.А. Внутриотраслевая полисемия в методическом дискурсе. Пермь, 2010.

16. Минский М. Фреймы для представления знаний / пер. с англ. О.Н. Гринбаума. М., 1979.

17. О противодействии экстремистской деятельности: Федеральный закон от 25.07.2002 № 114. Ст. 3031. URL: http://www.law7.ru/base67/part8/d67ru8602.htm (дата обращения 29.10.2012).

18. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства: Уголовный кодекс РФ. Глава 29. Ст. 280, ст. 282.1. URL: http://base.garant.ru/10108000/30/ (дата обращения 29.10.2012).

19. Болдонов А.Л., Башинова Т.Д., Тармаханов Е.Д. Краткий словарь-глоссарий по политологии. 2005 г. URL: http://www.politike.ru/dictionary/437 (дата обращения 18.05.2012).

20. Коновалов В.Н. Словарь по политологии. М., 2005.

21. Белояр А. Толковый словарь демократического новояза и эвфемизмов. URL: http://www.politike.ru/dictionary/472 (дата обращения 18.05.2012).

22. Мусаелян М.Ф. О причинах современного российского молодежного экстремизма // Российская юстиция. 2009.

№ 4.

23. Гоинев А.В. Краткий терминологический словарь по дисциплине политология. 2004. URL: http://www.politike.ru/dictionary/867 (дата обращения 18.05.2012).

24. Гоиаорьев П.В. Словарь по политологии. URL: http://www.ref.by/refs/64/35521/1.html (дата обращения 18.05.2012).

25. Политический глоссарий conflicts.org. URL: http://www.politike.ru/dictionary/527/page/10 (дата обращения

18.05.2012).

26. Политология: Словарь-справочник / сост. М.А. Василик, М.С. Вершинин и др. М., 2001.

27. Словарь политических терминов проекта "Me-i-oni". URL: http://www.politike.ru/dictionary/275/page/12 (дата обращения 18.05.2012).

28. Большая актуальная политическая энциклопедия / под общ. ред. А. Белякова и О. Матвейчева. М., 2009.

29. Политико-терминологический словарь. URL: http://www.politike.ru/dictionary/285/page/9 (дата обращения

18.05.2012).

30. Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М., 2000.

31. Ожегов С.И. Толковый словарь. URL: http://www.ozhegov.su/ (дата обращения 18.05.2012).