Научная статья на тему 'МОДЕЛЬ ОЦЕНКИ КЛИНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СКРИНИНГА НА ПОСЛЕРОДОВУЮ ДЕПРЕССИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ'

МОДЕЛЬ ОЦЕНКИ КЛИНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СКРИНИНГА НА ПОСЛЕРОДОВУЮ ДЕПРЕССИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
47
22
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОСЛЕРОДОВАЯ ДЕПРЕССИЯ / ПРД / СКРИНИНГ / КЛИНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ "ДЕРЕВО РЕШЕНИЙ"

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Федака А.А., Авксентьева М.В.

Цель исследования. Оценить клинико-экономическую эффективность скрининга на послеродовую депрессию (ПРД) в Российской Федерации. Материал и методы. Построена модель скрининга ПРД в условиях российского здравоохранения в виде дерева решений. Клинико-экономический анализ проведен методом «затраты - эффективность», в котором критерием эффективности выступает выявленный случай ПРД и вылеченный случай ПРД. Результаты. Общая годовая стоимость проведения планового скрининга ПРД в РФ составляет 345 511 114 руб., что включает расходы, связанные со скринингом (8 278 863, 52 руб.) и лечением (337 232 250 руб.). Внедрение программы планового скрининга позволит выявить 10 610,7 дополнительных (по сравнению с существующей практикой) случаев ПРД, 13 869,9 случаев с предпороговой симптоматикой ПРД, дополнительно вылечить 8899,4 случая ПРД и 11 789,4 случая с предпороговой симптоматикой. Дополнительные затраты на каждый дополнительно выявленный случай составляют 338,19 руб., а дополнительные затраты на каждый дополнительный вылеченный случай - 11 486,9 руб. Заключение. Предложена клинико-экономическая модель, с помощью которой продемонстрирована целесообразность внедрения скрининга на послеродовую депрессию в Российской Федерации путем короткого опроса матерей в рамках профилактических осмотров детей первого года жизни.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по наукам о здоровье , автор научной работы — Федака А.А., Авксентьева М.В.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

MODEL FOR ECONOMIC EVALUATION OF SCREENING FOR POSTPARTUM DEPRESSION IN THE RUSSIAN FEDERATION

Objective. To evaluate clinical and economic feasibility of screening for postpartum depression in the Russian Federation. Material and methods. A model of postpartum depression screening for national healthcare system in the form of decision tree was made. Clinical and economic analysis was carried out using the cost-effectiveness method. Cases of postpartum depression identified and cured were accepted as efficiency criteria. Results. The total annual cost of routine postpartum depression screening in the Russian Federation is 345.511.114 rubles including costs for screening (8.278.863.52 rubles) and treatment (337.232.250 rubles). Introduction of a routine screening program will allow detecting 10.610.7 additional cases of postpartum depression (compared to the current practice), 13.869.9 cases with pre-threshold symptoms of depression, additional curing 8.899.4 cases of postpartum depression and 11.789.4 cases of pre-threshold symptoms. Additional cost for each additionally diagnosed case amounts 338.19 rubles, additional cost for each additionally cured case - 11.486.9 rubles. Conclusion. A clinical and economic model demonstrated the feasibility of screening for postpartum depression in the Russian Federation through a short survey of mothers as a part of preventive examinations of children in the first year of life.

Текст научной работы на тему «МОДЕЛЬ ОЦЕНКИ КЛИНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ СКРИНИНГА НА ПОСЛЕРОДОВУЮ ДЕПРЕССИЮ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Медицинские технологии. Оценка и выбор 2022, №1 (44), сс. 34-41 https://doi.org/10.17116/medtech20224401134

Меdical Technologies. Assessment and Choice 2022, no. 1 (44), pp. 34-41 https://doi.org/10.17116/medtech20224401134

Модель оценки клинико-экономической целесообразности скрининга на послеродовую депрессию в Российской Федерации

© А.А. ФЕДАКА, М.В. АВКСЕНТЬЕВА

ФГАОУ ВО «Первый Московским государственный медицинским университет им. И.М. Сеченова» Минздрава России (Сеченовский Университет), Москва, Россия

Цель исследования. Оценить клинико-экономическую эффективность скрининга на послеродовую депрессию (ПРД) в Российской Федерации.

Материал и методы. Построена модель скрининга ПРД в условиях российского здравоохранения в виде дерева решений. Клинико-экономический анализ проведен методом «затраты — эффективность», в котором критерием эффективности выступает выявленный случай ПРД и вылеченный случай ПРД.

Результаты. Общая годовая стоимость проведения планового скрининга ПРД в РФ составляет 345 511 114 руб., что включает расходы, связанные со скринингом (8 278 863, 52 руб.) и лечением (337 232 250 руб.). Внедрение программы планового скрининга позволит выявить 10 610,7 дополнительных (по сравнению с существующей практикой) случаев ПРД, 13 869,9 случаев с предпороговой симптоматикой ПРД, дополнительно вылечить 8899,4 случая ПРД и 11 789,4 случая с предпороговой симптоматикой. Дополнительные затраты на каждый дополнительно выявленный случай составляют 338,19 руб., а дополнительные затраты на каждый дополнительный вылеченный случай — 11 486,9 руб. Заключение. Предложена клинико-экономическая модель, с помощью которой продемонстрирована целесообразность внедрения скрининга на послеродовую депрессию в Российской Федерации путем короткого опроса матерей в рамках профилактических осмотров детей первого года жизни.

Ключевые слова: послеродовая депрессия, ПРД, скрининг, клинико-экономическая модель «дерево решений». ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ:

Федака А.А. — https://orcid.org/0000-0003-3680-0790; e-mail: annafedaka@gmail.com

Авксентьева М.В. — https://orcid.org/0000-0001-6660-0402

Автор, ответственный за переписку: Федака А.А. — e-mail: annafedaka@gmail.com

КАК ЦИТИРОВАТЬ:

Федака А.А., Авксентьева М.В. Модель оценки клинико-экономической целесообразности скрининга на послеродовую депрессию в Российской Федерации. Медицинские технологии. Оценка и выбор. 2022;44(1):34—41. https://doi.org/10.17116/medtech20224401134

Model for economic evaluation of screening for postpartum depression in the Russian Federation

© A.A. FEDAKA, M.V. AVXENTYEVA

Sechenov First Moscow State Medical University, Moscow, Russia

Objective. To evaluate clinical and economic feasibility of screening for postpartum depression in the Russian Federation. Material and methods. A model of postpartum depression screening for national healthcare system in the form of decision tree was made. Clinical and economic analysis was carried out using the cost-effectiveness method. Cases of postpartum depression identified and cured were accepted as efficiency criteria.

Results. The total annual cost of routine postpartum depression screening in the Russian Federation is 345.511.114 rubles including costs for screening (8.278.863.52 rubles) and treatment (337.232.250 rubles). Introduction of a routine screening program will allow detecting 10.610.7 additional cases of postpartum depression (compared to the current practice), 13.869.9 cases with pre-threshold symptoms of depression, additional curing 8.899.4 cases of postpartum depression and 11.789.4 cases of pre-thresh-old symptoms. Additional cost for each additionally diagnosed case amounts 338.19 rubles, additional cost for each additionally cured case — 11.486.9 rubles.

Conclusion. A clinical and economic model demonstrated the feasibility of screening for postpartum depression in the Russian Federation through a short survey of mothers as a part of preventive examinations of children in the first year of life.

Keywords: postpartum depression, screening, clinical and economic decision tree model.

РЕЗЮМЕ

ABSTRACT

INFORMATION ABOUT THE AUTHORS:

Fedaka A.A. — https://orcid.org/0000-0003-3680-0790; e-mail: annafedaka@gmail.com Avxentyeva M.V. — https://orcid.org/0000-0001-6660-0402 Corresponding author: Fedaka A.A. — e-mail: annafedaka@gmail.com

TO CITE THIS ARTICLE:

Fedaka AA, Avxentyeva MV. Model for economic evaluation of screening for postpartum depression in the Russian Federation. Medical Technologies. Assessment and Choice. 2022;44(1):34-41. (In Russ.). https://doi.org/10.17116/medtech20224401134

Введение

Послеродовая депрессия (ПРД) — распространенная проблема, в мире в среднем ее выявляют у 13,5% женщин после родов [1], в РФ — у 15% [2]. Те или иные нарушения психического состояния пограничные психические расстройства во время беременности и после родов встречаются в 57—70% случаев [2, 3], а по некоторым данным — в 80% случаев [4].

Такие состояния часто воспринимаются самой матерью и ее окружением как несущественное явление, которое разрешится самостоятельно [5]. Большинство женщин с депрессией, развившейся после родов, не обращаются к специалистам и не ищут помощи, так как не уверены в том, что их состояние требует вмешательства и лечения [3].

При этом удовлетворительное психологическое состояние матери — определяющий фактор материнского поведения, которое, в свою очередь, является залогом благополучия ребенка и общества в целом [4]. Женщины с ПРД не формируют положительный материнский образ и не способны в полной мере выполнять свои функции по отношению к ребенку [6]. Выявлена корреляция между ПРД и особенностями когнитивного и социального развития ребенка. Есть данные, что до 40% детей матерей с ПРД обращаются за психиатрической помощью в тот или иной период жизни [7].

Во многих странах исследователями разрабатываются вмешательства для предотвращения или лечения ПРД, проводятся экономические оценки возможных вмешательств. Внедрение скрининга рассматривается как один из первых шагов на пути к оказанию качественной медицинской и социальной помощи пациенткам с ПРД [8].

Большинство оценок показывают, что программы скрининга ПРД эффективны и экономически целесообразны [8]. Скрининг ПРД на государственном уровне одобрен в США, Новой Зеландии, Канаде, Великобритании и Австралии, а также рекомендован Американской коллегией акушеров и гинекологов, Американской академией педиатрии, Национальным институтом здоровья Великобритании [9].

Разработаны стандарты диагностики, валиди-рованы скрининговые инструменты, в том числе для РФ [1]. Одним из лучших скрининговых инструментов для выявления ПРД признан опросник

PHQ-9 (Patient Health Questionnaire — Опросник здоровья пациента — из 9 вопросов) и его краткая версия — PHQ-2+1 (из 3 вопросов). PHQ-2 рекомендован Национальным институтом здоровья Великобритании [1] и Целевой группой профилактических служб США для выявления депрессии в первичном звене, третий вопрос добавлен для выявления ПРД. Опросник состоит из трех вопросов, ответ на каждый из которых оценивается в баллах от 0 до 3, итоговая оценка PHQ-2+1 может составлять от 0 до 9 баллов. При пороговом значении 3 балла для диагностики депрессии показано, что чувствительность опросника составляет 83%, специфичность — 90% [10].

В РФ программы скрининга отсутствуют, а медицинский персонал, работающий с беременными и молодыми матерями, по большей части не имеет навыков и инструментов для выявления ПРД. Экономическая целесообразность — один из аргументов, которые необходимы для обоснования внедрения программ скрининга. Описания клинико-эко-номических исследований программ скрининга ПРД в РФ нами не обнаружены.

Цель исследования — оценить клинико-эконо-мическую эффективность скрининга ПРД в Российской Федерации.

Материал и методы

Для достижения цели исследования разработана клинико-экономическая модель в виде дерева решений для сравнения скрининга ПРД с существующей практикой (отсутствием скрининга) (рис. 1).

Существующая практика в модели представлена выявлением и лечением только тяжелых случаев ПРД. По данным исследования Н.А. Корнетова [2], в настоящее время ПРД в РФ выявляют у 3% матерей новорожденных детей, эти данные и использованы далее в расчетах.

Скрининг ПРД в модели проводится медицинским работником (педиатром) во время плановых осмотров ребенка в возрасте 1,5 мес и 4 мес. Для скрининга используют валидированный опросник PHQ-2+1.

В результате скринингового опроса могут быть получены три варианта заключения: депрессия есть (>3 баллов), спорный результат (1—2 балла) и депрессии нет (0 баллов). Женщин с первым и вторым ва-

Рис. 1. Структура модели скрининга на послеродовую депрессию. Fig. 1. Structure of postpartum depression screening model.

риантами направляют на консультацию к психиатру для оценки состояния, установления диагноза и направления на лечение.

С учетом клинических рекомендаций [11] в модели заложено предположение, что пациентки с ПРД легкой и средней тяжести будут получать только психологическую терапию. Все матери, у которых диагностирована тяжелая ПРД, получат комбинацию антидепрессантов и психологической терапии. Кроме того, предполагается, что часть матерей, у которых не диагностирована ПРД, но которые обеспокоены своими симптомами и имеют определенные факторы риска, получат социальную поддержку, в модели такие случаи определены как случаи с предпороговой симптоматикой ПРД (предПРД). Таким образом, лечение включает три варианта — в зависимости от тяжести состояния пациентки:

1. В случаях предПРД:

1.1. Профилактический прием врача-психиатра (60 мин) — 1 прием.

1.2. Индивидуальная психологическая консультация (45 мин) или психологическая скайп-консультация (60 мин) — 3 сеанса.

1.3. Оказание психологической поддержки социальным работником на дому (60 мин) — 3 сеанса.

1.4. Присмотр на дому за детьми в дневное время или помощь в домашнем хозяйстве (60 мин) — 6 раз.

2. При ПРД легкой и средней тяжести:

2.1. Профилактический прием врача-психиатра (60 мин) — 1 прием.

2.2. Индивидуальная психологическая консультация (45 мин) или психологическая скайп-консультация (60 мин) — 12 сеансов.

2.3. Оказание психологической поддержки социальным работником на дому (60 мин) — 6 сеансов.

2.4. Присмотр на дому за детьми в дневное время или помощь в домашнем хозяйстве (60 мин) — 18 раз.

2.5. Профилактический прием врача-психиатра (60 мин) — 1 прием.

3. При тяжелой ПРД:

3.1. Профилактический прием врача-психиатра (60 мин) — 1 прием.

3.2. Индивидуальная психологическая консультация (45 мин) или психологическая скайп-консультация (60 мин) — 12 сеансов.

3.3. Оказание психологической поддержки социальным работником на дому (60 мин) — 12 сеансов.

3.4. Присмотр на дому за детьми в дневное время или помощь в домашнем хозяйстве (60 мин) — 36 раз.

3.5. Прием врача-психиатра, обращение по заболеванию (60 мин) — 3 приема.

3.6. Медикаментозная терапия антидепрессантами: прием антидепрессантов (флуоксетина) в течение 12 нед.

Предполагается, что лечение будет успешным в 100% случаев.

Модель строили на примере Москвы. Ключевые параметры модели (табл. 1) определены на основе сведений из государственного статистического наблюдения и данных из исследований Н.А. Корнетова [2], A.I. Van der Zee-van den Berg и соавт. [9], S. Campbell и соавт. [12], A.L. Olson и соавт. [13], I.M. Thio и соавт. [14]; стоимостные показатели — исходя из нормативов финансовых затрат, установленных Территориальной программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в городе Москве на 2019 г., и тарифов на социальные услуги, утвержденных Приказом Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Правительства Москвы от 28 сентября 2015 г. №865. В модели рассчитано:

— число женщин, проходящих скрининг на каждом из этапов (в возрасте ребенка 1,5 мес и 4 мес);

— количество выявляемых и излечиваемых случаев ПРД и предПРД при внедрении программы скрининга и в существующей практике;

— затраты на лечение ПРД в существующей практике;

— затраты на скрининг и лечение ПРД при внедрении программы скрининга;

— разница в затратах, обусловленная переходом от существующей практики к осуществлению программы скрининга ПРД.

Результаты клинико-экономического анализа представлены в виде инкрементных показателей «затраты — эффективность» (англ. incremental cost-effectiveness ratio — ICER), рассчитанных по формуле:

_ С-С2 ICER- Ef_Ef^

где C и С2 — затраты при внедрении скрининга и без скрининга (в существующей практике); Ef и Ef — эффективность программы скрининга и существующей практики, которую оценивали по двум критериям:

1) число выявленных случаев ПРД;

2) число вылеченных случаев ПРД. Соответственно, рассчитанные инкрементные

показатели «затраты — эффективность» показывают предельную стоимость дополнительно выявленного и дополнительно вылеченного случая ПРД при внедрении программы скрининга ПРД по сравнению с текущей практикой.

Результаты

Исходя из заложенных в модель числа женщин, родивших детей в течение года, доли многоплодных беременностей и охвата детей профилактическими осмотрами, 125 628 матерей в модели потенциально подлежат скринингу. С учетом отказов от опроса число прошедших скрининг женщин составит:

— 106 784 на первом этапе;

— 70 797,8 на втором этапе.

В этих группах, соответственно, будет выявлено:

1) случаев ПРД:

— 11 746,2 на первом этапе;

— 2831,9 на втором этапе;

2) случаев предПРД:

— 11 746,2 на первом этапе;

— 2123,9 на втором этапе.

Всего на обоих этапах среди 125 628 женщин будет выявлено 28 181,1 случая ПРД и предПРД, из них 83% — на первом этапе и 17% — на втором этапе. Распространенность ПРД и предПРД составит 22,4%.

Будет излечено:

1) случаев ПРД:

— 9984,3 на первом этапе;

— 2407,1 на втором этапе;

2) случаев с предпороговой симптоматикой ПРД:

— 9984,3 на первом этапе;

— 1805,3 на втором этапе.

В существующей практике в такой же по численности группе женщин выявляется 3967,2 случая ПРД, из них проходят лечение и излечиваются 3372,12 пациентки (рис. 2).

Общие затраты на скрининг составили 24 717 609,63 руб. (6%), на лечение выявленных случаев — 357 557 787,05 руб. (94%), из них 74 470 017,05 руб. (20%) приходится на предпороговые случаи, 157 199 947,40 руб. (33%) — на ПРД легкой и средней степени тяжести, 125 887 822,60 руб. (41%) — на тяжелые случаи ПРД (рис. 3).

В настоящее время затраты на скрининг равны 0 рублей, на лечение выявленных в отсутствие скрининга случаев ПРД расходуется 114 194 213,55 руб., все эти средства расходуются на тяжелые случаи (табл. 2).

Таким образом, переход от текущей практики к осуществлению программы скрининга потребует дополнительно 268 081 183,14 руб. в год. Это позволит дополнительно выявить 24 481,1 случаев и дополнительно вылечить 20 809,0 случаев ПРД и предПРД.

Дополнительные затраты на каждый дополнительно выявленный случай (инкрементный показатель «затраты — эффективность», ГСЕЯ) составляют 1099,66 руб., а дополнительные затраты на каждый дополнительно вылеченный случай составляют 11 695,14 руб. Дополнительная стоимость дополнительно вылеченного случая меньше, чем фактическая стоимость лечения тяжелой и среднетяжелой ПРД: 11 695,14 руб. по сравнению с 18 123,12 и 33 864,22 руб. соответственно.

Обсуждение

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Предлагаемая программа планового скрининга ПРД в рамках профилактических осмотров здоровых детей представляется экономически целесообразной и эффективной с позиции системы здравоохранения по сравнению с нынешней практикой.

Экономика здравоохранения Economy in health care

Таблица 1. Исходные показатели для модели Table 1. Baseline parameters for the model

Показатель Значение Источник

Число женщин, родивших детей в текущем году и потенциально подлежащих скринингу 132 240 человек Рассчитано авторами на основании числа рождений в г. Москве в 2019 г. (133 576 [15]) с учетом 1% многоплодных беременностей [16]

Доля женщин, чьи дети охвачены профилактическими осмотрами 95% Принята равной охвату профилактическими осмотрами [12]

Отказ от программы скрининга через 1,5 мес после родов ( первый скрининг) 15% [13]

Ожидаемая частота выявления ПРД во время первого скрининга 11% [2]

Ожидаемая частота выявления предПРД во время первого скрининга 11% [14]

Ожидаемая частота отказов от лечения 15% [12]

Ожидаемая частота случаев предПРД в общей массе выявленных случаев 48,28% [14]

Ожидаемая частота случаев ПРД легкой и средней тяжести в общей массе выявленных случаев 34% [14]

Ожидаемая частота случаев тяжелой ПРД в общей массе выявленных случаев 17,72% [14]

Отказ от программы скрининга через 4 мес после родов ( второй скрининг) 15% [13]

Ожидаемая частота выявления ПРД во время второго скрининга 4% [2]

Ожидаемая частота выявления предПРД во время второго скрининга 3% [2]

Ожидаемая частота отказов от лечения Ожидаемая частота случаев ПРД легкой и средней тяжести в общей массе выявленных случаев Ожидаемая частота случаев тяжелой ПРД в общей массе выявленных случаев 15% 70% 30% [12] [14] [13]

Частота выявления ПРД в текущей практике 3% [2]

Частота отказов от лечения в текущей практике 15% [12]

Стоимость профилактического приема врача-педиатра участкового (15 мин) 2 077,44 руб. См. сноски1- 2

Стоимость скрининга (1 мин) 139,19 руб. Рассчитана авторами, исходя из предположения, что заполнение опросника занимает 1 мин, что составляет 6,7% времени приема3

Стоимость профилактического приема врача-психиатра (60 мин) 1 681,56 руб. См. сноску3

Стоимость приема врача-психиатра, обращение по заболеванию (60 мин) 2 985,22 руб. См. сноску3

Стоимость индивидуальной психологической консультации (45 мин) или психологической скайп-консультации (60 мин) 600 руб. См. сноску1

Стоимость оказания психологической поддержки (60 мин) 315 руб. См. сноску3

Стоимость услуги присмотра на дому за детьми в дневное время или помощь в домашнем хозяйстве (60 мин) 315 руб. См. сноску3

Стоимость медикаментозной терапии (12 нед) 907 руб. Рассчитано авторами в соответствии с клиническими рекомендациями [11]

Стоимость лечения случая с предпороговой симптоматикой ПРД 6 316,56 руб. Рассчитано авторами на основе приведен-

Стоимость лечения случая ПРД легкой и средней тяжести 18 123,12 руб. ных выше данных

Стоимость лечения случая тяжелой ПРД 33 864,22 руб.

Примечание. ПРД — послеродовая депрессия.

приложение к Постановлению Правительства Москвы от 27 декабря 2018 г. №1703-ПП. Территориальная программа государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи в городе Москве на 2019 год. https://www.mgfoms.ru/documents/23326

2Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 2 июня 2015 г. №290н «Об утверждении типовых отраслевых норм времени на выполнение работ, связанных с посещением одним пациентом врача-педиатра участкового, врача-терапевта участкового, врача общей практики (семейного врача), врача-невролога, врача-оториноларинголога, врача-офтальмолога и врача-акушера-гинеколога».

https://minzdrav.gov.ru/documents/9082-prikaz-ministerstva-zdravoohraneniya-rossiyskoy-federatsii-ot-2-iyunya-2015-g-290n-ob-utverzhdenii-tipovyh-otraslevyh-norm-vremeni-na-vypolnenie-rabot-svyazannyh-s-posescheniem-odnim-patsientom-vracha-pediatra-uchastkovogo-vracha-terapevta-uchastkovogo-vracha-obschey-praktiki-semeynogo-vracha-vracha-nevrologa-vracha-otorinolaringologa-vracha-oftalmologa-i-vracha-akushera-ginekologa

3Приказ Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Правительства Москвы от 28 сентября 2015 г. №865 «Об утверждении тарифов на социальные услуги» (с изменениями на 17 сентября 2018 г.). https://docs.cntd.ru/document/456007624

16000

14000 - -

• I И ■ ■

10000

:= : = = ~

0 Выявляемые случаи ПРД Выявляемые случаи предПРД Излечиваемые случаи ПРД Излечиваемые случаи предПРД

■ В модели 14578,1 14578,1 12391/4 11789,6

В текущей практике 3967,2 3967,2 3372,1 0

Рис. 2. Количество случаев выявленной и вылеченной послеродовой депрессии и случаев с предпороговой симптоматикой.

Fig. 2. The number of cases of diagnosed and cured postpartum depression and cases with pre-threshold symptoms.

нинга на ПРД. Стандартов оценки значения ICER для программ скрининга в РФ нет. Мы сравнили значение ICER, рассчитанное на вылеченный случай, с фактической стоимостью лечения депрессии: оно оказалось ниже, чем стоимость лечения ПРД средней тяжести и тяжелой, что, с нашей точки зрения, свидетельствует о значительной клинико-экономи-ческой целесообразности скрининга. Если сравнить наши результаты с зарубежными данными, то внедрение скрининга в РФ также представляется экономически целесообразным: в исследовании S. Campbell и соавт. (2008) [12] значение ICER составило $400 (20 664 руб. по курсу на 18.06.21) на каждый дополнительный вылеченный случай ПРД и $287 (28 800 руб. по курсу на 18.06.21) на каждый дополнительный выявленный случай ПРД, что существенно выше, чем в нашей модели.

При этом следует иметь в виду, что наше исследование основано на ряде предположений, которые представляют собой так называемые наилучшие оценки текущей практики и вероятных затрат и выгод, связанных с внедрением программы.

Необходимо учитывать, что ценность любой программы скрининга на ПРД будет зависеть от ресурсов, доступных на местном уровне, и способности женщины и сотрудников первичной медико-санитарной помощи получить доступ к этим ресурсам.

Таким образом, скрининг на ПРД будет эффективным только в сочетании с системными изменениями, позволяющими правильно диагностировать ПРД и лечить женщин. Многие изменения в практике, необходимые для достижения лучших результатов, связанных с ПРД, в настоящее время не финансируются государством на достаточном уровне (например, груп-

Рис. 3. Структура затрат на скрининг, лечение пациенток с предпороговой симптоматикой послеродовой депрессии и с послеродовой депрессией различной степени тяжести. Fig. 3. Cost structure for screening, treatment of patients with pre-threshold symptoms of postpartum depression and post-partum depression of various grades of severity.

При внедрении скрининга выявляемость ПРД и предПРД вырастет более чем в 7 раз, а излечива-емость — более чем в 6 раз, что должно существенно повысить качество жизни женщин после родов.

Мы не обнаружили отечественных публикаций, посвященных клинико-экономической оценке скри-

Таблица 2. Затраты на лечение послеродовой депрессии в текущей практике, на ее выявление и лечение при внедрении скрининга

Table 2. Treatment costs for postpartum depression in current practice, for its detection and treatment after screening introduction

Направление затрат Затраты, руб.

внедрение программы скрининга текущая практика разница

Скрининг, 1-й этап 14 863 264,96 — 14 863 264,96

Скрининг, 2-й этап 9 854 344,67 — 9 854 344,67

Лечение женщин с предпороговой симптоматикой 74 470 017,05 — 74 470 017,05

Лечение женщин с ПРД легкой и средней тяжести 157 199 947,40 — 157 199 947,40

Лечение женщин с тяжелой ПРД 125 887 822,60 114 194 213,55 11 693 609,05

Итого 382 275 396,68 114 194 213,55 268 081 183,14

Примечание. ПРД — послеродовая депрессия.

пы поддержки и сеансы психолога). Следовательно, может потребоваться рассмотрение вопроса о финансировании этих расходов из бюджета, чтобы предлагаемая программа скрининга на ПРД могла быть эффективной на национальном уровне.

Ряд затрат исключен из наших расчетов, например затраты, связанные с уходом за младенцами, с потерями производительности труда, нематериальные затраты, такие как влияние депрессии матери на развитие ее ребенка. Мы также не учитывали затраты на обучение персонала и расходы на увеличение информированности женщин и медицинских работников о ПРД. Такие затраты сложно учесть из-за отсутствия необходимых исходных данных, но некоторые могут быть учтены в дальнейших исследованиях. Тем не менее представляется, что учет дополнительных затрат не должен изменить выявленную закономер-

ность, поскольку предлагаемая методика скрининга очень проста, а более точная оценка бремени ПРД позволит с еще большей уверенностью продемонстрировать экономическую целесообразность ее профилактики и выявления.

Заключение

С помощью предложенной клинико-экономиче-ской модели продемонстрирована целесообразность внедрения скрининга на послеродовую депрессию в Российской Федерации путем короткого опроса матерей в рамках профилактических осмотров детей первого года жизни.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

The authors declare no conflicts of interest.

ЛИТЕРАТУРА/REFERENCES

1. Shorey S, Chee CYI, Ng ED, Chan YH, Tam WWS, Chong YS. Prevalence and incidence of postpartum depression among healthy mothers: A systematic review and meta-analysis. Journal of Psychiatric Research. 2018;104:235-248. https://doi.org/10.1016/jjpsychires.2018.08.001

2. Корнетов Н.А. Послеродовая депрессия — центральная проблема охраны психического здоровья раннего материнства. Бюллетень сибирской медицины. 2015;14(6):5-24.

Kornetov NA. Postpartum depression — the central problem of mental health of early motherhood. Byulleten' sibirskoj meditsiny. 2015;14(6):5-24. (In Russ.). https://doi.org/10.20538/1682-0363-2015-6-5-24

3. Мазо Г.Э., Татарова Н.А., Шаманина М.В. Депрессивные состояния у женщин в послеродовом периоде. Проблемы клиники, диагностики и терапии (литературный обзор). Сибирский вестник психиатрии и наркологии. 2007;47(4):85-89. Mazo GE, Tatarova NA, Shamanina MV. Depressive states in women in the postpartum period. Problems of clinic, diagnostics and therapy (literary review). Sibirskij vestnikpsikhiatrii i narkologii. 2007;47(4):85-89. (In Russ.).

4. Kessler R, McGonagle K, Swartz M, Blazer DG, Nelson SB. Sex and depression in the national comorbidity survey. I. Lifetime prev-

alence, chronicity, and recurrence. Journal of Affective Disorders. 1993;29(2-3):85-96.

https://doi.org/10.1016/0165-0327(93)90026-g

5. Дубынин В.А., Добрякова Ю.В., Танаева К.К. Нейробиология и нейрофармакология материнского поведения. М.: Товарищество науч. изд. КМК; 2018.

Dubynin VA, Dobryakova YuV, Tanaeva KK. Nejrobiologiya i nejro-farmakologiyamaterinskogopovedeniya. M.: Tovarishchestvo nauch. izd. KMK; 2018. (In Russ.).

6. Teti DM, Gelfand DM. Behavioral competence among mothers of infants in the first year: The mediational role of maternal self-efficacy. Child Development. 1991;62(5):918-929. https://doi.org/10.1111/j.1467-8624.1991.tb01580.x

7. O'Hara MW. Postpartum depression: what we know. Journal of Clinical Psychology. 2009;65(12):1258-1269. https://doi.org/10.1002/jclp.20644

8. Stowe ZN, Hostetter AL, Newport DJ. The onset of postpartum depression: implications for clinical screening in obstetrical and primary care. American Journal of Obstetrics and Gynecology. 2005; 192(2):522-526.

https://doi.org/10.1016Zi.ajog.2004.07.054

9. Van der Zee-van den Berg AI, Boere-Boonekamp MM, Groothuis-Oudshoorn CGM, Ijzerman MJ, Haasnoot-Smallegange RME,

Reijneveld SA. Post-up study: postpartum depression screening in well-child care and maternal outcomes. Pediatrics. 2017;140(4): e20170110.

https://doi.org/10.1542/peds.2017-0110

10. Arroll B, Goodyear-Smith F, Kerse N, Fishman T, Gunn J. Effect of the addition of a "help" question to two screening questions on specificity for diagnosis of depression in general practice: diagnostic validity study. British Medical Journal. 2005;331(7521):884. https://doi.org/10.1136/bmj.38607.464537.7C

11. Депрессивный эпизод. Рекуррентное депрессивное расстройство. Клинические рекомендации. Одобрено Научно-практическим Советом Минздрава России. 2021. Ссылка активна на 04.06.21. Depressivnyj epizod. Rekurrentnoe depressivnoe rasstrojstvo. Klini-cheskie rekomendatsii. Odobreno Nauchno-prakticheskim Sovetom Minzdrava Rossii. 2021. Accessed June 04, 2021. (In Russ.). https://cr.minzdrav.gov.ru/recomend/301_2

12. Campbell S, Norris S, Standfield L, Suebwongpat A. Screening for Postnatal Depression Within the Well Child Tamariki Ora Framework. Christchurch: Health Services Assessment Collaboration (HSAC). HSAC Report 1(2); 2008. Accessed December 27, 2021. https://www.crd.york.ac.uk/CRDWeb/ShowRecord.asp7Accession Number=32008100227

13. Olson AL, Kemper KJ, Kelleher KJ, Hammond CS, Zuckerman BS, Dietrich AJ. Primary care pediatricians' roles and perceived responsibilities in the identification and management of maternal depression. Pediatrics. 2002;110(6):1169-1176. https://doi.org/10.1542/peds.110.6.1169

14. Thio IM, Oakley Browne MA, Coverdale JH, Argyle N. Postnatal depressive symptoms go largely untreated. A probability study in urban New Zealand. Social Psychiatry and Psychiatric Epidemiology. 2006;41(10):814-818.

https://doi.org/10.1007/s00127-006-0095-6

15. Федеральная служба государственной статистики РФ. Ссылка активна на 04.06.21.

Federal'naya sluzhba gosudarstvennoj statistiki RF. Accessed June 0 4,

2021. (In Russ.).

https://rosstat.gov.ru

16. Бугеренко А.Е., Курцер МА, Сичинава Л.Г., СухановаД.И. Синдром фето-фетальной трансфузии. Фетоскопическая лазерная коагуляция анастомозов. Акушерство и гинекология. 2013; 10:40-45.

Bugerenko AE, Kurtser MA, Sichinava LG, Sukhanova DI. Feto-fetal transfusion syndrome. Fetoscopic laser coagulation of anastomoses. Akusherstvo iginekologiya. 2013;10:40-45. (In Russ.).

Поступила 08.12.2021 Received 08.12.2021

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Принята к печати 15.12.2021 Accepted 15.12.2021

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.