Научная статья на тему 'Михаил Александрович гаврилов (к 100-летию со дня рождения)'

Михаил Александрович гаврилов (к 100-летию со дня рождения) Текст научной статьи по специальности «Автоматика. Вычислительная техника»

CC BY
173
18
Поделиться

Текст научной работы на тему «Михаил Александрович гаврилов (к 100-летию со дня рождения)»

X

роника

УДК 629.78 (092)

МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГАВРИЛОВ

[к 100-летию со дня рождения]

В ноябре 2003 года исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося ученого, яркой личности, удивительного человека, доктора технических наук, профессора, члена-кор-респондента АН СССР Михаила Александровича Гаврилова. Чтобы оценить роль и место М.А. Гаврилова в науке управления, позволим себе некоторый экскурс в истори ю становления автоматики и телемеханики в нашем Отечестве.

Несмотря на то, что автоматические устройства управления применяются в технике с незапамятных времен, устройства автоматического регулирования были «обласканы» научными исследованиями в значительно большей степени, чем устройства релейного действия. Действительно, регуляторы Дж. Уатта,

И.И. Ползунова, братьев В. и Э. Сименс через несколько десятков лет после их изобретения привлекают внимание крупнейших физиков, механиков и математиков (П.Л. Чебышева, Дж. Максвелла, И.А. Вышнеградского и многих других). Вместе с тем устройства релейного действия, например, золотник, переключающий струю пара высокого давления от полости к полости, без которого паровая машина так же неосуществима, не удостаиваются внимания исследователей как элементы динамической системы. В принципе в этом и не было необходимости, поскольку реализуемая этими устройствами функция была тривиальна. В начале XX века, с развитием телефонной связи, релейная техника занимает значительные позиции в мире технических систем, и в их проектировании и эксплуатации проявляются значительные проблемы. Не случайно физик П. Эренфест в 1910 г. в предисловии к книге Л. Кутюра «Алгебра логики» указывает на потенциальную возможность этого раздела математики в анализе схем телефонии вместо «пробования на графике». Однако эта ремарка осталась незамеченной. Но уже в 1920-х годах в технических системах появляется объект, в управлении которым релейные устройства — устройства телемеханики — и, что важно, логические методы в принятии управленческих решений становятся преобладающими, а ошибки в управлении влекут за собой огромные потери. Этот объект — энергосистемы. Первые из них появляются в США, затем в Европе и, как правило, ограничиваются рамками одной производящей компании. В Советской

России по мере воплощения плана ГОЭРЛО создаются крупные энергосети, использующие преимущества свойственной социализму централизации в управлении хозяйством. И, несмотря на общую техническую отсталость России, энергосети по сложности и масштабам были вполне соизмеримы с крупнейшими энергосистемами США и Европы.

В это время в Москве и Подмосковье вводится в действие огромное количество вновь сооружаемых энергетических объектов (электростанций, энергосетей с резервными подсетями, коммутирующими подстанциями, с понижающими подстанциями и питающимися от них потребителями с различной степенью важности — от рядовых коммунальных потребителей до оборонных объектов и вплоть до Кремля и его обитателей).

Во главе всего этого сложного хозяйства стоит диспетчер, который в течение нескольких секунд должен (только лишь по тенденциям изменения частоты в некоторых подсетях) предугадать, что будет дальше, и отключить часть (менее важных) потребителей, чтобы энергосеть не развалилас ь, и при первых же признаках появления резерва мощности включить этих потребителей, пока они еще не успели нажаловаться. При этом в голове нужно держать десятки, а возможно, и сотни вариантов отключения и помнить обратные цепочки включения.

И вот этим «дирижером» в центральной диспетчерской МОГЭС был молодой человек, среднего роста, интеллигентной внешности, коренной москвич, совсем не пролетарского происхождения, вчерашний выпускник МВТУ — Михаил Александрович Гаврилов.

Михаил Александрович Гаврилов родился 11 ноября 1903 г. в Москве. Отец его Александр Митрофанович был артистом балета Большого театра, мать Елизавета Сергеевна — зубной врач, здесь же, при Большом.

В семье была дружная и теплая атмосфера, не редкая в среде творческой интеллигенции тех лет. Часто музицируют, Миша тонко чувствует музыку и, как сам с гордостью вспоминал, «был лучшим перевер-тывателем нот в Москве». Хотя в семье техникой никто не занимался, по словам Нины Александровны — сестры Михаила Александровича, он буквально с

двухлетнего возраста проявлял интерес к технике. Михаил Александрович о чень л юбил своих близких и дорожил отношениями с ними. Забегая несколько вперед, отметим, что лучшую сво ю книгу «Теория релейно-контактных схем» он посвятил памяти отца.

Михаил Александрович получил среднее образование, окончив в 1920 г. 109-ю трудовую школу в Москве. Еще будучи учащимся, в 1918 г., он начал трудовую деятельность.

Вот как он сам пишет об этом в своей автобио гра-фии «По найму я работаю с 1918 года, когда еще до окончания трудовой школы я принужден был поступить на работу в качестве конторщика в продотдел Московского Совета РК и К депутатов». Как он вспоминал, «театры не работали, у отца почти не было заработка, артисты разъехались, и у мамы — зубного врача при театре — работы тоже практически не стало», и он взял на себя часть тягот по обеспечению семьи продуктами и всем необходимым.

Постепенно жизнь налаживается, и в 1920 г. Михаил Александрович становится курсантом Высших железнодорожных курсов. В 1921 г. Михаил Александрович перевелся в Московское высшее техническое училище, которое окончил в декабре 1925 г. по электротехническому факультету, получив звание инже-нера-электрика.

После окончания МВТУ Михаил Александрович с 1926 по 1935 г. работал в Правлении МОГЭС (затем Управление Мосэнерго), где занимал ряд должностей, начиная с инженера технического отдела и дежурного диспетчера до начальника цеха экспериментальной лаборатории.

М.А. Гаврилов очень гордился своей работой в Мосэнерго, здесь он впервые столкнулся с проблемами телемеханики и диспетчеризации. Он считался лучшим диспетчером. В 1975 г. отмечалось 50-летие диспетчерской службы Мосэнерго, Михаил Александрович был приглашен на торжества, был в президиуме торжественного заседания, получил памятные награды и потом с удовольствием рассказывал, что его вспоминали как лучшего и одного из первых диспетчеров МОГЭС. Выше уже говорилось о работе диспетчера, но напомним, что основным инструментом диспетчерской тех лет были журналы распоряжений, рапорты от дежурных специалистов станций и подстанций и собственная голова, а основным техническим средством — телефон. Здесь М.А. Гаврилов впервые проявил свои способности к комбинаторике и логике, способность мгновенно оценить ситуацию, предугадать с ценарий развития, оценить последствия и в реальном масштабе времени принять решение и добиться его неукоснительного выполнения. Работая сменным инженером в диспетчерской, он на практике остро осознал потребность в устройствах автоматики и телемеханики. Этот период его жизни описан в первых главах книги писателя Юрия Вебера «Когда приходит ответ». Как известно, Михаил Александрович Гаврилов был прообразом главного героя книги инженера Григория Мартьянова.

Работая в системе Мосэнерго в экспериментальной лаборатории, Михаил Александрович начал заниматься научно-исследовательской деятельностью. Заметим, что отраслевых институтов еще нет, в Академии наук занимаются в основном высокой наукой, а проблемами техники и энергетики в частности за-

нимаются в основном инженеры в «заводских лабораториях». Экспериментальная лаборатория МОГЭС была одной из таких «заводских лабораторий», а фактически мозговым центром нарождающейся советской энергетики. Здесь ведут собственные технические разработки, проводят экспертизу предложений по закупке техники за рубежом, готовят методические материалы для региональных технических служб энергосистемы, организуют всевозможные курсы для ИТР, готовят обзорные материалы по состоянию советских и зарубежных энергетических объектов и сетей.

Михаил Александрович Гаврилов разрабатывал регламенты эксплуатационных режимов больших энергосистем. В 1932 г. он создал первое отечественное устройство телеуправления-телесигнализации для энергосистем. В течение нескольких десятилетий он систематически публиковал статьи и книги по проблемам телемеханики.

Первые публикации М.А. Гаврилова по телемеханике относятся к 1928—1935 гг. Он исследовал вопросы применения телемеханики в энергосистемах, изучал и обобщал имеющийся опыт в области телеуправления и телеизмерений, подходя к нему критически, выполнял новые разработки. Начиная с 1933 г. М.А. Гаврилов создает методы проектирования и наладки телемеханических устройств. Задачи проектирования в дальнейшем послужили базой для развития теории релейных устройств.

Для энергетического хозяйства страны телемеханика представляла собой новую малоизученную область, недоставало специалистов. М.А. Гаврилов по поручению Мосэнерго занимался систематизацией сведений из этой области. Для институтов и комиссий АН СССР составлял и публиковал аналитические обзоры по принципам построения устройств телемеханики и дистанционного диспетчерского управления производством, изучал состояние промышленной телемеханики и освещал этапы и тенденции ее развития.

Еще в Мосэнерго Михаил Александрович начал и педагогическую деятельность: сначала выступая с лекциями на различных курсах повышения квалификации инженеров, а затем в МЭИ в качестве ассистента и доцента.

В 1934 г. он основал в МЭИ кафедру автоматики и телемеханики (первую в Москве) и был ее первым заведующим, а в 1935 г. перешел туда на постоянную работу.

Одна из первых студенток по кафедре автоматики и телемеханики МЭИ М.И. Карлинская вспоминает: «Он пришел к нам, когда мы закончили курс общетехнического факультета, и встала задача выбора специализации в 1936 г. Он стал рассказывать про телемеханику. У него была лаборатория в Мосэнерго. После его рассказа о новой специальности «телемеханика» к нему на специализацию записалось 22 очника и 22 заочника, а когда он начал читать лекции — это был ужас, он читал так быстро и сумбурно, что мы не давали ему покоя своими вопросами. На экзамене вся группа получила двойки. Летом вышла его книжка, мы готовились по ней к экзамену и все получили 4 и 5. Это была прекрасная книга — мы поняли, что такое телемеханика».

М.А. Гаврилов практически всю свою активную научную жизнь преподавал. К работе он активно

привлекал своих сотрудников, особенно молодежь, тем самым предоставляя возможность как проявить себя, так и поддержать материально. Он очень бережно относился к своим талантливым ученикам. Так, М.И. Карлинская, одна из лучших студенток Михаила Александровича, после окончания МЭИ по его рекомендации была распределена на работу в систему Мосэнерго, где он продолжал консультировать ее и всю команду своих вчерашних студентов. Он фактически руководил их работой при создании первой в Москве системы телеуправления освещения города, которая затем проработала 26 лет, выдвигалась на Сталинскую премию. Затем М.И. Карлинская стала его первой защитившейся аспиранткой.

В 1934 г. для подготовки подраздела «Автоматика и телемеханика» в раздел по развитию науки в плане очередной пятилетки при АН СССР был организован общественный Комитет по автоматике, телемеханике и диспетчеризации. Комитет был создан по решению объединенного заседания по диспетчерскому управлению в народном хозяйстве, проведенного в 1934 г. под председательством вице-президента АН СССР, академика Г.М. Кржижановского. В этот комитет Михаил Александрович был включен по рекомендации Главэнерго и готовил раздел по диспетчеризации. Комитет подготовил аргументированный материал, хорошо себя зарекомендовал, и было принято решение о его сохранении вначале при ВСНИТО, а затем в виде подразделения Академии наук. Так был в 1935 г. создан Комитет (затем преобразованный в Комиссию) по телемеханике и автоматике — КТА. М.А. Гаврилов был приглашен работать в него вначале вне штата, а затем уже на штатной основе, где возглавил лабораторию по дискретной телемеханике. Он активно участвует в подготовке обоснований необходимости создания Института автоматики и телемеханики. Комиссия в 1939 г. преобразуется в Институт автоматики и телемеханики (ИАТ) и, таким образом, Михаил Александрович является одним из его «отцов-осно-вателей». Позднее ИАТ был переименован в Институт проблем управления, в котором Михаил Александрович трудился до последнего дня своей жизни.

Итогом десяти лет работы в телемеханике было присуждение в 1938 г. М.А. Гаврилову без защиты диссертации, по совокупности опубликованных работ, на заседании Ученого совета Ленинградского индустриального института степени кандидата технических наук и на том же заседании ему было предложено по опубликованным работам представить докторскую диссертацию. Это было официальным признанием его вклада в телемеханику.

Не будем характеризовать основные результаты Михаила Александровича в области телемеханики, это хорошо сделал его ученик В.А. Жожикашвили в своей статье в сборнике, посвященном памяти М.А. Гаврилова (1982 г.).

Однако заметим, что к этому времени (1938 г.) он опубликовал уже более 40 научных работ по телемеханике, три монографии, среди них одна из первых в Советском Союзе монографий по телемеханике «Телемеханизация диспетчерского управления энергетическими системами» (1938 г.). Он публикует ставшие широко известными аналитические обзоры по состоянию работ в области телемеханики, выступает на всесоюзных совещаниях с проблемными докладами.

После образования Института автоматики и телемеханики АН СССР (1939 г.) он возглавил коллектив лаборатории, занимавшейся в то время проблемами телеуправления и выполнившей ряд практических работ по автоматизации различных производственных процессов.

М.А. Гаврилов занимается телемеханикой еще более 20 лет. Ряд новых разработок был внедрен в различных отраслях народного хозяйства страны. Это системы и устройства телемеханики и релейной автоматики для:

• сверхмощных энергосистем;

• нефте- и газопроводов;

• мелиоративного хозяйства;

• угольных шахт;

• кранового и транспортного хозяйств предприятий;

• сооружений подземной газификации угля;

• водопроводных станций;

• метрополитена и железнодорожных сортировочных горок.

Поддерживая непрерывный контакт с широким кругом специалистов-практиков, через систему переподготовки специалистов и сложившиеся договорные отношения, Михаил Александрович оказывает ощутимое влияние на образ мыслей специалистов и на техническую политику соответствующих организаций в области телемеханизации и автоматизации производства, а его идеи находят конкретные воплощения.

Однако справедливости ради отметим, что пути распространения его идей не были гладкими, предлагаемые им направления исследований и разработок пробивали себе дорогу в полемике с другими видными специалистами, которым представлялись более правильными иные направления. Полемика возникала, главным образом, по принципиальным вопросам:

• какая теоретическая научная проблематика вытекает из конкретных инженерных задач телемеханизации в народном хозяйстве;

• каким инженерным решениям следует отдать предпочтение для обеспечения более полно го соответствия имеющемуся и ожидаемому уровню развития техники (например, при выборе способов уплотнения каналов, видов модуляции сигналов). Во многих случаях время и практика подтвердили

правоту М.А. Гаврилова в этих спорах.

С 1948 г. в работах М.А. Гаврилова выкристаллизовалось одно из важнейших для телемеханики направлений исследований: комбинированное использование разнообразных импульсных признаков в телемеханических сигналах, создание соответствующей аппаратуры, обеспечивающей высокую информа ци-онную емкость сигналов и надежную защиту от искажений. В дальнейшем это направление привело к появлению теории построения телемеханических сигналов, базирующейся на принципах помехоустойчивого кодирования. Аналогичный подход к рассмотрению неисправностей дискретных устройств привел к разработке теории и методов построения устройств с заданной степенью безотказности, обеспечиваемой автоматической коррекцией сигналов, поступающих с отказавших элементов устройства.

Итог своих работ по телемеханике он подводит в докладе на сессии АН СССР в 1957 г. «Основные научные проблемы, вытекающие из задач телемеханизации в народном хозяйстве».

Позднее разнообразие проводимых его лабораторией исследований привело к выделению новых научных направлений, вокруг которых группировались ученые, и в результате в составе Института проблем управления образовались пять новых самостоятельных лабораторий:

• лаборатория «Системы массового обслуживания», руководимая д-ром техн. наук, профессором В.А. Жожикашвили (первым из его ИАТ овских защитившихся аспирантов);

• лаборатория «Техническая диагностика», долгое время руководимая д-ром техн. наук, проф., чле-ном-корреспондентом РАН П.П. Пархоменко;

• лаборатория «Параллельные вычислительные системы», руководимая д-ром техн. наук, проф., академиком Грузинской АН И.В. Прангишвили (ныне директор ИПУ);

• лаборатория «Методы управления дискретными процессами», руководимая д-ром техн. наук, профессором О.П. Кузнецовым;

• лаборатория (ныне сектор) «Автоматизация проектирования дискретных управляющих устройств», руководимая д-ром техн. наук, профессором В.В. Девятковым.

С переходом на научно-исследовательскую работу Михаил Александрович не прекращает педагогическую деятельность. С 1936 по 1949 г. он заведовал кафедрой автоматики и телемеханики Заочного политехнического института, организовав заочное обучение по этой специальности. В 1947 г. он организовал кафедру автоматики и телемеханики и стал ею заведовать (в течение 15 лет) в новом Всесоюзном заочном энергетическом институте.

Работая в области телемеханики, Михаил Александрович особое внимание уделял вопросам проектирования различных устройств, а, как известно, основными устройствами диспетчерского управления и всей телемеханики того времени были релейные устройства. Основной методологический прием тех лет в создании релейных устройств заключался в изобретении устройства (придумывании схемы, как говорил Михаил Александрович), а затем в его совершенствовании и исследовании. При этом основные исследования и дискуссии велись вокруг способов функционирования систем телемеханики: с разделением времени или с разделением частот. Михаила Александровича интересовали совсем другие вопросы: он все время пытался понять, почему устройства разной структуры, следовательно, разной проводимости, работают одинаково?

Напомним, что первыми автоматчиками и телемеханиками были инженеры-электрики. Как известно, основные исследования цепей в электротехнике основываются на изучении динамики потока электронов (тока). При этом электрическая цепь рассматривается как некоторый двухполюсник, соответственно, с входом в одном полюсе и выходом в другом. Релейное устройство с точки зрения электрической проводимости вне зависимости от числа контактов также является двухполюсником. Однако динамика тока ничего не проясняет в его функционировании. Более того, в некоторых случаях устройства с различным числом контактных элементов с разной проводимостью одинаково реагируют на одни и те же переключения контактных элементов.

Возвращаясь к сравнению устройств автоматического регулирования и релейных устройств, видим, что последним опять не повезло. В одной из своих публикаций по теории автоматического регулирования А.М. Летов отмечал, что теории автоматического регулирования очень повезло, поскольку математика XIX века создала прекрасную математическую теорию, благодаря успехам которой были решены основные задачи автоматического регулирования. Что же касается дискретной техники, то все попытки воспользоваться известным математическим аппаратом не привели к успеху.

И вот в 1938 г. М.А. Гаврилов случайно оказывается на семинаре Московского математического общества, на котором выступал физик из МГУ В.И. Шестаков с докладом о применении алгебры Буля для описания структуры релейных схем. Это посещение красиво описано в статье Д.А. Поспелова о Школе М.А. Гаврилова. Сам Михаил Александрович работу В.И. Шестакова считал революционной, но ее значение, как он полагал, не было понято даже автором. Все рассматривали релейно-контактные схемы с точки зрения проводимости (даже В.И. Шестаков и К. Шеннон), а исчисление высказываний (алгебра логики) применялось искл ючительно для описания структуры. А Михаил Александрович в то время контактные элементы классифицирует как приемные и исполнительные (читай — входные и выходные), т.е. рассматривается движение не электрического тока, а информации от входов к выходам, что совсем не совпадает с движением тока.

Второе обстоятельство, послужившее тормозом в принятии предлагаемых методов проектирования релейных устройств, это отсутствие понятий, отображающих реальное время в функционировании схемы. Михаил Александрович как практический блестящий проектировщик релейно-контактных схем и не менее блестящий аналитик понимает, что в таблице истинности и формулах алгебры логики теряется последовательность срабатывания элементов. В то время как любой инженер-проектировщик пользуется последовательностью срабатывания как мощнейшим инструментом в интуитивном синтезе (придумывании схемы).

Напомним, что это тридцатые годы. Еще нет работ по конечным автоматам, выполненных С. Клини, Дж. Нейманом и Э. Муром и вошедших в знаменитый сборник «Автоматы» (1956 г.); еще и нет работы У. Маккаллока и У. Питса (1943 г.) по модели сети нейронов. Это в модели конечного автомата появляется дискретное время, как заменитель реального. А Михаил Александрович уже знает про такты, но вот проблема: как их связать с таблицей истинности, которой безразлично, что в какой последовательности срабатывает?

В начале сороковых годов М.А. Гаврилов задался целью создать научную методику проектирования релейно-контактных схем. Анализируя развитие методов создания релейно-контактных схем, М.А. Гаврилов писал: «Первые существенные достижения по пути развития научного обоснования методики построения схем были получены только тогда, когда был найден математический аппарат, отображающий соотношения, существующие в этих схемах».

Таким аппаратом стала алгебра логики. Исходя из работ В.И. Шестакова и К. Шеннона, М.А. Гаврилов создал стройную теорию анализа и синтеза одно- и многотактных релейно-контактных схем. За первой его работой (1943 г.) последовало много статей этого направления, которые были положены в основу докторской диссертации (1946 г.).

В первых работах упор делался на создание теории (описание и построение) многотактных (последовательностных) схем — релейных устройств с памятью. Михаил Александрович предложил язык «таблиц включений», по которым можно было получить структурную формулу многотактных схем. Он разработал методику преобразования не только параллельно-последовательных, но и мостиковых схем (так называемых схем класса Н), как с релейно-контактными элементами общего вида, так и со специализированными элементами (искателями, поляризованными и амплитудными реле и т. п.). О защите докторской диссертации Михаила Александровича и по сей день ходят легенды. По рассказу М.И. Карлинской, она длилась 8 часов, выступали философ С.В. Яновская и логик С.П. Новиков, была группа недоброжелателей — инженеров-практиков из Ленинграда, но чашу весов в пользу Михаила Александровича склонил академик А.И. Берг. Он сказал: «Мы присутствуем при величайшем открытии современности, которое совершит революцию в технике». После этого было голосование, оказалось всего два или три голоса «против», а все остальные — «за».

Все результаты исследований, представленные в диссертации, были им систематизированы и оформлены в виде монографии «Теория релейно-контактных схем», выпущенной в свет в 1950 г. издательством АН СССР.

Об этой книге академик В.С. Кулебакин отзывался следующим образом: «Книга доктора технических наук М.А. Гаврилова является первым фундаментальным трудом, в котором на базе практических достижений и теоретических разработок как самого автора, так и других лиц созданы научные основы построения релейно-контактных схем».

Сам Михаил Александрович в предисловии к книге писал: «Автор далек от мысли, что в настоящем е го труде дано исчерпывающее решение основных вопросов теории релейно-контактных схем. Однако даже в том объеме, в котором она изложена в настоящей книге, эта теория, как показал опыт практического ее применения в некоторых проектных и научно-исследовательских организациях, уже приносит существенный эффект как в отно шении сокращения времени, необходимого для разработки схем, так и в отношении получения более совершенных решений. Внедрение теории релейно-контактных схем в практику несомненно выдвинет новые вопросы и вызовет необходимость в ее дальнейшем развитии».

Опубликование монографии привлекло внимание широких кругов инженеров и исследователей к вопросам этой теории и послужило толчком к ее дальнейшему развитию. Книга была переведена на ряд иностранных языков.

В середине 1950-х гг. М.А. Гавриловым были разработаны методы минимизации мостиковых контактных и контактно-вентильных схем, а также метод минимизации булевых функций, получивший из-

вестность как «метод проб М.А. Гаврилова». В связи с большой трудоемкостью минимизации возникла необходимость в разработке методов приближенной минимизации, годных для инженерной практики. М.А. Гаврилов предложил общий подход к построению методов синтеза такого типа, получивший название направленного поиска минимальных реализаций. За развитие этой теории, методов расчета и принципов построения релейных схем в 1958 г. Президиум АН СССР присудил М.А. Гаврилову премию им. П.М. Яблочкова.

В 1963 г. Михаил Александрович избирается чле-ном-корреспондентом АН СССР по теории управления.

Работы М.А. Гаврилова 1960—1970-х гг. были посвящены развитию метода направленного поиска применительно к сложным базисам логических элементов: мажоритарных, пороговых и элементов с произвольной структурой, однородных сред и др., а также применительно к сложным формам задания дискретных устройств большой размерности — интервальным и скобочным формам.

Важный вклад в теори ю дискретных автоматов составили предложенные М.А. Гавриловым формулировка проблемы полноты и непротиворечивости описания поведения релейных устройств, методы минимизации элементов памяти, блочный подход к описанию и синтезу автоматов.

М.А. Гаврилов ввел операции композиции над таблицами переходов, позволяющие описывать различные виды взаимодействия автоматов и устанавливать эквивалентность автомата некоторой сети автоматов. Тем самым был сформулирован подход к блочному синтезу, при котором сложное устройство представляется системой автоматов, каждый из которых описывается таблицей переходов. Он исследовал зависимость числа состояний автомата от числа состояний блоков, составляющих этот автомат, при различных видах взаимодействия блоков. Работы М.А. Гаврилова по блочному синтезу явились толчком к развитию целой серии работ по методам композиции и декомпозиции автоматов.

Интересной и плодотворной оказалась высказанная М.А. Гавриловым идея применить к дискретным автоматам для повышения их надежности разработанные в теории передачи информации коды, позволяющие обнаруживать и исправлять ошибки — сбои в работе отдельных релейных элементов или цепей. Это положило начало новому направлению в развитии теории дискретных автоматов — надежностному синтезу дискретных последовательностных автоматов.

В последние годы М.А. Гавриловым был разработан метод синтеза многовыходных комбинационных устройств большой размерности, описываемых системой булевых функций. Этот метод развивал и обобщал накопленный опыт применения идеи направленного поиска.

М.А. Гаврилов неоднократно подчеркивал важность доведения предлагаемых методов синтеза до уровня инженерной практики. Именно поэтому в последние 20 лет своей жизни он уделяет основное внимание вопросам автоматизации проектирования дискретных устройств, начав с создания специализированных логических устройств — машин для анализа и

синтеза релейных устройств. Это направление перешло в разработку отдельных программ для ЭВМ, а затем — в создание интегрированных систем автоматизированного проектирования — человеко-машинных систем, работающих в режиме диалога.

М.А. Гаврилов принимал личное активное участие в организации работ по автоматизации проектирования. Под его научным руководством создан и утвержден государственный стандарт «Проектирование автоматизированное. Термины и определения» (ГОСТ 22487—77). Михаил Александрович активно участвовал и в разработке «Общеотраслевых руководящих методических материалов по созданию систем автоматизированного проектирования (САПР)».

В последние годы жизни М.А. Гаврилов вел большую научно-организационную и координационную деятельность:

• в области технической кибернетики в Научном совете по комплексной проблеме «Кибернетика» АН СССР, возглавляемом академиком А.И. Бергом, он председатель Секции технической кибернетики;

• в области автоматизированного проектирования в Комитете системного анализа АН СССР он председатель Научного совета по проблеме «Автоматизация проектирования».

В составе Секции технической кибернетики Михаил Александрович в 1962 г. организовал Комиссию по теории релейных устройств и через неё координировал научно-исследовательские работы в этой области. Эта комиссия рассматривала также вопросы, связанные с организацией всесоюзных конференций и международных семинаров, формированием их программ. Более десяти лет при комиссии работал Общемосковский семинар по теории релейных устройств.

Наиболее плодотворной формой координации и руководства научно-исследовательскими работами по тематике комиссии явилась Школа по теории дискретных устройств, организованная Михаилом Александровичем. Почти все ее созывы были проведены под его председательством. Первая школа состоялась в 1964 г. в г. Томске, а последняя, проходившая под председательством Михаила Александровича, была юбилейной, двадцатой, и состоялась в Москве в марте 1979 г. Гавриловские школы проходят и по сей день. Школа помогла сконцентрировать внимание исследователей на наиболее важных для практики задачах, объединить усилия и предоставила возможность научным работникам ознакомить достаточно широкий круг специалистов с полученными ими результатами. Школа по теории дискретных устройств была детищем М.А. Гаврилова, и ей по праву присвоено его имя. О Школе как явлении в научной жизни Михаила Александровича и всех «школьников» написано ряд интересных статей Д.А. Поспеловым, О.П. Кузнецовым и А.А. Шалыто, поэтому, чтобы не повторяться, отправляем читателей к ним.

М.А. Гаврилов на протяжении всей своей жизни растил научные кадры, собирая вокруг себя и воспитывая талантливую молодежь. Под его руководством около 50 человек защитили кандидатские диссертации, более десяти из них присвоена ученая степень доктора наук. Отношение Михаила Александровича

к аспирантам было удивительным, он был неимоверно строг, но всегда вставал на защиту своих учеников.

М.А. Гавриловым за время его научной деятельности опубликовано 256 работ. Первая, посвященная сетям электропередач, была опубликована в 1928 г., последние работы, посвященные системам автоматизации проектирования, — в 1979 г.

М.А. Гаврилов выполнял огромную работу по редактированию сборников, книг, трудов многих всесоюзных и международных совещаний, периодических и переводных изданий. Под его редакцией издавался периодический сборник «Абстрактная и структурная теория релейных устройств», он являлся членом редколлегии «Энциклопедии по автоматике», был членом редакционной коллегии международного журнала «Проблемы управления и теория информации» с момента его основания, членом редакционных коллегий ряда других журналов.

Говоря о редакционно-издательской деятельности М.А. Гаврилова, нельзя не сказать о той о громной работе, которую он вел в области терминологии релейных устройств. Первая его статья по терминологии появилась в 1950 г. в «Бюллетене Комитета технической терминологии АН СССР». Впоследствии работы М.А. Гаврилова по терминологии были опубликованы в 1953, 1960, 1961 гг., переведены на английский язык и изданы в США. Редактируя различные издания, Михаил Александрович проявлял себя как чуткий, доброжелательный, но вместе с тем строгий критик, как внимательный и мудрый редактор.

За свою активную научную и организационную деятельность Михаил Александрович был награжден тремя орденами Трудового Красного Знамени и четырьмя медалями, а также «Медалью Республики Румыния» в ознаменование 25-летия Республики (1969 г.) и медалью АН ГДР в ознаменование 20-летия научных связей АН СССР и ГДР (1977 г.).

Большое место в жизни М.А. Гаврилова занимали международные научные контакты. Он читал лекции в научных организациях мира, пропагандировал достижения советской науки и техники во многих странах мира, был участником всех конгрессов ИФАК по дискретным системам и многих симпозиумов. М.А. Гаврилов работал в тесном содружестве с учеными из социалистических стран. Он был одним из организаторов, а затем и руководителем темы «Теория управления», работа в рамках которой позволила сформировать международный коллектив ученых, охватывающий самый широкий спектр задач теории управления, а регулярный обмен информацией позволял повысить эффективность труда ученых.

Можно смело сказать, что фундаментальные результаты М.А. Гаврилова, его оригинальные идеи оказали большое влияние на развитие теории и автоматизации проектирования дискретных управляющих устройств в мире.

М.А. Гаврилов скончался 29 апреля 1979 года, возвращаясь из ГДР с советско-германского семинара по теории автоматов. Уже минуло 24 года с того трагического дня, но память о нем жива, согревает сегодня нас, его учеников.

А.А. Амбарцумян 8 (095) 334-87-89

E-mail: ambar@ipu.rssi.ru □