Научная статья на тему 'Международно-правовые основы обеспечения права человека на здоровье в условиях бедствий'

Международно-правовые основы обеспечения права человека на здоровье в условиях бедствий Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
604
85
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
DISASTERS / DISASTER RISK REDUCTION / HUMAN RIGHTS / RIGHT TO HEALTH / INTERNATIONAL COVENANT ON ECONOMIC / SOCIAL AND CULTURAL RIGHTS / UN COMMITTEE ON ECONOMIC / БЕДСТВИЯ / СНИЖЕНИЕ РИСКА БЕДСТВИЙ / ПРАВА ЧЕЛОВЕКА / ПРАВО НА ЗДОРОВЬЕ / МЕЖДУНАРОДНЫЙ ПАКТ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКИХ / СОЦИАЛЬНЫХ И КУЛЬТУРНЫХ ПРАВАХ / КОМИТЕТ ООН ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ / СОЦИАЛЬНЫМ И КУЛЬТУРНЫМ ПРАВАМ

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Круглов Дмитрий Андреевич

Бедствия природного и техногенного характера влекут за собой потери огромного числа человеческих жизней, оказывают негативное воздействие на здоровье людей. В условиях масштабных бедствий пострадавшим может не оказываться даже первичная медицинская помощь. Разрушение базовой инфраструктуры, отсутствие безопасного жилища, продовольствия, водоснабжения и медикаментов создают дополнительные угрозы для здоровья населения, пострадавшего в результате бедствий. Ликвидация и преодоление их последствий порой занимают длительное время, в течение которого социально-экономическое положение населения может быть крайне низким, в связи с чем актуальным становится исследование специфики обеспечения прав человека в условиях бедствий.В настоящей статье рассматриваются проблемные аспекты в деле обеспечения права на здоровье, состоящие, в частности, в том, могут ли государства (и если могут, то в какой степени) отступать от взятых на себя обязательств по обеспечению прав граждан на сохранение здоровья в условиях бедствий, должны ли государства в случае исчерпания потенциала реагирования на бедствия обращаться за международной помощью, допустимо ли препятствование со стороны пострадавших государств поставкам гуманитарных грузов. В статье на основе анализа положений Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и практики Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам даются ответы на поставленные вопросы.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Круглов Дмитрий Андреевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

International legal bases of providing a human right on health in the conditions of disasters

Disasters of natural and technogenic nature involve losses of huge number of human lives, make negative impact on human health. In the conditions of large-scale disasters, even primary medical care cannot be provided to victims. Destruction of basic infrastructure, lack of the safe dwelling, the food, water supply and medicines create additional threats for health of the population injured with disasters. Liquidation and overcoming of their consequences sometimes take a long time during which economic and social situation of the population can be extremely low; in this connection what is topical, is a research of specifics of ensuring human rights in the conditions of disasters. In this article, the problem aspects in ensuring right to health consisting, in particular, in whether the states can be considered (and if they can, then in which degree) to depart from the undertaken liabilities on providing the rights of citizens to preserving health in the conditions of disasters whether the states in case of exhaustion of potential of response to disasters shall ask for international aid, whether preventing from affected states is admissible to deliveries of humanitarian freights? In the article, on the basis of the analysis of provisions of the International Covenant on Economic, Social and Cultural Rights and practice of UN Committee on the economic, social and cultural rights, answers to the questions posed are given.

Текст научной работы на тему «Международно-правовые основы обеспечения права человека на здоровье в условиях бедствий»

2. Анисимов А.П., Кодолова А.В. Правовой режим экологической информации // Вестник Волгоградской академии МВД России. - 2011. - №1. - С. 69-74.

3. Европейская конвенция по правам человека. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.echr.coe.int/Documents/Convention_RUS.pdf (дата обращения 23.07.2016).

4. Конституция Российской Федерации [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www. constitution.ru/ (дата обращения 23.07.2016).

5. Копылов М.Н., Солнцев А.М. Экологические права человека в системе международно-признанных прав человека // Государство и право. - 2010. -№ 3. - С. 23-32.

6. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.un.org/ru/ documents/decl_conv/conventions/pactecon (дата обращения 23.07.2016).

7. Экологические положения конституций (2012) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.eurasniipp.ru/PDF/environmental_ provisions_of_the_constitutions_kbs.pdf (дата обращения 23.07.2016).

8. Special Procedures of the Human Rights Council [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// ohchr.org/EN/HRBodies/SP/Pages/Welcomepage. aspx (дата обращения 23.07.2016).

УДК 341.9

Круглов Дмитрий Андреевич

Российский университет дружбы народов, г. Москва

kruglov_da@pfur.ru

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ЗДОРОВЬЕ В УСЛОВИЯХ БЕДСТВИЙ

Бедствия природного и техногенного характера влекут за собой потери огромного числа человеческих жизней, оказывают негативное воздействие на здоровье людей. В условиях масштабных бедствий пострадавшим может не оказываться даже первичная медицинская помощь. Разрушение базовой инфраструктуры, отсутствие безопасного жилища, продовольствия, водоснабжения и медикаментов создают дополнительные угрозы для здоровья населения, пострадавшего в результате бедствий. Ликвидация и преодоление их последствий порой занимают длительное время, в течение которого социально-экономическое положение населения может быть крайне низким, в связи с чем актуальным становится исследование специфики обеспечения прав человека в условиях бедствий.

В настоящей статье рассматриваются проблемные аспекты в деле обеспечения права на здоровье, состоящие, в частности, в том, могут ли государства (и если могут, то в какой степени) отступать от взятых на себя обязательств по обеспечению прав граждан на сохранение здоровья в условиях бедствий, должны ли государства в случае исчерпания потенциала реагирования на бедствия обращаться за международной помощью, допустимо ли пре-пятствование со стороны пострадавших государств поставкам гуманитарных грузов. В статье на основе анализа положений Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и практики Комитета ООН по экономическим, социальным и культурным правам даются ответы на поставленные вопросы.

Ключевые слова: бедствия, снижение риска бедствий, права человека, право на здоровье, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам.

В настоящее время в области обеспечения безопасности в случае бедствий -чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера - отсутствует единый терминологический аппарат, который позволил бы унифицировать подходы к точному понимаю проблем нормативно-правового регулирования в данной области, к совершенствованию стратегии снижения риска бедствий на глобальном уровне. В российском законодательстве и правовой доктрине опасные явления и катастрофы природного и техногенного характера именуются чрезвычайными ситуациями [20; 14]. Вместе с тем, в международно-правовых документах стихийные бедствия (или бедствия природного характера) и техногенные катастрофы (или бедствия антропогенного характера) чаще всего объединяются под единым термином «бедствия». На универсальном уровне не существует всеобъемлющего многостороннего договора, касающегося общих аспектов

обеспечения безопасности в случае бедствий. Однако существуют лишь два универсальных договора, посвящённых оказанию международной помощи в случае бедствий, и в них термин «бедствия» объединяет под собой опасные явления и катастрофы природного и техногенного характера; это -Конвенция Тампере о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказанию помощи 1998 г. [10] (п. 6 ст. 1) и Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г. (п. «в» ст. 1) [15]. Аналогичный подход к содержанию термина «бедствия» нашёл отражение в ряде международно-правовых актов регионального уровня [17; 18; 26], а также в Проекте статей о «Защите людей в случае бедствий», подготовленном Комиссией международного права ООН [3]. В зарубежной международно-правовой литературе в отношении бедствий природного и техногенного характера также используется

© Круглов Д.А., 2016

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 4, 2016

199

универсальный термин «disasters» (бедствия). На основании этого, а также учитывая тот факт, что Российская Федерация является стороной обеих названных выше универсальных конвенций, в настоящей статье под термином «бедствия» предлагается понимать стихийные бедствия и техногенные катастрофы.

Угрозы и риски, которые возникают перед человечеством из-за бедствий, с каждым годом возрастают. В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 70/1 «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», принятой единогласно всеми государствами - членами ООН и утвердившей 17 целей и 169 задач в области устойчивого развития, все более частые, более масштабные и разрушительные стихийные бедствия причисляются к глобальным угрозам современности [16, с. 6; 1, с. 65-78].

За прошедшие два десятилетия, а именно в период с января 1995 г. по июнь 2016 г., на планете произошло более 8400 стихийных бедствий и 5600 техногенных катастроф, в результате которых погибли более 1,68 млн человек, более чем 5,46 млн человек получили травмы, более 88,71 млн - лишились жилья, а экономический ущерб приблизительно оценивается в 2,31 трлн дол. США [34].

По тенденции последних пяти лет, согласно оценкам ООН, ежегодно стихийные бедствия затрагивают около 200-230 млн человек, а экономические потери оцениваются в среднем в 280300 млрд дол. США [2, с. 9].

Опасные геофизические явления, такие как извержения вулканов, землетрясения и цунами, чреваты наиболее разрушительными последствиями, чем иные виды стихийных бедствий, что усугубляется ещё и тем, что их наступление сложно предсказать. Вместе с тем, они составляют только 10% из происходящих в мире природных катаклизмов. Опасные климатические явления и связанные с погодой бедствия представляют собой не меньшую угрозу. В качестве примера можно вспомнить циклон Наргис, обрушившийся на Мьянму в 2008 г. и унёсший жизни 138 тысяч жителей этой страны.

Если сравнить частоту стихийных бедствий в периоды 1971-1975 гг. и 2002-2005, то в глобальном масштабе частота засух увеличилась на 360%, ураганов - на 521%, наводнений - на 266% [35, p. 6]. В 2010-2015 гг. в сравнении с 2001-2005 г. число бедствий, связанных с климатом и погодой, в глобальном масштабе немного снизилось, однако возросло в регионах Азии, Африки и Латинской Америки. При этом в последние годы стихийные бедствия происходят в мире ежедневно, их число вдвое больше, чем в период 1985-1993 гг., и в втрое больше, чем в период 1960-1965 гг. [33, p. 8-10].

Бедствия чреваты не только потерями огромного числа человеческих жизней, они всегда оказы-

вают негативное воздействие на здоровье людей. Травматизм, инвалидность, болезни, эпидемии, эпизоотии, психосоциальные проблемы - таковы наиболее частые последствия бедствий для здоровья населения, подвергшегося их воздействию. В условиях бедствий медицинские учреждения, как и в целом системы здравоохранения, могут быть не в состоянии функционировать, в результате чего пострадавшим может не оказываться даже первичная медицинская помощь. Разрушение базовой инфраструктуры, невозможность снабжать дома и медицинские учреждения водой, теплом и электроэнергией, отсутствие безопасного жилища создают дополнительные угрозы для здоровья населения, пострадавшего в результате бедствий. К сказанному нужно добавить и негативное воздействие на окружающую среду, которая в результате различного рода бедствий может стать опасной для здоровья и непригодной для жизнедеятельности.

Значительную опасность для здоровья людей несёт процесс изменения климата. Например, в сильную жару в воздухе повышается уровень пыльцы растений и других аэроаллергенов, провоцирующих астму, от которой страдает около 300 млн человек на планете [22]. По оценкам ВОЗ, к 2030-2050 гг. изменение климата может привести к росту смертности на 250 тысяч в год [21]. Дополнительные риски и угрозы для здоровья вызывает феномен Эль-Ниньо - климатическое явление, выражающееся в значительном потеплении поверхности воды в восточных районах Тихого океана, которое сопровождается засухой или проливными дождями в Южной Америке. В конце 2015 г. было отмечено потепление воды более чем на два градуса по Цельсию по сравнению со средним температурным показателем. Дожди, наводнения и засухи, во время которых вода в водоёмах застаивается, способствуют расширению мест, благоприятных для размножения комаров, что в значительной степени повышает вероятность вспышек инфекционных заболеваний, переносимых этими насекомыми, в частности малярии, лихорадок денге, чикунгунья, Зика, Рифт-Валли и других опасных заболеваний [24].

Случаи значительного повышения температуры воздуха, нередко наблюдаемые в последние годы и также являющиеся следствием изменения климата, оборачиваются повышением уровня смертности в результате сердечно-сосудистых и респираторных заболеваний, особенно среди пожилых людей.

Техногенные катастрофы и их зачастую долгосрочные последствия представляют собой чрезвычайную опасность для здоровья человека. Достаточно вспомнить, что в 2016 г. наступила тридцатая годовщина трагической катастрофы на Чернобыльской АЭС и пятая годовщина землетрясения в Японии, ставшего причиной аварий на

АЭС «Фукусима-1», «Фукусима-2» и «Онагава», последствия которых до сих пор не ликвидированы полностью.

Указанные факторы и процессы диктуют необходимость не только развития систем здравоохранения, особенно в развивающихся странах, но и укрепления международно-правовых основ защиты права на здоровье в условиях бедствий, которые предусмотрены в соответствующих международных договорах в области прав человека и нашли отражение в деятельности международных механизмов защиты прав человека.

Говоря о защите прав человека в условиях бедствий, следует ещё раз отметить, что на универсальном уровне не существует многостороннего соглашения, касающегося общих аспектов обеспечения безопасности в случае бедствий, в котором была бы определена связь между международным правом прав человека и бедствиями. И хотя существует огромное число документов (регионального, субрегионального и двустороннего характера), посвящённых вопросам оперативного реагирования и оказания помощи в случае бедствий, в них не содержатся положения о защите прав человека. Аналогичным образом немногие международно-правовые акты о правах человека содержат положения, касающиеся обеспечения прав человека в условиях бедствий; проблематика снижения риска бедствий в целом не нашла должного отражения в действующих правозащитных документах обязательного характера. Лишь два международных договора в области прав человека содержат прямые указания на ситуации бедствий. На универсальном уровне - это Конвенция о правах инвалидов 2006 г., ст. 11 которой устанавливает, что «Государства-участники принимают в соответствии со своими обязательствами по международному праву, включая международное гуманитарное право и международное право прав человека, все необходимые меры для обеспечения защиты и безопасности инвалидов в ситуациях риска, включая вооружённые конфликты, чрезвычайные гуманитарные ситуации и стихийные бедствия» [28, р. 70-96]. Аналогичным образом на африканском региональном уровне в ст. 23 Африканской хартии о правах и благосостоянии ребёнка 1990 г. закреплено обязательство государств обеспечивать получение ребёнком надлежащей защиты и помощи в ситуациях бедствий [25].

Вместе с тем, государства несут постоянное универсальное обязательство обеспечивать защиту лиц, находящихся на их территории, согласно установкам различных международных договоров по правам человека и обычному международному праву прав человека, которые не прекращают действовать с наступлением бедствий. И хотя в условиях чрезвычайных ситуаций невозможно говорить о полном соблюдении всех прав человека,

обеспечение таких прав, как право на жизнь (ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. (МПГПП) [12, с. 25-50]), право на питание (ст. 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. (МПЭСКП) [13, с. 9-23]), право на здоровье (ст. 12 МПЭСКП), право на водоснабжение (ст. 14 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. [9, с. 79-96]), право на достаточный жизненный уровень, достаточное жилище, одежду (ст. 11 МПЭСКП), приобретает особое значение. Следует обратить внимание, что осуществление именно этих прав человека взаимообусловлено, ведь без обеспечения права на питание, права на санитарные услуги и достаточное жилище в условиях бедствий не получится в должной степени реализовать право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, без чего не удастся обеспечить право на жизнь, от которого, как указал Комитет ООН по правам человека (КПЧ) в своих Замечаниях общего порядка № 6 (1982 г.) и № 14 (1984 г.), «не допускается никаких отступлений» [31, para. 1].

Обязательства по обеспечению права на здоровье можно также рассматривать и в качестве меры по преодолению последствий бедствий. К тому же в доктрине международного права прав человека подтверждалось существование обязательства государств в случае бедствий гарантировать жизненный уровень каждого человека посредством смягчения его последствий [32, p. 194]. Такой подход подтверждается и международной судебной практикой: Европейский суд по правам человека в своих решениях по делам «Йонерйолдыз против Турции» [30; 19, с. 146] и «Будаева и другие против Российской Федерации» [29; 19, с. 147] признал, что право на жизнь требует того, чтобы государства принимали все надлежащие меры для предотвращения и смягчения последствий стихийных и антропогенных бедствий, а непринятие таких мер в условиях, когда наступление бедствия можно предсказать, представляет собой нарушение права на жизнь и, соответственно, влечёт ответственность государства.

Выполнение государствами своих обязательств по защите права на здоровье во многом зависит от масштабов бедствия, от национального потенциала реагирования и от уровня экономического развития государства в целом. В свете этого в деле обеспечения права на здоровье, как и других прав человека, возникают вопросы, ответы на которые ещё не получили чёткого закрепления в международном праве прав человека. Например, в случае, если уровень экономического развития государства не позволяет в должной степени обеспечивать права человека в условиях бедствий, обязано ли государство обращаться за международной помощью? Может ли оно препятствовать поставкам гу-

манитарных грузов из-за рубежа? Имеют ли жертвы бедствий право на гуманитарную помощь, в том числе поставляемую извне? Поиск ответов на данные вопросы имеет большое значение в контексте защиты права на здоровье в условиях бедствий.

Несмотря на то, что право на здоровье нашло нормативное закрепление во многих международно-правовых документах, его соблюдение, выполнение и защита является непростой задачей даже в обычное время, не говоря уже о ситуациях бедствий. Поэтому временное отступление от некоторых обязательств в области прав человека допустимо, иногда может быть даже необходимо для принятия экстренных мер реагирования, обеспечения оперативных и эффективных спасательных работ в чрезвычайных ситуациях. Такое отступление допускается согласно ст. 4 МПЭСКП, однако «исключительно с целью способствовать общему благосостоянию...».

Вопрос о допустимости временного отступления от выполнения обязательств по обеспечению прав человека связан с вопросом о предоставлении международной помощи в случае бедствий, ведь своевременное получение такой помощи позволит не прибегать к каким-либо ограничениям прав человека. Необходимость оказывать помощь и защиту населению со стороны государств в условиях бедствий предопределена существованием обязательств по обеспечению прав человека, включая право на здоровье.

В п. 1 ст. 2 МПЭСКП установлено, что «Каждое . государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи и сотрудничества, в частности в экономической и технической областях, принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами.».

В Замечании общего порядка № 14 Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) отметил, что положение ст. 4 МПЭСКП «направлено на защиту прав лиц, а не на разрешение государствам вводить ограничения» [7, п. 28]. При этом, даже когда такие ограничения в целях охраны здоровья людей разрешены, «они должны носить временный характер и находиться под контролем» [7, п. 29]. Для выполнения своих международных обязательств по ст. 12 государства, по мнению КЭСКП, должны уважать право на здоровье, осуществляемое в других странах, а также в зависимости от объёма имеющихся ресурсов им следует по возможности способствовать доступу к основным объектам, товарам и услугам здравоохранения в других странах и при необходимости оказывать требующуюся помощь [7, п. 39]. «В соответствии с Уставом ООН и соответствующими резолюциями Генеральной

Ассамблеи ООН и Всемирной ассамблеи здравоохранения государства - участники МПЭСКП несут коллективную и индивидуальную ответственность за налаживание сотрудничества в деле оказания помощи в случае стихийных бедствий и гуманитарной помощи в чрезвычайных ситуациях» [7, п. 40], и каждое государство должно прилагать максимум усилий для решения этой задачи. Также КЭСКП подчеркнул, что на государствах - участниках МПЭСКП и других сторонах, имеющих возможность оказывать помощь, «лежит особая ответственность по оказанию международной помощи и осуществлению сотрудничества, в особенности экономического и технического» [7, п. 45].

Очевидно, что в условиях масштабных бедствий возможности и ресурсы государств могут быть существенно ограничены, однако это не отменяет положения о том, что государства обязаны принимать меры в «максимальных пределах имеющихся ресурсов» (п. 1 ст. 2 МПЭСКП). В случае, если государство не может выполнить свои обязательства даже в минимальной степени по причине ограниченности или нехватки ресурсов, «оно должно продемонстрировать, что им были предприняты все усилия для использования всех имеющихся в его распоряжении ресурсов, с тем чтобы в приоритетном порядке выполнить эти минимальные обязательства» [6, п. 10]. Более того, обязательство принимать меры в «максимальных пределах имеющихся ресурсов» даёт государствам «право получать средства, предлагаемые международным сообществом» [8, п. 5], и в целях выполнения обязательств по правам человека использовать как ресурсы, имеющиеся в самом государстве, так и ресурсы, которые оно может получить от международного сообщества в рамках международного сотрудничества и помощи [8, п. 5].

Говоря о праве на гуманитарную помощь, следует отметить, что в международном гуманитарном праве это право юридически признано в период международных вооружённых конфликтов и вооружённых конфликтов немеждународного характера [4, ст. 70; 5, ст. 18]. Вместе с тем, в отношении бедствий отсутствует чёткое закрепление такого права. Однако же с учётом приведённых положений Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и позиций КЭСКП, раскрывающих эти положения, можно считать, что в международном праве прав человека существование данного права признаётся. Рассматривая право на гуманитарную помощь в свете обеспечения права на здоровье в случае бедствий, следует отметить позицию КЭСКП относительно права на предупреждение и лечение заболеваний, закреплённого в п. 2 (с) ст. 12 МПЭСКП, которая состоит в том, что «право на лечение включает <.> оказание гуманитарной помощи в чрезвычайных ситуациях» [7, п. 16].

К сожалению, в истории известны случаи, когда в условиях бедствий и голода государства запрещали поставки продовольствия и гуманитарной помощи из-за рубежа, необходимые для осуществления права на здоровье, права на жизнь и других прав человека. Следует вспомнить охвативший КНДР в 1995-1999 гг. голод, вызванный наводнениями, засухами и, как следствие, неурожаями, в результате чего погибли, по разным оценкам, до 3 млн человек. Правительство КНДР, объясняя голод экономическими санкциями, запрещало поставки гуманитарных грузов, в том числе от международных организаций. Подобная ситуация имела место и в Мьянме в 2008 г., когда, по данным ООН, около 2 млн человек остались без жилья, критически нуждались в продовольствии, питьевой воде, медикаментах и иных видах чрезвычайной помощи. Официальные власти Мьянмы конфисковывали прибывающие гуманитарные грузы, объявили «нежелательным» прибытие в страну сотрудников зарубежных организаций, оказывающих помощь. И хотя впоследствии власти Мьянмы позволили возобновить поставки международной помощи, изначальное препятствование этому стоило многих жизней [23]. Подобные случаи грубого пренебрежения правами человека под предлогом нежелания иностранного вмешательства даже породили на политическом уровне обсуждение вопроса о распространении концепции «ответственности по защите» на ситуации бедствий [11].

Следует отметить, что относительно необходимости поставок продовольствия в целях обеспечения права на достаточное питание в Замечании общего порядка № 12 КЭСКП вновь подтвердил свою позицию, основанную на положениях п. 1 ст. 2 МПЭСКП, которая состоит в том, что государство должно продемонстрировать, что им были предприняты все усилия для использования всех находящихся в его распоряжении ресурсов в целях обеспечения в приоритетном порядке выполнения минимальных обязательств по праву на питание, при этом на государстве, заявляющем о своей неспособности выполнить своё обязательство по независящим от него причинам, лежит бремя доказывания того, что дело обстоит именно так и что оно безуспешно старалось добиться международной поддержки для обеспечения наличия и доступности необходимого продовольствия [27, para. 17].

Таким образом, международное право налагает на государства в условиях бедствий обязательства в «максимальных пределах имеющихся ресурсов» обеспечивать право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, предпринимать все возможные меры для защиты, поддержания и восстановления здоровья населения. При этом отсутствие у государств возможностей и ресурсов не может быть оправданием бездействия.

Вместе с тем, на пути реализации права человека на здоровье нередко возникают ситуации, не позволяющие в полной мере осуществлять международное сотрудничество по экстренному реагированию на многочисленные угрозы для здоровья людей, вызываемые бедствиями. К таковым можно отнести, например, необходимость получения разрешений на въезд и на работу для врачей, медицинского и иного персонала международных гуманитарных организаций, наличие таможенных процедур при доставке страдающему населению медикаментов, медицинского оборудования, продовольствия, воды, предметов первой необходимости.

Дальнейшее развитие международного права, в частности международного права прав человека и правовых норм, касающихся снижения риска бедствий, должно быть направлено на устранение разного рода препятствий в деле обеспечения права человека на здоровье в условиях бедствий.

Библиографический список

1. Абашидзе А.Х., Солнцев А.М., Киселева Е.В., Конева А.Е., Круглов Д.А. Достижение целей устойчивого развития (2016-2030): международно-правовое измерение // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: юридические науки. - 2016. - № 1. - С. 65-78.

2. Доклад Генерального Секретаря ООН о работе Организации от 22 июля 2015 г. // Док. ООН А/70/1.

3. Доклад Комиссии международного права ООН. Шестьдесят шестая сессия. 2014 г. // Док. ООН. А/69/10.

4. Дополнительный протокол I 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв международных вооружённых конфликтов // Женевские конвенции от 12 августа 1949 г. и Дополнительные протоколы к ним. - 5-е изд., доп. -М.: МККК, 2011. - 302 с.

5. Дополнительный протокол II 1977 г. к Женевским конвенциям 1949 г., касающийся защиты жертв вооружённых конфликтов немеждународного характера // Женевские конвенции от 12 августа 1949 г. и Дополнительные протоколы к ним. - 5-е изд., доп. - М.: МККК, 2011. - 302 с.

6. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. Замечание общего порядка № 3. Природа обязательств государств-участников // Док. ООН Е/1991/23.

7. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. Замечание общего порядка № 14. Право на наивысший достижимый уровень здоровья // Док. ООН Е/С.12/2000/4 (2000).

8. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. Оценка обязательства по принятию мер «в максимальных пределах имеющихся ресурсов», предусмотренного Факультативным протоколом к Пакту // Док. ООН Е/С.12/2007/1.

9. Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин 1979 г. / Основные международные договоры по правам человека. Организация Объединённых Наций, Нью-Йорк, Женева, 2006. - С. 79-96.

10. Конвенция Тампере о предоставлении телекоммуникационных ресурсов для смягчения последствий бедствий и осуществления операций по оказанию помощи 1998 г. [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/ decl_conv/conventions/tampere.shtml (дата обращения: 25.06.2016 г.).

11. Лабюк О. «Ответственность по защите» и право на вмешательство. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.intertrends.ru/ eighteenth/007.htm (дата обращения: 25.06.2016 г.).

12. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. / Основные международные договоры по правам человека. Организация Объединённых Наций, Нью-Йорк, Женева, 2006. - С. 25-50.

13. Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. / Основные международные договоры по правам человека. Организация Объединённых Наций, Нью-Йорк, Женева, 2006. - С. 9-23.

14. Постановление Правительства РФ от 21.05.2007 N 304 (ред. от 17.05.2011) «О классификации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» // Собрание законодательства РФ. 28.05.2007. - № 22. - Ст. 2640.

15. Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны 2000 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.ifrc.org/ Docs/idrl/I319EN.pdf (дата обращения: 25.06.2016 г.).

16. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 70/1 от 25 сентября 2015 г. «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» // Док. ООН А/ RES/70/1.

17. Соглашение АСЕАН о преодолении бедствий и ликвидации чрезвычайных ситуаций 2005 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// asean.org/?static_post=asean-agreement-on-disaster-management-and-emergency-response-vientiane-26-july-2005-3 (дата обращения: 25.06.2016 г.).

18. Соглашение между Правительствами государств - участников Черноморского экономического сотрудничества (ЧЭС) о взаимодействии при оказании чрезвычайной помощи и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера 1998 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.mchs.gov.ru/upload/site1/ document_file/jo4ECPnt3V.pdf (дата обращения: 25.06.2016 г.).

19. Солнцев А.М. Практикум по международному экологическому праву: учебное пособие. - М.: РУДН, 2011. - 159 с.

20. Федеральный закон от 21.12.1994 № 68-ФЗ (ред. от 15.02.2016) «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» // Собрание законодательства РФ. 26.12.1994. - № 35. - Ст. 3648.

21. Центр новостей ООН. Здоровье планеты и здоровье людей - две стороны одной медали. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http:// www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=25543#. Vt7eW8f-p8c (дата обращения: 25.06.2016 г.).

22. Центр новостей ООН. Изменение климата -прямая угроза здоровью населения. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.un.org/ russian/news/story.asp?NewsID=24933#.Vt7-m8f-p8c (дата обращения: 25.06.2016 г.).

23. Центр новостей ООН. Оказание гуманитарной помощи жителям Мьянмы сталкивается с трудностями. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.un.org/russian/news/story. asp?NewsID=9603#.V69uaMf-p8c (дата обращения: 25.06.2016 г.).

24. Центр новостей ООН. Феномен Эль-Ниньо чреват ростом инфекционных заболеваний в Южной Америке. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.un.org/russian/news/story. asp?newsID=25503#.Vt3_q8f-qSN (дата обращения: 25.06.2016 г.).

25. African Charter on the Rights and Welfare of the Child 1990 // OAU Doc. CAB/LEG/24.9/49 (1990).

26. Agreement Establishing the Caribbean Disaster Emergency Response Agency 1991 (Соглашение об учреждении Карибского агентства по ликвидации чрезвычайных ситуаций, вызванных бедствиями 1991 г.). [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.cdema.org/index.php?option=com_conten t&view=article&id=361&Itemid=200 (дата обращения: 25.06.2016 г.).

27. Committee on Economic, Social and Cultural Rights. General Comment 12. Right to adequate food // UN Doc. E/C.12/1999/5 (1999).

28. Convention on the Rights of Persons with Disabilities 2006 // United Nations Treaty Series. -Vol. 2515. - P. 70-96.

29. European Court of Human Rights. Budayeva and others v. Russia. Applications Nos. 15339/02, 21166/02, 20058/02, 11673/02 and 15343/02, judgement of 20 March 2008.

30. European Court of Human Rights. Oneryildiz v. Turkey. Application No. 48939/99, judgement of 30 November 2004.

31. Human Rights Committee. General Comment 6. Article 6 (The right to life) // Compilation of General Comments and General Recommendations Adopted by Human Rights Treaty Bodies / UN Doc. HRI/GEN/1/Rev.1 at 6 (1994).

32. Nicoletti B. The prevention of natural and man-made disasters: what duties for States // International

Disaster Response Law / Guttry A., Gestri M., Venturini G. (eds). The Hague, 2012.

33. The Human Cost of Weather-Related Disasters 1995-2015. Report of The United Nations Office for Disaster Risk Reduction and Centre for Research on the Epidemiology of Disasters Institute of Health and Society Université Catholique de Louvain (UCL), 2015.

34. The International Disaster Database - EM-DAT. [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.emdat.be/database (дата обращения: 25.06.2016 г.).

35. World Health Organization. Progress Report on National and Regional Health Disaster Preparedness and Response. August 2, 2006 // WHO Doc. CD47/ INF.4.

УДК 341.9

Бушнев Вадим Владиславович

Северо-Кавказский федеральный университет vadim_777_77@mail.ru

К ВОПРОСУ О НЕКОТОРЫХ АСПЕКТАХ МИРОВОГО ОПЫТА РЕГУЛИРОВАНИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Анализ мирового опыта в сфере инновационной деятельности крайне важен, как и обоснование возможности его использования в российской правотворческой и правоприменительной практике. Следует учитывать мировой опыт и, используя имеющийся научный и человеческий потенциал, высокие технологии (в первую очередь, в военной сфере) устранить существующие недостатки в сфере правового регулирования инновационной деятельности, что представляется возможным при условии взаимодействия передовых научных достижений с экономическими инструментами при всесторонней поддержке со стороны государства. Использовать положительный опыт других государств в нашей стране для решения аналогичных проблем представляется вполне возможным. Однако следует учитывать особенности развития Российской Федерации, ранее реализованные меры по поддержке инновационной деятельности, сложившуюся практику, накопленный потенциал, ведь только комплексный, системный подход способен стимулировать инновационное развитие страны. В современном мире успешное инновационное развитие зачастую основывается на интеграционных процессах, которые позволяют на основе координации деятельности отдельных составляющих инновационной инфраструктуры достигать синергетических эффектов. Возможность международного сотрудничества российских инновационных предприятий с иностранными представляется весьма затруднительной. Объясняется данное положение тем, что российские предприятия зачастую имеют более низкий инновационный уровень по сравнению с аналогичными иностранными предприятиями.

Ключевые слова: инновации, инновационная деятельность, свобода творчества, национальная инновационная система, стимулирование инноваций, интеллектуальная собственность, инновационные технологии, коммерциализация.

В соответствии со ст. 44 Конституции России закрепляется свобода на осуществление литературного, научного, художественного и технического творчества. В пункте 2 вышеупомянутой статьи указывается, что интеллектуальная собственность охраняется законом. Кроме того, согласно ст. 71 Конституции Российской Федерации, законодательство об интеллектуальной собственности находится в ведении Российской Федерации. Таким образом, базовые положения права интеллектуальной собственности и инновационной деятельности нашли свое закрепление на конституционном уровне. Подобное влияние возможно выделить и рассматривая инновационное развитие ряда западных стран.

Большинство конституций современных государств предоставляют свободу в создании нововведений, закрепляя права и свободы граждан в области научных и технических исследований, в образовании, в сфере передачи и получения информации и иных, имеющих первостепенное значение для инновационного развития, «способных принести пользу обществу, а также в деле пропаганды инноваций и инновационного пути развития» [7, с. 34].

Так, ст. 5 Конституции Федеративной Республики Германии устанавливает, что творческая деятельность, искусство и наука, а также научные

исследования и преподавание свободны. Ст. 20 Союзной Конституции Швейцарской Конфедерации провозглашает, что свобода научного преподавания и исследования в стране гарантируется. Ст. 33 Конституции Италии устанавливает норму, согласно которой искусство и наука свободны, и преподавание их свободно. Закрепление аналогичных норм является общемировой практикой. Анализ международного опыта наглядно свидетельствует о том, что приоритетные государственные проекты инновационной деятельности являются востребованной формой и позволяют странам выходить на качественно новый уровень развития.

В США инновации определяются как использование нововведения в практике бизнеса, непосредственно после его открытия. Инновация понимается как новые технологические, управленческие подходы, позволяющие обойти конкурентов и получить прибыль. В ряде стран Запада и в Японии получили довольно широкое распространение технополисы, т.е. научно-производственные комплексы с развитой инфраструктурой, охватывающие территорию отдельного города. Ведущая роль в технополисах принадлежит исследовательским центрам, в которых разрабатываются новые технологии, а также производства, в которых указанные технологии внедряются.

© Бушнев В.В., 2016

Вестник КГУ им. H.A. Некрасова № 4, 2016

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

205

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.