Научная статья на тему 'Методологические подходы к изучению взаимодействия города и деревни'

Методологические подходы к изучению взаимодействия города и деревни Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1771
243
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УРБАНИЗАЦИЯ / ГОРОД / СЕЛО / РУРБАНИЗАЦИЯ / КОНТРУРБАНИЗАЦИЯ / СУБУРБАНИЗАЦИЯ / URBANIZATION / CITY / COUNTRYSIDE / RURBANIZATION / COUNTER-URBANIZATION / SUBURBANIZATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Жаднова Екатерина Владимировна

В статье рассматривается процесс расширения городских территорий. Одним из ключевых вопросов является взаимовлияние города и деревни в рамках концепции контрурбанизации, субурбанизации и рурбанизации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

METHODOLOGY APPROACHES TO STUDIES IN URBAN-AREA’ INTERFERENCE WITH THE COUNTRYSIDE

The paper considers the process of expansion of the metropolitan area. One of the key issues is reciprocal interference of urban and rural areas within the concept of counter-urbanization, sub-urbanization and rurbanization.

Текст научной работы на тему «Методологические подходы к изучению взаимодействия города и деревни»

УДК 316.012 Жаднова Екатерина Владимировна

katarinkaZ@vandex. ш

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОРОДА И ДЕРЕВНИ

В статье рассматривается процесс расширения городских территорий. Одним из ключевых вопросов является взаимовлияние города и деревни в рамках концепции контрурбанизации, субурбанизации и рурбани-зации.

Ключевые слова: урбанизация, город, село, рурбани-зация, контрурбанизация, субурбанизация.

Zhadnova Ekaterina .Vladimirovna.

katari nkaZ@yandex. ru

METHODOLOGY APPROACHES TO STUDIES IN URBAN-AREA’ INTERFERENCE WITH THE COUNTRYSIDE

The paper considers the process of expansion of the metropolitan area. One of the key issues is reciprocal interference of urban and rural areas within the concept of counter-urbanization, sub-urbanization and rurbanization.

Key words: urbanization, city, countryside, rurbanization, counter-urbanization, suburbanization.

Если рассматривать процесс урбанизации как численный рост городов и проживающего в нем населения, то исторически этот процесс имел несколько этапов развития. Отдельный интерес представляет современный этап урбанизации, который характеризуется усиленным развитием производственных и непроизводственных отраслей экономики, сферы услуг, а также появлением новых городских явлений - агломераций и мегаполисов. В данной статье будут рассмотрены процессы расширения городского пространства за счет освоения или поглощения ближайших сельских населенных пунктов, а также вопрос взаимодействия крупных городов и деревень. Отдельно хотелось бы заострить внимание на изучении взаимодействия города и деревни, особенно в случае их территориально близкого расположения и динамичного развития.

Рассмотрим несколько общих концепций, посвященных выявлению специфики взаимодействия города и деревни.

В рамках первой концепции город и деревня рассматриваются в виде дихотомии. Р. Редфилд [1] одним из первых предложил рассматривать города и села как две полярные противоположности. Это противопоставление основывается на социальных и культурных различиях между жителями города и деревни. Отличительной чертой взаимодействия города и деревни является доминирующее влияние города на трансформацию сельской культуры и последующее ее приближение к городской. Данная концепция была широко распространена в научных, политических, литературных кругах на протяжении длительного периода времени.

Противопоставление города и деревни далеко не всегда основывалось лишь на их культурных различиях. Так, например, К. Маркс и в дальнейшем В. И. Ленин также являлись приверженцами точки зрения, в соответствии с которой город противопоставлялся деревне. Подобная дихотомия связывалась ими с разделением труда: городу отводились функции индустриального производителя, поставщика промышленных товаров и услуг, а за деревней закреплялись функции сельскохозяйственного производителя и поставщика трудовых ресурсов.

Если до настоящего времени в большей степени были распространены антагонистические концепции города - села, центра - периферии, то в последние десятилетия получили распространение идеи их взаимодействия. Так, например, Н. Лонг [2] в своих работах отходит от традиционного пространственного и социокультурного подхода в интерпретации взаимоотношений город - село и обращает внимание на специфику новых сельских районов. Для изучения деревень автор использовал традиционные статистические характеристики села - низкая плотность населения, их территориальная расположенность по отношению к более крупным населенным пунктам, специфика трудовой занятости, заключающаяся в доминировании сельскохозяйственной деятельности - и рассматривал через них трансформацию сельской повседневности. Основываясь на результатах полученных данных, Н. Лонг пришел к выводу о том, что в селах, расположенных вблизи крупных городов, способы социальной коммуникации и трудовой занятости претерпевали наибольшие изменения, а сельская жизнь начинала приобретать городские характеристики.

Если урбанизация характеризуется пространственным расширением городов, их ростом, то, соответственно, этот рост происходит за счет поглощения, включения в черту города

ближайших населенных пунктов. При этом подобное расширение и развитие города, по мнению Ванденберга [3], проходит ряд этапов: урбанизация, субурбанизация (деконцентрация населения за счет активного строительства в ближайших пригородных зонах), деурбанизация (уменьшение численности городского населения за счет развития не только ближайших, но и более отдаленных городских территорий) и реурбанизация (также происходит сокращение городского населения, но уже за счет строительства элитного жилья в сельской местности). Исходя из предложенной Ванденбергом схемы фаз расширения городских территорий, не представляется возможным свести вопрос о взаимодействии города и села лишь к их противопоставлению и приданию лидирующей роли одного из видов территориальных образований.

Особое внимание следует уделить разделению понятий «слияния» города и деревни и их «взаимовлияния». Эти термины характеризуют разные этапы развития городских и сельских территорий и будут рассмотрены ниже.

При изучении сельских населенных пунктов необходимо учитывать их специфику. Неоднозначность характеристик деревень более подробно была рассмотрена в работе Г. Бартоломе [4]. При создании типологии автор ориентировался, прежде всего, на связь, взаимодействие сельских населенных пунктов с городом. Итогом стало использование двух взаимодополняющих методик, предложенных Европейским союзом и Организацией экономического сотрудничества и развития. В соответствии с первой типологией (ЕС) было выделено три типа сельских пространств: ближайшие к городу деревни, «периферийные» (среди периферийных сел было произведено разделение на более и менее благоприятные с экономической точки зрения населенные пункты) и территориально отдаленные села. Исходя из второй типологии, предложенной Организацией экономического сотрудничества и развития, регионы характеризуются как более и менее сельские. Разделение происходит на основе показателя плотности сельского населения: если плотность населения менее 150 человек на гектар, то рассматриваемый регион считается сельским. Также, исходя из этого разделения, регион или их совокупность могут быть обозначены как зоны с преобладающей долей урбанизированных территорий.

Еще одним подходом к рассмотрению процесса расширения городских территорий стала переурбанизация (репигЬатгаНоп), представляющая собой одну из форм урбанизации. На основе анализа ряда мегаполисов, расположенных в развитых странах, Ж. Стейнберг [5] предложил модель исторического развития городских территорий в виде концентрических кругов вокруг города-ядра. Наиболее близкие к городу и, соответственно, более длительное время взаимодействующие с городом - это территория «старой деревни» или периферии (<^аиЬи^»). В данную группу автор включил наиболее древние селения, находящиеся вблизи городов, или промышленные районы, появившиеся и наиболее интенсивно развивавшиеся в период XIX в. - начала ХХ в. Ж. Стейнберг называет такие населенные пункты «ложными городами» в связи с тем, что близость крупного города повлияла и частично определила жизнедеятельность проживающего населения, приближая ее к городским формам деятельности. Тем не менее, необходимо отметить, что фактически данные территории не представляли с городом единого пространства, огражденного общими городскими стенами. Иногда эти населенные пункты также имели физические ограждения, но сравнить их в таком случае можно было скорее с отдельно стоящим острогом, но не с частью города.

Во второй круг входили территории, обозначаемые Ж. Стейнбергом как «ЬапПеие», то есть арендуемые пространства. Автор рассматривал данную стадию расширения города на примере ситуации во Франции 1920-1960-х гг., когда на окологородских землях стало возводиться жилье с целью последующей сдачи в аренду населению с низким уровнем дохода.

Третье кольцо приближенных к городу территорий, за счет которых он увеличивается, -собственно пригородные территории, которые могут быть отделены от города. Именно в рамках этих территорий, в рамках этого круга, по мнению автора, происходит взаимопроникновение городской и сельской действительности. Ж. Стейнберг в качестве оснований подобного «сотрудничества» выделяет: ускоренный рост численности населения, миграция в город сельских жителей, внутригородские перемещения от центра города к его окраинам или обратные процессы, запланированная концентрация значимых крупных объектов на окраинах городов (торговых центров, технопарков, студенческих городков), развитие транспортных магистралей и доступность использования автомобиля, появление рекреационных и туристических зон. Пригородные пространства наиболее значимы при обозначении перехода от города к сельской местности, что подтверждали работы и других исследователей.

Одним из подходов к определению специфики взаимодействия города и ближайших сел является концепция рурбанизации. Рурбанизированные села входят в переходную зону от го-

рода к деревне и являются одной из форм процесса переурбанизации. Существует определенное количество исследований в иностранной литературе, посвященных этому процессу, однако до сих пор отсутствует терминологическая согласованность в определении данного явления среди научного сообщества, а также единое смысловое содержание термина. Подобная неопределенность частично связана с тем, что это относительно новое явление для многих стран. Если рассмотреть рурбанизацию в целом, не делая каких-либо акцентов, то можно связать ее с рассмотрением специфики взаимодействия города и деревни, преобразованию «сельской жизни» и вхождению традиционно городских форм жизнедеятельности в сельскую повседневность.

Первые рурбанизационные тенденции наблюдались в США в 60-х гг. ХХ в., а в 70-х приобрели определенные относительно устойчивые характеристики и направленность. В 70-х годах тенденции перераспределения населения и качественных изменений в сельской местности достигли стран Западной Европы. В Центральной и Восточной Европе схожие процессы стали возникать несколько позже, что связывалось с общей мировой политической обстановкой [6]. Здесь, как и в России, появление новой стадии развития окологородских территорий совпало с 1990-ми годами, когда начали ощущаться сложности перехода к рыночной экономике, сопровождаемые ростом безработицы и закрытием предприятий, но, с другой стороны, население обрело реальную возможность свободного перемещения, изменения места жительства, выбора трудовой занятости и т.п. В России эта тенденция более явно обозначилась в середине-конце 90-х гг., и ее можно было наблюдать лишь в сельской местности, находящейся возле крупнейших городских агломераций - Москвы и Санкт-Петербурга.

Так, если к 80-м годам ХХ в. в странах Западной Европы и Америке процессы миграции населения замедлились, то в странах Восточной и Северной Европы они частично еще сохранили свою интенсивность. Однако нельзя говорить о том, что этих явлений больше не существует в странах Европы и Америки. Скорее можно говорить о волнообразном характере перемещений. Так, например, в Канаде существовало три основные волны миграции из города в село [7]: 1971-1976 гг., 1976-1981 гг. и 1991-1996 гг.

Несмотря на появление новых процессов городского развития и трансформации сельского уклада, эта тема остается чрезвычайно слабо разработанной российскими исследователями. Поэтому основное внимание в данной статье сосредоточено на работах иностранных авторов.

Сегодня в литературе существует множество терминов и смыслов, которые характеризуют это новое явление: «контрурбанизация», «субурбанизация», «рурбанизация». Сложность их использования заключается в недостаточном смысловом разделении самих понятий. Так, например, описывая одни и те же явления, авторами могут использоваться разные термины. В таком случае возникает логический вопрос об их разграничении, и что именно будет пониматься под термином «рурбанизация» в данной работе.

Наиболее распространенным является термин «контрурбанизация». Первым использовал его Б. Берри. Контрурбанизацию он понимал как деконцентрацию населения, «движение от большей к меньшей концентрации» [8] городского населения, то есть это процесс сбалансированного, равномерного расселения, противоположность концентрации населения в крупных городах. Предложенное Б. Берри определение контрурбанизации близко к обратному определению урбанизации Тисдейла, который был сторонником идеи концентрации населения, протекающей по принципу движения населения от населенных пунктов с меньшей концентрацией населения к населенным пунктам с большей концентрацией [9]. Подобного подхода к рассмотрению к контрурбанизации придерживались и другие авторы. Однако данный подход имел ограничения в связи с различной его интенсивностью в исторической ретроспективе.

Некоторые исследователи выделяют различие не столько в смысловом содержании понятия контрурбанизация, сколько в написании самого термина. Так, если Б. Берри контрурбанизацию обозначал как «conterurbanization», то другие авторы в своих работах писали «counterurbanisation» [10]. Также в некоторых исследованиях, обозначая рассматриваемое явление, авторы используют термин антиурбанизация [11], хотя общее смысловое содержание остается прежним.

Кроме точки зрения, в соответствии с которой контрурбанизация рассматривалась как процесс равномерного расселения, существовали позиции, где авторами рассматривался этот процесс с большим акцентированием на факте миграции именно из города в село [12] или трактовался как процесс повторного, вторичного заселения сел и деревень. Существуют и другие подходы к рассмотрению сути процесса контрурбанизации, однако перечисленные являются основными направлениями.

Таким образом, можно отметить, контрурбанизация в целом связывается с миграционными перемещениями жителей города в ближайшую сельскую местность. Среди основных факторов подобных перемещений выделяются: более низкая стоимость жилья в сельской местности и низкие налоги, благоприятная экологическая обстановка, возможность организовать быт по своему усмотрению, увеличение доли загородного элитного жилья, развитие отдельных сельских населенных пунктов или же повсеместное и масштабное инфраструктурное развитие пригородных территорий крупных городов, реконструкция и строительство транспортных магистралей, развитие коммуникационных технологий и др.

Другим термином, характеризующим процесс переезда жителей города в сельскую местность, является термин «субурбанизация». Субурбанизированные села или деревни, как правило, территориально расположены ближе к городу по сравнению с контрурбанизированными сельскими населенными пунктами [13]. В случае данных сел наблюдается специфика в структуре занятости. Здесь трудовая занятость связана с работой в городе и, соответственно, частыми рабочими поездками. Другим вариантом занятости является работа на предприятиях, расположенных в самом селе, которые оказываются «вынесенными» за черту города, отодвигая и расширяя тем самым промышленные городские районы. В качестве одной из причин переноса промышленных предприятий в сельскую местность можно указать снижение стоимости сельскохозяйственной продукции и, соответственно, сокращение доходов самих фермеров или же их банкротство. Соответственно, в связи с изменениями в структуре трудовой занятости и качественными изменениями характеристик проживающего населения ряд авторов рассматривали этот процесс в совокупности как трансляцию городского образа жизни в сельскую местность [14].

Переходя к рассмотрению термина «рурбанизация» стоит отметить, что он получил распространение относительно недавно, в 1982 г., во время переписи населения во Франции. Этот термин невозможно истолковать в категориях центра - периферии. Рурбанизированные населенные пункты находятся между городскими и сельскими территориями и являются своеобразными переходными зонами между традиционным городом и традиционной деревней. Однако необходимо отметить опасность причисления всех деревень, находящихся вблизи крупных городов, к рурбанизированным деревням. Они могут являться по сути своей одной из составляющих частей городских агломераций или сохранять традиционный деревенский уклад, несмотря на близость крупного города. В целом же отличия между такими деревнями будут заключаться в их качественных характеристиках, подтвердить лишь некоторые из которых можно количественно (обратный процесс может привести к искаженным или ложным результатам).

Особенности подобных населенных пунктов прослеживаются на институциональном, социальном, политическом, культурном и прочих уровнях. Так, первоначальными основными характеристиками процесса рурбанизации являлись: территориальное расширение городских границ за счет ближайших пригородных пространств и распространение городских форм жизнедеятельности в сельской местности. Совокупность этих факторов привела к трансформации традиционного пространства села и переориентацией на более городские способы ее использования, но при этом отсутствовала специфика разделения и организации промышленных и жилых районов.

В данной статье под «рурбунизацией» понимается процесс увеличения численности сельского населения вследствие миграционных процессов из города в село [15], сопровождающийся трансформацией сельского образа жизни, связанного с принятием некоторых городских практик [16], а также форм хозяйственной деятельности.

Рурбанизация может являться как неосознанной стихийной инициативой граждан, так и специально разработанным направлением общегосударственной политики или же их совокупностью. Эти различия влияют на качественные характеристики переезжающей в деревню группы населения и дальнейшее ее пребывание в селе. Если рассмотреть пример государственнорегулируемой рурбанизации, то программы будут ориентированы на представителей среднего класса или несколько ниже среднего. Для этого будут реализованы концепции развития транспортной сети, электронных коммуникаций, инфраструктурно-бытовых условий и т.д.

Если исходить из того, что главной отличительной характеристикой рурбанизации является распространение городского образа жизни в селе, технологий, ценностей, то выделяются две основные модели пребывания городских мигрантов в селе - «побег из города» и «добровольная простота» [17].

В первом случае городские мигранты осознано принимают решение о кардинальном изменении бытовых, социальных и культурных условий жизни, отказываясь от достижений, характерных для города и городской повседневности.

В модели «добровольной простоты» люди сочетают образ жизни «внешне простой и внутренне богатый» [18], т.е. являются приверженцами более традиционных условий быта, деятельности, социального взаимодействия. Частично это можно связать со стремлением возвратиться к природным корням, к природе, полному самообеспечению и с заменой городского образа жизни, ценностей [19]. Здесь возможно несколько вариантов развития ситуации и первоначальных мотивов переезда.

В первом случае горожане переезжают в более отдаленные сельские населенные пункты, основываясь на желании вести «более сельский образ жизни». При этом происходит частичное сохранение городского образа жизни, сохраняющегося в образе жизни, но быт и жилище приобретает сельские характеристики.

Второй случай составляют городские жители, переехавшие в крупные сельские населенные пункты. Здесь уже речь не идет о кардинальных изменениях в образе жизни и быте. Такие переселенцы скорее совершают «побег» из крупного города, хотя полностью не отказываются от его услуг и в дальнейшем могут вернуться для проживания в город, то есть они выбирают «мини-город» с возможностью продолжения осуществления городских практик и ведения городского образа жизни [20]. Подобным переездам способствует существующая и развивающаяся инфраструктура села [21]. Как правило, в данном случае можно говорить о проводимой государственной политике, реализации государственных программ, направленных на помощь в развитии сельской инфраструктуры, определенной кадровой политике и т.д. Здесь уже скорее не село и не сельский образ жизни как таковой влияют на изменение мировосприятия, сознания, способов деятельности мигрантов, а переехавшие горожане трансформируют существующий в селе образ жизни, физическое и социальное пространство.

Также существует множество индивидуальных причин для переезда из города в деревню, однако данный вопрос требует отдельного рассмотрения.

Подводя итог можно отметить неоднозначность процесса урбанизации, ее несводи-мость лишь к поглощению сельских территорий. Если раньше в большинстве работ речь шла об «умирании» деревни или ее подчиненном положении относительно города, то в последние десятилетия получили распространение идеи взаимовлияния города и деревни, выраженного в концепции рурбанизации.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Redfield R., Singer M. The Cultural Role of Cities. - Economic Development and cultural Change. Chicago, 1954, vol. 3, №3., р.53-57; Redfield R. The Folk Society. //American Journal of Sociology. 1947, January, Volume 52, - p. 293-308.

2. Long N. Globalization and localization: new challenges to rural research. / In: Henrietta Moore (ed.), The future of anthropological knowledge perspectives. London: Routledge, - pp. 37-59.

3. Van den Berg, L., R. Drewett, L.H. Klaassen, A. Rossi and C.H.T. Urban Europe: a study of growth and decline. / Oxford; New York : Pergamon Press, 1982, - p.162.

4. Bartolome G, Manuel J. Los procesos rurales en el ambito de la Union Europea. / In La sociedad rural mexicana frente al nuevo milenio: v. 2, la nueva relacion campo-ciudad y la pobreza rural. Ana Paula de Teresa and Carlos Cortez Ruiz, ed. Universidad Autonoma Metropolitana-Azcapotzalco; Universidad Nacional Autonoma de Mexico, Mexico, 1996, - pp. 35-69.

5. Steinberg, J. Le periurban: definition, delimitation et specificites / In Metropolisation et Periurbanisation , Cahiers du CREPIF, Centre de Recherches et d'Etudes sur Paris et l'lle de France, No. 42, Paris, Mars, 1993, - p. 9-17.

6. Reasons for move: A study on trends and reasons of internal migration. With particular interest in Estonia 19892000. - Dissertation, Department of Social Policy, University of Turku. - 2008. -

http://www.psych.ut.ee/esta/TARGET.EST/UURIMUS/publikatsioon/Reasons_for_Move.pdf Дата обращения -

10.13.2013 г.

7. Rothwell N, Bollman R., Tremblay J., Marshall J. Recent Migration Patterns in Rural and Small Town Canada. // Agriculture and Rural Working Paper Series. Working Paper No.55. - Ottawa: Ministry of Supply and Services. -2002, - p. 73. - http://ageconsearch.umn.edu/bitstream/28022/1/wp020055.pdf Дата обращения - 10.12.2013 г.; Clare J.A. Mitchell Counterurbanization and the Growth of Canada’s Rural and Small Town Municipalities: 19962001 - http://www.cjrs-rcsr.org/archives/31-1/MITCHELL.pdf Дата обращения - 10.12.2013 г.

8. Berry B. J.L. Urbanization and counterurbanization. - Beverly Hills, Calif.: Sage Publications, - 1976, - p. 334.

9. Tisdale H. The Process of Urbanization // Social Forces, 20 (3). - 1942, - p. 311-316.

10. Halliday J., Coombes M. In search of counterurbanisation: some evidence from Devon on the relationship between patterns of migration and motivation. // Journal of Rural Studies, №11.4. - 1995, - p. 433-446; Spencer D. Counterurbanisation and rural depopulation revisited: landowners, planners and the rural development process. // Journal of Rural Studies №13.1. 1997, - p. 75-92.

11. Jensen M. V., Svendsen G.L.H. Rural migration and health care. A review of the literature. - Danish Institute of Rural Research and Development. Working Paper 2. - 2007, - p. 35. - http://www.iful.sdu.dk/log/filer/WP_02_2007.pdf Дата обращения - 10.12.2013 г.

12. Stockdale A., Findlay A., Short D. The repopulation of rural Scotland: opportunity and threat. // Journal of Rural Studies Vol. 16., Ins. 2. - 2000, - p. 243-257

13. Reasons for move: A study on trends and reasons of internal migration. With particular interest in Estonia 19892000. - Dissertation, Department of Social Policy, University of Turku, Finland. - 2004. -http://www.psych.ut.ee/esta/TARGET.EST/UURIMUS/publikatsioon/Reasons_for_Move.pdf Дата обращения -

10.12.2013 г.

14. Benson M., O’Reilly K. Migration and the search for a better way of life: a critical exploration of lifestyle migration. // The Sociological Review, Vol. 57, Iss. 4. - 2009, - p. 608-625; Jetzkowitz, J., Schneider, J. And Brunzel, S. Suburbanization, mobility and the ‘good life in thecourty: a lifestyle approach to the sociology ofurbansprawl in Germany. // Sociolo-gia Ruralis, Vol. 47. - 2007. - p. 148-71.

15. Chapuis R., Brossard T. The demographic evolution of rural France (1968-1982) // Journal of Rural Studies, Vol. 5, Iss. 4. - 1989. - p. 357-365.

16. KayserB. La renaissance rurale: Sociologie des campagnes du monde occidental // Revue de Geographie de Lyon Vol. 65, № 3. - Paris: Armand Colin,1990. - p. 221-222; Mahajan S. Rurbanization. URL: http://sdmahajan.tripod.com/rurbanization.htm Дата обращения - 10.12.2013 г.

17. Szilvia Hosszu Counterurbanization. A literature study. // Danish Institute of Rural Research and Development. Working Paper. - 2009, No. 06. -

http://static.sdu.dk/mediafiles/Files/Om_SDU/Institutter/Iful/Formidling/IFUL_WP_6_Counterurbanization.pdf Дата обращения - 10.12.2013 г.

18. Elgin D.Voluntary Simplicity. Toward a Way of Life that is Outwardly Simple, Inwardly Rich. - HarperCollins, 2010. -p. 240.

19. Craig-Lees M., Hill C. Understanding voluntary simplifiers. // Psychology and Marketing. Vol. 19, Iss. 2. - 2002, p. 187-210; Buursink J. Economic urbanization and desurbanisation within the dutch settlement continuum. / Borchert, J.G., Bourne, L.S. and Sinclair, R. Urban systems in transition. - Amsterdam: University of Utrecht, The Netherlands Geographical Studies 16, 1986. - p. 248.

20. Van den Berg, L., R. Drewett, L.H. Klaassen, A. Rossi and C.H.T. Urban Europe: a study of growth and decline. / Oxford; New York : Pergamon Press, 1982, - p.162.

21. Gottlieb P.D. „Running down the up escalator”: a revisionist perspective on decentralization and deconcentration in the United States, 1970-2000. - International Regional Science Review: IRSR Far East Conference of the Regional Science Association, Vol. 29, Num. 2. - 2006. - p. 135-158.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.